Цве­тут и пах­нут

Грасс — сто­ли­ца фран­цуз­ской пар­фю­ме­рии. Во­круг и вдоль Ла­зур­но­го бе­ре­га — бо­лее 40 фаб­рик по про­из­вод­ству за­па­хов. Это 400 лет са­мой аро­мат­ной ис­то­рии че­ло­ве­че­ства Ка­те­ри­на Бо­г­да­но­вич

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - ФРАНЦИЯ -

На юго-во­сто­ке Фран­ции, в де­пар­та­мен­те При­мор­ские Аль­пы, на краю цве­ту­щей до­ли­ны, меж­ду гор­ной гря­дой и при­бреж­ны­ми хол­ма­ми, раз­ме­стил­ся го­род Грасс, где жи­вет чуть боль­ше 50 тыс. че­ло­век. Это в два ра­за мень­ше, чем на­се­ле­ние Бро­ва­ров, неболь­шо­го го­род­ка под Ки­е­вом. Од­на­ко ма­лень­кий Грасс — это яв­ле­ние пла­не­тар­но­го мас­шта­ба. Че­ты­ре ве­ка на­зад здесь ро­ди­лась боль­шая пар­фю­ме­рия. Те­перь тут про­из­во­дит­ся 50% сы­рья для всей фран­цуз­ской пар­фю­мер­ной про­мыш­лен­но­сти. Кро­ме то­го, по дан­ным мест­ных про­мыш­лен­ных ас­со­ци­а­ций, в на­ча­ле 2000-х на Грасс при­хо­ди­лось 50% на­ци­о­наль­но­го и 10% ми­ро­во­го тор­го­во­го обо­ро­та пар­фю­мер­ной от­рас­ли.

И это несмот­ря на то, что сей­час Грасс в за­труд­ни­тель­ном по­ло­же­нии. Вот неко­то­рые при­зна­ки этих слож­но­стей: в 1939-м здесь со- бра­ли 1,6 тыс. т цен­ти­фоль­ной ро­зы, так­же из­вест­ной как сто­ле­пест­ко­вая или май­ская, а в 1971-м — 300 т. По дан­ным ана­ли­ти­че­ско­го агент­ства FranceAgriMer, уро­жай в 100 т был по­след­ний раз со­бран в 2008 го­ду. В 2016-м — и во­все все­го 80 т. Мест­ные оп­ти­ми­сты на­де­ют­ся, что на этом пло­хие но­во­сти се­бя ис­чер­па­ли, и в 2017 го­ду кри­вая сбо­ра цве­точ­но­го уро­жая пой­дет вверх.

В под­держ­ку этих ожи­да­ний осе­нью про­шло­го го­да два ги­ган­та фран­цуз­ской мо­ды, Christian Dior и Louis Vuitton, от­кры­ли в цен­тре Грас­са, в по­ме­стье Fontaines parfumées (Аро­мат­ные клю­чи), сов­мест­ную пар­фю­мер­ную ла­бо­ра­то­рию. В 2013 го­ду ком­па­ния Christian Dior при­об­ре­ла име­ние Château de la Colle Noire на гра­ни­це При­мор­ских Альп и со­сед­не­го де­пар­та­мен­та Вар — ко­гда-то этот особ­няк, окру­жен­ный ро­зо­вы­ми план­та­ци­я­ми, при­над­ле­жал са­мо­му Ди­о­ру.

А ком­па­ния Chanel, чей зна­ме­ни­тый аро­мат №5 был со­здан на ос­но­ве вы­ра­щен­ных в до­лине Грасс жас­ми­на и роз, вот уже 30 лет со­хра­ня­ет экс­клю­зив­ное парт­нер­ство с по­ме­стьем Le Domaine Mul в ко­мунне Пе­го­ма.

Грасс еже­год­но по­се­ща­ют до 2 млн ту­ри­стов, боль­шин­ство из ко­то­рых при­ез­жа­ют из со­сед­них Канн, рас­по­ло­жен­ных в по­лу­ча­се ез­ды. Го­стей, за­ин­те­ре­со­вав­ших­ся Грас­сом впер­вые, ждут верх­ние но­ты ми­ро­вой сто­ли­цы аро­ма­тов — три зна­ме­ни­тые мест­ные пар­фю­мер­ные фаб­ри­ки Fragonard, Molinard и Galimard. Тра­ди­ци­он­ные экс­кур­сии огра­ни­чи­ва­ют­ся, как пра­ви­ло, про­гул­кой по го­ро­ду и по­се­ще­ни­ем од­но­го из этих про­из­водств. Но это да­ле­ко не пре­дел ту­ри­сти­че­ских воз­мож­но­стей.

Мил­ли­он май­ских роз

Але­на Тер­зи, неко­гда жур­на­лист­ка до­нец­ко­го ин­тер­нет-из­да­ния Ост­ров и одес­ско­го ра­дио

Стар ФМ, а ныне — жи­тель­ни­ца Мар­се­ля, бы­ва­ла в Грас­се несколь­ко раз. Са­мое яр­кое впе­чат­ле­ние оста­ви­ла май­ская по­езд­ка в по­за­про­шлом го­ду. “На пло­ща­ди с ви­дом на Канн­скую бух­ту ря­да­ми бы­ли вы­став­ле­ны на про­да­жу сот­ни и сот­ни ро­зо­вых ку­стов всех цве­тов и форм,— вспо­ми­на­ет Тер­зи в бе­се­де с НВ.— Чи­стый воз­дух, ка­за­лось, сам стал изыс­кан­ным пар­фю­мом, аб­со­лю­том ро­зы”.

В мае здесь про­во­дит­ся Expo Rose — фе­сти­валь, по­свя­щен­ный мест­но­му со­кро­ви­щу, ро­зе Centifolia, или май­ской ро­зе. В 2015 го­ду на про­да­жу бы­ло вы­став­ле­но 80 тыс. цвет­ков. Еще од­на мест­ная до­сто­при­ме­ча­тель­ность — жас­мин Grandiflorum, его празд­ник про­хо­дит в ав­гу­сте. И это не счи­тая так­же вы­ра­щи­ва­е­мых в Грас­се фи­а­лок, ту­бе­ро­зы, ми­мо­зы, нар­цис­сов, флер­до­ран­жа.

Ге­ний здеш­них пар­фю­ме­ров — в уме­нии об­ра­щать­ся со все­ми эти­ми да­ра­ми при­ро­ды. Каж­дый из них цве­тет все­го несколь­ко недель в го­ду: ро­за — в мае и на­ча­ле июня, жас­мин — с ав­гу­ста до се­ре­ди­ны ок­тяб­ря. Для сбо­ра под­хо­дят толь­ко не- сколь­ко ча­сов в сут­ки, а для по­лу­че­ния аб­со­лю­та — аро­мат­ной эс­сен­ции — при­ме­ня­ют­ся толь­ко са­мые бе­реж­ные тех­ни­ки.

Мест­ные ноу-хау на­счи­ты­ва­ют несколь­ко сто­ле­тий. Имен­но здесь прак­ти­ко­ва­ли хо­лод­ный ан­фле­раж — экс­трак­цию с по­мо­щью жи­ра, опи­сан­ную в ро­мане Пат­ри­ка Зюс­кин­да Пар­фю­мер.

Этот до­ро­го­сто­я­щий и тру­до­ем­кий при­ем прак­ти­ко­ва­ли до 1930-х го­дов. Поз­же его на­ча­ли вы­тес­нять со­вре­мен­ные тех­но­ло­гии. Но ка­кие бы спо­со­бы по­лу­че­ния эфир­ных ма­сел ни ис­поль­зо­ва­ли жи­те­ли Грас­са, де­ла­ют они это весь­ма успеш­но.

Имен­но здесь в 1921 го­ду ро­ди­лась пар­фю­мер­ная ле­ген­да Chanel N°5 — вот уже по­чти сто­ле­тие ду­хи с аро­ма­том роз и жас­ми­на оста­ют­ся сим­во­лом жен­ствен­но­сти. Мест­ный хит то­го же го­да — Habanita от Molinard: про­ти­во­по­лож­ность N°5, на­сы­щен­ный, пря­ный во­сточ­ный аро­мат, в ко­то­рый впер­вые в ис­то­рии жен­ских ду­хов бы­ла до­бав­ле­на су­хая, смо­ли­стая но­та ве­ти­ве­ра.

К на­ча­лу ны­неш­не­го сто­ле­тия боль­шин­ство круп­ных пред­при­я­тий Грас­са так или ина­че бы­ли свя­за­ны с пар­фю­мер­ным про­из­вод­ством — от из­го­тов­ле­ния сы­рья до про­из­вод­ства упа­ков­ки и дис­три­бу­ции. Од­но из них, Robertet Group, ос­но­ван­ное в 1850 го­ду, и се­го­дня яв­ля­ет­ся ми­ро­вым ли­де­ром по по­став­кам на­ту­раль­ных аро­ма­ти­за­то­ров для пи­ще­вой и пар­фю­мер­ной про­мыш­лен­но­сти. По ито­гам

2016 го­да его обо­рот со­ста­вил €470 млн.

“Я хо­те­ла по­бы­вать в Грас­се, ведь в этом го­ро­де про­ис­хо­ди­ли со­бы­тия, опи­сан­ные в ро­мане Пар­фю­мер,— го­во­рит де­ко­ра­тор На­та­лья Ста­сюк, ко­то­рая жи­вет сей­час в Па­ри­же.— Но боль­ше все­го впе­чат­ли­ла не экс­кур­сия, а ма­лень­кая пло­щадь око­ло му­зея, от­ку­да вид­но весь го­род и немно­го мо­ря”.

Тер­зи так­же счи­тат Грасс недо­ста­точ­но яр­ким го­ро­дом для лю­би­те­лей и про­фес­си­о­на­лов пар­фю­мер­но­го биз­не­са. Те­ма­ти­че­ские экс­кур­сии огра­ни­чи­ва­ют­ся в ос­нов­ном Му­зе­ем пар­фю­ме­рии и ви­зи­том на фаб­ри­ку од­но­го из трех мест­ных про­из­во­ди­те­лей: Fragonard, Molinard и Galimard. Са­мое ин­те­рес­ное — цве­точ­ные фер­мы — на­хо­дит­ся в окрест­но­стях.

Цвет на­ции

В зе­ни­те Сред­не­ве­ко­вья Грасс был цен­тром га­лан­те­рей­ной про­мыш­лен­но­сти. Све­же­вы­де­лан­ные ко­жи, на­при­мер пер­чат­ки, дур­но пах­ли. То­гда га­лан­те­рей­щи­ки ре­ши­ли аро­ма­ти­зи­ро­вать из­де­лия и до­стиг­ли в этом ис­кус­стве слиш­ком мно­го­го, что­бы ока­зать­ся неза­ме­чен­ны­ми. К се­ре­дине XVII ве­ка Грасс пре­вра­тил­ся в центр пар­фю­мер­ной про­мыш­лен­но­сти и оста­вал­ся им на про­тя­же­нии сто­ле­тий. В 1930-х го­дах здесь ужи­ва­лись 5 тыс. про­из­во­ди­те­лей ро­зы. Цве­ты неза­мед­ли­тель­но об­ра­ба­ты­ва­лись на мест­ных фаб­ри­ках, а за­тем эфир­ные мас­ла и аб­со­лю­ты про­да­ва­лись по всей пла­не­те. В по­сле­во­ен­ные го­ды ми­ро­вая ин­ду­стрия сде­ла­ла став­ку на бо­лее де­ше­вое сы­рье из Бол­га­рии, Тур­ции и Ма­рок­ко, а ино­гда и во­все не брез­го­ва­ли ис­кус­ствен­ны­ми эс­сен­ци­я­ми.

Но в по­след­ние го­ды та­кие ми­ро­вые ги­ган­ты, как Dior, Chanel, Guerlain, Hermès, а так­же воз­об­но­вив­ший про­из­вод­ство ду­хов Louis Vuitton воз­вра­ща­ют­ся к ис­то­кам — на ро­ди­ну со­вре­мен­ной пар­фю­ме­рии.

“Уни­каль­ность Грас­са свя­за­на в первую оче­редь с кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми: они иде­аль­ны для вы­ра­щи­ва­ния цве­тов,— рас­ска­зы­ва­ет НВ Ев­ге­ний По­но­ма­рен­ко, тре­нинг-ме­не­джер Dior.— Кро­ме то­го, здесь скон­цен­три­ро­ва­ны вы­ра­щи­ва­ние и пе­ре­ра­бот­ка рас­те­ний, а так­же со­хра­ня­ют­ся тра­ди­ции про­из­вод­ства аро­ма­тов. Мно­гие шко­лы и пар­фю­ме­ры на­чи­на­ли свою ис­то­рию и ка­рье­ру в Грас­се, и слож­но на­звать дру­гие столь же вли­я­тель­ные и эта­лон­ные пар­фю­мер­ные ре­ги­о­ны”.

В сен­тяб­ре про­шло­го го­да вновь тор­же­ствен­но от­крыл свои две­ри про­из­вод­ствен­ный центр Les Fontaines Parfumées: в по­за­про­шлом сто­ле­тии в этом по­ме­стье уже рас­по­ла­га­лось пар­фю­мер­ное ате­лье, но по­след­ние пол­ве­ка зда­ние бы­ло за­кры­то, а по­ля по­сте­пен­но при­хо­ди­ли в упа­док.

Те­перь, по­сле ка­пи­таль­но­го ре­мон­та, там рас­цве­тут 3 тыс. ту­бе­роз и бу­дут тру­дить­ся зна­ме­ни­тые “но­сы” Фран­ции: Жак Ка­ва­лье-Бел­ле­труд из Louis Vuitton и Фран­с­уа Де­ма­ши из Dior. Они — дру­зья дет­ства ро­дом из Грас­са.

Не­сколь­ки­ми го­да­ми ра­нее ком­па­ния Dior взя­лась за ре­став­ра­цию Château de la Colle Noire — име­ния, по­стро­ен­но­го в XIX ве­ке, а в се­ре­дине ХХ при­над­ле­жав­ше­го Кри­сти­а­ну Ди­о­ру. Château de la Colle Noire на­хо­дит­ся на гра­ни­це де­пар­та­мен­тов При­мор­ские Аль­пы и Вар. 70 лет на­зад эта мест­ность вдох­но­ви­ла кутю­рье на со­зда­ние куль­то­во­го аро­ма­та Miss Dior. “По­сле ре­став­ра­ции до­ма Кри­сти­а­на Ди­о­ра Château de la Colle Noire, рас­по­ло­жен­но­го неда­ле­ко от Грасс­са, бы­ла вос­ста­нов­ле­на и куль­ти­ва­ция май­ской ро­зы на по­лях, при­над­ле­жа­щих ша­то”,— под­чер­ки­ва­ет По­но­ма­рен­ко.

А Chanel и во­все не по­ки­да­ла Грасс. В сре­дине 1980-х, что­бы со­хра­нить на долж­ном уровне ка­че­ство сво­ей про­дук­ции, ком­па­ния на­ла­ди­ла парт­нер­ство с круп­ней­ши­ми про­из­во­ди­те­ля­ми ре­ги­о­на — се­мей­ством Мюль, и по­стро­и­ла здесь соб­ствен­ный за­вод по пе­ре­ра­бот­ке цве­тов в аб­со­лют. В 2007 го­ду к план­та­ци­ям роз и жас­ми­на до­ба­вил­ся го­лу­бой ирис, а в 2011-м — ту­бе­ро­за.

У Dior в Грас­се то­же есть экс­клю­зив­ные парт­не­ры: по­ми­мо соб­ствен­ных про­из­водств, ком­па­ния со­труд­ни­ча­ет с мест­ны­ми цве­то­вод­че­ски­ми хо­зяй­ства­ми, та­ки­ми как Domaine de Manon. А пре­об­ра­зо­вы­вать уро­жаи в эс­сен­ции мод­но­му до­му по­мо­га­ет уже упо­ми­нав­ша­я­ся фаб­ри­ка Robertet.

Кро­ме про­ве­рен­ных ли­де­ров, в Грасс­се ра­бо­та­ют мно­же­ство мел­ких пред­при­ни­ма­те­лей. Их труд здесь вос­тре­бо­ван. По­ме­стье Ис­нар в на­ча­ле

XIX ве­ка при­над­ле­жа­ло од­но­му из древ­них грас­ских се­мейств, но, как и мно­гие мест­ные име­ния, в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия бы­ло за­бро­шен­ным. Год на­зад сю­да вер­ну­лись по­том­ки его ос­но­ва­те­лей — отец и дочь Пат­рик и Алек­сан Ис­нар. Ре­шив вос­ста­но­вить по­ме­стье, они уже вы­са­ди­ли здесь ро­зы, жас­мин, ту­бе­ро­зы и пря­ные тра­вы. В ожи­да­нии уро­жая они из­го­тав­ли­ва­ют соб­ствен­ную пар­фю­ме­рию из сы­рья мест­ных про­из­во­де­те­лей.

“Мы не рас­смат­ри­ва­ем друг дру­га как кон­ку­рен­тов”,— го­во­рит в од­ном из сво­их ин­тер­вью Ка­роль Бьян­ка­ла­на, цве­то­вод в ше­стом по­ко­ле­нии, управ­ля­ю­щая Domaine de Manon и ви­це­пре­зи­дент ас­со­ци­а­ции Les Fleurs d’Exception du Pays de Grasse (Ис­клю­чи­тель­ные цве­ты Грас­ско­го ре­ги­о­на). По ее сло­вам, да­же са­мое ма­лень­кое са­до­вод­че­ское хо­зяй­ство — дра­го­цен­ный ка­мень в том со­кро­ви­ще, ко­то­рое пред­став­ля­ет со­бой Грасс.

И в пла­нах Бьян­ка­ла­ны — убе­дить ЮНЕСКО вне­сти пар­фю­мер­ные ноу-хау Грас­са в спи­сок нема­те­ри­аль­но­го куль­тур­но­го на­сле­дия пла­не­ты.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.