Саль­ма Хай­ек за­слу­жен­но гор­дит­ся своими фор­ма­ми и неувя­да­ю­щей кра­со­той.

Natali - - ССОДЕРЖАНИЕ - Ле­на БАС­СЕ, Лос-ан­дже­лес

Успех вы­хо­да со­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ной кар­ти­ны “Бе­ат­рис за ужи­ном”, в ко­то­рой Саль­ма Хай­ек сыг­ра­ла глав­ную роль, не по­бо­яв­шись пред­стать пе­ред пуб­ли­кой без ма­ки­я­жа, еще раз под­твер­дил, что яр­кая внеш­ность ак­три­сы не яв­ля­ет­ся ее един­ствен­ной цен­но­стью. Саль­ма, ко­то­рой 2 сен­тяб­ря ис­пол­ня­ет­ся 51 год, боль­шую часть сво­ей ки­но­ка­рье­ры по­свя­ти­ла то­му, чтобы до­ка­зать, что она спо­соб­на не толь­ко ра­до­вать глаз зри­те­лей. Впро­чем, не сто­ит за­блуж­дать­ся: пре­крас­ная мек­си­кан­ка за­слу­жен­но гор­дит­ся своими при­вле­ка­тель­ны­ми фор­ма­ми и неувя­да­ю­щей кра­со­той. И тем, что ее та­нец с уда­вом, ис­пол­нен­ный пе­ред изум­лен­ным ге­ро­ем Квен­ти­на Та­ран­ти­но в филь­ме “От за­ка­та до рас­све­та”, до сих пор вол­ну­ет зри­те­лей. Но кро­ме фан­та­зий ей все­гда хо­те­лось бу­до­ра­жить еще и умы. Имен­но по­это­му она до­би­лась, чтобы съ­ем­ки филь­ма “Фри­да” в Гол­ли­ву­де все же со­сто­я­лись, тем са­мым уве­ко­ве­чив зна­ме­ни­тую мек­си­кан­скую ху­дож­ни­цу в ми­ро­вом ки­не­ма­то­гра­фе. Ес­ли за­ду­мать­ся, то имен­но об­раз, со­здан­ный Саль­мой, для мно­гих из нас яв­ля­ет­ся оли­це­тво­ре­ни­ем Фри­ды Ка­ло. Да что там го­во­рить, до вы­хо­да филь­ма “Фри­да” в 2002 го­ду о жиз­ни и твор­че­стве мек­си­кан­ской ху­дож­ни­цы зна­ли в ос­нов­ном лишь це­ни­те­ли ис­кус­ства. Став не толь­ко ис­пол­ни­тель­ни­цей глав­ной ро­ли, но и про­дю­се­ром кар­ти­ны, удо­сто­ен­ной ше­сти но­ми­на­ций на “Оскар”, Саль­ма до­би­лась ува­же­ния сре­ди вли­я­тель­ней­ших гол­ли­вуд­ских маг­на­тов. По­лу­чив “Эм­ми” за ре­жис­су­ру те­ле­кар­ти­ны “Чу­до Маль­до­на­до”, Саль­ма окон­ча­тель­но за­ре­ко­мен­до­ва­ла се­бя как че­ло­век, спо­соб­ный до­стиг­нуть мно­го­го. При­чем не толь­ко в де­ло­вой или твор­че­ской сфе­ре, но и в лич­ной жиз­ни. Ее ро­ман с вла­дель­цем се­ти пре­стиж­ней­ших тор­го­вых до­мов, та­ких как Gucci, Alexander Mcqueen и Ives Saint Laurent, Фран­с­уа Ан­ри Пи­но мог бы остать­ся ро­ма­ном, за­вер­шив­шим­ся рож­де­ни­ем сов­мест­ной до­че­ри Ва­лен­ти­ны. Ведь в это же вре­мя Пи­но встре­чал­ся и с дру­гой зна­ме­ни­той кра­са­ви­цей, Лин­дой Еван­ге­ли­стой, которая родила ему сы­на. И все же Саль­ма вы­иг­ра­ла необыч­ный по­еди­нок. Пи­но не вы­дер­жал рас­ста­ва­ния, ини­ци­и­ро­ван­ное лю­би­мой жен­щи­ной, и в ско­ром вре­ме­ни пред­ло­жил Саль­ме ру­ку и серд­це. О гран­ди­оз­ной сва­дьбе в Ве­не­ции до сих пор

Неве­ро­ят­но кра­си­вая и ост­ро­ум­ная, за­дор­ная и од­но­вре­мен­но вдум­чи­вая, лег­кая в об­ще­нии и на­стой­чи­вая в про­дви­же­нии к це­ли — это лишь те несколь­ко эпи­те­тов, ко­то­ры­ми на­граж­да­ют Саль­му Хай­ек все, кто близ­ко знаком с мек­си­кан­ской ки­но­ак­три­сой.

вспо­ми­на­ют те, ко­му по­счаст­ли­ви­лось на ней по­бы­вать.

Несмот­ря на то что она ста­ла су­пру­гой че­ло­ве­ка, чье со­сто­я­ние оце­ни­ва­ет­ся в почти 18 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, Саль­ма не пре­кра­ти­ла про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти. Кро­ме то­го, она ак­тив­но вы­сту­па­ет за под­держ­ку прав жен­щин, при­чем не толь­ко в ки­не­ма­то­гра­фе. А еще она спа­са­ет жи­вот­ных. В ее до­ме на­шли при­ют бо­лее дю­жи­ны со­бак. Вполне воз­мож­но, что ес­ли бы жи­вот­ные мог­ли, они бы со­ору­ди­ли Саль­ме храм для по­кло­не­ния ее доб­ро­де­те­ли. Деньги не ис­пор­ти­ли Саль­му, на­обо­рот, они по­мог­ли осу­ществ­ле­нию ее мно­го­чис­лен­ных гу­ма­ни­тар­ных мис­сий.

С Саль­мой мы встре­ти­лись сол­неч­ным утром в лос-ан­дже­лес­ском оте­ле Four Seasons, чтобы по­го­во­рить о филь­мах “Бе­ат­рис за ужи­ном”, “Фри­да” и об от­но­ше­нии к бо­гат­ству. Несмот­ря на се­рьез­ность тем, об­щать­ся с ней лег­ко и при­ят­но. Саль­ма рас­по­ла­га­ет к се­бе с пер­вой же ми­ну­ты, по­сто­ян­но иро­ни­зи­руя и от­пус­кая бес­ко­неч­ные

КО­ГДА ТЫ ВЛЮБЛЕН, ТЕ­БЕ НИ­КТО НЕ НУ­ЖЕН

шут­ки в свой ад­рес. О та­кой по­дру­ге мож­но толь­ко меч­тать: пыл­кая, доб­рая, она не упус­ка­ет воз­мож­но­сти по­де­лить­ся сво­ей жи­тей­ской муд­ро­стью и опы­том. Ря­дом с ней чув­ству­ешь се­бя спокойно. Ты про­сто зна­ешь, что все бу­дет хо­ро­шо. Ина­че и быть не мо­жет.

Саль­ма, “Бе­ат­рис за ужи­ном” — очень необыч­ная кар­ти­на, рас­ска­зы­ва­ю­щая о том, как им­ми­грант­ка из Мек­си­ки слу­чай­но ока­зы­ва­ет­ся сре­ди го­стей на ка­мер­ном ужине со­сто­я­тель­ных лю­дей и ста­но­вит­ся их оп­по­нен­том. На­сколь­ко об­раз Бе­ат­рис бли­зок вам?

Бе­ат­рис оли­це­тво­ря­ет от­кро­ве­ние. Иг­рая эту роль, очень важ­ную для ме­ня, я чув­ство­ва­ла неве­ро­ят­ную внут­рен­нюю сво­бо­ду. Бе­ат­рис не ста­ра­ет­ся под­стра­и­вать­ся под чуж­дое ей мне­ние, да­же ес­ли ста­но­вит­ся при­чи­ной кон­флик­та. Ее си­ла в спо­кой­ствии и уве­рен­но­сти в сво­ей право­те. В то же вре­мя Бе­ат­рис, как каж­дый им­ми­грант, тос­ку­ет по ме­сту, где вы­рос­ла, она хо­чет вер­нуть­ся ту­да. И это со­сто­я­ние мне, ко­неч­но, то­же зна­ко­мо. Бо­лее то­го, я уве­ре­на, что та­кое чув­ство при­су­ще прак­ти­че­ски всем. Ведь да­же вер­нув­шись в го­род, где про­шло твое детство, да­же ес­ли те­бе по­вез­ло и твои ро­ди­те­ли еще жи­вы, ты ни­ко­гда не най­дешь там той без­мя­теж­но­сти, ка­кую ис­пы­ты­вал в дет­стве. Я это по­ня­ла, иг­рая Бе­ат­рис. По су­ти, тоскуя по про­шло­му, мы все стре­мим­ся не в опре­де­лен­ную гео­гра­фи­че­скую точ­ку, а в то внут­рен­нее со­сто­я­ние, в ко­то­ром мы на­хо­ди­лись, ко­гда бы­ли невин­ны­ми детьми. Ко­гда наш мир еще был в по­ряд­ке, и, ка­за­лось, что все мож­но и нуж­но из­ме­нить.

Мы все ро­дом из дет­ства, хо­тя и вы­рос­ли в раз­ных стра­нах и го­ро­дах. Чем вам за­пом­ни­лось ва­ше детство?

Детство я про­ве­ла в ма­лень­ком мек­си­кан­ском го­род­ке Ко­аца­ко­аль­кос, и оно ас­со­ци­и­ру­ет­ся у ме­ня с пер­вым филь­мом и те­ми эмо­ци­я­ми, ко­то­рые он вы­звал. Это был “Вил­ли Вон­ка и шо­ко­лад­ная фаб­ри­ка”, еще тот, пер­вый. Вдруг я по­па­ла в дру­гую жизнь. Я до сих пор пом­ню, как в мо­ем жи­во­те за­пор­ха­ли ба­боч­ки, ко­гда я по­ня­ла, что в этом мире все воз­мож­но. Что несмот­ря на за­ко­ны фи­зи­ки, мож­но ле­тать на на­дув­ном ша­ре из жвач­ки. А для то­го чтобы опу­стить­ся на зем­лю, нуж­но про­сто гром­ко срыг­нуть. Так по­э­тич­но, не прав­да ли? (Озор­но сме­ет­ся.) Шо­ко­лад мо­жет течь ре­кой. Про­сто воз­мож­но все-все. И ко­гда я это по­ня­ла, то влю­би­лась в кино без па­мя­ти.

И ре­ши­ли стать ак­три­сой?

Как ни стран­но, нет. Мне было не важ­но, ста­ну ли я ак­три­сой. Я про­сто хо­те­ла быть ча­стью это­го вол­шеб­но­го ми­ра. Ми­ра, в ко­то­ром все воз­мож­но.

Так в кон­це кон­цов и про­изо­шло. Вы ста­ли не толь­ко ча­стью это­го ми­ра, но и од­ним из его твор­цов. С ка­ки­ми труд­но­стя­ми вам при­шлось столк­нуть­ся при со­зда­нии “Фри­ды” и как вы их пре­одо­ле­ва­ли?

“Фри­да” да­лась мне кро­вью и по­том. Это был про­цесс, ко­то­рый длил­ся во­семь дол­гих лет. Вна­ча­ле неве­ро­ят­ное ко­ли­че­ство вре­ме­ни я по­тра­ти­ла, чтобы най­ти и убе­дить нуж­ных лю­дей в том, что жизнь и твор­че­ство Фри­ды Ка­ло до­стой­ны экра­ни­за­ции. Очень дол­го идею филь­ма вос­при­ни­ма­ли как ис­то­рию люб­ви между тол­стым му­жи­ком и уса­той ба­бой. (Воз­му­щен­но усме­ха­ет­ся.) Пря­мо ска­жем, на эту идею не бро­са­лись тол­пы за­ин­те­ре­со­ван­ных ки­нош­ни­ков. К то­му же я не поль­зо­ва­лась ува­же­ни­ем как про­дю­сер. Ведь то­гда я сня­ла толь­ко один фильм — “Пол­ков­ни­ку ни­кто не пи­шет”. И как ак­три­са не бы­ла в фа­во­ри­тах. Да что уж там, я во­об­ще бы­ла, по су­ти, ни­кто. (Горь­ко улы­ба­ет­ся.) Все про­сто от­кро­вен­но удив­ля­лись, ко­гда слы­ша­ли мое имя: кто? от­ку­да? раз­ве она еще не вер­ну­лась в свою Мек­си­ку?

То есть ис­пол­не­ние меч­ты было близ­ко к опи­са­нию “мис­сия невы­пол­ни­ма”?

Имен­но так оно и было. И все же че­рез неко­то­рое вре­мя мне чу­дом удалось до­бить­ся, чтобы фильм со­гла­си­лись сни­мать с ка­ким-то ми­зер­ным бюд­же­том и мне да­ли глав­ную роль. Но мне это­го было ма­ло. Я ска­за­ла, что бу­ду сни­мать­ся бес­плат­но, но хо­чу быть про­дю­се­ром и вли­ять на про­цесс съ­ем­ки. А они по­ду­ма­ли, что я про­сто хо­чу ви­деть свое имя в спис­ке про­дю­се­ров. По­том на­ча­лись фи­нан­со­вые ма­хи­на­ции с бюд­же­том. Это­го я не мог­ла стер­петь и за­бра­ла у них про­ект. В дру­гой компании, ку­да я при­нес­ла его, то­же не все было глад­ко. Мне да­же при­шлось угро­жать су­деб­ным раз­би­ра­тель­ством. И то­гда мне пред­ста­ви­ли спи­сок усло­вий, ко­то­рые я долж­на бы­ла вы­пол­нить для то­го, чтобы за­слу­жить пра­во ру­ко­во­дить про­цес­сом.

МНЕ ЧУ­ДОМ УДАЛОСЬ ДО­БИТЬ­СЯ, ЧТОБЫ “ФРИ­ДУ” СО­ГЛА­СИ­ЛИСЬ СНИ­МАТЬ

И что же это бы­ли за усло­вия?

Ес­ли од­ним сло­вом, то невоз­мож­ные! Мне пред­ла­га­лось най­ти сце­на­ри­ста, ко­то­рый бы взял­ся пе­ре­пи­сать сце­на­рий бес­плат­но. За­од­но най­ти 12 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. И все это за две неде­ли! Кро­ме то­го, най­ти топ-ре­жис­се­ра и че­ты­рех ак­те­ров ка­те­го­рии “А”. А ведь я вы­пол­ни­ла все усло­вия! Мой друг Эд­вард Нор­тон со­гла­сил­ся сра­зу. Эшли Джадд то­же со­гла­си­лась иг­рать, прак­ти­че­ски бес­плат­но. Хо­тя мне было очень нелов­ко про­сить ее сни­мать­ся во вто­ро­сте­пен­ной ро­ли, в то вре­мя ко­гда я вы­бра­ла се­бе глав­ную. Но с ней мы хо­тя бы бы­ли зна­ко­мы, а вот Джеф­ф­ри Раш, об­ла­да­тель “Оска­ра”! И вот пред­ставь­те, я зво­ню ему и пред­ла­гаю без­де­неж­ную вто­ро­сте­пен­ную роль о мек­си­кан­ской ху­дож­ни­це!

Но он же со­гла­сил­ся. Как вам удалось его уго­во­рить?

Вот имен­но! (Тор­же­ству­ю­ще си­я­ет.) В это невоз­мож­но по­ве­рить. Ко­гда я на­ча­ла пла­кать и рас­ска­зы­вать о том, что без него весь про­ект раз­ру­шит­ся, то он ска­зал мне прак­ти­че­ски сле­ду­ю­щее: “Мо­жет

быть, вы, Саль­ма, не пом­ни­те, но мы с ва­ми уже од­на­жды встре­ча­лись. Мно­го лет на­зад, семь, ес­ли быть точ­нее. Уже то­гда, в компании ак­те­ров, вы рас­ска­зы­ва­ли о том, что меч­та­е­те снять фильм о мек­си­кан­ской ху­дож­ни­це. Я пом­ню, как я вам за­ви­до­вал. За­ви­до­вал той стра­сти, которая жи­ла внут­ри вас. По­это­му я бу­ду сни­мать­ся в этом филь­ме. В честь этой са­мой стра­сти”. И ко­гда он со­гла­сил­ся, толь­ко то­гда я по­ня­ла, что филь­му быть!

Не­обык­но­вен­ная ис­то­рия! Осо­бен­но ес­ли учесть, что вы бы­ли са­ми но­ми­ни­ро­ва­ны на “Оскар” за роль в этом филь­ме. И по­сле это­го от­но­ше­ние к вам из­ме­ни­лось. Те­перь вам не нуж­но бес­по­ко­ить­ся по по­во­ду бюд­же­та, ведь так? Как вы во­об­ще от­но­си­тесь к сво­е­му бо­гат­ству?

Мое от­но­ше­ние к бо­гат­ству весь­ма про­стое. Са­мая боль­шая при­ви­ле­гия,

которая по­яв­ля­ет­ся с при­хо­дом де­нег, это воз­мож­ность не ду­мать о них. Это ка­жет­ся очень про­сто, но да­ле­ко не все на это спо­соб­ны. К со­жа­ле­нию, боль­шин­ство бо­га­тых лю­дей по­ме­ша­ны на умно­же­нии сво­их средств. Они про­сто не мо­гут оста­но­вить­ся. И это неве­ро­ят­но груст­но, по­то­му что деньги долж­ны да­вать сво­бо­ду, а не за­ви­си­мость. Вполне воз­мож­но, что я так го­во­рю по­то­му, что у ме­ня бо­га­тый муж. Но, по­верь­те, я уже бы­ла бо­га­той. А по­том я бы­ла бед­ной. И все рав­но я ни­ко­гда не за­цик­ли­ва­лась на день­гах.

Вс­по­ми­ная фильм “Бе­ат­рис за ужи­ном”, в ко­то­ром ге­рои бла­го­да­ря сво­е­му бла­го­по­лу­чию бы­ли прак­ти­че­ски изо­ли­ро­ва­ны от ре­аль­но­го ми­ра, не ис­пы­ты­ва­е­те ли вы с му­жем то­же некой изо­ля­ции?

Еще и ка­кую изо­ля­цию! (Озор­но сме­ет­ся.) Но со­всем не из-за бо­гат­ства. Де­ло в том, что ко­гда ты влюблен, те­бе ни­кто не ну­жен. У те­бя нет необ­хо­ди­мо­сти хо­дить по ре­сто­ра­нам, искать свя­зи, раз­вле­че­ния. У те­бя уже все есть. Те­бе нескуч­но оста­вать­ся с лю­би­мым че­ло­ве­ком наедине.

Ка­жет­ся, вы боль­шая лю­би­тель­ни­ца крас­но­го ви­на?

Да, у ме­ня с ним дол­гие и дру­же­ствен­ные от­но­ше­ния. Оно — немой сви­де­тель почти всех са­мых пре­крас­ных со­бы­тий, про­изо­шед­ших в мо­ей жиз­ни. При­чем сви­де­тель со­зна­тель­ный, в от­ли­чие, на­при­мер, от те­ки­лы. (Сме­ет­ся.) Имен­но крас­ное ви­но было сви­де­те­лем мо­их влюб­лен­но­стей, встре­чи с мо­им му­жем, мо­мен­та, ко­гда я за­бе­ре­ме­не­ла. (Та­ин­ствен­но улы­ба­ет­ся.) И во­об­ще, мы с ним хо­ро­шие дру­зья!

Кро­ме крас­но­го ви­на у вас еще уй­ма чет­ве­ро­но­гих дру­зей. Сколь­ко их?

Ес­ли чест­но, то я сби­лась со сче­та. Что я мо­гу сде­лать, ес­ли не мо­гу прой­ти ми­мо без­дом­ных жи­вот­ных? Недав­но мой муж за­ста­вил ме­ня по­обе­щать, что я на­ко­нец оста­нов­люсь и боль­ше не бу­ду под­би­рать всех со­бак, ко­то­рые встре­ча­ют­ся на мо­ем пу­ти. И что вы ду­ма­е­те? Ко­неч­но, на сле­ду­ю­щей же съем­ке ко мне опять при­би­лась оче­ред­ная бед­ня­га. И то­гда я при­ду­ма­ла по­тря­са­ю­щий план: по­зво­нить му­жу и по­ка­ять­ся. Но по­ка­ять­ся так, чтобы он за­по­до­зрил, что я из­ме­ни­ла ему с кем-то. И ко­гда он по-на­сто­я­ще­му ис­пу­га­ет­ся, я ска­жу, что нет, нет, моя ви­на со­сто­ит в том, что я при­юти­ла еще од­ну со­бач­ку. Ска­за­но — сде­ла­но. Я зво­ню му­жу и на­чи­наю так ту­ман­но на­ме­кать, что я очень ви­но­ва­та пе­ред ним. На­столь­ко, что я да­же не знаю, как при­знать­ся ему в сво­ем гре­хе. И зна­е­те, что он мне от­ве­тил? (Во­про­си­тель­но вы­жи­да­ю­ще смот­рит.) “Что, опять со­бач­ка?!”

Ну вот, и ка­кая я по­сле это­го ак­три­са?! (За­ра­зи­тель­но сме­ет­ся.)

В филь­ме“фри­да” Саль­ма сыг­ра­ла зна­ме­ную мек­си­кан­скую ху­дож­ни­цу Фри­ду Ка­ло. 2002 г.

“Жанне с лю­бо­вью” — ав­то­граф глав­но­му ре­дак­то­ру “Натали” Жанне Лав­ро­вой. В 2009 го­ду Саль­ма Хай­ек вы­шла за­муж за фран­цуз­ско­го мил­ли­ар­де­ра Фран­с­уа Ан­ри Пи­но.

Наш лос-ан­дже­лес­ский кор­ре­спон­дент Ле­на Бас­се с ге­ро­и­ней ин­тер­вью.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.