Пи­ща бо­гов

При­ят­но­го ап­пе­ти­та здесь при­ня­то же­лать толь­ко чле­нам се­мьи, есть мед­лен­но, жить — дол­го, смер­ти улы­бать­ся, жиз­ни ра­до­вать­ся. Ес­ли и на­пи­вать­ся, то аро­мат­ным ча­ем

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - МНЕНИЕ - Сер­гей Ры­бик, ав­тор бло­га Еда Го­ро­да

Од­на­ж­ды я уснул в Ки­е­ве, а проснул­ся в Мюн­хене. У ме­ня бы­ла пе­ре­сад­ка на рейс Мюн­хен—То­кио. Я впер­вые ле­тел япон­ски­ми авиа­ли­ни­я­ми и удив­лял­ся бес­ко­неч­ным улыб­кам стю­ар­десс. Они улы­ба­лись все 12 ча­сов по­ле­та: вру­ча­ли по­душ­ки, уго­ща­ли чип­са­ми из во­до­рос­лей, вы­да­ва­ли ми­гра­ци­он­ные кар­ты, и при этом ни на ми­ну­ту не рас­слаб­ля­ли мышц рта. Мне ка­жет­ся, ес­ли бы са­мо­лет на­чал па­дать, стар­шая борт­про­вод­ни­ца с улыб­кой про­ле­пе­та­ла бы: “Это все­го лишь ве­се­лое при­клю­че­ние. Да­же ес­ли мы умрем, то неза­мед­ли­тель­но вос­крес­нем”.

Япон­цы не то что­бы со смер­тью на ты, но для них она не так тре­вож­на, как для нас. Де­ло в том, что в Япо­нии в по­че­те син­то. Это тра­ди­ци­он­ная ре­ли­гия, со­глас­но ко­то­рой лю­ди и ду­ши жи­вут ря­дом, как Том и Джер­ри. Ка­ми — а это по­кро­ви­те­ли се­мей и ду­хи пред­ков — бес­смерт­ны и вклю­че­ны в кру­го­во­рот рож­де­ния и смер­ти, че­рез ко­то­рый все в ми­ре об­нов­ля­ет­ся. По­это­му япо­нец ни­ко­гда не пнет пень, ка­мень, са­ку­ру или кош­ку. Вдруг это его умер­ший род­ствен­ник? От­прав­ля­ясь в пу­те­ше­ствие, я слы­шал рас­про­стра­нен­ное мне­ние о том, что япон­ская еда в Ки­е­ве и То­кио — это аб­со­лют­но раз­ные ве­щи. Во­прос спор­ный. Ры­ба там све­жее, но это есте­ствен­но — мор­ская дер­жа­ва. В осталь­ном же (ас­сор­ти­мент, це­ны) осо­бых от­ли­чий с ка­че­ствен­ны­ми укра­ин­ски­ми ре­сто­ра­на­ми нет. За­бе­га­лов­ки с су­ши и пиц­цей не в счет.

Пом­ню, был удив­лен тем, что во­ду, хо­лод­ный зе­ле­ный чай и ми­со-суп в то­кий­ских ре­сто­ра­нах по­да­ют бес­плат­но. А у все­го, что на­хо­дит­ся в та­рел­ке, своя сим­во­ли­ка. Яр­кий при­мер: в XVI ве­ке по­вар Ка­ва­ба­та До­ки каж­дое утро при­но­сил им­пе­ра­то­ру на зав­трак шесть со­ле­ных ри­со­вых ша­ри­ков раз­ме­ром с тен­нис­ный мяч. В те вре­ме­на Япо­ния пе­ре­жи­ва­ла бит­вы са­му­рай­ских кла­нов, и им­пе­ра­тор был при­зна­те­лен за эту не очень вкус­ную, но сыт­ную еду. Со вре­ме­нем жизнь и зав­тра­ки глав­но­го япон­ца пре­об­ра­зи­лись. Од­на­ко тра­ди­ция уже сфор­ми­ро­ва­лась, и по­том­ки по­ва­ра но­си­ли им­пе­ра­то­ру ша­ри­ки, ко­то­рые тот не ел, каж­дое утро на про­тя­же­нии трех ве­ков.

В ки­ев­ском ре­сто­ране Ikigai та­к­же чтят тра­ди­ции. Ики­гай — это фи­ло­со­фия жи­те­лей Оки­на­вы. До­слов­ный пе­ре­вод — то, ра­ди че­го про­сы­па­ешь­ся каж­дое утро: что да­ет поль­зу дру­гим, что да­ет ма­те­ри­аль­ную от­да­чу, что ты де­ла­ешь хо­ро­шо, от че­го по­лу­ча­ешь удо­воль­ствие.

Ес­ли сов­па­ли все че­ты­ре мо­мен­та, ты на­шел свой ики­гай. Ки­ев­ский Ikigai най­ти неслож­но — он на пер­вом эта­же Premier Palace Hotel. Ме­ню сба­лан­си­ро­ва­но: пре­ми­аль­ные по­зи­ции раз­бав­ле­ны бюд­жет­ны­ми блю­да­ми. Тут есть от­но­си­тель­но недо­ро­гие лап­ша яки удон с ку­ри­цей (145 грн), са­лат с жа­ре­ной ко­жей ло­со­ся (175 грн) и ра­мен с ут­кой (195 грн). Пе­ред от­кры­ти­ем пред­ста­ви­тель япон­ско­го кон­суль­ства рас­ска­зы­вал пер­со­на­лу о ню­ан­сах сер­ви­са на ро­дине. Так, на­при­мер, в ме­стах об­ще­ствен­но­го пи­та­ния офи­ци­ант не мо­жет же­лать незна­ком­цу при­ят­но­го ап­пе­ти­та. Это по­же­ла­ние до­пу­сти­мо толь­ко в се­мей­ном кру­гу.

Что­бы по­лу­чить пред­став­ле­ние о ма­стер­стве ше­фа, мож­но за­ка­зать кай­с­эки-сет из се­ми блюд (1950 грн). По су­ти, это дли­тель­ная це­ре­мо­ния, срод­ни чай­ной, ко­гда ни­кто ни­ку­да не спе­шит: она рас­по­ла­га­ет к бе­се­де и вы­год­но­му ве­де­нию пе­ре­го­во­ров. За вре­мя кай­с­эки-се­та мож­но про­дать ва­го­ны со щеб­нем или ку­пить на­па­да­ю­ще­го в ки­ев­ское Ди­на­мо.

По­сле хо­ро­шей тра­пезы на­пра­ши­ва­ет­ся чай. В ре­сто­ране за­дей­ство­ван чай­ный со­ме­лье. Лич­но мне юно­шаэ­ру­дит пред­ло­жил японский гео­ку­ро тен­ще (200 грн). Вы­ра­щи­ва­ет­ся он в те­ни в про­вин­ции Уд­жи, а вну­ши­тель­ное со­дер­жа­ние L-ти­а­ни­на здо­ро­во рас­слаб­ля­ет ум, не вы­зы­вая сон­ли­во­сти. Чай с аро­ма­том све­же­ско­шен­ной тра­вы, под­вя­лен­ной на солн­це, вы­но­сят в дат­ском ча­е­ва­ре из ка­ле­но­го стек­ла, ко­то­рое ис­поль­зу­ет­ся для ло­бо­вых сте­кол мер­се­де­сов. Та­кое стек­ло мож­но разо­гре­вать на от­кры­том огне, и оно не трес­нет.

Кста­ти, о чае. В ки­ев­ском тор­го­вом цен­тре Олим­пий­ский есть за­ме­ча­тель­ная чай­ная Со­кро­ви­ща Под­не­бес­ной. Там мож­но по­про­бо­вать японский га­ба-чай. Хо­зя­ин чай­ной Сер­гей — по­жа­луй, един­ствен­ный в Укра­ине че­ло­век, глу­бо­ко про­ник­ший в те­му га­ба-чая. Это изоб­ре­те­ние япон­ских уче­ных кон­ца XX ве­ка — лег­кое но­отроп­ное сред­ство без хи­ми­че­ских до­ба­вок, бла­го­твор­но вли­я­ю­щее на ра­бо­ту цен­траль­ной нерв­ной си­сте­мы. Об­ра­бот­ка чай­но­го ли­ста про­хо­дит без до­сту­па кис­ло­ро­да, бла­го­да­ря че­му ак­тив­ные ве­ще­ства не окис­ля­ют­ся, а оста­ют­ся в го­то­вом чае. Он успо­ка­и­ва­ет, но не как ва­ле­рьян­ка. Ре­ко­мен­дую Зе­ле­ный Али­шань — 520 грн за 75 г. Неде­ше­во? Но это­го хва­та­ет на 25 пор­ций чая. Али­шан то­ни­зи­ру­ет не так, как ко­фе: мяг­ко, по­сте­пен­но под­ни­мая то­нус, без рыв­ков и от­ка­тов.

Кста­ти, хо­ро­шую (и без от­ка­тов) зар­пла­ту по­лу­ча­ет но­вый шеф-по­вар Дай­су­ки Йо­ши­за­ки в ре­сто­ране Mr. Zuma. Осве­дом­лен­ный чи­та­тель на­вер­ня­ка про­ве­дет па­рал­лель с лон­дон­ской Zuma. На са­мом де­ле Zuma — это от­дель­ная мар­ка, про­сто схо­жие кон­цеп­ты. Что ка­са­ет­ся за­стен­чи­во­го Дай­су­ки Йо­ши­за­ки, то он го­то­вил на­след­но­му прин­цу и пре­мьер-ми­ни­стру Япо­нии, сек­ре­та­рю ООН и дру­гим вы­со­ко­по­став­лен­ным ли­цам. Пе­ре­няв про­фес­сию от от­ца, он 10 лет скру­пу­лез­но изу­чал тра­ди­ци­он­ную япон­скую еду, по­ка не вы­ра­бо­тал свой по­черк. В по­не­дель­ник, 20 мар­та, он пред­ста­вит пер­вый шеф­ский ужин в Ки­е­ве.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.