Хо­ро­шо си­дят

Уни­каль­ная ме­то­ди­ка пе­ре­вос­пи­та­ния в гол­ланд­ских тюрь­мах поз­во­ли­ла ре­корд­но со­кра­тить чис­ло за­клю­чен­ных и уро­вень пре­ступ­но­сти. Пу­сту­ю­щие тюрь­мы за­кры­ва­ют или сда­ют в арен­ду ме­нее за­ко­но­по­слуш­ным со­се­дям Га­ли­на Кор­ба

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - НИДЕРЛАНДЫ -

ВГол­лан­дии мас­со­во ис­че­за­ют ме­ста за­клю­че­ния. За по­след­ние три го­да за­кры­то 19 тю­рем. Остав­ши­е­ся 38 мест до­су­деб­но­го за­клю­че­ния, пси­хи­ат­ри­че­ские цен­тры, а так­же цен­тры для несо­вер­шен­но­лет­них пре­ступ­ни­ков и учре­жде­ния для удер­жа­ния под стра­жей неле­галь­ных ми­гран­тов прак­ти­че­ски пу­сту­ют. Око­ло тре­ти ка­мер, ко­то­рые более спра­вед­ли­во на­звать ком­на­та­ми, не ис­поль­зу­ют­ся. В тех, что за­се­ле­ны,— вся ин­тер­на­ци­о­наль­ная па­лит­ра стра­ны. При­мер­но 65% за­клю­чен­ных — гол­ланд­цы, осталь­ные пред­став­ле­ны вы­ход­ца­ми из дру­гих стран — в ос­нов­ном из Су­ри­на­ма, Ма­рок­ко и Тур­ции. Тренд сни­же­ния чис­ла за­клю­чен­ных и мест их пре­бы­ва­ния все еще за­мет­ный.

“С точ­ки зре­ния об­ще­ства это к луч­ше­му, по­то­му что пре­ступ­ность па­да­ет. Хо­тя, ес­ли вы ра­бо­та­е­те в тюрьме, для вас это не очень хо­ро­шая но­вость”,— иро­ни­зи­ру­ет Яап Оо­сте­вир, пред­ста­ви­тель ми­ни­стер­ства без­опас­но­сти и юс­ти­ции Ни­дер­лан­дов.

Впро­чем, да­же те ко­ло­нии и тюрь­мы, что дей­ству­ют, по­ра­жа­ют укра­ин­ских пра­во­за­щит­ни­ков. Олег Спор­ни­ков, ди­рек­тор про­ек­тов фон­да Дей­ствие за­ко­на и экс­перт по пе­ни­тен­ци­ар­ной ре­фор­ме, по­се­тил сра­зу несколь­ко мест ли­ше­ния сво­бо­ды в Ни­дер­лан­дах. Вме­сто мрач­ных за­стен­ков и су­ро­вых над­зи­ра­те­лей он об­на­ру­жил уют­ные зе­ле­ные дво­ры с по­ля­ми для фут­бо­ла и во­лей­бо­ла, прак­ти­че­ски сво­бод­но раз­гу­ли­ва­ю­щих по тер­ри­то­рии за­клю­чен­ных. Спор­ни­ков по­яс­ня­ет, что цель по­доб­ной мо­де­ли — не как мож­но жест­че по­ка­рать, а пе­ре­вос­пи­тать на­ру­ши­те­ля, ис­поль­зуя тон­кие ин­стру­мен­ты на­строй­ки.

Что­бы вер­нуть в об­ще­ство не озлоб­лен­но­го зэка, про­шед­ше­го по­вы­ше­ние сво­ей раз­бой­ни­че­ской ква­ли­фи­ка­ции, его ста­ра­ют­ся пе­ре­про­грам­ми­ро­вать на но­вый жиз­нен­ный лад. “В тюрьме для несо­вер­шен­но­лет­них я об­щал­ся с од­ним быв­шим нар­ко­ди­ле­ром,— вспо­ми­на­ет Спор­ни­ков.— По­на­ча­лу он и в тюрьме пы­тал­ся про­да­вать нар­ко­ти­ки, а те­перь он рез­чик по де­ре­ву, де­ла­ет чу­дес­ные де­ре­вян­ные скульп­ту­ры. Го­во­рит, ему стыд­но за про­шлое и боль­ше он к нему не вер­нет­ся”.

Уни­каль­ная пе­ни­тен­ци­ар­ная си­сте­ма Ни­дер­лан­дов уже да­ла ощу­ти­мые ре­зуль­та­ты. Со­от­но­ше­ние чис­ла за­клю­чен­ных к на­се­ле­нию со­кра­ти­лось на 40% за по­след­ние де­сять лет, став са­мым низ­ким в Ев­ро­пе. Так, по ста­ти­сти­ке Со­ве­та Ев­ро­пы, на 100 тыс. гол­ланд­цев при­хо­дит­ся 53 за­клю­чен­ных. В Ев­ро­пе в сред­нем этот по­ка­за­тель в два раза вы­ше — око­ло 116 на 100 тыс., а в США — и во­все более 700.

Пре­ступ­ле­ние и на­ка­за­ние

Эпи­зод из рос­сий­ской ко­ме­дии Хо­чу в тюрь­му (1998 год). Глав­ный ге­рой филь­ма, ма­стер на все ру­ки Се­мен Лям­кин, втя­нут в круп­ную афе­ру. Ему гро­зит арест. Да­бы из­бе­жать рос­сий­ской тюрь­мы, он бе­жит в Ни­дер­лан­ды, что­бы там за­слу­жить ме­сто в тюрьме. С тру­дом, но ему это уда­ет­ся.

Даль­ней­шее про­дол­же­ние сю­же­та на­по­ми­на­ет product placement тю­рем Гол­лан­дии. Быт за­клю­чен­но­го, его до­суг, ра­ци­он пи­та­ния, ра­бо­та и от­но­ше­ния внут­ри “кол­лек­ти­ва” спо­соб­ны вы­звать за­висть у лю­бо­го сво­бод­но­го граж­да­ни­на пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. Впро­чем, ко­ме­дия за­кан­чи­ва­ет­ся тра­гич­но. Срок пре­бы­ва­ния Лям­ки­на в гол­ланд­ской тюрьме по­до­шел к кон­цу, и ему при­шлось вер­нуть­ся на ро­ди­ну. Рос­сий­ский чер­ный юмор — гол­ланд­ская тюрь­ма: един­ствен­ное свет­лое пят­но в био­гра-

фии бег­ле­ца. Са­мое уди­ви­тель­ное в этом ху­до­же­ствен­ном вы­мыс­ле — то, что он неда­лек от прав­ды.

Все по­стро­е­но так, что­бы ре­аль­ным, а не ки­нош­ным уз­ни­кам гол­ланд­ских тю­рем не дать стать за­ко­ре­не­лы­ми уго­лов­ни­ка­ми. По­это­му за­клю­чен­ным предо­став­ля­ет­ся мак­си­маль­ная сво­бо­да пе­ре­дви­же­ния внут­ри мест за­клю­че­ния. Предо­став­ле­на воз­мож­ность за­ни­мать­ся тру­до­вой де­я­тель­но­стью на вы­бор, так­же они мо­гут вы­би­рать фор­му до­су­га.

С ни­ми по­сто­ян­но об­ща­ют­ся ду­хов­ные на­став­ни­ки, сре­ди ко­то­рых встре­ча­ют­ся пред­ста­ви­те­ли ис­ла­ма, иуда­из­ма, буд­диз­ма и са­мых рас­про­стра­нен­ных в ре­ги­оне хри­сти­ан­ских кон­фес­сий.

На про­тя­же­нии го­да для 11 тыс. за­клю­чен­ных та­кие ду­хов­ни­ки про­ве­ли 30 тыс. ин­ди­ви­ду­аль­ных и 6,5 тыс. груп­по­вых бе­сед, а так­же 4 тыс. ре­ли­ги­оз­ных це­ре­мо­ний. “Мы ста­ра­ем­ся устра­нить все воз­мож­ные при­чи­ны, ко­то­рые тол- кну­ли их на пре­ступ­ле­ние,— го­во­рит в ин­тер­вью ВВС Ян Ру­лоф ван дер Спол, за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра тюрь­мы стро­го­го ре­жи­ма Нор­гер­ха­вен.— Ес­ли у ко­го-то про­бле­ма с нар­ко­ти­ка­ми — мы по­мо­га­ем пре­одо­леть за­ви­си­мость, ес­ли у че­ло­ве­ка при­сту­пы агрес­сии — мы предо­став­ля­ем спе­ци­аль­ную те­ра­пию, ес­ли у лю­дей про­бле­мы с день­га­ми — им ока­жут услу­ги фи­нан­со­вые кон­суль­тан­ты”.

В гол­ланд­ской тюрьме лю­бо­го ре­жи­ма с за­клю­чен­ны­ми по­сто­ян­но ра­бо­та­ют пси­хо­ло­ги. Аре­стан­ты мо­гут по­лу­чить по­лез­ные на­вы­ки на мест­ных про­из­вод­ствах от при­го­тов­ле­ния пи­щи до из­го­тов­ле­ния ве­ло­си­пе­дов и му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тов, по­лу­чить об­ра­зо­ва­ние: выс­шее или про­фес­си­о­наль­но-тех­ни­че­ское.

Ре­зуль­тат та­кой де­я­тель­но­сти — на­ли­цо. По дан­ным вла­стей, боль­шин­ство за­клю­чен­ных уда­ет­ся пе­ре­вос­пи­тать — ме­нее 10% из них сно­ва по­па­да­ют за ре­шет­ку. А в це- лом за во­семь лет пре­ступ­ность в стране со­кра­ти­лась на 25%.

Глав­ная при­чи­на па­де­ния пре­ступ­но­сти — це­ле­на­прав­лен­ная по­ли­ти­ка, пре­сле­ду­ю­щая сво­ей це­лью не до­пу­стить ре­ци­ди­вов у уже осуж­ден­ных. К при­ме­ру, вме­сто на­сто­я­щих тю­рем­ных сро­ков со­вер­шив­шим нена­силь­ствен­ные пре­ступ­ле­ния пред­пи­сы­ва­ют штра­фы, об­ще­ствен­ные ра­бо­ты, элек­трон­ные брас­ле­ты и спе­ци­аль­ные кур­сы пси­хо­ло­ги­че­ской и со­ци­аль­ной ре­а­би­ли­та­ции. За че­ты­ре го­да чис­ло тех, ко­го го­су­дар­ство за­ста­ви­ло но­сить сле­дя­щие элек­трон­ные брас­ле­ты, вы­рос­ло вдвое с 900 в 2012 го­ду до 1.800 в 2016-м. В гол­ланд­ской служ­бе про­ба­ции по­яс­ня­ют, что брас­ле­ты об­хо­дят­ся де­шев­ле тюрь­мы и к то­му же поз­во­ля­ют лю­дям со­хра­нить свои ра­бо­чие ме­ста, а зна­чит, и ме­сто в об­ще­стве.

Тю­рем­ные сро­ки то­же ста­ра­ют­ся со­кра­щать. В сред­нем взрос­лый заключенный в Ни­дер­лан­дах про­во­дит под стра­жей 103 дня. По-

жиз­нен­ные сро­ки да­ют лишь в са­мых ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях, та­ких осуж­ден­ных в 2016-м на все Ни­дер­лан­ды бы­ло 33 че­ло­ве­ка. 55% осво­бож­да­ют уже че­рез ме­сяц, 38% про­во­дят в тюрьме от ме­ся­ца до го­да и лишь 7% — боль­ше го­да. Не­со­вер­шен­но­лет­ние оста­ют­ся в ме­стах ли­ше­ния сво­бо­ды не боль­ше 3–5 ме­ся­цев. И лишь па­ци­ен­ты пси­хи­ат­ри­че­ских тю­рем­ных за­ве­де­ний оста­ют­ся под над­зо­ром в сред­нем более се­ми лет.

Об уди­ви­тель­ной све­жей ини­ци­а­ти­ве гол­ланд­ских пра­во­охра­ни­те­лей рас­ска­за­ла The Guardian. Всем 30 тыс. за­клю­чен­ным в Ни­дер­лан­дах вы­да­дут спе­ци­аль­ные ка­лен­да­ри с фо­то­гра­фи­я­ми и де­та­ля­ми нерас­кры­тых по­ли­ци­ей дел. Каж­дый день в ка­лен­да­ре 2018– 2019 го­да бу­дет ил­лю­стри­ро­ван фо­то­гра­фи­ей про­пав­ше­го без ве­сти и де­та­ля­ми де­ла. По­ли­ция на­де­ет­ся, что кто-ли­бо из за­клю­чен­ных мо­жет знать ка­кие-то де­та­ли пре­ступ­ле­ний, про­из­ве­ден­ные быв­ши­ми кол­ле­га­ми по ре­ме­с­лу. Воз­мож­но, у них по­явит­ся же­ла­ние по­мочь след­ствию.

Идея та­ко­го “чи­сто­сер­деч­но­го” ка­лен­да­ря за­им­ство­ва­на у США. В Ни­дер­лан­дах он из­дан на гол­ланд­ском, араб­ском, ис­пан­ском, ан­глий­ском и рус­ском язы­ках. Осуж­ден­ным га­ран­ти­ро­ван­на на­гра­да в раз­ме­ре до €800 тыс. за ин­фор­ма­цию, ко­то­рая по­мо­жет успеш­но за­вер­шить де­ло.

Во вре­мя экс­пе­ри­мен­та с ка­лен­да­рем по­ли­ция по­лу­чи­ла от зэ­ков несколь­ко за­це­пок по де­лу Ни­ки Вер­стап­пе­на — 11-лет­не­го маль­чи­ка, ко­то­рый был убит в ав­гу­сте 1998 го­да на юге Ни­дер­лан­дов. Пре­ступ­ни­ка не пой­ма­ли. Те­перь по­ли­ция воз­об­нов­ля­ет де­ло. Бла­го­да­ря за­клю­чен­ным в тюрь­мах Леу- вар­дене, Зют­фене, Сит­тар­де, Цва­ге и Си­п­хо­ле по­ли­ция ре­ани­ми­ро­ва­ла еще два нерас­кры­тых де­ла.

Дже­рейн Хам­мер, изоб­ре­та­тель ка­лен­да­ря, рас­ска­зал га­зе­там, что его де­ти­ща ока­за­лись по­пу­ляр­ны­ми сре­ди ску­ча­ю­щих за­клю­чен­ных, хо­тя неко­то­рые вос­при­ни­ма­ют это как по­пыт­ку пре­вра­тить пре­ступ­ле­ния в их соб­ствен­ные.

“Есть лю­ди, ко­то­рые не хо­тят по­лу­чать ка­лен­дарь, так как опа­са­ют­ся, что их ста­нут на­зы­вать сту­ка­ча­ми,— рас­ска­зал мест­ной прес­се Дже­рейн Хам­мер, ав­тор ка­лен­да­ря.— Но проб­ный за­пуск этой про­грам­мы по­ка­зал, что по­чти две тре­ти за­клю­чен­ных счи­та­ют, что ка­лен­дарь — на са­мом де­ле хо­ро­шая идея”.

Тюрь­мы без по­сто­яль­цев

Со­дер­жа­ние та­кой си­сте­мы — удо­воль­ствие не из де­ше­вых. В год пе­ни­тен­ци­ар­ная си­сте­ма Ни­дер­лан­дов об­хо­дит­ся казне в €2,2 млрд, а один заключенный в день — в €250–630. По­это­му со­кра­ще­ние чис­ла аре­стан­тов — это чи­стой во­ды эко­но­мия. “У гол­ланд­цев есть глу­бо­ко уко­ре­нив­ший­ся праг­ма­тизм, ко­гда речь за­хо­дит о ре­гу­ли­ро­ва­нии пра­во­по­ряд­ка,— по­яс­ня­ет Рене ван Сва­а­нин­ген, про­фес­сор кри­ми­но­ло­гии Юри­ди­че­ской шко­лы Эраз­ма в Рот­тер­да­ме.— Тюрь­мы очень до­ро­ги. В от­ли­чие от Со­еди­нен­ных Шта­тов, где лю­ди склонны со­сре­до­та­чи­вать­ся на мо­раль­ных ар­гу­мен­тах в от­но­ше­нии тю­рем­но­го за­клю­че­ния, Ни­дер­лан­ды боль­ше скон­цен­три­ро­ва­ны на том, что ра­бо­та­ет и что эф­фек­тив­но”.

Праг­ма­тизм поз­во­ля­ет гол­ланд­цам не толь­ко эко­но­мить на тюрь­мах, но и за­ра­ба­ты­вать. В 2015 го­ду Но­р­ве­гия арен­до­ва­ла на три го­да гол­ланд­скую тюрь­му Нор­гер­ха­вен. Та­кая услу­га обо­шлась Ос­ло в го­до­вой взнос — €25 млн. В ито­ге в тюрьме по­се­ли­лись 242 скан­ди­нав­ских за­клю­чен­ных. При­ме­ру нор­веж­цев по­сле­до­ва­ли бель­гий­цы. Они на­пра­ви­ли в Гол­лан­дию пол­ты­ся­чи сво­их осуж­ден­ных.

Ино­стран­цы пер­спек­ти­ву пе­ре­ехать вос­при­ня­ли с эн­ту­зи­аз­мом. Гол­ланд­ские тюрь­мы предо­став­ля­ют мно­гие услу­ги, недо­ступ­ные на ро­дине,— мень­ше ра­бо­ты, боль­ше вре­ме­ни во дво­ре, боль­ше те­ле­фон­ных раз­го­во­ров и связь по Skype с род­ствен­ни­ка­ми в спе­ци­аль­но от­ве­ден­ной ком­на­те. Учи­ты­вая, что боль­шин­ство “им­порт­ных” за­клю­чен­ных — вы­ход­цы из стран Во­сточ­ной Ев­ро­пы и Се­вер­ной Аф­ри­ки, та­кие ка­на­лы свя­зи для них очень важ­ны.

Тюрь­мы, ко­то­рые со­хра­нить не уда­лось, быст­ро адап­ти­ро­ва­ли под дру­гие нуж­ды. В неко­то­рых обу­стра­и­ва­ют жи­лье для про­си­те­лей убе­жи­ща. Здесь убра­ли окру­жа­ю­щие сте­ны и ко­лю­чую про­во­ло­ку, а так­же пре­вра­ти­ли быв­шие ка­ме­ры в неболь­шие квар­ти­ры. В ка­че­стве бо­ну­са но­вые жиль­цы по­лу­чи­ли еще и до­пол­ни­тель­ную ин­фра­струк­ту­ру в ви­де фут­боль­ных по­лей, тре­на­жер­ных за­лов и са­да во дво­ре.

Судь­ба дру­гих мест ли­ше­ния сво­бо­ды сло­жи­лась еще ин­те­рес­ней. К при­ме­ру, в быв­шей тюрьме в пред­ме­стье Ам­стер­да­ма обу­стро­и­ли отель под на­зва­ни­ем Het Arresthuis [дом аре­ста]. Быв­шие ка­ме­ры из­ме­ни­ли до неузна­ва­е­мо­сти, офор­мив по по­след­ней мо­де ди­зай­на ин­те­рье­ров. О тем­ном про­шлом зда­ния на­по­ми­на­ют лишь длин­ные тю­рем­ные коридоры и звуч­ные на­зва­ния но­ме­ров Тю­рем­щик, Ад­во­кат или Су­дья.

Учи­ты­вая, что чис­ло за­клю­чен­ных про­дол­жа­ет со­кра­щать­ся, тюрь­мы бу­дут за­кры­вать.ся Кри­ти­ки это­го яв­ле­ния в пе­ни­тен­ци­ар­ной си­сте­мы Ни­дер­лан­дов ука­зы­ва­ют, что де­ло во­все не в уни­каль­ном па­де­нии уров­ня пре­ступ­но­сти. По мне­нию Фран­са Кар­бо, пред­ста­ви­те­ля Кон­фе­де­ра­ции проф­со­ю­зов Ни­дер­лан­дов, речь идет о ба­наль­ной эко­но­мии, а так­же неэф­фек­тив­ной ра­бо­те пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. “Ес­ли вы за­кры­ва­е­те тюрь­мы сей­час, вам все­го лишь при­дет­ся их от­крыть несколь­ко лет спу­стя”,— от­ме­ча­ет он. Прав ли Кар­бо, по­ка­жет вре­мя. По­ка же гол­ланд­цы ак­тив­но пе­ре­кра­ши­ва­ют “небо в кле­точ­ку” в “небо в розовых очках”.

ТЮРЬ­МА НА­РО­ДОВ:

Быв­шая тюрь­ма De Koepel в го­ро­де Хар­лем пре­вра­ще­на в об­ще­жи­тие для бе­жен­цев. Сей­час у бе­жен­цев по рас­пи­са­нию фут­бол

КАК ДЕ­ТИ В

ШКО­ЛУ: Так в од­ной ни­дер­ланд­ской ис­пра­ви­тель­ной ко­ло­ний для несо­вер­шен­но­лет­них про­хо­дит урок гео­гра­фии

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.