Че­ло­век из Се­ула

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - КОРЕЯ -

Эта кни­га аме­ри­кан­ско­го жур­на­ли­ста Фр­эн­ка Арен­са от­кры­ва­ет ми­ру Ко­рею с са­мой неожи­дан­ной сто­ро­ны. На­вер­ное, по­это­му в 2016 го­ду New York Post на­звал ее Кни­гой го­да Алек­сандр Пас­хо­вер

В2009 го­ду аме­ри­кан­ский жур­на­лист Washington Post Фр­энк Аренс вме­сте с же­ной Ре­бек­кой пе­ре­ехал на ра­бо­ту в Рес­пуб­ли­ку Ко­рея. Здесь он по­лу­чил хо­ро­шую долж­ность в ком­па­нии Hyundai, став ру­ко­во­ди­те­лем де­пар­та­мен­та меж­ду­на­род­но­го пи­а­ра. Внед­ре­ние че­ло­ве­ка с “Ди­ко­го За­па­да” на ар­ха­ич­ный Во­сток про­шло с огром­ным ко­ли­че­ством при­клю­че­ний, недо­ра­зу­ме­ний и столк­но­ве­ний.

В ре­зуль­та­те несколь­ких лет ра­бо­ты в од­ной из са­мых круп­ных кор­по­ра­ций не толь­ко Ко­реи, но и ми­ра Фр­энк по­лу­чил ни с чем не срав­ни­мый опыт, а та­к­же впе­чат­ле­ния на всю остав­шу­ю­ся жизнь, а то и доль­ше. Что­бы уве­ко­ве­чить эти впе­чат­ле­ния, бле­стя­щее пе­ро аме­ри­кан­ской жур­на­ли­сти­ки на­пи­сал кни­гу — Че­ло­век из Се­ула. Здесь и про ис­то­рию успе­ха стра­ны, кор­по­ра­ции, и немно­го о до­сти­же­ни­ях из лич­ной жиз­ни. Ост­ро­ум­но, лег­ко, со­дер­жа­тель­но.

В 2017-м дне­пров­ское из­да­тель­ство Мо­но­лит по­да­ри­ло ми­ру укра­ин­ский пе­ре­вод — Лю­ди­на з Се­ула. НВ вы­брал са­мые ин­те­рес­ные на ре­дак­ци­он­ный взгляд от­рыв­ки это­го тру­да. Сде­лать это бы­ло труд­но. Фр­энк Аренс по­ста­рал­ся услож­нить на­шу ра­бо­ту бес­чис­лен­ным ко­ли­че­ством жи­вых ис­то­рий и неожи­дан­ных на­блю­де­ний.

Да­вай­те зна­ко­мить­ся

Ко­рея не про­сто од­но­род­ная (97% на­се­ле­ния — эт­ни­че­ские ко­рей­цы), она, ве­ро­ят­но, тре­тья наи­бо­лее эт­нич­но од­но­род­ная стра­на на пла­не­те по­сле Япо­нии и Се­вер­ной Ко­реи. Ес­ли ве­рить пра­ви­тель­ству, то фа­ми­лии Ким, Ли, и Пак име­ет по­ло­ви­на на­се­ле­ния. Ко­рей­цы да­же шу­тят, что иде­аль­ное ко­рей­ское имя — это Ким Ли Пак. Пред­ставь­те мое удив­ле­ние в пер­вый день на ра­бо­те, ко­гда я встре­чал но­вых и но­вых ко­рей­ских кол­лег, и по­чти каж­дый из них на­зы­вал­ся ка­кой-ни­будь ком­би­на­ци­ей это­го име­ни.

Ко­рей­цы мо­гут спро­сить про ваш воз­раст уже во вре­мя пер­вой встре­чи. По за­пад­ным стан­дар­там это мо­жет по­ка­зать­ся гру­бым, но для них это не так. На са­мом де­ле они про­сто ста­ра­ют­ся опре­де­лить ваш воз­раст от­но­си­тель­но сво­е­го и ва­шу иерар­хич­ную по­зи­за­тме­цию в от­но­ше­нии их.

От­но­ше­ния в Ко­рее так важ­ны, что ино­гда они ва­ют вес лич­ност­ной иден­тич­но­сти. На­при­мер, ча­ще мож­но услы­шать, как жен­щи­ны лю­без­но об­ра­ща­ют­ся од­на к дру­гой он­ни, что по-ко­рей­ски озна­ча­ет стар­шая или млад­шая се­ст­ра, неже­ли по име­ни. Млад­ший брат обыч­но на­зы­ва­ет стар­ше­го при лю­дях хй­онг, а не по име­ни, по­то­му что это мо­жет по­до­рвать его ав­то­ри­тет. Де­вуш­ка, ко­то­рая хо­чет по­флир­то­вать с пар­нем, на­зы­ва­ет его оп­па, или стар­ший брат де­воч­ки. Од­на взрос­лая аме­ри­кан­ка ко­рей­ско­го про­ис­хож­де­ния кля­лась, что да­же не зна­ет имен сво­их те­ток и дя­дей, по­то­му что всег- да об­ра­ща­лась к ним, упо­ми­ная их се­мей­ный ти­тул. На За­па­де ва­ше имя — ва­ша иден­тич­ность. На Во­сто­ке иден­тич­ность свя­за­на с ва­ши­ми от­но­ше­ни­я­ми с дру­ги­ми людь­ми.

Как-то я чи­тал лек­цию сту­ден­там пред­при­ни­ма­тель­ско­го де­ла в се­уль­ском уни­вер­си­те­те Йон­сей и хо­тел ко­рот­ко опи­сать схе­му се­мей­ной соб­ствен­но­сти в Hyundai. Схва­тив пер­вый по­пав­ший­ся цвет­ной фло­ма­стер, я стал за­пи­сы­вать име­на вы­да­ю­щих­ся чле­нов се­мьи на лек­ци­он­ной дос­ке. Я по­вер­нул­ся ли­цом к клас­су, что­бы по­яс­нить кое-что, и уви­дел, что один из сту­ден­тов под­нял ру­ку.

— По­че­му вы на­пи­са­ли их име­на крас­ным? — спро­сил он.

“О, нет”,— подумал я. В тот мо­мент, ко­гда сту­дент это спро­сил, я осо­знал, что в Ко­рее, как и в неко­то­рых дру­гих ази­ат­ских стра­нах, крас­ные чер­ни­ла ис­поль­зу­ют­ся для обо­зна­че­ния имен умер­ших.

Об­ра­зо­ва­ние, ка­рье­ра

За быст­рую ин­ду­стри­а­ли­за­цию — воз­мож­но, са­мую быст­рую в ми­ро­вой ис­то­рии — стра­на за­пла­ти­ла спол­на. Здесь бы­ло об­ра­зо­ва­но об­ще­ство, где все стро­ит­ся на кон­ку­рен­ции. С 15-ча­со­вы­ми учеб­ны­ми буд­ня­ми для де­тей и 15-ча­со­вы­ми ра­бо­чи­ми дня­ми для их ро­ди­те­лей. <…> Ко­рей­ские ро­ди­те­ли тра­тят ты­ся­чи дол­ла­ров на вне­класс­ные част­ные за­ня­тия, или ха­гво­ни, ко­то­рые тя­нут­ся до 22:00, что­бы их де­ти мог­ли без свер­ху­си­лий сдать всту­пи­тель­ные эк­за­ме­ны в кол­ледж и по­пасть в один из луч­ших ко­рей­ских уни­вер­си­те­тов. Имен­но по­это­му ко­рей­цы от­да­ют­ся пла­сти­че­ской хи­рур­гии, что­бы про­из­во­дить как мож­но луч­шее впе­чат­ле­ние. Имен­но по­это­му в Ко­рее вы­со­кий уро­вень са­мо­убийств. Каж­дый год по­сле всту­пи­тель­ных эк­за­ме­нов в кол­ледж уве­ли­чи­ва­ет­ся ко­ли­че­ство са­мо­убийств сре­ди мо­ло­де­жи, и все ча­ще ко­рей­цы пре­клон­но­го воз­рас­та уби­ва­ют се­бя по­то­му, что их по­ки­ну­ли де­ти в по­гоне за день­га­ми, вы­со­ким со­ци­аль­ным ста­ту­сом, или по­то­му, что не хо­тят ста­но­вить­ся для них обу­зой.

Ко­рея на­ки­ну­лась на об­ра­зо­ва­ние с су­ма­сше­стви­ем, неви­дан­ным в дру­гих стра­нах. Де­ти по­се­ща­ют ха­гво­ни уже в на­чаль­ных шко­лах и не пе­ре­ста­ют да­же в стар­ших. Пра­ви­тель­ство за­пре­ти­ло про­во­дить ха­гво­ни по­сле 22:00, и ха­гво­ни взя­ли­ся ор­га­ни­зо­вы­вать вне­класс­ные ме­ро­при­я­тия, и за­ня­тия ста­ли про­дол­жать­ся до по­лу­но­чи, по­то­му что ро­ди­те­ли на­ста­и­ва­ли и пла­ти­ли за это, пе­ре­жи­вая, что ина­че их де­ти не смо­гут кон­ку­ри­ро­вать с дру­ги­ми. Что­бы бо­роть­ся с та­ким яв­ле­ни­ем, пра­ви­тель­ство пла­тит осве­до­ми­те­лям, ко­то­рые по­мо­га­ют ис­ко­ре­нить неза­кон­ные ха­гво­ни.

Пра­ви­тель­ство Ко­реи из ува­же­ния к аби­ту­ри­ен­там еже­год­но оста­нав­ли­ва­ет стро­и­тель­ства воз­ле мест те­сти­ро­ва­ния и да­же огра­ни­чи­ва­ет ко­ли­че­ство авиа­рей­сов над Се­улом, что­бы сту­ден­ты мог­ли со­сре­до­то­чить­ся. Те­сти­ро­ва­ние, как и боль­шин­ство ви­дов оце­ни­ва­ния в ко­рей­ской об­ра­зо­ва­тель­ной си­сте­ме, ба­зи­ру­ет­ся на зна­нии фак­тов, и по­то­му мно­го ко­рей­цев со­мне­ва­ет­ся в их эф­фек­тив­но­сти, счи­тая, что та­кая под­го­тов­ка раз­ви­ва­ет па­мять, но ни­как не кри­ти­че­ское мыш­ле­ние.

Ко­рей­ский че­боль (юж­но­ко­рей­ская фор­ма фи­нан­со­во-про­мыш­лен­ной груп­пы, что на­хо­дит­ся в соб­ствен­но­сти несколь­ких или од­ной се­мьи) не на­ни­ма­ет спе­ци­а­ли­стов на кон­крет­ные долж­но­сти, как это про­ис­хо­дит в боль­ших фир­мах на За­па­де, а на­би­ра­ет вы­пуск­ни­ков с пер­во­класс­ным ре­зю­ме и рас­пре­де­ля­ет их в ко­ман­ды. От­дел кад­ров Hyundai ста­ра­ет­ся по­до­брать ра­бо­ту со­от­вет­ствен­но на­вы­кам кан­ди­да­та, но это не все­гда по­лу­ча­ет­ся. Имен­но по­это­му за три го­да в Hyundai в мою ко­ман­ду меж­ду­на­род­но­го пи­а­ра ино­гда по­па­да­ли спе­ци­а­ли­сты в ма­ши­но­стро­е­нии, фран­цуз­ско­го и скан­ди­нав­ских язы­ков. В Hyundai лю­бят эру­ди­тов.

Ко­рей­цы на­ча­ли по­ни­мать, что эко­но­ми­ке нуж­но отой­ти от мо­де­ли про­из­вод­ства, ори­ен­ти­ро­ван­но­го на экс­порт, и раз­ви­вать сек­тор услуг, ко­то­ро­го фак­ти­че­ски не бы­ло (речь о 2010 го­де) и стар­тап-ин­ку­ба­то­ры, что­бы по­стро­ить мощ­ную эко­но­ми­ку зна­ний.

Ие­рар­хия от­но­ше­ний

…я услож­нил все еще боль­ше од­ной ко­рот­кой фра­зой “Зо­ви­те ме­ня Фр­энк”. Я го­во­рил это всем

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.