Цвет­ная ре­во­лю­ция

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - НИДЕРЛАНДЫ -

Но­ва­тор­ские идеи ни­дер­ланд­ских ху­дож­ни­ков-аб­страк­ци­о­ни­стов за сто­ле­тие по­ко­ри­ли мир и ста­ли неотъ­ем­ле­мой ча­стью мас­со­вой куль­ту­ры Га­ли­на Кор­ба

Круп­ная крас­ная и си­няя клет­ка на одеж­де от име­ни­тых мо­де­лье­ров и из­вест­ных брен­дов масс-мар­ке­та, кон­траст­ный гео­мет­ри­че­ский де­кор в ин­те­рье­ре, стро­го пря­мые ли­нии в ди­зайне ме­бе­ли и ар­хи­тек­ту­ры. Эти уль­тра­мод­ные при­е­мы по­след­них де­ся­ти­ле­тий — на­след­ство гол­ланд­ских ху­дож­ни­ков-но­ва­то­ров, ко­то­рые сто лет на­зад ос­но­ва­ли но­вое на­прав­ле­ние в ис­кус­стве. Этот тренд во­шел в ис­то­рию как стиль (De Stijl), или неопла­сти­цизм, по­ло­жив на­ча­ло аб­стракт­ной жи­во­пи­си в ее со­вре­мен­ном по­ни­ма­нии.

Про­из­ве­де­ния ос­но­ва­те­ля De Stijl ни­дер­ланд­ско­го ху­дож­ни­ка Пи­та Мон­дри­а­на и его еди­но­мыш­лен­ни­ков вы­зы­ва­ют ажи­о­таж на вы­став­ках и со­би­ра­ют де­сят­ки мил­ли­о­нов дол­ла­ров на са­мых зна­ме­ни­тых аук­ци­о­нах.

Мек­кой для по­клон­ни­ков это­го на­прав­ле­ния в ис­кус­стве стал Му­ни­ци­паль­ный му­зей Га­а­ги. Здесь хра­нит­ся са­мая боль­шая в ми­ре кол­лек­ция ра­бот по­сле­до­ва­те­лей De Stijl. В их чис­ле зна- ме­ни­тое крас­но-си­нее крес­ло ди­зай­не­ра и ар­хи­тек­то­ра Гер­ри­та Рит­вель­да и более 300 по­ло­тен идей­но­го от­ца Сти­ля Мон­дри­а­на. “Кайф аб­стракт­но­го ис­кус­ства Мон­дри­а­на в том, что оно до­ста­точ­но про­стое, хо­тя за ним сто­ит глу­бин­ная фи­ло­со­фия,— по­яс­ня­ет ис­кус­ство­вед На­ци­о­наль­ной ху­до­же­ствен­ной ака­де­мии Украины Оль­га Ба­ла­шо­ва.— Эта про­сто­та и нена­вяз­чи­вость де­ла­ет его та­ким вос­тре­бо­ван­ным в мас­со­вой куль­ту­ре, ведь каж­дый мо­жет най­ти в нем что-то свое”.

Итак, 2017-й про­хо­дит в Ни­дер­лан­дах под зна­ком боль­шо­го юби­лея. 100 лет с го­да ос­но­ва­ния ху­до­же­ствен­но­го на­прав­ле­ния De Stijl, ко­то­рый лег в ос­но­ву ди­зай­на до­маш­не­го ин­те­рье­ра, улич­но­го экс­те­рье­ра, мод­ной ин­ду­стрии и ин­ду­стрии про­мыш­лен­ной. При­чем речь идет о трен­де в его ми­ро­вом из­ме­ре­нии.

Ушли в мас­сы

NBTC Holland Marketing по­свя­ща­ет 2017 год юби­лею кра­соч­но­го арт-на­прав­ле­ния De Stijl. В те­ку­щем и сле­ду­ю­щем же в раз­ных го­ро­дах и ре­ги­о­нах Ни­дер­лан­дов прой­дут вы­став­ки са­мых яр­ких ра­бот апо­сто­лов De Stijl. Суве­нир­ные ма­га­зи­ны, улоч­ки и пло­ща­ди по­кро­ет буй­ство кра­сок от клас­си­ков и со­вре­мен­ни­ков мод­но­го гол­ланд­ско­го ис­кус­ства.

Му­ни­ци­паль­ный му­зей Га­а­ги, где со­сре­до­то­че­ны ос­нов­ные ра­бо­ты ма­сте­ров De Stijl, за первое полугодие при­нял более 280 тыс. по­се­ти­те­лей. И хо­тя му­зей­ные ра­бот­ни­ки уточ­ня­ют НВ, что не все гости при­е­ха­ли ис­клю­чи­тель­но для по­се­ще­ния вы­став­ки De Stijl, те, кто ее по­се­тил, рав­но­душ­ны­ми к этой иг­ре кра­сок не оста­лись.

В чем же та­ин­ство этой цвет­ной гео­мет­рии? Фи­ло­со­фия ос­но­во­по­лож­ни­ков De Stijl со­сто­я­ла в от­ка­зе от тра­ди­ци­он­но­го ко­пи­ро­ва­ния окру­жа­ю­ще­го ми­ра. До­ста­точ­но вы­стро­ить ли­нии и фи­гу­ры крас­но­го, жел­то­го, си­не­го, чер­но­го и бе­ло­го, что­бы пе­ре­дать всю экс­прес­сию ве­щей.

Не­под­го­тов­лен­но­му зри­те­лю до сих пор слож­но рас­шиф­ро­вать ДНК это­го на­прав­ле­ния в ис­кус­стве. В на­ча­ле XX ве­ка нетра­ди­ци­он­ные пест­рые ра­бо­ты гол-

ланд­ских ху­дож­ни­ков вы­зы­ва­ли у зри­те­лей всю па­лит­ру чувств от по­жи­ма­ния пле­ча­ми до вос­хи­ще­ния. В 1937 го­ду в Мюн­хене ра­бо­ты по­сле­до­ва­те­лей De Stijl, в том чис­ле Мон­дри­а­на, нем­цы вклю­чи­ли в так на­зы­ва­е­мую Вы­став­ку де­ге­не­ра­тив­но­го ис­кус­ства. Ли­дер на­ци­стов Адольф Гит­лер то­гда же при­гро­зил ху­дож­ни­кам­но­ва­то­рам уго­лов­ны­ми пре­сле­до­ва­ни­я­ми. Их твор­че­ство “оскорб­ля­ет на­цию”.

Что­бы не ис­ку­шать судь­бу, пе­ред на­ча­лом вой­ны в 1938-м Мон­дри­ан пе­ре­брал­ся за Ла-Манш, в Лон­дон, а за­тем и во­все — за оке­ан, в НьюЙорк. Здесь име­ни­тый гол­ланд­ский из­гнан­ник на­пи­сал од­но из са­мых из­вест­ных сво­их тво­ре­ний — кар­ти­ну Victory Boogie Woogie — и пре­вра­тил свою квар­ти­ру в арт-объ­ект, рас­пи­сав сте­ны в си­ле сво­их кар­тин.

Сей­час ра­бо­ты Мон­дри­а­на вы­став­ля­ют­ся в луч­ших му­зе­ях ми­ра и про­да­ют­ся за бас­но­слов­ные день­ги. В част­но­сти, в 2015-м на аук­ци­оне Christie’s кар­ти­на Ком­по­зи­ция №III с крас­ным, си­ним, жел­тым и чер­ным бы­ла про­да­на за $50,6 млн, в два раза пре­вы­сив про­гно­зы экс­пер­тов, ко­то­рые про­чи­ли ей мак­си­мум $25 млн. Что то­же не­ма­ло.

Ми­ро­вое при­зна­ние на­шло и дру­гих по­сле­до­ва­те­лей De

Stijl, при­чем не толь­ко ху­дож­ни­ков. Ар­хи­тек­тор и ди­зай­нер Гер­рит Рит­вельд про­из­вел фу­рор, по­стро­ив по за­ве­там неопла­сти­циз­ма це­лый дом, во­шед­ший в ис­то­рию как дом Шре­дер. Двух­этаж­ное зда­ние бы­ло воз­ве­де­но в 1921 го­ду в Утрех­те для Трюс Шре­дер — вдо­вы с тре­мя детьми.

Его ди­зай­ну мог бы по­за­ви­до­вать лю­бой со­вре­мен­ный ар­хи­тек­тор — в нем прак­ти­че­ски от­сут­ству­ют внут­рен­ние сте­ны, а про­стран­ство сво­бод­но транс­фор­ми­ру­ет­ся из боль­шо­го от­кры­то­го по­ме­ще­ния в ма­лень­кие раз­дель­ные спаль­ни со склад­ной ме­бе­лью. При этом ин­те­рьер оформ­лен в ба­зо­вых цве­тах De Stijl — чер­но-бе­лый с крас­ны­ми, си­ни­ми и жел­ты­ми ак­цен­та­ми. В этом до­ме Шре­дер про­жи­ла до са­мой смер­ти, а по­сле это­го он стал му­зе­ем и был вклю­чен в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия ЮНЕСКО.

Уже бу­дучи при­знан­ным ар­хи­тек­то­ром, в 1970-х Рит­вельд спро­ек­ти­ро­вал дру­гие зна­ко­вые зда­ния — Му­зей Ван Го­га в Ам­стер­да­ме и Ака­де­мию ис­кусств и ди­зай­на, на­зван­ную в честь са­мо­го ар­хи­тек­то­ра Ака­де­ми­ей Гер­ри­та Рит­вель­да.

В ши­ро­кие мас­сы из за­стен­ков вы­со­ко­го ис­кус­ства De Stijl по­пал в 1930-е го­ды, “внед­рив­шись” в мод­ную ин­ду­стрию. Сна­ча­ла фран­цуз­ский мо­де­льер Ло­ла Пру­сак ис­поль­зо­ва­ла его в од­ной из кол­лек­ций су­мок Hèrmes. В 1965 го­ду мод­ный гу­ру из Фран­ции Ив Сен-Ло­ран про­из­вел фу­рор, вы­пу­стив кол­лек­цию пла­тьев под на­зва­ни­ем Мон­дри­ан. Он де­ко­ри­ро­вал про­стые три­ко­таж­ные пла­тья чер­ны­ми ли­ни­я­ми и цвет­ны­ми клет­ка­ми, точь-вточь как на по­лот­нах ни­дер­ланд­ско­го ху­дож­ни­ка.

На про­тя­же­нии по­сле­ду­ю­щих де­ся­ти­ле­тий неопла­сти­цизм вдох­нов­лял как име­ни­тых мо­де­лье­ров, так и брен­ды масс-мар­ке­та. Сре­ди про­че­го при­е­мы De Stijl ис­поль­зо­ва­ли Prada, Moschino, Christian Louboutin, Vans и Nike. Идеи неопла­сти­ци­стов по­вли­я­ли на со­вре­мен­ную ар­хи­тек­ту­ру, лег­ли в ос­но­ву ми­ни­ма­лиз­ма и по­пу­ляр­но­го ар­хи­тек­тур­но­го сти­ля Bauhaus.

Ви­зу­аль­ные от­кры­тия ни­дер­ланд­ских ху­дож­ни­ков взя­ли на во­ору­же­ние да­же про­грам­ми­сты. Ав­стра­ли­ец Дэ­вид Мор­ганМар при­ду­мал язык про­грам­ми­ро­ва­ния, ко­то­рый на­звал в честь Мон­дри­а­на — Piet. Про­грам­мы на этом язы­ке пред­став­ля­ют со­бой раст­ро­вые изоб­ра­же­ния, ко­то­рые вы­гля­дят как аб­стракт­ное искус­ство.

“De Stijl опе­ре­дил свое вре­мя, во мно­гом опре­де­лил то, как мы ви­дим современное искус­ство сей­час,— ре­зю­ми­ру­ют в Му­ни­ци­паль­ном му­зее Га­а­ги.— Это на­прав­ле­ние счи­та­ет­ся са­мым зна­чи­тель­ным вкла­дом Гол­лан­дии в современное искус­ство”.

ВОГНАЛИ В КРАС­КУ:

По­бе­да бу­ги

ву­ги (край­нее спра­ва фо­то) — на­зва­ние неза­кон­чен­ной кар­ти­ны ху­дож­ни­ка Пи­та Мон­дри­а­на. Сле­ва от нее — ва­ри­а­ции ди­зай­нер­ских ре­плик

SIT DOWN PLEASE:

В 1917-м Гер­рит Рит­вельд со­здал свой зна­ме­ни­тый крас­но-си­ний стул, со­блю­дая все прин­ци­пы De Stijl

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.