Ти­мур Хро­ма­ев — о том, во что бы он ин­ве­сти­ро­вал в Укра­ине и как рас­слаб­ля­ет­ся по­сле ра­бо­ты

Ти­мур Хро­ма­ев, гла­ва Нац­ко­мис­сии по цен­ным бу­ма­гам и фон­до­во­му рын­ку,— о том, во что бы он ин­ве­сти­ро­вал в Укра­ине и как рас­слаб­ля­ет­ся по­сле ра­бо­ты

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - СОДЕРЖАНИЕ - АН­НА ХАЕЦКАЯ

Ти­мур Хро­ма­ев, гла­ва На­ци­о­наль­ной ко­мис­сии по цен­ным бу­ма­гам и фон­до­во­му рын­ку, за­ме­ча­те­лен тре­мя ве­ща­ми: у него ре­пу­та­ция од­но­го из луч­ших фи­нан­си­стов стра­ны, он же­нат на те­лезвез­де Ма­ше Еф­ро­си­ни­ной, и, на­ко­нец, он че­ло­век с от­мен­ным чув­ством сти­ля. А при бли­жай­шем зна­ком­стве с Хро­ма­е­вым вы­яс­ни­лось, что он к то­му же не по-ки­ев­ски пунк­туа­лен. За неде­лю до­го­во­рив­шись с НВ Style об ин­тер­вью и съем­ке, он при­шел на встре­чу ми­ну­та в ми­ну­ту, несмот­ря на за­то­ры.

— По­сле пер­во­го опы­та ра­бо­ты на гос­служ­бе вы де­сять лет за­ни­ма­лись ин­ве­сти­ци­он­ным биз­не­сом. За­тем вер­ну­лись на гос­служ­бу. Не по­жа­ле­ли об этом?

— Не по­жа­лел, по­то­му что для ме­ня лю­бой опыт бес­це­нен. Я по­ни­мал, ку­да я иду и что ме­ня там ждет. Ес­ли для мно­гих, кто впер­вые шел на гос­служ­бу в то вре­мя, кар­ти­на бы­ла неяс­ной, то для ме­ня — на­обо­рот. Я це­ле­на­прав­лен­но или как ми­ни­мум осо­знан­но сде­лал этот вы­бор.

— Вам хо­ро­шо из­ве­стен ин­ве­сти­ци­он­ный ры­нок, до 2013 вы бы­ли учре­ди­те­лем ин­ве­сти­ци­он­ной ком­па­нии АРТА. Во что бы вы лич­но вло­жи­лись се­го­дня, ко­гда стра­на де­ла­ет до­воль­но сла­бые по­пыт­ки эко­но­ми­че­ско­го ро­ста?

— Сей­час я ин­ве­сти­рую все свое вре­мя в ре­фор­му фи­нан­со­во­го сек­то­ра и, в част­но­сти, в устой­чи­вое раз­ви­тие рын­ков ка­пи­та­ла у нас в стране. Счи­таю это са­мой луч­шей ин­ве­сти­ци­ей сей­час.

Луч­шее вре­мя для фи­нан­со­вых ин­ве­сти­ций у нас еще впе­ре­ди. Оно на­сту­пит по ме­ре ре­фор­ми­ро­ва­ния укра­ин­ской эко­но­ми­ки и из­ме­не­ний в об­ще­стве.

Я бы хо­тел боль­ше пу­те­ше­ство­вать со сво­ей се­мьей. Пу­те­ше­ствия — это не про­сто пе­ре­ме­на ме­ста. Это но­вые си­лы, зна­ния и же­ла­ние что-то со­зда­вать

— Ка­кие сей­час у вас при­о­ри­те­ты?

— Из­ме­нить за­ко­но­да­тель­ное по­ле и си­сте­му от­но­ше­ний. Мне ка­жет­ся, что нам уда­лось объ­яс­нить всем, че­го мы хо­тим: по­ря­доч­но­сти, чест­но­сти и от­вет­ствен­но­сти.

Ком­па­нии долж­ны с ува­же­ни­ем от­но­сить­ся к сво­им кли­ен­там и не вос­при­ни­мать их, про­сти­те, как мя­со. По­сту­пать с ни­ми, как с парт­не­ра­ми. Хо­тим в том чис­ле ува­же­ния к ре­гу­ля­то­ру, ко­то­рый вы­пол­ня­ет за­да­чу, ко­то­рую ему по­ру­чи­ло го­су­дар­ство. По­то­му что наш ры­нок — это ры­нок че­ло­ве­че­ских услуг, а не ка­ко­го-то то­ва­ра. По­это­му здесь так важ­но до­ве­рие и уве­рен­ность в зав­траш­нем дне.

— Се­го­дня мно­гие го­во­рят про от­ток мо­ло­дых спе­ци­а­ли­стов за ру­беж, по­то­му что у них нет воз­мож­но­стей ре­а­ли­зо­вать­ся в Укра­ине. Как с этим об­сто­ят де­ла в фи­нан­со­вом сек­то­ре? Мож­но на этом рын­ке сде­лать ка­рье­ру?

— Нам нечем при­вле­кать мо­ло­дых. У нас ненор­маль­ные зар­пла­ты. Мы са­ми тре­тий год ин­ве­сти­ру­ем свое вре­мя и ре­сур­сы в то, что­бы все-та­ки у это­го рын­ка по­яви­лось бу­ду­щее. А по­ка что этот ры­нок не при­вле­ка­ет мо­ло­дых и та­лант­ли­вых. На­ши зар­пла­ты некон­ку­рен­то­спо­соб­ны.

Мы по­ка не со­зда­ли тот ры­нок, ко­то­рый ре­аль­но да­вал бы боль­шую до­бав­лен­ную сто­и­мость эко­но­ми­ки и воз­на­граж­де­ние тем лю­дям, ко­то­рых мы мог­ли бы при­влечь. Очень мно­го укра­ин­цев жи­вут и ра­бо­та­ют в Лон­доне, НьюЙор­ке. Мы пре­крас­но зна­ем, что они сле­дят за из­ме­не­ни­я­ми в сво­ей род­ной стране. Мно­гие про­яви­ли же­ла­ние при­е­хать, но им необ­хо­ди­ма ста­биль­ность. Они долж­ны за­ра­ба­ты­вать день­ги и про­из­во­дить до­бав­лен­ную сто­и­мость.

Ре­фор­мы по­мо­гут нам под­нять уро­вень до­ве­рия к фи­нан­со­во­му сек­то­ру, что­бы в него по­ве­ри­ли укра­ин­цы, что­бы та­лант­ли­вые вос­тре­бо­ван­ные спе­ци­а­ли­сты воз­вра­ща­лись в стра­ну и

на­хо­ди­ли здесь ин­те­рес­ную ра­бо­ту. Очень жаль, ко­гда род­ная стра­на не мо­жет дать те­бе тех воз­мож­но­стей, ко­то­рые есть за гра­ни­цей. По­это­му на­ша за­да­ча — про­ве­сти из­ме­не­ния, дать тол­чок раз­ви­тию рын­ка, сде­лать эти из­ме­не­ния необ­ра­ти­мы­ми и усту­пить ме­сто дру­гим. А са­мим дви­гать­ся даль­ше. Каж­дые пять лет нуж­но ме­нять кар­ти­ну.

— Вы по­лу­ча­е­те от сво­ей ра­бо­ты удо­воль­ствие?

— По­ка это ощу­ще­ние не при­шло, так как ре­зуль­та­ты ра­бо­ты име­ют су­ще­ствен­ный от­ла­га­тель­ный эф­фект. Очень на­де­юсь, что в бли­жай­шее вре­мя си­ту­а­ция нач­нет ме­нять­ся быст­рее.

— Как вам хва­та­ет вре­ме­ни на все?

— На все вре­ме­ни у ме­ня од­но­знач­но не хва­та­ет. Нуж­но рас­став­лять при­о­ри­те­ты: что бо­лее важ­но на дан­ный мо­мент, а что — ме­нее. И, ко­неч­но, важ­на кон­цен­тра­ция на глав­ных во­про­сах, не от­вле­кать­ся на ме­ло­чи. Толь­ко так мож­но до­бить­ся эф­фек­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния сво­е­го вре­ме­ни и ре­сур­са.

— Ес­ли бы не фи­нан­со­вый сек­тор, чем бы вы хо­те­ли за­ни­мать­ся?

— Ес­ли речь идет не о биз­не­се, то я бы хо­тел боль­ше пу­те­ше­ство­вать со сво­ей се­мьей, с детьми. Пу­те­ше­ствия — это не про­сто пе­ре­ме­на ме­ста или кар­тин­ки. По­гру­жа­ясь во что-то но­вое, мы по­лу­ча­ем но­вые си­лы, ин­фор­ма­цию, зна­ния и же­ла­ние со­зда­вать что-то но­вое. Впе­чат­ле­ния и пе­ре­жи­ва­ния ни­ко­гда не про­хо­дят бес­след­но.

Ес­ли же го­во­рить о биз­не­се, то, увы, у нас в стране фи­нан­со­вая де­я­тель­ность боль­ше по­хо­жа на со­дей­ствие биз­не­су в вы­жи­ва­нии — это ра­бо­та с про­блем­ны­ми дол­га­ми, про­да­жа про­блем­ных ак­ти­вов, кри­зис-ме­недж­мент и т. д. У нас в стране она не по­лу­чи­ла та­ко­го раз­ви­тия, как в Ев­ро­пе и дру­гих стра­нах. Имен­но по­это­му я ин­ве­сти­рую свое вре­мя в ре­фор­му фи­нан­со­во­го сек­то­ра. Я хо­чу, что­бы наш фи­нан­со­вый ры­нок был та­ким же, как в Ев­ро­пе. Хо­чет­ся со­зда­вать устой­чи­вые биз­не­сы, до­пол­ни­тель­ную сто­и­мость.

— Сей­час все ак­тив­но об­суж­да­ют бит­койн. Да­же по­яв­ля­ют­ся ав­то­ма­ты для по­куп­ки крип­то­ва­лю­ты. Вы ве­ри­те, что за ни­ми бу­ду­щее?

— Моя ра­бо­та — не ве­рить, а пе­ре­про­ве­рить, раз­би­рать­ся в су­ти. В сре­де фи­нан­си­стов го­во­рят: “Ес­ли за­жи­га­ют­ся звез­ды, зна­чит, это ко­му-то нуж­но”. Мы ви­дим в бит­койне, как и в дру­гих крип­то­ва­лю­тах, фи­нан­со­вые ин­стру­мен­ты. Но нуж­но мно­гое сде­лать для уре­гу­ли­ро­ва­ния вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду участ­ни­ка­ми это­го рын­ка. Дан­ный во­прос нуж­но рас­смат­ри­вать в за­ко­но­да­тель­ном по­ле. В сен­тяб­ре мы по­да­ли в Вер­хов­ную ра­ду но­вый за­ко­но­про­ект, ко­то­рый как раз поз­во­ля­ет нам, как ко­мис­сии, клас­си­фи­ци­ро­вать фи­нан­со­вые ин­стру­мен­ты. По­ка бит­койн при­вле­ка­ет в ос­нов­ном “го­ря­чие го­ло­вы”.

— Как вы со­блю­да­е­те ба­ланс work-life? Есть вре­мя для се­бя, от­ды­ха, се­мьи или ра­бо­та 24 ча­са в сут­ки?

— Да нет, не 24. Это биз­нес, как пра­ви­ло, от­ни­ма­ет льви­ную до­лю вре­ме­ни. На гос­служ­бе все ина­че устро­е­но. Ра­бо­чий день име­ет вполне опре­де­лен­ные гра­ни­цы. Сей­час у ме­ня боль­ше сво­бод­но­го вре­ме­ни по ве­че­рам и вы­ход­ным. Я пы­та­юсь ча­ще бы­вать с се­мьей, за­ни­мать­ся спор­том, боль­ше чи­тать. Но в си­лу ста­ту­са го­су­дар­ствен­но­го слу­жа­ще­го ка­кие-то ве­щи я те­перь не мо­гу де­лать или мо­гу ред­ко.

— Ка­кие, на­при­мер?

— Во-пер­вых, не все­гда мо­гу со­про­вож­дать же­ну на свет­ских ме­ро­при­я­ти­ях. По­это­му ча­ще она хо­дит са­ма. Во-вто­рых, есть огра­ни­че­ния, свя­зан­ные с от­пус­ком: что­бы вы­ехать за гра­ни­цу, мне нуж­но по­лу­чить раз­ре­ше­ние.

— Ка­ким ви­дом спор­та вы увле­ка­е­тесь? — Боль­шим тен­ни­сом. Ино­гда бе­гаю. Ста­ра­юсь на­хо­дить вре­мя для бас­кет­бо­ла. По­лу­ча­ет­ся ред­ко, хо­тя я по­свя­тил это­му ви­ду спор­та мно­гом­но­го лет. Немно­го за­ни­ма­юсь йо­гой. — Ме­ди­ти­ру­е­те?

— Нет, йо­га для ме­ня ско­рее рас­тяж­ка, ща­дя­щая на­груз­ка на су­ста­вы. Я да­ле­ко не гу­ру, и моя рас­тяж­ка мно­гих разо­ча­ру­ет. Спорт — это преж­де все­го для се­бя.

— Вы лю­би­те по­быть на­едине с со­бой?

— Ко­неч­но. Это то­же опре­де­лен­ная раз­груз­ка. Кста­ти, ес­ли вы за­ме­ти­ли, из все­го, что я пе­ре­чис­лил, толь­ко бас­кет­бол — ко­манд­ный вид спор­та. Тот же тен­нис — ин­ди­ви­ду­аль­ный. Хоть ты и иг­ра­ешь с парт­не­ром, но на са­мом де­ле ты один. Толь­ко твои соб­ствен­ные ошиб­ки при­во­дят к по­ра­же­нию. Ко­неч­но, при усло­вии, что у те­бя их боль­ше, чем у со­пер­ни­ка.

— Как вы пла­ни­ру­е­те се­мей­ный от­дых? — Ча­ще все­го моя же­на за­ни­ма­ет­ся пла­ни­ро­ва­ни­ем или мы при­ни­ма­ем ре­ше­ние спон­тан­но по при­гла­ше­нию дру­зей. Они зво­нят и го­во­рят: “При­ез­жай­те ту­да-то, мы бу­дем там”. Ко­неч­но, спла­ни­ро­вать от­дых с детьми слож­нее. Он у нас на­по­ми­на­ет день сур­ка. Каж­дый день про­сы­па­ешь­ся и де­ла­ешь од­но и то же. Но­ги са­ми ве­дут те­бя в ре­сто­ран, из ре­сто­ра­на на пляж, с пля­жа — по­спать. И вот так про­хо­дит неде­ля, и ты ду­ма­ешь: ого, ка­жет­ся, мне нуж­на ис­кра, что­бы вклю­чить­ся. За­то для де­тей это важ­но. Им нуж­но про­во­дить вре­мя с ро­ди­те­ля­ми в ком­форт­ном для них гра­фи­ке. Это неза­ме­ни­мое об­ще­ние, вре­мя немно­го по­ду­ра­чить­ся, по­тан­це­вать, по­чи­тать вме­сте кни­ги.

— Вы тан­цу­е­те?

— Ну да, по­смот­ри­те Ин­с­та­грам Ма­ши [Еф­ро­си­ни­ной]: у нее там все тан­цу­ют —и я, и Са­ша [сын]. Толь­ко стар­шая дочь не лю­бит по­па­дать в кадр, воз­раст уже се­рьез­ный.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.