Фран­цу зский след

Фран­ция необы­чай­но обо­га­ти­ла ци­ви­ли­за­цию во мно­гих сфе­рах — ис­кус­стве, ли­те­ра­ту­ре, на­у­ке, по­ли­ти­ке, эко­но­ми­ке. Там, где фран­цу­зы не пер­вые, они вто­рые. Из со­тен до­сти­же­ний Фран­ции НВ ото­брал пять са­мых зна­чи­мых Алек­сандр Пас­хо­вер

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - ФРАНЦИЯ -

1 Под силь­ным впе­чат­ле­ни­ем

15 ап­ре­ля 1874 го­да в пу­сту­ю­щей сту­дии по ад­ре­су буль­вар Ка­пу­ци­нок, 35 про­шел пер­вый так на­зы­ва­е­мый Па­риж­ский са­лон от­вер­жен­ных — вы­став­ка ху­дож­ни­ков, от­верг­ну­тых офи­ци­аль­ным ми­ром па­риж­ско­го ис­кус­ства вто­рой по­ло­ви­ны XIX ве­ка. Все­го на ней бы­ло пред­став­ле­но

165 по­ло­тен 30 мо­ло­дых ав­то­ров. Сре­ди них был 44-лет­ний Ка­миль Пис­са­ро, вы­ста­вив­ший пять ра­бот. Кар­ти­ны Эд­га­ра Де­га, по­свя­щен­ные ба­ле­ту. Ряд кар­тин пред­ста­вил Клод Моне. Вы­став­ку со­би­рал и го­то­вил Пьер Ре­ну­ар и его брат Эд­мон. По­след­ний по­про­сил Моне при­ду­мать на­зва­ние для од­ной его кар­ти­ны. Моне пред­ло­жил — Впе­чат­ле­ние, вос­хо­дя­щее солн­це.

25 ап­ре­ля в га­зе­те Le Charivari яз­ви­тель­ный 62-лет­ний кри­тик Луи Ле­руа вы­сме­ял вы­став­ку.

Для остро­ты в за­го­лов­ке фе­лье­то­на ис­поль­зо­вал на­зва­ние кар­ти­ны Моне Впе­чат­ле­ние (франц.— Impression), с из­дев­кой име­нуя пле­я­ду от­верг­ну­тых ху­дож­ни­ков им­прес­си­о­ни­ста­ми. Сам то­го не же­лая, Ле­руа дал имя но­во­му на­прав­ле­нию в ис­кус­стве, ко­то­рое из­ме­ни­ло мир.

Фран­цуз­ский им­прес­си­о­низм — са­мый пре­крас­ный мя­теж в ис­кус­стве XIX ве­ка.

В 1855 го­ду в Па­риж при­е­хал учить­ся 25-лет­ний ху­дож­ник Пис­са­ро. Здесь в так на­зы­ва­е­мой сво­бод­ной сту­дии он по­зна­ко­мил­ся с Кло­дом Моне, ко­то­рый при­был во фран­цуз­скую сто­ли­цу из Гав­ра (се­вер Фран­ции), а так­же с По­лем Се­зан­ном, при­е­хав­шим с юга (Мар­сель). В это же вре­мя где-то ря­дом с Лув­ром, в ма­стер­ской отца, 14-лет­ний Ре­ну­ар вы­пол­нял част­ные за­ка­зы по рос­пи­си фар­фо­ро­вой по­су­ды. Вме­сте эти ху­дож­ни­ки вы­сту­пи­ли про­тив за­ко­сте­не­лых услов­но­стей клас­си­циз­ма и ака­де­миз­ма, утвер­жда­ли кра­со­ту по­все­днев­но­сти, вы­хва­ты­вая из нее сю­же­ты бы­та, тя­же­ло­го тру­да и лег­ких раз­вле­че­ний. В 1869 го­ду Моне и Ре­ну­ар пе­ре­вер­ну­ли мир изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства, за­ме­нив круг­лые ки­сти на плос­кие, что на­все­гда из­ме­ни­ло тех­ни­ку пись­ма. Кар­ти­ны этих фран­цуз­ских бун­та­рей укра­ша­ют те­перь луч­шие га­ле­реи пла­не­ты, их име­на свя­щен­ны и в ми­ре ар­та, и за его пре­де­ла­ми.

2 Граж­дан­ский ко­декс

Фран­цуз­ский Граж­дан­ский ко­декс был со­став­лен в на­ча­ле

XIX ве­ка. До это­го в стране гос­под­ство­ва­ло за­им­ство­ва­ние норм из Рим­ско­го пра­ва, ло­каль­ных обы­ча­ев, по­ста­нов­ле­ний пар­ла­мен­тов, ко­ро­лев­ских ука­зов, ре­во­лю­ци­он­но­го за­ко­но­да­тель­ства и про­че­го. Ко­гда мы го­во­рим “ци­ви­ли­зо­ван­ный, со­вре­мен­ный мир”, то име­ем в ви­ду мир, со­здан­ный Фран­ци­ей по­сле се­рии ре­во­лю­ций 1789-го, 1830-го и 1871-го. И все же вна­ча­ле бы­ло сло­во — Граж­дан­ский ко­декс. Сти­му­лом для его со­зда­ния стал тех­ни­че­ский про­гресс и раз­ви­тие но­вой об­ще­ствен­ной фор­ма­ции — ка­пи­та­лиз­ма. На­ча­ло XIX ве­ка озна­ме­но­ва­лось

во Фран­ции со­зда­ни­ем пя­ти ос­нов­ных ко­дек­сов: Граж­дан­ско­го, Уго­лов­но­го, Тор­го­во­го, Граж­дан­ско-про­цес­су­аль­но­го и Уго­лов­но­про­цес­су­аль­но­го. Фран­цуз­ский Граж­дан­ский ко­декс был при­нят пер­вым. Он от­верг су­ще­ство­вав­шие со­слов­ные раз­ли­чия и при­ви­ле­гии, что по­слу­жи­ло ос­но­вой для по­стро­е­ния бур­жу­аз­но­го об­ще­ства.

К 1804 го­ду Граж­дан­ский ко­декс (Ко­декс На­по­лео­на с 1807 по 1816 год) объ­еди­нил 36 раз­лич­ных за­ко­но­да­тель­ных до­ку­мен­тов в еди­ной кни­ге. В ней бы­ло опре­де­ле­но раз­ли­чие меж­ду дви­жи­мой и недви­жи­мой соб­ствен­но­стью, а так­же меж­ду част­ны­ми, го­су­дар­ствен­ны­ми и юри­ди­че­ски­ми ли­ца­ми. Рас­пи­са­ны граж­дан­ские пра­ва фран­цу­зов и ино­стран­цев, про­жи­ва­ю­щих во Фран­ции. Но­вое важ­ное зна­че­ние при­об­ре­ли так на­зы­ва­е­мые ин­тел­лек­ту­аль­ные пра­ва, ав­тор­ское пра­во, пра­во на изоб­ре­те­ние и т. д.

Ко­декс стал об­раз­цом для со­зда­ния граж­дан­ских ко­дек­сов Ита­лии, Бель­гии, Поль­ши, Ни­дер­лан­дов, Швей­ца­рии, Гер­ма­нии. В XIX ве­ке нор­мы Ко­дек­са На­по­лео­на по­за­им­ство­ва­ли граж­дан­ские ко­дек­сы Эк­ва­до­ра, Саль­ва­до­ра, Ни­ка­ра­гуа, Уруг­вая, Ар­ген­ти­ны, Ко­лум­бии, Гон­ду­ра­са, Пу­эр­то-Ри­ко, Фи­лип­пин. В ХХ ве- ке его пе­ре­ня­ли Па­на­ма, Тур­ция, Си­рия, Ирак, Ли­вия, Су­дан, Ка­тар, Иор­да­ния, Кувейт. Прин­ци­пы Ко­дек­са На­по­лео­на — ос­но­ва за­ко­но­да­тель­ства всех ев­ро­пей­ских стран, в том чис­ле и са­мо­го Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за. Этот спи­сок за­им­ство­ва­ний не име­ет кон­ца, но име­ет на­ча­ло: Фран­ция, 1804 год.

3 Би­б­лио­те­ка ми­ра

За фран­цуз­скую ли­те­ра­ту­ру го­во­рят ее име­на: Мо­льер, Жюль Верн, Вик­тор Гю­го, Алек­сандр Дю­ма (отец и сын), Гю­став Фло­бер, Ги де Мо­пас­сан, Ро­мен Ро­лан, Шарль Бод­лер, Мо­рис Дрю­он, Ан­ту­ан де Сент-Эк­зю­пе­ри, Аль­берт Ка­мю. Ни­ко­го не за­бы­ли? Ах да, еще Бер­нар-Ан­ри Ле­ви и Марк Ле­ви, Фре­де­рик Бег­бе­дер, Ми­шель Уэль­бек, Ан­на Га­валь­да. Невоз­мож­но оста­но­вить­ся. Укра­ин­ская жур­на­лист­ка и фран­цуз­ский фи­ло­лог Ири­на Сла­вин­ская на во­прос НВ, чем из­ме­рять ве­ли­чие фран­цуз­ской ли­те­ра­ту­ры и как оно про­яв­ля­ет­ся сей­час, от­ве­ти­ла: “Шарль Бод­лер и его сбор­ник сти­хов Цве­ты зла про­дол­жа­ют пи­тать со­вре­мен­ную куль­ту­ру — на­при­мер, бо­лез­нен­ную и пре­крас­ную ки­но­лен­ту Вы­жи­вут толь­ко лю­бов­ни­ки с Тиль­дой Су­ин­тон в глав- ной ро­ли. Оно­ре де Баль­зак в цик­ле ро­ма­нов Че­ло­ве­че­ская ко­ме­дия, как и Эмиль Зо­ля, опи­сал все, что мо­жет про­ис­хо­дить в боль­шом го­ро­де. Функ­ци­о­нал на­род­ных про­те­стов и шах­тер­ские за­ба­стов­ки есть в Жер­ми­на­ле.В Дам­ском сча­стье и ис­то­ри­ях пер­вых па­риж­ских уни­вер­ма­гов мож­но узнать и се­го­дняш­ний шо­пинг в ин­тер­нет-ма­га­зи­нах. Бо­ва­ризм Гю­ста­ва Фло­бе­ра дал на­зва­ние кли­ни­че­ско­му со­сто­я­нию, в ко­то­ром па­ци­ент не мо­жет про­ве­сти чер­ту меж­ду ре­аль­но­стью и фан­та­зи­ей. Ту­ри­сти­че­ские за­пис­ки Стен­да­ля о пу­те­ше­ствии во Фло­рен­цию по­ро­ди­ли син­дром Стен­да­ля: имен­но так на­зы­ва­ет­ся тот мо­мент, ко­гда вы смот­ри­те на что-то очень кра­си­вое. По­че­му все эти по­ис­ки уте­рян­но­го вре­ме­ни Мар­се­ля Пру­ста и при­клю­че­ния Ме­гре Жор­жа Симе­но­на так важ­ны для ми­ро­вой куль­ту­ры? По­то­му что фран­цуз­ский ро­ман, как и рас­ска­зы или по­э­зия, со­зда­ют осо­бую все­лен­ную. В ней “все, как в жиз­ни” — так пи­са­ли в сво­их кон­троль­ных мои сту­ден­ты. Но она не по­хо­жа ни на что, по­то­му что как — важ­нее, чем что.

4 Мод­ный вы­бор

Па­риж яв­ля­ет­ся си­но­ни­мом вы­со­кой мо­ды. Как утвер­жда­ет Вик­то­рия Фур­ма­нюк, ре­дак­тор от­де­ла Мо­да жур­на­ла Harper’s Bazaar Ukraine, дол­гое вре­мя ни­ка­кой дру­гой мо­ды, кро­ме фран­цуз­ской, и не су­ще­ство­ва­ло. Бла­го­да­ря Лю­до­ви­ку XIV, бо­го­тво­рив­ше­му пыш­ные на­ря­ды и изыс­кан­ный де­кор, в сте­нах вы­стро­ен­но­го им в XVII ве­ке Вер­саль­ско­го двор­ца тво­ри­лась ис­то­рия мо­ды. “По при­ка­зу ко­ро­ля со­зда­ва­лись но­вые тек­стиль­ные фаб­ри­ки, и по­яв­ле­ни­ем тю­ля, жак­кар­да, кру­же­ва фри­во­ли­те и дру­гих тка­ней мы обя­за­ны имен­но Фран­ции”,— при­во­дит при­мер Фур­ма­нюк. Она го­во­рит, что имен­но во Фран­ции ро­ди­лось ис­кус­ство руч­но­го ши­тья с ис­поль­зо­ва­ни­ем уни­каль­ных тех­ник и цен­ных ма­те­ри­а­лов. В XVII ве­ке в гар­де­робе фран­цу­жен­ки неза­ме­ни­мым стал фи­шю ― тон­кий тре­уголь­ный пла­ток, ко­то­рым при­кры­ва­ли шею и де­коль­те. Пи­о­нер это­го мод­но­го трен­да, гер­цо­ги­ня Лу­и­за де Ла­ва­льер, за­вя­зы­ва­ла пла­ток пыш­ной “ба­боч­кой”, и это при­шлось по вку­су жен­щи­нам всех стран.

До сих пор луч­ши­ми в ми­ре счи­та­ют­ся ле­ген­дар­ные фран­цуз­ские ате­лье Lesage, Desrues, Lemarié, Maison Michel и Massaro. Здесь же по­яви­лись пер­вые глян­це­вые жур­на­лы. А та­кие лю­диб­рен­ды, как Ко­ко Ша­нель, Кри­сти­ан Ди­ор, Ив Сен-Ло­ран, Юбер де Жи­ван­ши, со­тво­ри­ли в ми­ре мо­ды ре­во­лю­цию не ме­нее ра­ди­каль­ную, чем их со­оте­че­ствен­ни­ки в 1789 го­ду, штур­мо­вав­шие Ба­сти­лию. Се­го­дня с по­яв­ле­ни­ем но­вой вол­ны мо­ло­дых и про­грес­сив­ных фран­цуз­ских брен­дов — та­ких как Jacquemus, Koche, Wanda Nylon, Y/Project — Па­риж до­ка­зы­ва­ет свое мод­ное пре­вос­ход­ство. Здесь на­хо­дят­ся штаб-квартиры всех са­мых за­мет­ных мод­ных до­мов: Céline, Chanel, Chloé, Dior, Givenchy, JeanPaul Gaultier, Hermes, Donna Karan, Lanvin, Rochas, Vuitton и Yves Saint Laurent. В Па­ри­же про­хо­дит са­мая мас­штаб­ная Не­де­ля мо­ды. Этот по­каз про­во­дит­ся раз в пол­го­да для де­мон­стра­ции ве­сенне-лет­ней и осенне-зим­ней кол­лек­ций. Са­мые из­вест­ные тор­го­вые ули­цы фран­цуз­ской сто­ли­цы — Ели­сей­ские по­ля, аве­ню Мон­тень и ули­ца Геор­га V — эда­кий зо­ло­той тре­уголь­ник для лю­би­те­лей шо­пин­га.

Тер­ми­ны от-кутюр и прет-апор­те воз­ник­ли в Па­ри­же. Здесь в 1946 го­ду мо­де­лье­ры Луи Ре­ард и Жак Хайм со­зда­ли от­кры­тый ку­паль­ный ко­стюм би­ки­ни, а фи­гу­ра ак­три­сы Бри­жит Бар­до сде­ла­ла но­вин­ку сверх­по­пу­ляр­ной.

5 По­ка­за­ли язык

Пер­вые ли­те­ра­тур­ные про­из­ве­де­ния на фран­цуз­ском язы­ке по­яви­лись в XIII ве­ке. В 1296 го­ду ита­льян­ский ку­пец Мар­ко По­ло пи­шет пер­вые рас­ска­зы о сво­их транс­на­ци­о­наль­ных пу­те­ше­стви­ях на фран­цуз­ском язы­ке. Тем не ме­нее в ши­ро­ком при­ме­не­нии фран­цуз­ско­го все еще не бы­ло. И то­гда в 1539 го­ду ко­роль Фран­ции Фран­циск I раз­вер­нул про­грам­му по офран­цу­жи­ва­нию раз­но­го­ло­сой стра­ны. Де­ло шло мед­лен­но внут­ри государства, но вполне за­мет­но за его пре­де­ла­ми. В 1685 го­ду бо­го­слов Пьер Бейль пи­шет: “Фран­цуз­ский язык — сред­ство ком­му­ни­ка­ции всех на­ро­дов Ев­ро­пы”.

Так и бы­ло. К XVIII ве­ку вся ев­ро­пей­ская бо­ге­ма ве­ла пе­ре­пи- ску на фран­цуз­ском. Тем не ме­нее в са­мой Фран­ции де­ла об­сто­я­ли го­раз­до ху­же. Об этом сви­де­тель­ству­ет за­пись аб­ба­та Ан­ри Тре­гу­а­ра, сде­лан­ная им в июне 1794-го, в ко­то­рой он от­ме­тил, что на фран­цуз­ском язы­ке го­во­рят толь­ко в 15 из 83 де­пар­та­мен­тов. То есть ме­нее 3 млн фран­цу­зов из 27 млн, на­се­ляв­ших стра­ну. Уже в но­яб­ре то­го же го­да На­ци­о­наль­ный кон­вент при­нял про­грам­му, со­глас­но ко­то­рой долж­но быть со­зда­но 24 тыс. на­чаль­ных школ. Учи­те­лям пред­пи­сы­ва­лось пре­по­да­вать толь­ко на фран­цуз­ском язы­ке. В 1863 го­ду из 38 млн фран­цу­зов на фран­цуз­ском го­во­ри­ли 33 млн.

В 1985 го­ду был со­здан меж­ду­на­род­ный ка­нал для фран­ко­фо­нов TV5 Monde. Те­ле­ка­нал быст­ро на­брал си­лу и в 2000-х стал вто­рым по­сле MTV ми­ро­вым ка­на­лом. Дру­гая важ­ная да­та офран­цу­жи­ва­ния Фран­ции — это за­кон Ту­бо­на от 4 ав­гу­ста 1994-го, утвер­жда­ю­щий, что фран­цуз­ский — един­ствен­ный язык Фран­ции. Це­лью за­ко­на бы­ло за­щи­тить фран­цуз­ский не от мест­ных язы­ков, а от аме­ри­ка­ни­за­ции Фран­ции. Он опи­рал­ся на по­ло­же­ние, вве­ден­ное в 1992 го­ду в кон­сти­ту­цию: “Язык рес­пуб­ли­ки — фран­цуз­ский”. На се­го­дня сре­ди офи­ци­аль­ных го­су­дар­ствен­ных язы­ков ли­ди­ру­ет ан­глий­ский, яв­ля­ю­щий­ся офи­ци­аль­ным язы­ком в 63 стра­нах, сле­дом за ним идет фран­цуз­ский, на ко­то­ром го­во­рят в 36 го­су­дар­ствах. Фран­цуз­ский язык — один из офи­ци­аль­ных язы­ков Бель­гии, Швей­ца­рии, Ка­на­ды, 20 стран Аф­ри­ки. 70% со­вре­мен­но­го ан­глий­ско­го сло­ва­ря со­став­ля­ют фран­цуз­ские по про­ис­хож­де­нию сло­ва. Соз­дан­ная в 1970 го­ду Меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция фран­ко­фо­нии, в ко­то­рую вхо­дит 56 стран-участ­ниц и 19 стран-на­блю­да­те­лей, ста­ла од­ним из глав­ных цен­тров рас­про­стра­не­ния фран­цуз­ско­го язы­ка.

Ре­ну­ар, Зав­трак греб­цов

Фран­цуз­ское На­ци­о­наль­ное со­бра­ние

Вик­тор Гю­го

Па­риж­ская не­де­ля мо­ды-2017

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.