Сго­рел на ра­бо­те

Му­со­ро­сжи­га­тель­ные за­во­ды Ни­дер­лан­дов на­шли луч­шее при­ме­не­ние для все­воз­мож­ных от­хо­дов. Из них гол­ланд­цы из­вле­ка­ют теп­ло и элек­тро­энер­гию, лом для ме­тал­лур­гов и пар для пром­про­из­вод­ства. В про­цесс втя­ну­та вся стра­на Ири­на Ми­лю­ти­на, топ-ме­не­джер ДТЭК Энерг

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - НИДЕРЛАНДЫ -

На тер­ри­то­рии му­со­ро­сжи­га­тель­но­го за­во­да AVR Ро­зен­бург в несколь­ких ки­ло­мет­рах от Рот­тер­да­ма нас со­про­вож­да­ет устой­чи­вый за­пах му­со­ра. “Так пах­нут день­ги!” — улы­ба­ет­ся Нильс ван Дайк­ман, наш гид, ста­жер из Фран­ции.

Мы на­чи­на­ем экс­кур­сию и сра­зу же ку­та­ем­ся в шар­фы: так лег­че пе­ре­но­сить за­пах. Первое, что бро­са­ет­ся в гла­за,— на тер­ри­то­рии со­вер­шен­но не вид­но лю­дей. Про­из­вод­ство ав­то­ма­ти­зи­ро­ва­но. Боль­шин­ство из 250 со­труд­ни­ков на­хо­дят­ся в офи­се. Пер­вый наш во­прос — о зар­пла­тах на за- во­де. “Вы­со­кие,— го­во­рит ван Дайк­ман.— Вы­ше, чем в сред­нем по рын­ку. По­это­му сти­мул ра­бо­тать здесь есть”. “Это вполне при­быль­ный биз­нес. Мы же по­лу­ча­ем день­ги два­жды: за то, что при­ни­ма­ем му­сор, а по­том — за про­да­жу элек­три­че­ской и теп­ло­вой энер­гии”,— от­ме­ча­ют ра­бот­ни­ки.

Пе­ре­ра­бот­ка му­со­ра в энер­гию до­ти­ру­ет­ся в Ни­дер­лан­дах по прин­ци­пу зе­ле­но­го та­ри­фа. Прав­да, спе­ци­аль­ный та­риф дей­ству­ет не на всю про­из­во­ди­мую энер­гию, а толь­ко на 60% объ­е­ма. Еже­год­но гол­ланд­цы про­из­во­дят око­ло 7 млн т от­хо­дов, и рас- пре­де­ля­ют­ся они сле­ду­ю­щим об­ра­зом: 78% пе­ре­ра­ба­ты­ва­ют­ся, что­бы ис­поль­зо­вать­ся по­втор­но (в стро­и­тель­стве до­рог, ме­тал­лур­гии и про­чем), 11% идет на про­из­вод­ство элек­тро­энер­гии. Чуть мень­ше —9% — сжи­га­ет­ся. Ито­го: 98%. А вот остав­ши­е­ся 2% от­прав­ля­ют­ся на спе­ци­аль­но от­ве­ден­ные по­ля на хра­не­ние.

“Наи­бо­лее эф­фек­тив­но де­лать из му­со­ра теп­ло, а не элек­три­че­ство,— по­яс­ня­ет Дайк­ман.— При про­из­вод­стве элек­тро­энер­гии очень мно­го по­терь и сам про­цесс на­мно­го слож­нее”. Сто­и­мость теп­ла, от­пус­ка­е­мо­го за­во­дом на­се­ле­нию, та­кая же,

как и при про­из­вод­стве теп­ло­вой энер­гии при сжи­га­нии га­за.

На тер­ри­то­рию за­во­да в сред­нем еже­днев­но за­ез­жа­ет 150 гру­зо­ви­ков с му­со­ром. Вы­груз­ка от­хо­дов — про­цесс прак­ти­че­ски непре­рыв­ный.

По­ло­ви­ну сы­рья пу­тем сжи­га­ния пре­вра­ща­ют в теп­ло, 20% — в элек­тро­энер­гию. Умуд­ря­ют­ся здесь про­да­вать и пар — это око­ло 12% пе­ре­ра­бо­тан­но­го му­со­ра. Пар ис­поль­зу­ют про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия по со­сед­ству. Кро­ме то­го, бе­реж­ли­вые гол­ланд­цы мощ­ны­ми маг­ни­та­ми вы­тя­ги­ва­ют из му­со­ра ме­талл и про­да­ют его ме­тал­лур­гам. Не оста­ет­ся бес­хоз­ной и зо­ла — ее ис­поль­зу­ют в про­из­вод­стве ма­те­ри­а­лов для уклад­ки до­рож­но­го по­кры­тия.

Все­го в Ни­дер­лан­дах 12 по­доб­ных пред­при­я­тий. Они про­из­во­дят 4,5 ГВт-ч элек­тро­энер­гии в год. Это­го до­ста­точ­но, что­бы обес­пе­чить по­треб­но­сти 1,35 млн до­мо­хо­зяйств стра­ны. По­лу­ча­ет- ся, что пя­тую часть элек­тро­энер­гии на­се­ле­ние стра­ны по­лу­ча­ет бла­го­да­ря сжи­га­нию му­со­ра.

Что­бы по­стро­ить эти за­во­ды, нуж­но по­лу­чить раз­ре­ше­ние мест­ных му­ни­ци­па­ли­те­тов и лю­дей, про­жи­ва­ю­щих по­бли­зо­сти. По­нят­но, что на­се­ле­ние бес­по­ко­ит во­прос эко­ло­ги­че­ской чи­сто­ты и рас­про­стра­не­ния за­па­хов от раз­ло­же­ния му­со­ра. Со­ло­мо­но­во ре­ше­ние на­шлось в том, что­бы раз­ме­щать та­кие пред­при­я­тия в ра­ди­у­се ми­ни­мум 10 км от го­ро­да. При стро­и­тель­стве му­со­ро­сжи­га­тель­но­го за­во­да ис­поль­зу­ют­ся то­по­вые очист­ные си­сте­мы, ко­то­рые улав­ли­ва­ют прак­ти­че­ски все вред­ные вы­бро­сы.

Си­сте­ма сбо­ра от­хо­дов в Ни­дер­лан­дах не уни­фи­ци­ро­ва­на. Ро­нальд Хай­сман, про­фес­сор Эрасмус­ско­го уни­вер­си­те­та, лек­тор КМБШ, рас­ска­зы­ва­ет, что в за­ви­си­мо­сти от ре­ги­о­на сор­ти­ров­ка идет раз­ны­ми спо­со­ба­ми. На се­ве­ре стра­ны — на­при­мер, в Га­а­ге — мест­ные вла­сти тре­бу­ют от на­се­ле­ния сор­ти­ро­вать от­хо­ды по двум кон­тей­не­рам. А на юге стра­ны — по пя­ти.

В Га­а­ге нет ни­ка­ких огра­ни­че­ний по объ­е­му му­со­ра. За­бе­рут все, при­чем бес­плат­но. Но этот “аль­тру­изм” от­ра­жа­ет­ся на вы­со­ких мест­ных на­ло­гах. На юге му­сор взве­ши­ва­ют в ма­шине, ко­то­рая его за­би­ра­ет. 100 кг в год ты мо­жешь вы­бро­сить бес­плат­но, му­сор сверх нор­мы опла­чи­ва­ет­ся. То есть вас оштра­фу­ют, ес­ли вы пре­вы­си­те ли­мит.

Хай­сман счи­та­ет по­доб­ную си­сте­му несо­вер­шен­ной: “Лю­ди мо­гут вы­бро­сить свой му­сор ли­бо в чу­жой кон­тей­нер, ли­бо про­сто на при­ро­де,— рас­суж­да­ет он.— По­это­му жест­кая си­сте­ма с чет­ким из­ме­ре­ни­ем ко­ли­че­ства му­со­ра на че­ло­ве­ка не име­ет успе­ха”.

Впро­чем, нема­лую роль в вос­пи­та­нии пра­виль­но­го от­но­ше­ния к от­хо­дам при­ви­ва­ют гол­ланд­цам еще в шко­ле. Здесь бук­валь- но по­ме­ша­ны на де­кар­бо­ни­за­ции, борь­бе с из­ме­не­ни­я­ми кли­ма­та. Об от­но­ше­нии к му­со­ру ча­са­ми го­тов рас­ска­зы­вать 11-лет­ний Ди­лан. Он учит­ся в Аме­ри­кан­ской шко­ле в Га­а­ге и зна­ет, что об­ра­ще­ние с от­хо­да­ми — це­лая фи­ло­со­фия. “Мы вы­бра­сы­ва­ем му­сор в че­ты­ре раз­ных по цве­ту ба­ка, ко­то­рые пред­на­зна­че­ны от­дель­но для пе­ре­ра­бот­ки бу­маж­ных, пла­сти­ко­вых, пи­ще­вых и сме­шан­ных от­хо­дов”,— де­лит­ся он сво­им опы­том. У боль­шин­ства де­тей ру­ка не под­ни­мет­ся вы­бро­сить му­сор в непод­хо­дя­щий бак.

Ин­те­рес к пе­ре­ра­бот­ке от­хо­дов у гол­ланд­цев по­явил­ся око­ло 15 лет на­зад. То­гда в стране на­чал ак­тив­но раз­ви­вать­ся ры­нок про­да­жи элек­тро­энер­гии, и част­ные ком­па­нии по­ня­ли, что мож­но за­ра­ба­ты­вать на от­хо­дах, про­из­во­дя из них элек­три­че­ство, по­ку­пая и про­да­вая ме­тал­ло­лом, бу­ма­гу и кар­тон. “От­хо­ды на­ча­ли при­вле­кать вни­ма­ние и ста­ли ком­мер­че­ским про­дук­том”,— ука­зы­ва­ет на эко­но­ми­че­ский ин­те­рес про­фес­сор Хай­сман.

Бо­га­тая от­хо­да­ми Укра­и­на

(300 млн т в год) так­же мо­жет экс­пор­ти­ро­вать их как сы­рье, на­при­мер, в те же Ни­дер­лан­ды. Но преж­де все­го нуж­но счи­тать транс­порт­ные рас­хо­ды, пре­ду­пре­жда­ет Хай­сман.

На во­прос, что же нуж­но в первую оче­редь сде­лать, что­бы и Укра­и­на мог­ла из­ме­нить свою пла­чев­ную си­ту­а­цию с му­со­ром и свал­ка­ми, про­фес­сор от­ве­ча­ет так: осве­дом­лен­ность, ин­фор­ми­ро­ван­ность на­се­ле­ния о нега­тив­ном вли­я­нии му­со­ра на окру­жа­ю­щую среду, ор­га­ни­за­ция рын­ка по­втор­но­го ис­поль­зо­ва­ния от­хо­дов. “Важ­но сде­лать му­сор цен­ным, что­бы лю­ди по­ня­ли: от­пра­вив его на пе­ре­ра­бот­ку, мож­но за­ра­бо­тать”,— ре­зю­ми­ру­ет Хай­сман.

ЧИ­СТЫЕ ТРУДЫ:

Му­со­ро­сжи­га­тель­ный за­вод AVR Ро­зен­бург не пор­тит кра­си­вый пей­заж под Рот­тер­да­мом

СМОТ­РИ В ОБА: Так гол­ланд­ские спе­ци­а­ли­сты уда­лен­но управ­ля­ют всеми про­цес­са­ми пе­ре­ра­бот­ки му­со­ра на за­во­де вбли­зи Рот­тер­да­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.