“В

Natali - - ЭКСКЛЮЗИВ -

ы толь­ко посмот­ри­те на этих двух пре­вос­ход­ных бол­ван­чи­ков, посмот­ри­те!” — про­тя­ги­вая свой ай­фон с фо­то­гра­фи­ей двух счаст­ли­вых ма­лы­шей, го­во­рит тот са­мый Джордж Клу­ни. В его гла­зах ис­крит­ся непод­дель­ный вос­торг, а пе­ре­пол­ня­ю­щее его сча­стье, ко­то­рым он про­сто не мо­жет не по­де­лить­ся, за­ра­жа­ет всех окру­жа­ю­щих. “Это са­мая све­жая фо­то­гра­фия, же­на при­сла­ла несколь­ко ми­нут на­зад!”

Не со­всем ве­ря то­му, что им предо­став­ля­ет­ся та­кая воз­мож­ность, над экра­ном те­ле­фо­на скло­ня­ют­ся все, кто ока­зы­ва­ет­ся ря­дом, вклю­чая офи­ци­ан­тов, аген­тов, ви­за­жи­стов и фо­то­гра­фов. “Нет, ну прав­да, как вам нра­вят­ся эти бол­ван­чи­ки?” Уто­па­ю­щие в сол­неч­ных лу­чах “бол­ван­чи­ки”, рас­по­ло­жив­ши­е­ся на зе­ле­ном бар­хат­ном ди­ване, и вправ­ду хо­ро­ши. Тол­стень­кий ка­ра­пуз рас­плыл­ся в ши­ро­кой улыб­ке так, что его гла­за ед­ва вы­гля­ды­ва­ют из-под пух­лень­ких ще­чек. А тот, ко­то­рый спра­ва, по­чти ра­за в два мень­ше пер­во­го, вни­ма­тель­но всмат­ри­ва­ет­ся в объ­ек­тив фо­то­ка­ме­ры. “Как вы ду­ма­е­те, кто из них кто?” — не уни­ма­ет­ся счаст­ли­вый па­па­ша и тут же, не до­жи­да­ясь от­ве­та, три­ум­фаль­но ве­ща­ет всем, кто пы­та­ет­ся раз­гля­деть фо­то­гра­фию: “Вот этот сле­ва — сын, ве­сель­чак и ду­ша ком­па­нии, весь в ме­ня. A спра­ва — доч­ка, утон­чен­ная и смыш­ле­ная, ко­пия ма­мы”.

Ка­жет­ся, что как толь­ко Джордж по­явил­ся в за­ле чет­вер­то­го эта­жа оте­ля Ritz-Carlton в То­рон­то, в ко­то­ром ок­на про­сти­ра­ют­ся от по­тол­ка до по­ла, там ста­ло еще свет­лее. Уди­ви­тель­но, как пя­ти­де­ся­ти­ше­сти­лет­ний муж­чи­на сред­не­го ро­ста, с ше­ве­лю­рой во­лос, цвет ко­то­рых при­ня­то на­зы­вать “соль и пе­рец”, оде­тый в обык­но­вен­ную се­рую ру­баш­ку с ко­рот­ким ру­ка­вом, спо­со­бен на­пол­нить про­стран­ство во­круг се­бя по­ло­жи­тель­ной энер­ги­ей та­кой мощ­но­сти, что, ка­жет­ся, буд­то внут­ри него на­хо­дит­ся энер­ге­ти­че­ский ис­точ­ник незем­но­го про­ис­хож­де­ния. Во вся­ком слу­чае, все пред­став­ле­ния об этом зна­ме­ни­том и та­лант­ли­вом ак­те­ре, осо­бен­но те, ко­то­рые сло­жи­лись у его по­клон­ниц, мож­но сме­ло умно­жать на сто. Это и бу­дет на­сто­я­щий Джордж Клу­ни. По­это­му нуж­но быть го­то­вым к то­му, что в раз­го­во­ре с ним вдруг мо­жет по­явить­ся пре­да­тель­ский ру­мя­нец на ще­ках, о су­ще­ство­ва­нии ко­то­ро­го в па­мя­ти уже дав­но стер­лись вся­кие вос­по­ми­на­ния. Джордж оча­ро­вы­ва­ет, при­чем не толь­ко по­клон­ниц. Его хрип­ло­ва­тый низ­кий го­лос не хо­чет­ся пре­ры­вать, тем бо­лее что он лю­бит по­го­во­рить, встав­ляя в свои рас­ска­зы бес­ко­неч­ные шу­точ­ки, по­сто­ян­но “строя” ли­ца и ко­пи­руя го­ло­са из­вест­ных лю­дей. Ино­гда он да­же вска­ки­ва­ет, что­бы про­де­мон­стри­ро­вать по­зу под стать толь­ко что вы­ска­зан­ной им мыс­ли. Он ред­ко смот­рит в гла­за, и это да­же хо­ро­шо, по­то­му что его гла­за за­тя­ги­ва­ют как омут. Ес­ли бы не его спо­соб­ность к са­мо­иро­нии, то об­щать­ся с ним бы­ло со­всем непро­сто. Он зна­ет о том эф­фек­те, ко­то­рый про­из­во­дит, и муд­ро рас­по­ря­жа­ет­ся им, ста­ра­ясь не зло­упо­треб­лять, но и в пол­ной ме­ре на­сла­жда­ясь им.

Джордж, чрез­вы­чай­но при­ят­но на­блю­дать за тем, как вы вос­тор­га­е­тесь сво­и­ми ма­лы­ша­ми. А ведь еще несколь­ко лет на­зад вы столь­ко раз за­яв­ля­ли, что от­цов­ство со­всем не для вас. Что за­ста­ви­ло из­ме­нить свое мне­ние по это­му по­во­ду?

Я дол­гое вре­мя ду­мал, что я ни­ко­гда не ста­ну от­цом. Боль­шую часть со­зна­тель­ной жиз­ни я был сфо­ку­си­ро­ван на сво­ей ка­рье­ре и лишь в мень­шей сте­пе­ни на лич­ных от­но­ше­ни­ях. Тем бо­лее счаст­ли­вым я ощу­щаю се­бя сей­час, ко­гда это все же про­изо­шло. При­чем про­изо­шло со­вер­шен­но вне­за­пно. Вдруг у ме­ня сло­жи­лись от­но­ше­ния, в ко­то­рых я по­чув­ство­вал се­бя неве­ро­ят­но счаст­ли­вым. И уже аб­со­лют­но неожи­дан­но бла­го­да­ря этим от­но­ше­ни­ям ше­сто­го июня у нас по­яви­лись двое чу­дес­ных бол­ван­чи­ков, ко­то­рые ра­ду­ют ме­ня каж­дый день. (Сме­ет­ся.) И вот се­го­дня, де­вя­то­го сен­тяб­ря, мы впер­вые с ни­ми не вме­сте, по­это­му же­на при­сы­ла­ет мне фо­то­гра­фии, гля­дя на ко­то­рые я лов­лю се­бя на мыс­ли: “Ну по­че­му? По­че­му я не ря­дом с ни­ми?”. В то же вре­мя я по­ни­маю, как здо­ро­во, что я так ду­маю! Я ведь ни­ко­гда не по­до­зре­вал, что бу­ду так ду­мать. И я про­сто не мо­гу до­ждать­ся, что­бы вер­нуть­ся до­мой!

На­вер­ня­ка сво­им по­яв­ле­ни­ем на свет эти чу­дес­ные ма­лы­ши из­ме­ни­ли жиз­ни по край­ней ме­ре еще двух лю­дей — ва­ших ро­ди­те­лей?

Мои ро­ди­те­ли толь­ко на про­шлой неде­ле по­зна­ко­ми­лись со сво­и­ми вну­ка­ми. У мо­е­го от­ца не­дав­но был при­ступ пнев­мо­нии, и в его си­ту­а­ции пе­ре­ле­ты свя­за­ны с риском об­ра­зо­ва­ния тром­бов. Что­бы не ис­пы­ты­вать судь­бу, мы ре­ши­ли са­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.