Воз­раст при­дал Дай­ан Лэйн шарм и уве­рен­ность.

Natali - - СОДЕРЖАНИЕ - Ле­на БАС­СЕ, Лос-Ан­дже­лес

По­хо­же, что та­лант она уна­сле­до­ва­ла от от­ца, ко­то­рый пре­по­да­вал ак­тер­ское ма­стер­ство, а красота ей до­ста­лась от ма­те­ри, певицы ка­ба­ре и мо­де­ли жур­на­ла “Плей­бой”. Ей не ис­пол­ни­лось и 7 лет, ко­гда она ста­ла пол­но­прав­ной участ­ни­цей нью-йорк­ской те­ат­раль­ной труп­пы. По­это­му ко­гда 14-лет­нюю Дай­ан при­гла­си­ли на сов­мест­ные съ­ем­ки с са­мим Ло­урен­сом Оли­вье в филь­ме “Ма­лень­кий ро­ман”, за спи­ной юной ак­три­сы уже был со­лид­ный ак­тер­ский опыт.

И все же несмот­ря на кра­со­ту и та­лант, ки­но­ка­рье­ра Дай­ан Лэйн раз­ви­ва­лась непро­сто — то ли из-за от­сут­ствия до­стой­ных ро­лей, то ли из-за же­ла­ния ре­жис­се­ров де­лать став­ки преж­де все­го на ее внеш­ние дан­ные. Но по­сле несколь­ких неудач имен­но Фр­эн­сис Форд Коп­по­ла стал тем ре­жис­се­ром, ко­то­рый предо­ста­вил мо­ло­дой ак­три­се воз­мож­ность про­де­мон­стри­ро­вать та­лант, сняв мо­ло­дую Дай­ан в “Бой­цов­ской рыб­ке”, “Из­го­ях” и “Клу­бе “Кот­тон”. Кста­ти, в “Клу­бе “Кот­тон” 18-лет­няя Дай­ан Лэйн впер­вые сыг­ра­ла с Ри­чар­дом Ги­ром, с ко­то­рым за­тем встре­ча­лась на съе­моч­ной пло­щад­ке еще несколь­ко раз. Хо­тя это про­изо­шло на­мно­го поз­же, уже по­сле то­го, ко­гда она все­рьез ду­ма­ла уй­ти из кино.

Вы­ра­жа­ясь те­ат­раль­ным язы­ком, вто­рой акт ее жиз­ни на ки­но­экране ока­зал­ся успеш­нее пер­во­го. К мо­мен­ту вы­хо­да филь­ма “Невер­ная”, ко­то­рый кру­то из­ме­нил ее ки­но­ка­рье­ру, Дай­ан уже бы­ла в раз­во­де с из­вест­ным фран­цуз­ским ак­те­ром Кри­сто­фе­ром Лам­бер­том, про­жив с ним в бра­ке шесть лет и ро­див дочь Эли­нор Жас­мин. Неве­ро­ят­но, но воз­раст не толь­ко не по­вре­дил ка­рье­ре Дай­ан, но и при­дал ей шарм и уве­рен­ность в се­бе.

По­сле оглу­ши­тель­но­го успе­ха “Не­вер­ной” по­сле­до­ва­ли ки­но­хи­ты “Под солн­цем Тос­ка­ны”, “Но­чи в Ро­дан­те”, “Трам­бо” и да­же филь­мы о Су­пер­мене. И хо­тя ее брак с Джо­шом Бро­ли­ном, обе­щав­ший быть дол­гим и счаст­ли­вым, так­же рас­пал­ся, Дай­ан грех жа­ло­вать­ся на не­до­ста­ток вни­ма­ния как со сто­ро­ны муж­ско­го по­ла, так и со сто­ро­ны кол­лег по ки­но­це­ху. Да что го­во­рить, в свои 52 го­да Дай­ан вы­гля­дит ве­ли­ко­леп­но, точ­но зна­ет, кто она, и мо­жет поз­во­лить се­бе вы­би­рать занятие по ду­ше.

Ко­гда Эли­нор Коп­по­ла пред­ло­жи­ла ей снять­ся в сво­ем пер­вом иг­ро­вом филь­ме, сце­на­рий ко­то­ро­го ос­но­ван на ее лич­ных вос­по­ми­на­ни­ях о по­езд­ке с фран­цу­зом на ма­шине из Канн в Па­риж, ак­три­са со­гла­си­лась не сра­зу. Не толь­ко Па­риж, но и 80- лет­няя Эли­нор, жена Френ­си­са Фор­да Коп­по­лы и мать Со­фии Коп­по­лы, при­знан­ных аме­ри­кан­ских ре­жис­се­ров, го­то­ва бы­ла ждать Дай­ан. По­то­му что есть в Дай­ан Лэйн нечто та­кое, что труд­но опи­сать сло­ва­ми, некий маг­не­тизм в со­че­та­нии с иро­ни­ей, неве­ро­ят­ная си­ла в со­че­та­нии с жен­ствен­но­стью и мяг­ко­стью, ве­ли­ко­леп­ный ум в со­че­та­нии с юно­ше­ским за­до­ром.

Зна­ме­ни­тую ак­три­су, по­явив­шу­ю­ся в Four Seasons, за­ме­ча­ешь не сра­зу, хо­тя Дай­ан несколь­ко вы­де­ля­ет­ся сво­им стро­гим внеш­ним ви­дом на фоне

Лю­би­те­ли раз­вле­ка­тель­но­го жан­ра в кино, ро­ман­ти­че­ских пу­те­ше­ствий и га­стро­но­ми­че­ских изыс­кан­но­стей непре­мен­но по­лу­чат удо­воль­ствие от про­смот­ра филь­ма “Па­риж мо­жет по­до­ждать”, сня­то­го Эли­нор Коп­по­ла с ве­ли­ко­леп­ной Дай­ан Лэйн в глав­ной ро­ли. Мне ка­жет­ся, что очень важ­но уметь ра­до­вать­ся жиз­ни. Жизнь все­гда от­ра­жа­ет­ся в гла­зах.

пыш­но­го убран­ства лос- ан­дже­лес­ско­го оте­ля. На ней шел­ко­вая чер­но-бе­лая блу­за, за­прав­лен­ная в стро­гую чер­ную юб­ку-ка­ран­даш. Ка­шта­но­вые во­ло­сы тща­тель­но уло­же­ны, на ли­це тот самый за­ме­ча­тель­ный ма­ки­яж, ко­то­ро­го не вид­но. В ее при­сут­ствии по­не­во­ле ро­бе­ешь и за­да­ешь­ся во­про­сом, а хва­тит ли у те­бя про­фес­си­о­на­лиз­ма для то­го, чтобы рас­по­ло­жить ее к раз­го­во­ру, не по­тре­во­жив лич­ное про­стран­ство. Как буд­то уло­вив на­стро­е­ние со­бе­сед­ни­ка, Дай­ан тут же улы­ба­ет­ся и в ее ка­рих гла­зах вспы­хи­ва­ют ис­кор­ки, а на ще­ках по­яв­ля­ют­ся озор­ные ямоч­ки. И вот уже пер­вый во­прос на­пра­ши­ва­ет­ся сам со­бой.

Дай­ан, вы так пре­крас­но вы­гля­ди­те, что со­вер­шен­но оче­вид­но — вре­мя не власт­но над ва­ми. По­де­ли­тесь, в чем сек­рет ва­шей мо­ло­до­сти?

Ду­маю, весь сек­рет в ге­нах, ко­то­рые пе­ре­да­ла моя ма­ма. И пра­во, в этом ма­ло мо­ей за­слу­ги. Ко­неч­но, я пы­та­юсь под­дер­жи­вать то, что по­да­ре­но мне с рож­де­ния. Ста­ра­юсь при­дер­жи­вать­ся здо­ро­во­го пи­та­ния, хо­тя и не ли­шаю се­бя всех удо­воль­ствий. Мне ка­жет­ся, что очень важ­но уметь ра­до­вать­ся жиз­ни. Жизнь все­гда от­ра­жа­ет­ся в гла­зах. По­это­му ко­гда в 2013 го­ду Эли­нор Коп­по­ла пред­ло­жи­ла мне роль Ан­ны в филь­ме “Па­риж мо­жет по­до­ждать”, в ко­то­ром моя ге­ро­и­ня ис­кренне на­сла­жда­ет­ся неожи­дан­ным пу­те­ше­стви­ем по Фран­ции, я по­ня­ла, что не смо­гу иг­рать эту роль. Это бы­ли тя­же­лые вре­ме­на: моя ма­ма уми­ра­ла, я раз­во­ди­лась, и мне бы­ли на­мно­го бли­же дра­ма­ти­че­ские ро­ли, в ко­то­рых я мог­ла бы пла­кать и гру­стить. И толь­ко ко­гда я по­ня­ла, что сно­ва мо­гу ра­до­вать­ся жиз­ни, я с удо­воль­стви­ем при­ня­ла пред­ло­же­ние. К сло­ву, для ме­ня боль­шая честь иг­рать ге­ро­и­ню, в ко­то­рой лег­ко рас­по­знать са­му Эли­нор.

Вам до­ве­лось сни­мать­ся как у Эли­нор Коп­по­ла, так и у ее зна­ме­ни­то­го му­жа. За­ме­ти­ли ли вы схо­жесть в их ре­жис­сер­ском сти­ле?

Мне ка­жет­ся, что, про­жив так дол­го вме­сте, невоз­мож­но не пе­ре­нять ка­че­ства друг дру­га. Эли­нор, как и Френ­сис, не до­вле­ют над ак­те­ра­ми, а да­ют им сво­бо­ду для ин­тер­пре­та­ции и лишь по­сле несколь­ких дуб­лей де­ла­ют за­ме­ча­ния. Я неве­ро­ят­но ра­да то­му, что по­сле мно­гих лет на­блю­де­ния за про­цес­сом ки­но­съе­мок Эли­нор ре­ши­лась на соб­ствен­ный ре­жис­сер­ский де­бют. Ведь ощу­ще­ния, ко­то­рые скла­ды­ва­ют­ся от по­езд­ки, ко­гда си­дишь на пас­са­жир­ском ме­сте, очень от­ли­ча­ют­ся от тех, ко­то­рые по­лу­ча­ешь, си­дя за ру­лем ав­то­мо­би­ля.

Кро­ме зна­ме­ни­тых ре­жис­се­ров вы ра­бо­та­ли со мно­ги­ми та­лант­ли­вы­ми ак­те­ра­ми. Кто за­ни­ма­ет осо­бое ме­сто в ва­шей па­мя­ти?

Это прав­да. Ко­гда я вспо­ми­наю тех, с кем мне до­ве­лось встре­тить­ся на про­фес­си­о­наль­ном пу­ти, мне да­же не ве­рит­ся. Че­го сто­ят та­кие ти­та­ны, как Джордж К. Скотт, Берт Лан­ка­стер, Ло­уренс Оли­вье. Я бы­ла очень мо­ло­дой, ко­гда ра­бо­та­ла с ни­ми. Не мо­гу не наз­вать и Ро­бер­та Дю­ва­ля, Дональда Са­зер­лен­да, Ри­чар­да Ги­ра, Лиа­ма Ни­со­на. Из со­всем мо­ло­дых — Марк Уол­берг, он ве­ли­ко­леп­ный.

Ло­уренс Оли­вье да­же на­звал вас вто­рой Грейс Кел­ли, не так ли?

Да, и мне все­гда хо­те­лось узнать, что он во мне уви­дел, чтобы срав­ни­вать с та­кой бо­ги­ней? То, что я вый­ду за­муж за ев­ро­пей­ско­го прин­ца? (За­дор­но сме­ет­ся.) К со­жа­ле­нию, вско­ре по­сле вы­ска­зы­ва­ния Ло­урен­са, Грейс Кел­ли по­гиб­ла в ав­то­ка­та­стро­фе, но то, ка­кой след она оста­ви­ла в кино, де­ла­ет срав­не­ние с ней неве­ро­ят­но лест­ным для ме­ня.

Вы бы­ли со­всем ре­бен­ком, ко­гда впер­вые вы­шли на те­ат­раль­ные под­мост­ки и да­же вы­еха­ли с те­ат­раль­ным турне по Ев­ро­пе?

Да, я вы­сту­па­ла с нью-йорк­ским те­ат­раль­ным экс­пе­ри­мен­таль­ным кол­лек­ти­вом La Mama в Аме­ри­ке, Ита­лии, Гер­ма­нии, Фран­ции, Гол­лан­дии. И ез­ди­ла без ро­ди­те­лей. Мо­ей се­мьей бы­ла те­ат­раль­ная труп­па. Боль­шин­ство ак­те­ров в ней, кста­ти, то­же бы­ли не очень взрос­лы­ми. Са­мо­му стар­ше­му, ка­жет­ся, око­ло 30 лет. Ко­ро­че, мы бы­ли на­сто­я­щи­ми хип­пи. (Сме­ет­ся.) За­то я мно­го­му на­учи­лась... Раз­ные куль­ту­ры, обы­чаи: в од­них стра­нах на­до здо­ро­вать­ся за ру­ку, в дру­гих — об­ни­мать­ся. Я уже не го­во­рю о еде. По-мо­е­му, да­же в Би­б­лии го­во­рит­ся, что ес­ли ты на­хо­дишь­ся в чу­жом до­ме, то ешь то, что по­да­ют на стол.

Кста­ти, о еде. В филь­ме “Па­риж мо­жет по­до­ждать” сце­ны с бес­ко­неч­ны­ми обе­да­ми и ужи­на­ми вы­зы­ва­ют непре­одо­ли­мое же­ла­ние сроч­но бе­жать за сы­ром и ви­ном. А ка­ко­во было сдер­жи­вать­ся при ви­де всех этих де­ли­ка­те­сов во вре­мя съе­мок?

Ой, непро­сто. Мы по­сто­ян­но шу­ти­ли, что со­гла­си­лись на съ­ем­ки из-за еды. (Сме­ет­ся.) Ведь во Фран­ции к про­цес­су по­треб­ле­ния пи­щи под­хо­дят об­сто­я­тель­но, и обед или ужин мо­гут рас­тя­нуть­ся на па­ру ча­сов. Но от­ме­чу, что Эли­нор, несмот­ря на свою при­част­ность к вин­но­му биз­не­су (“Коп­по­ла” — из­вест­ная вин­ная ка­ли­фор­ний­ская мар­ка. — Прим. авт.) за вре­мя съе­мок ни ра­зу не при­кос­ну­лась к ви­ну — так се­рьез­но под­хо­ди­ла к сво­им обя­зан­но­стям.

Ва­ша ге­ро­и­ня, Ан­на, во вре­мя пу­те­ше­ствия мно­го фо­то­гра­фи­ро­ва­ла. Но ее сним­ки бы­ли необыч­ны­ми: то лист с де­ре­ва, то угол до­ма. А вы то­же лю­би­те сни­мать?

Ино­гда я де­лаю фо­то­гра­фию для то­го, чтобы за­тем на­пи­сать кар­ти­ну, которая не бу­дет ко­пи­ей, но по­мо­жет за­пе­чат­леть на­стро­е­ние. Ко­гда-то очень дав­но, ко­гда Кри­сто­фер Лам­берт был мо­им му­жем и сни­мал­ся в филь­ме “Го­рец”, мы оста­но­ви­лись в го­сти­ни­це Alvear Palace Hotel, ия уви­де­ла там в пу­стом за­ле ряд кра­си­вых сту­льев, осве­щен­ных солн­цем, на фоне оваль­ной лест­ни­цы. Это было так кра­си­во, что я сфо­то­гра­фи­ро­ва­ла эти сту­лья. Не знаю, что ска­зал бы на это пси­хо­ана­ли­тик, но для ме­ня, как и для Ан­ны, та­кие фо­то­гра­фии — как та­лис­ма­ны, на­по­ми­на­ние о том на­стро­е­нии, ко­то­рое ис­пы­та­ла ко­гда-то.

В кар­тине вы ра­бо­та­ли с ве­ли­ко­леп­ным ита­льян­ским ди­зай­не­ром ко­стю­мов Ми­ле­ной Ка­но­не­ро. Это ведь не пер­вая ва­ша с ней ра­бо­та?

Впер­вые мы с ней встре­ти­лись на съем­ках “Клу­ба “Кот­тон”, где у мо­ей ге­ро­и­ни бы­ли по­тря­са­ю­щие на­ря­ды. Ми­ле­на очень та­лант­ли­ва, она на­сто­я­щий про­фес­си­о­нал. Ее ра­бо­ты от­ме­че­ны дву­мя “Оска­ра­ми”, не счи­тая мно­же­ства но­ми­на­ций. Ми­ле­на все­гда до­би­ва­ет­ся иде­аль­но­го ре­зуль­та­та, а со­труд­ни­че­ство с ней до­став­ля­ет огром­ное удо­воль­ствие. Мы про­ве­ли не один день в па­риж­ских апар­та­мен­тах, при­ме­ряя око­ло вось­ми­де­ся­ти тем­но-си­них юбок и око­ло пя­ти­де­ся­ти пи­джа­ков с трид­ца­тью бе­лы­ми блуз­ка­ми. У нее есть чет­кое пред­став­ле­ние о том, как все долж­но вы­гля­деть в кад­ре.

Дай­ан, а ка­кую роль мо­да иг­ра­ет в ва­шей жиз­ни?

БЫТЬ В ОБ­РА­ЗЕ И БЫТЬ СО­БОЙ — ЭТО РАЗ­НЫЕ ВЕ­ЩИ

Мо­гу ска­зать, что ино­гда она иг­ра­ет роль, а ино­гда нет. (Сме­ет­ся.) Но это прав­да! По­сле столь­ких лет ак­тер­ской про­фес­сии, по­сле всех этих вхож­де­ний в роль с по­мо­щью ко­стю­мов... Быть в об­ра­зе и быть са­мой со­бой — это раз­ные ве­щи. Ко­неч­но, у ме­ня в шка­фу до­ста­точ­но на­ря­дов, чтобы со­здать об­раз для лю­бо­го на­стро­е­ния. Но я пред­по­чи­таю про­сто слить­ся с тол­пой и ни­ко­му ни­че­го не доказывать.

“Клуб “Кот­тон” — один из са­мых зна­ме­ни­тых ганг­стер­ских филь­мов Френ­си­са Фор­да Коп­по­лы, в ко­то­ром 18-лет­няя Дай­ан

Лэйн сня­лась с Ри­чар­дом Ги­ром.

Фильм “Невер­ная” был но­ми­ни­ро­ван на две пре­стиж­ные пре­мии — “Зо­ло­той гло­бус” и “Оскар.”

“Жур­нал “Натали” — это кру­то!” — го­во­рит Дай­ан Лэйн.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.