Иди и смот­ри

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - ФРАНЦИЯ -

Из всех ис­кусств для фран­цу­зов важ­ней­шим оста­ет­ся ки­но. Они бы­ли пер­вы­ми в ми­ре, кто его по­ка­зал, и оста­ют­ся пер­вы­ми в Ев­ро­пе, кто его смот­рит Со­фия Гор­ди­ен­ко

Впер­вые в ми­ре пуб­лич­ный ки­но­се­анс про­шел в Па­ри­же. Это слу­чи­лось 22 мар­та 1895 го­да. Тем не ме­нее день рож­де­ния си­не­ма­то­гра­фа при­шел­ся на дру­гую да- ту, хо­тя и в том же го­ро­де и в тот же год. 28 де­каб­ря в Grand Cafe, что на буль­ва­ре Ка­пу­ци­нок, бра­тья Луи и Ог­юст Лю­мье­ры устро­и­ли пер­вый ком­мер­че­ский по­каз. Все­го несколь­ко ко­рот­ко­мет­ра­жек неза­мыс­ло­ва­то­го со­дер­жа­ния, но и это­го бы­ло до­ста­точ- но, что­бы два фран­цу­за пе­ре­вер­ну­ли мир. Уже в сле­ду­ю­щем го­ду фран­цуз­ское ки­но при­шло в Лон­дон, Рим, Кельн, Же­не­ву, Ма­д­рид, Санкт-Пе­тер­бург, Нью-Йорк, Мель­бурн, а там — уже и в То­кио. Хо­тя с тех пор про­ле­те­ло чуть бо­лее 120 лет, фран­цу­зы про­дол­жа-

ют кру­тить ки­но­лен­ту с наи­выс­шей ин­тен­сив­но­стью на кон­ти­нен­те.

Фран­ция — кон­ти­нен­таль­ный ли­дер как по ко­ли­че­ству ки­но­те­ат­ров, так и по их по­се­ща­е­мо­сти. В про­шлом го­ду из всех, кто хоть раз при­шел в ки­но­те­атр, каж­дый пя­тый — фран­цуз. Тра­ди­ци­он­но по сре­дам они штур­му­ют ки­но­те­ат­ры стра­ны. Сре­да — день пред­пре­мьер­ных по­ка­зов. Са­мю­эль Тер­лез, про­грам­мист из Па­ри­жа, рас­ска­зы­ва­ет НВ, что этот фе­но­мен пе­ре­рос в при­выч­ку. “На­чи­ная с вы­ход­ных мы ис­ка­ли, что но­вень­кое и где по­ка­жут на этой неде­ле”,— го­во­рит он.

Ки­но­ма­ния

Лю­би­мое раз­вле­че­ние па­ри­жан — по­ход в ки­но­те­атр. В ка­ком-ни­будь ма­лень­ком ки­но­за­ле Ла­тин­ско­го квар­та­ла все­гда кру­тят что-то хо­ро­шо за­бы­тое ста­рое. В со­сед­нем крес­ле мож­но уви­деть, на­при­мер, раз­ва­лив­ше­го­ся Квен­ти­на Та­ран­ти­но.

Аме­ри­кан­ский ре­жис­сер, при­ез­жая в сто­ли­цу Фран­ции, ча­стень­ко устра­и­ва­ет се­бе по­ход по ки­но­за­лам. Его лю­би­мый — ста­рый, пе­ре­де­лан­ный из биб­лио­те­ки еще до вой­ны ки­но­те­атр Le Champo, где в ос­нов­ном кру­тят фран­цуз­ское ки­но раз­ных эпох.

Ки­не­ма­то­граф — од­на из пер­вых ин­ду­стрий, воз­ро­див­ша­я­ся из пеп­ла в по­сле­во­ен­ной Фран­ции. В 1946 го­ду был со­здан На­ци­о­наль­ный центр ки­не­ма­то­гра­фии (CNC). США вы­де­ля­ли день­ги на ре­кон­струк­цию ки­но­те­ат­ров и по­то­му тре­бо­ва­ли от фран­цу­зов кво­ту на по­каз аме­ри­кан­ско­го ки­но.

В ито­ге они за­по­лу­чи­ли три чет­вер­ти экран­но­го вре­ме­ни, то есть по­каз гол­ли­вуд­ских филь­мов — три неде­ли в ме­сяц. За­тем это тре­бо­ва­ние бы­ло смяг­че­но до по­лу­то­ра недель. Фран­цу­зы до­воль­но быст­ро при­шли к вы­во­ду, что так дол­го про­дол­жать­ся не мо­жет. В 1948-м пар­ла­мент ввел спец­на­лог в 11% на каж­дый про­дан­ный би­лет. Се­го­дня этот сбор при­но­сит в кас­су CNC при­мер­но € 150 млн в год. Со­бран­ные сред­ства на­прав­ля­ют в том чис­ле на под­держ­ку на­ци­о­наль­но­го ки­но­про­из­вод­ства. К 1950-м кво­ты на обя­за­тель­ную до­лю им­порт­но­го ки­но пол­но­стью сня­ли. Прав­да, вско­ре у ки­но­те­ат­ров по­явил­ся но­вый кон­ку­рент — те­ле­ви­зор. То­гда за­ко­но­да­те­ли вве­ли на­лог в3% с ком­мер- чес­ко­го обо­ро­та ТВ. Эти день­ги по­шли в спе­ци­аль­ный фонд CNC.

То есть те­ле­ка­на­лы долж­ны бы­ли фи­нан­си­ро­вать сво­их пря­мых кон­ку­рен­тов в об­ла­сти ки­но­ин­ду­стрии. Бо­лее то­го, ме­не­дже­ров ТВ обя­за­ли вкла­ды­вать сред­ства в про­из­вод­ство филь­мов, ко­то­рые они со­би­ра­лись по­ка­зы­вать. В ито­ге фран­цуз­ские ки­не­ма­то­гра­фи­сты воз­ро­ди­ли ин­ду­стрию за счет двух сво­их клю­че­вых кон­ку­рен­тов — аме­ри­кан­ско­го ки­но, а так­же те­ле­ка­на­лов, ко­то­рые че­рез го­лу­бой экран во­шли в каж­дый фран­цуз­ский дом.

Се­го­дня CNC стал неким де­по­зи­та­ри­ем для ки­но­про­дю­се­ров, ко­то­рый вы­де­ля­ет сред­ства на но­вые про­ек­ты из взно­сов, упла­чен­ных с преды­ду­щих успеш­ных кар­тин. Эта сум­ма на­кап­ли­ва­ет­ся и мо­жет быть ис­поль­зо­ва­на как стар­то­вый ка­пи­тал или бан­ков­ский за­лог. Впро­чем, в сред­нем вклад CNC в про­из­вод­ство от­дель­ной кар­ти­ны со­став­ля­ет не бо­лее 10% бюд­же­та. По­ло­ви­ну вно­сят про­дю­се­ры и дис­три­бу­то­ры. К ним при­со­еди­ня­ют­ся те­ле­ка­на­лы и за­ру­беж­ные ин­ве­сто­ры. Тем не ме­нее CNC — струк­ту­ра №1 во фран­цуз­ской ки­но­ин­ду­стрии. Она и ин­ве­сти­ру­ет в про­из­вод­ство, про­кат, про­дви­же­ние на­ци­о­наль­но­го про­дук­та на экс­порт. Го­до­вой бюд­жет ор­га­ни­за­ции ко­леб­лет­ся в пре­де­лах €700–800 млн.

Кста­ти, CNC под­дер­жи­ва­ет да­же те кар­ти­ны, ко­то­рые вы­став­ля­ют фран­цуз­ское об­ще­ство не с са­мой при­вле­ка­тель­ной сто­ро­ны. В 2014 го­ду ор­га­ни­за­ция по­мог­ла с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем кар­ти­ны Гип-

по­крат, по­вест­ву­ю­щей о непо­тиз­ме (ку­мов­стве) и дру­гих про­бле­мах фран­цуз­ской ме­ди­ци­ны. Так что ки­но во Фран­ции счи­та­ет­ся важ­ней­шим из всех ис­кусств, ко­то­рое все­гда ак­ту­аль­но и лю­би­мо.

Фран­цу­зы до­воль­но тре­бо­ва­тель­ны к сво­им ку­ми­рам, осо­бен­но к тем, кто пред­став­ля­ет стра­ну “на вы­ез­де”. На­при­мер, ре­жис­сер и сце­на­рист Люк Бес­сон у со­оте­че­ствен­ни­ков вы­зы­ва­ет снис­хо­ди­тель­ную улыб­ку. Его здесь не жа­лу­ют, да­же несмот­ря на то, что он по­стро­ил ки­но­сту­дию на Ла­зур­ном бе­ре­гу и успеш­но про­да­ет свои филь­мы за оке­ан. С каж­дым го­дом у него вы­хо­дит это все ху­же и ху­же. Ком­па­ния, при­над­ле­жа­щая звезд­но­му ре­жис­се­ру,— EuropaCorp.— в про­шлом го­ду по­нес­ла €120 млн убыт­ков. Раз­ба­ло­ван­ная фран­цуз­ская ки­но­пуб­ли­ка Бес­со­на “под Гол­ли­вуд”, с гол­ли­вуд­ски­ми ак­те­ра­ми, да­же та­ки­ми име­ни­ты­ми, как Ке­вин Спей­си, не при­ня­ла. Аме­ри­кан­цы то­же не про­сле­зи­лись.

Ре­жис­се­ру при­шлось про­дать зву­ко­ви­кам из Sony саунд­тре­ки к преды­ду­щим кар­ти­нам. В этом го­ду он ре­шил не экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать, а по­вто­рить успех сво­е­го Пя­то­го эле­мен­та, сняв фан­та­сти­че­скую лен­ту Ва­ле­ри­ан и го­род ты­ся­чи пла­нет. Ее бюд­жет — €200 млн. Это са­мая до­ро­гая кар­ти­на, ко­гда-ли­бо сни­мав­ша­я­ся во Фран­ции. И у нее есть все шан­сы по­пасть на укра­ин­ские экра­ны, ведь ре­кла­мой и про­дви­же­ни­ем зай­мут­ся аме­ри­кан­цы.

Ан­на Ко­ря­ги­на, ко­то­рая сей­час жи­вет в Па­ри­же и здесь же ра­бо­та­ет ме­не­дже­ром фе­сти­валь­но­го ки­но, го­во­рит, что в по­след­нее вре­мя в ре­жис­сер­ской сре­де Фран­ции об­ра­зо­вал­ся за­стой. Об этом да­же шла речь во вре­мя по­след­не­го Канн­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля. За ми­нув­шие 10 лет не вы­рос­ло ни од­но­го но­во­го боль­шо­го ре­жис­се­ра. Тем не ме­нее все — в ожи­да­нии. Слиш­ком уж бо­га­та фран­цуз­ская поч­ва и на­сы­щен кре­а­ти­вом кис­ло­род для про­из­рас­та­ния та­лант­ли­вых ре­жис­се­ров. Вот, на­при­мер, фильм Мии Хан­сен-Ле­ве Бу­ду­щее — лег­кий и од­но­вре­мен­но глу­бо­кий, груст­ный и смеш­ной, он рас­ска­зы­ва­ет об учи­тель­ни­це фи­ло­со­фии, ко­то­рая пе­ре­жи­ва­ет раз­вод. В глав­ной ро­ли сня­лась Иза­бель Юп­пер. К со­жа­ле­нию, фильм про­шел ми­мо укра­ин­ско­го зри­те­ля.

Или, к при­ме­ру, кар­ти­ны Фран­с­уа Озо­на. Хо­тя 49-лет­не­го ре­жис­се­ра вполне за­слу­жен­но об- ви­ня­ют в том, что он стал по­вто­рять­ся, од­на­ко ведь не за кра­си­вую при­чес­ку из­вест­ный сце­на­рист, ак­тер и ре­жис­сер по­лу­ча­ет ев­ро­пей­ские и се­ве­ро­аме­ри­кан­ские фе­сти­валь­ные на­гра­ды. По­след­ние его ра­бо­ты — Но­вая по­друж­ка (2014) и Франц

(2016) — вряд ли вы­зо­вут вос­торг у зри­те­ля пу­ри­тан­ских взгля­дов. А вот нетра­ди­ци­о­на­ли­сты и им со­чув­ству­ю­щие, по­жа­луй, зай­мут пер­вые ря­ды в ки­но­те­ат­рах пла­не­ты.

Во вре­ме­на СССР, по­ка весь мир сма­ко­вал тво­ре­ния ЖанЛ­ю­ка Го­да­ра и Фран­с­уа Трюф­фо, оте­че­ствен­но­го зри­те­ля пот­че­ва­ли неза­мыс­ло­ва­ты­ми Фан­то­ма­сом и Ан­же­ли­кой. Ис­то­рия по­вто­ря­ет­ся: из бо­лее чем 300 филь­мов, вы­пус­ка­е­мых фран­цу­за­ми в год — па­ра-трой­ка ко­ме­дий про­са­чи­ва­ет­ся в Укра­и­ну, но се­рьез­ное ки­но мож­но по­смот­реть раз­ве что в ин­тер­не­те. А оно то­го сто­ит: на­при­мер, по­след­ние тво­ре­ния Оли­вье Ас­сай­а­са и той же Мии Хан­сен-Ле­ве — од­но­вре­мен­но лег­кие и глу­бо­кие, ка­ки­ми мо­гут быть толь­ко фран­цуз­ские кар­ти­ны.

Го­су­дар­ствен­ная ком­па­ния UniFrance вот уже бо­лее по­лу­ве­ка, на­чи­ная с 1949 го­да, ак­тив­но за­ни­ма­ет­ся меж­ду­на­род­ной ре­кла­мой на­ци­о­наль­ной ки­но­про­дук­ции. Один из спо­со­бов про­дви­же­ния — фе­сти­валь фран­цуз­ско­го ки­но Ран­де­ву, а так­же на­би­ра­ю­щая по­пу­ляр­ность ини­ци­а­ти­ва UniFrance — он­лайн-фе­сти­валь Myfrenchfilmfestival.com. Здесь и сей­час мож­но по­смот­реть луч­шие но­вин­ки фран­цуз­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа.

Как со­об­ща­ет сам ре­сурс, по­след­ние лен­ты раз­би­ты на шесть услов­ных тем: 1. Coming of Age — о ко­мич­ном, а ино­гда и бо­лез­нен­ном пе­ре­хо­де из дет­ско­го воз­рас­та к взрос­лой жиз­ни; 2. We Are Family — о се­мей­ных узах; 3. Love and Friendship — о друж­бе, люб­ви или о двух чув­ствах од­но­вре­мен­но; 4. Psycho — о нис­хож­де­нии в ад с бу­до­ра­жа­щи­ми пер­со­на­жа­ми; 5. A Woman’s Life — о жиз­нен­ном пу­ти жен­щин; 6. Midnight Screenings — со скан­даль­ной и неор­ди­нар­ной под­бор­кой.

Впро­чем, и сам пор­тал unifrance.org — необы­чай­но со­дер­жа­те­лен как для тех, кто лю­бит фран­цуз­ское ки­но, так и для тех, кто еще на пу­ти к нему. Де­ло, на­ча­тое в кон­це XIX ве­ка дву­мя фран­цу­за­ми, бра­тья­ми Лю­мьер, в XXI ве­ке вы­шло на но­вый уро­вень до­ступ­но­сти. До­ступ­но­сти всем.

Гип­по­кра­ты

Франц

Ва­ле­ри­ан и го­род ты­ся­чи пла­нет

Бу­ду­щее

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.