Вла­ди­слав Раш­ко­ван — о жиз­ни в США и сво­ей ра­бо­те в МВФ

Вла­ди­слав Раш­ко­ван, пред­ста­ви­тель Укра­и­ны в МВФ, рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей жиз­ни в США, а за­тем да­ет несколь­ко по­лез­ных со­ве­тов о том, как пра­виль­но вы­стро­ить ка­рье­ру и при­влечь в ко­ман­ду луч­ших лю­дей

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - СОДЕРЖАНИЕ - ИВАН ВЕРСТЮК

Ко­гда Вла­ди­слав Раш­ко­ван сра­зу по­сле ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства в 2014-м при­шел ра­бо­тать в На­ци­о­наль­ный банк из ком­мер­че­ско­го бан­ка UniСredit, мно­гие за­го­во­ри­ли о том, что на­ко­нец-то си­ту­а­ция в го­су­дар­ствен­ных ор­га­нах на­чи­на­ет ме­нять­ся. На ме­сто про­си­жи­ва­ю­щих шта­ны и юб­ки бю­ро­кра­тов при­хо­дят те, кто при­вык до­сти­гать ре­зуль­та­та и зна­ет, как это де­лать. Раш­ко­ван был за­ме­сти­те­лем Ва­ле­рии Гон­та­ре­вой в слож­ных 2014-2016 го­дах и от­ве­чал за ре­фор­ми­ро­ва­ние бан­ков­ской си­сте­мы. Имен­но то­гда про­шла зна­ме­ни­тая “бан­ков­ская чист­ка”, во вре­мя ко­то­рой бы­ли за­кры­ты мно­гие бан­ки с ды­ра­ми в ба­лан­се. Из-за это­го то­гдаш­нее ру­ко­вод­ство НБУ ощу­ти­ло на се­бе вли­я­ние огром­ной вол­ны нега­ти­ва, ис­хо­дя­щей от об­ма­ну­тых вклад­чи­ков, оли­гар­хов и по­ли­ти­ков-по­пу­ли­стов. Вслед за Гон­та­ре­вой из Нац­бан­ка ушел и сам Раш­ко­ван. Вна­ча­ле — что­бы вме­сте со сво­им дру­гом Ан­дре­ем Став­ни­це­ром за­ни­мать­ся биз­не­сом в ин­ве­сти­ци­он­ной ком­па­нии SD Capital. За­тем — что­бы ра­бо­тать в Меж­ду­на­род­ном ва­лют­ном фон­де в Ва­шинг­тоне. Офи­ци­аль­ная долж­ность Раш­ко­ва­на в Фон­де — за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра от Укра­и­ны.

Сей­час он ре­гу­ляр­но по­се­ща­ет Ки­ев в со­ста­ве мис­сии МВФ и ве­дет пе­ре­го­во­ры с укра­ин­ской вла­стью, хо­ро­шо зная все ее плю­сы и ми­ну­сы. При этом Раш­ко­ван не пре­вра­тил­ся в офи­ци­оз­но­го де­я­те­ля. Он про­дол­жа­ет об­щать­ся яр­ким язы­ком и де­лить­ся сво­им стра­те­ги­че­ским ви­де­ни­ем. НВ по­го­во­рил с эко­но­ми­стом-мыс­ли­те­лем о том, как пра­виль­но стро­ить ка­рьер­ный путь, чи­тать кни­ги, по­ни­мать эко­но­ми­че­ские про­цес­сы и смот­реть в бу­ду­щее.

— Вла­ди­слав, да­вай­те нач­нем с се­рьез­но­го ка­рьер­но­го во­про­са. Вы мно­го тру­ди­лись и в част­ном сек­то­ре, и на го­су­дар­ствен­ной долж­но­сти, а те­перь вот ра­бо­та­е­те в МВФ. Где ин­те­рес­нее: в ком­мер­че­ском бан­ке, ко­то­рый за­ра­ба­ты­ва­ет день­ги, или в На­ци­о­наль­ном бан­ке, ко­то­рый вы­стра­и­ва­ет правила для это­го за­ра­бот­ка?

— Ха-ха, я еще бо­лее пя­ти лет ра­бо­тал в уни­вер­си­те­те — пре­по­да­вал бан­ков­ский ана­лиз и стра­те­гию бан­ков, и это бы­ло то­же очень ин­те­рес­ное вре­мя. Но, ес­ли се­рьез­но, то уве­рен, что для раз­ных лю­дей на каж­дой сту­пень­ке ка­рьер­но­го ро­ста ин­те­рес бу­дут пред­став­лять за­да­чи раз­но­го мас­шта­ба. Я на каж­дом но­вом эта­пе ста­ра­юсь де­лать то, что по­лу­ча­ет­ся хо­ро­шо, толь­ко мас­штаб­нее. Сна­ча­ла был уни­вер­си­тет, по­том биз­нес-кон­суль­ти­ро­ва­ние, неболь­шие про­ек­ты ино­стран­но­го бан­ка в Укра­ине, за­тем уже бо­лее круп­ные про­ек­ты по ре­ор­га­ни­за­ции бан­ков в Мюн­хене, Вене, Вар­ша­ве, по­том опять в Укра­ине. В 2014 го­ду при­шел в НБУ, сей­час уже по­чти год ра­бо­таю в МВФ. Все эта­пы бы­ли ин­те­рес­ны, каж­дый из них до­ба­вил свой кир­пи­чик как в про­фес­си­о­на­лизм, так и в по­ни­ма­ние кар­ти­ны ми­ра в це­лом, что то­же нема­ло­важ­но.

— А лег­ко ли про­дать на рын­ке тру­да про­фес­си­о­наль­ный опыт, на­ра­бо­тан­ный в го­су­дар­ствен­ном ор­гане? Я имею в ви­ду си­ту­а­цию, ко­гда человек по­шел на пло­хо опла­чи­ва­е­мую ра­бо­ту — ска­жем, в Го­су­дар­ствен­ную фис­каль­ную служ­бу, — что­бы че­рез па­ру-трой­ку лет уво­лить­ся и по­лу­чить ру­ко­во­дя­щую долж­ность в Deloitte, на­при­мер.

— Ко­гда мы на­би­ра­ли лю­дей в ко­ман­ду НБУ в 2014-2016 го­дах, я всем го­во­рил, что на­ша цель — при­влечь луч­шие мо­ло­дые та­лан­ты с рын­ка, дать им воз­мож­ность ре­шать слож­ные за­да­чи и… не поз­во­лить со­ста­рить­ся в НБУ. То есть че­рез 5-7 лет ра­бо­ты эта та­лант­ли­вая мо­ло­дежь долж­на бы­ла за­хо­теть боль­шей ре­а­ли­за­ции за пре­де­ла­ми цен­тро­бан­ка и по­лу­чить хо­ро­шую ра­бо­ту в ком­мер­че­ском сек­то­ре. По­лу­чи­лось ли это? По­ка толь­ко ча­стич­но. У нас бы­ли ре­бя­та, ко­то­рых уже за­бра­ли ве­ду­щие ком­па­нии. Не­ко­то­рым по­сту­пи­ли пред­ло­же­ния с рын­ка. Но в це­лом, ес­ли под­нять­ся немно­го вы­ше, то вы уви­ди­те: боль­шин­ство лю­дей, ко­то­рые при­шли в по­след­ние несколь­ко лет на гос­служ­бу, не на­шли се­бя. По­че­му? Я скло­нен ви­нить в этом то, что да­же силь­ный про­фес­си­о­нал по­сле ра­бо­ты в сла­бой ор­га­ни­за­ции вла­сти ни­ко­му осо­бо не ин­те­ре­сен. Осо­бен­но, ес­ли ему или ей не уда­лось из­ме­нить та­кую ор­га­ни­за­цию.

— Я в этом го­ду по­бы­вал в Да­во­се, где мно­го об­щал­ся с укра­ин­ски­ми по­ли­ти­ка­ми и экс­пер­та­ми. Они по­лу­шу­тя-по­лу­се­рьез­но го­во­рят, что Укра­и­ну на­до от­дать во внеш­нее управ­ле­ние — ва­ше­му ра­бо­то­да­те­лю МВФ, Все­мир­но­му бан­ку, ЕБРР. Яко­бы сво­и­ми си­ла­ми стра­на не вый­дет на же­ла­е­мый уро­вень раз­ви­тия. Хо­чет ли МВФ быть та­кой внеш­ней си­лой управ­ле­ния стра­ной?

— Ду­маю, так фор­му­ли­ро­вать во­прос непра­виль­но. Га­ран­ти­ро­ван­но это­го не хо­чет ни Укра­и­на, ни МВФ. Что мо­жет МВФ? По­мочь вы­лез­ти из ямы, в ко­то­рую стра­на по­па­да­ет из-за внеш­них шо­ков, непра­виль­ной по­ли­ти­ки пра­ви­тель­ства или при­род­ных ка­та­клиз­мов. То есть МВФ мо­жет бро­сить ве­рев­ку в яму, под­ска­зать, как луч­ше лезть по ней, но взби­рать­ся по этой чер­то­вой ве­рев­ке нуж­но са­мой стране. МВФ это­го де­лать за вас не бу­дет. Ну и еще: ес­ли сле­до­вать со­ве­там МВФ, то с боль­шой ве­ро­ят­но­стью стра­на все-та­ки вы­бе­рет­ся из ямы, но свой путь необ­хо­ди­мо прой­ти са­мим. Про­би­вать­ся сквозь ча­щи, сби­вать но­ги на­до са­мим — это­го де­лать ни­кто за нас не бу­дет.

— Ку­да, на ваш взгляд, дви­жет­ся ми­ро­вая эко­но­ми­ка? Ко­гда я ви­жу смарт­фон 25-лет­не­го пар­ня или де­вуш­ки с тре­мя де­сят­ка­ми мо­биль­ных при­ло­же­ний, мне ка­жет­ся, что мир идет к тех­но­ло­гич­но­сти. Но тот же Мет­ин­вест как лил сталь, так и бу­дет лить. — Все про­гно­зы го­во­рят, что ко­ли­че­ство на­се­ле­ния на зем­ле про­дол­жит стре­ми­тель­но рас­ти. К 2050-му ожи­да­ет­ся рост до 9,8-9,9 млрд человек. И с этим свя­за­но несколь­ко важ­ных за­дач. Во-пер­вых: как на­кор­мить до­пол­ни­тель­но 2,2 млрд? На по­мощь при­дут но­вые тех­но­ло­гии: ис­кус­ствен­ное мя­со, вер­ти­каль­ные и мор­ские фер­мы, боль­ше ген­ной мо­ди­фи­ка­ции. Во-вто­рых, рост это­го на­се­ле­ния бу­дет непро­пор­ци­о­наль­ным — как не до­пу­стить но­вых войн или мас­со­вой ми­гра­ции? В-тре­тьих — за­мед­ле­ние ста­ре­ния на­се­ле­ния, в том чис­ле бла­го­да­ря усо­вер­шен­ство­ва­нию ме­ди­ци­ны. Сле­до­ва­тель­но, по­треб­ность ре­шать за­да­чи “чет­вер­то­го сро­ка”: что лю­дям де­лать по­сле 75 лет? Мно­гим, воз­мож­но, в бу­ду­щем при­дет­ся ра­бо­тать, так как пен­си­он­ные си­сте­мы не смо­гут всем по­мочь. В-чет­вер­тых, ур­ба­ни­за­ция. Рас­ту­щее на­се­ле­ние склон­но к кон­со­ли­да­ции во­круг боль­ших го­ро­дов — ме­га­по­ли­сов, остав­ляя мно­гие тер­ри­то­рии неза­се­лен­ны­ми. Ну и по­след­нее — нера­вен­ство. Все дан­ные по­ка­зы­ва­ют: рост ми­ро­вой эко­но­ми­ки непро­пор­ци­о­на­лен, и бед­ные слои на­се­ле­ния Аф­ри­ки, Азии, Ла­тин­ской Аме­ри­ки все так же оста­ют­ся очень бед­ны­ми и ста­но­вят­ся еще бед­нее.

Чет­вер­тая тех­но­ло­ги­че­ская ре­во­лю­ция и раз­ви­тие ро­бо­то­тех­ни­ки — это еще один боль­шой тренд, вли­я­ю­щий на ми­ро­вую эко­но­ми­ку. Здесь мы име­ем де­ло и с раз­ви­ти­ем кван­то­вых ком­пью­те­ров, ко­то­рые мно­го­крат­но уве­ли­чи­ва­ют ско­рость об­ра­бот­ки боль­ших дан­ных, и с мгно­вен­ным ре­ше­ни­ем за­дач, ко­то­рые ра­нее счи­та­лись невоз­мож­ны­ми. Вир­ту­аль­ная ре­аль­ность, гло­баль­ное по­кры­тие ин­тер­не­том, раз­ви­тие мо­биль­ной и ин­тер­нет-свя­зи зна­чи­тель­ным об­ра­зом бу­дут вли­ять на за­ня­тость, так как по­вы­ша­ют мо­биль­ность, воз­мож­ность ра­бо­тать ди­стан­ци­он­но. Сни­же­ние сто­и­мо­сти 3D-пе­ча­ти и раз­ви­тие 4D при­ве­дет к ка­сто­ми­за­ции, ло­ка­ли­за­ции про­мыш­лен­но­сти и вли­я­нию на гло­баль­ные ком­па­нии. Это так­же бу­дет сти­му­ли­ро­вать со­зда­ние но­вых ма­те­ри­а­лов и ока­жет вли­я­ние на до­бы­чу и по­треб­ле­ние при­род­ных ре­сур­сов. Даль­ней­шее раз­ви­тие транс­пор­та, в том чис­ле по­яв­ле­ние са­мо­управ­ля­е­мо­го, при­ве­дет к по­яв­ле­нию но­вых транс­порт­ных ко­ри­до­ров, о ко­то­рых мы рань­ше и не меч­та­ли, но так­же по­вли­я­ет на за­ня­тость в этой сфе­ре. Ро­бо­ты и ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект смо­гут де­лать ра­бо­ту мно­гих си­них и бе­лых во­рот­нич­ков го­раз­до луч­ше, быст­рее, с мень­шим ко­ли­че­ством оши­бок. Это толь­ко во­прос вре­ме­ни. Эф­фект для рын­ка тру­да бу­дет огром­ным. Ну и по­след­нее — са­мое мод­ное: раз­ви­тие кос­мо­са смо­жет от­крыть со­вер­шен­но но­вые го­ри­зон­ты для ми­ра.

Так что я бы на ме­сте и Мет­ин­ве­ста, и мо­биль­ных опе­ра­то­ров не по­чи­вал на лав­рах — трен­ды по­ка­зы­ва­ют, что ме­сто мо­биль­ных опе­ра­то­ров мо­гут за­нять ком­па­нии, ко­то­рые спо­соб­ны со­здать де­ше­вую низ­ко­ор­би­таль­ную кос­ми­че­скую ин­тер­нет-связь, да­же в са­мых недо­ступ­ных угол­ках ми­ра. В это же вре­мя раз­ви­тие 3D-ло­каль­ной пе­ча­ти лю­бых раз­ме­ров just in time из но­вых сверх­проч­ных ма­те­ри­а­лов мо­жет зна­чи­тель­но сни­зить спрос на их про­дук­цию.

— Ва­ше мне­ние по эко­но­ми­че­ским во­про­сам це­нят мно­гие в Укра­ине. По­нят­но, что сфор­ми­ро­вать соб­ствен­ное мне­ние по слож­ной про­бле­ме — непро­стое де­ло. Как вы фор­ми­ру­е­те свое мне­ние — на ос­но­ве опы­та, транс­ля­ции ка­ких-то за­пад­ных ре­ше­ний на укра­ин­скую поч­ву или на ос­но­ве де­таль­но­го изу­че­ния во­про­са?

— Я ни­че­го спе­ци­аль­но не де­лаю. Но ду­маю, мне лич­но по­мо­га­ет то, что в дет­стве я про­фес­си­о­наль­но иг­рал в шах­ма­ты. Они да­ют те­бе мно­го ин­стру­мен­тов: раз­ви­ва­ют па­мять, за­став­ля­ют про­ду­мы­вать свою стра­те­гию на несколь­ко ша­гов впе­ред, раз­ви­ва­ют эм­па­тию, по­сколь­ку те­бе на­до ду­мать, как пой­дет твой со­пер­ник.

— Не­дав­но я об­щал­ся со сво­им зна­ко­мым, ко­то­рый ушел из тор­гов­ли го­су­дар­ствен­ны­ми об­ли­га­ци­я­ми в тех­но­ло­ги­че­ский сек­тор, объ­яс­няя это тем, что укра­ин­ский фи­нан­со­вый ры­нок бес­пер­спек­ти­вен — из-за сла­бой лик­вид­но­сти, от­сут­ствия пол­но­цен­но­го фон­до­во­го рын­ка. Вы со­глас­ны с этим мне­ни­ем?

Про­фес­си­о­нал — это не тот, кто за­би­ва­ет су­пер­кра­си­вый шар в лу­зу, а тот, кто за­би­ва­ет во­семь из вось­ми про­стых ша­ров

— Я бы так не ска­зал. Но со­гла­шусь с тем, что фи­нан­со­вый ры­нок очень мал, и се­го­дня, воз­мож­но, при­но­сит срав­ни­тель­но низ­кую до­ход­ность вло­же­ний на ка­пи­тал, на нем негде раз­вер­нуть­ся очень боль­шим иг­ро­кам. Но я бы не ска­зал, что он бес­пер­спек­тив­ный, на­обо­рот. Из-за мно­гих про­шлых оши­бок и кри­зи­сов ры­нок на­хо­дит­ся на од­ной из са­мых низ­ких то­чек ро­ста. Но ес­ли вы по­смот­ри­те на опыт, на­при­мер Поль­ши или Тур­ции, вы уви­ди­те, как ры­нок мо­жет рас­ти бла­го­да­ря пра­виль­ным дей­стви­ям пра­ви­тель­ства и ре­гу­ля­то­ров. Ес­ли у нас бу­дет даль­ней­шая при­ва­ти­за­ция, при­дут ино­стран­ные ин­ве­сто­ры, прой­дет ва­лют­ная ли­бе­ра­ли­за­ция, про­дол­жат­ся ре­фор­мы, бу­дет ста­биль­ная по­ли­ти­че­ская си­ту­а­ция, то вы уви­ди­те, как мо­жет рас­ти ры­нок. Я лич­но бы по­ста­вил на та­кой рост.

— Лю­бая ин­ве­сти­ция — это риск. Риск то­го, что день­ги бу­дут по­те­ря­ны. Вы — рис­ко­вый человек? Ка­кой уро­вень рис­ка вы счи­та­е­те при­ем­ле­мым для се­бя?

— Еще один слож­ный во­прос. Я не мо­гу счи­тать се­бя рис­ко­вым че­ло­ве­ком, ведь ес­ли под риском по­ни­мать оцен­ку неопре­де­лен­но­сти ре­зуль­та­та, то я лич­но пред­по­чи­таю ра­бо­тать над умень­ше­ни­ем уров­ня неопре­де­лен­но­сти. Как? С по­мо­щью раз­ви­тия ана­ли­ти­че­ских си­стем — очень люб­лю циф­ры и кра­си­вые деш­бор­ды, со сво­ей ко­ман­дой мно­го сде­лал та­ких. Это очень по­мо­га­ет по­вы­шать ка­че­ство при­ни­ма­е­мых ре­ше­ний и сни­жать риск. Так­же я пред­по­чи­таю раз­ви­вать и фун­да­мен­таль­ные зна­ния — ес­ли ме­ня ин­те­ре­су­ет ка­кая-то тема, ста­ра­юсь мно­го чи­тать и узна­вать о ней.

— Вы сей­час жи­ве­те в США и ча­сто пи­ше­те в Фейс­бу­ке о та­мош­нем об­ра­зо­ва­нии. Ва­ши де­ти, не вла­дея ан­глий­ским в со­вер­шен­стве, тем не ме­нее изу­ча­ют клю­че­вые пред­ме­ты вме­сте со сво­и­ми аме­ри­кан­ски­ми сверст­ни­ка­ми. Ка­кие уро­ки аме­ри­кан­ское об­ра­зо­ва­ние мо­жет пре­по­дать укра­ин­ско­му?

— Мой сын в шесть лет во­об­ще не го­во­рил на ан­глий­ском. Че­рез ме­сяц уче­бы в клас­се он ис­поль­зо­вал од­но из че­ты­рех слов в пред­ло­же­нии до­ма на ан­глий­ском. Се­го­дня, по­сле ше­сти

ме­ся­цев в шко­ле, он сво­бод­но смот­рит мульт­филь­мы на ан­глий­ском, сво­бод­но об­ща­ет­ся со сверст­ни­ка­ми. Доч­ке бы­ло лег­че — она учи­ла ан­глий­ский в хо­ро­шей ки­ев­ской го­су­дар­ствен­ной шко­ле, эти зна­ния очень по­мог­ли.

Че­му мог­ли бы мы на­учить­ся у аме­ри­кан­ской шко­лы? На­вер­ное, несколь­ким ве­щам. Мои де­ти в 80% слу­ча­ев при­хо­дят со шко­лы в от­лич­ном на­стро­е­нии, да­же счаст­ли­вые, на­вер­ное.

Что там с ни­ми де­ла­ют? Это ка­кой-то кок­тейль ува­жи­тель­но­го от­но­ше­ния учи­те­лей, су­перин­те­рес­ных ин­тер­ак­тив­ных за­ня­тий и при­ме­ни­мо­сти зна­ний — ес­ли они учат био­ло­гию, то раз­де­лы­ва­ют ку­ри­цу на уро­ке в 7-м клас­се, что­бы узнать, ка­кое у нее стро­е­ние мышц. Есте­ствен­но, по­сле та­ко­го де­ти при­хо­дят до­мой вос­тор­жен­ны­ми.

Еще у аме­ри­кан­ских школ мож­но по­учить­ся ин­клю­зив­но­сти. Во всем. У нас в го­су­дар­ствен­ной шко­ле в Аме­ри­ке учат­ся де­ти 60 на­ци­о­наль­но­стей, го­во­ря­щие на 25 раз­ных язы­ках, и все обу­ча­ют­ся на ан­глий­ском. Зна­чит, есть ме­то­ди­ки, как их вклю­чить в об­ра­зо­ва­тель­ный про­цесс. В шко­ле мно­го де­тей с про­бле­ма­ми дви­га­тель­но­го ап­па­ра­та, есть да­же несколь­ко с мен­таль­ны­ми на­ру­ше­ни­я­ми. Од­ним предо­став­ля­ют ин­ди­ви­ду­аль­ных учи­те­лей, дру­гие учат­ся на сов­мест­ных уро­ках. По­нят­но, что вся ло­ги­сти­че­ская си­сте­ма для них ра­бо­та­ет. Хо­те­лось бы ви­деть та­кое и у нас.

— Хо­чу спро­сить вас о поль­зе за­ру­беж­но­го об­ра­зо­ва­ния. Ни для ко­го не сек­рет, что бри­тан­ские и аме­ри­кан­ские уни­вер­си­те­ты на го­ло­ву вы­ше укра­ин­ских, по­это­му мно­гие на­ши граж­дане хо­те­ли бы там по­учить­ся. Но ча­сто бы­ва­ет так: человек уез­жа­ет учить­ся, а в ито­ге по­ни­ма­ет, что не хо­чет воз­вра­щать­ся на ро­ди­ну. Не гро­зит ли ре­кла­ма уче­бы за ру­бе­жом мас­со­вой эми­гра­ци­ей мо­ло­де­жи?

— Я бы раз­де­лил во­прос на две ча­сти — ка­че­ство об­ра­зо­ва­ния и про­бле­ма эми­гра­ции. По­все­мест­ное ка­че­ствен­ное за­ру­беж­ное об­ра­зо­ва­ние — миф. В США, Бри­та­нии и несколь­ких дру­гих стра­нах су­ще­ству­ет боль­шое ко­ли­че­ство от­лич­ных уни­вер­си­те­тов, в ко­то­рые дей­стви­тель­но хо­те­лось бы по­пасть, по­сколь­ку они на­хо­дят­ся на острие но­вых тех­но­ло­гий, каж­дый в сво­ей от­рас­ли. Но я бы не ре­ко­мен­до­вал ехать учить­ся в уни­вер­си­тет, ко­то­рый в рей­тин­ге №1000. Это по­те­ря вре­ме­ни и де­нег и с боль­шой ве­ро­ят­но­стью не ока­жет по­ло­жи­тель­но­го эф­фек­та на ва­шу ка­рье­ру. По по­во­ду же­ла­ния вер­нуть­ся в стра­ну — я ча­сто по­вто­ряю фра­зу од­но­го укра­ин­ца, ко­то­ро­го встре­тил в Мюн­хене в 2007 го­ду: “Не пу­тай­те ту­ризм с эми­гра­ци­ей”. Из­держ­ки пе­ре­клю­че­ния при эми­гра­ции очень вы­со­кие. Не­дав­нее ис­сле­до­ва­ние по­ка­зы­ва­ет, что не так мно­го укра­ин­цев ре­аль­но меч­та­ет уехать на­все­гда. Мно­гие едут на се­зон­ные ра­бо­ты, по­то­му что в их ре­ги­о­нах нет ра­бо­чих мест. В этом слу­чае во­прос ко всем нам — на­до раз­ви­вать эко­но­ми­ку, про­во­дить ре­фор­мы, со­зда­вать но­вые ра­бо­чие ме­ста. И то­гда те, кто уехал учить­ся за гра­ни­цу, за­хо­тят вер­нуть­ся и ра­бо­тать здесь, так как на них бу­дет спрос. Осо­бен­но, ес­ли при­ва­ти­за­ция при­ве­дет к при­хо­ду боль­ше­го ко­ли­че­ства ино­стран­ных ин­ве­сто­ров, уме­ю­щих це­нить ка­че­ство об­ра­зо­ва­ния.

— В со­ци­аль­ных се­тях вы мно­го пи­ше­те о про­чи­тан­ных кни­гах, а ведь каж­дая книж­ка за­ни­ма­ет мно­го вре­ме­ни, да­же ес­ли вы быст­рый чи­та­тель. От­ку­да у вас та­кая уве­рен­ность, что кни­ги — это вы­со­ко­до­ход­ная ин­ве­сти­ция вре­ме­ни?

— Для ме­ня кни­ги — ис­точ­ник по­лу­че­ния энер­гии. Чи­тая, я не тра­чу энер­гию, а ею под­пи­ты­ва­юсь. Мой отец с дет­ства при­вил мне лю­бовь к чте­нию и на­учил ско­ро­чте­нию, по­это­му оно мне да­ет­ся лег­ко. Я не знаю, вы­со­ко­до­ход­ная ли это ин­ве­сти­ция, я про­сто по-дру­го­му не умею. Чте­ние для ме­ня жиз­нен­но важ­но. В про­шлом го­ду я на­чал чи­тать элек­трон­ные кни­ги. В этом го­ду — слу­шать аудиок­ни­ги. В са­мо­ле­тах и ма­шине очень удоб­но.

— Как вы вы­би­ра­е­те кни­ги для чте­ния — из ре­цен­зий в ме­диа, со­ве­тов дру­зей и кол­лег или поль­зу­е­тесь соб­ствен­ной ин­ту­и­ци­ей? — В дет­стве я шел по спис­ку книг, ко­то­рые мне ре­ко­мен­до­вал отец. Это бы­ло очень удоб­но. В по­след­ние два го­да сде­лал два спис­ка книг, ко­то­рые ре­ко­мен­дую чи­тать ре­фор­ма­то­рам стра­ны и ли­де­рам из­ме­не­ний в ком­па­ни­ях. Эти спис­ки бы­ли очень по­пу­ляр­ны. Хо­чу сде­лать еще два: по раз­ви­тию са­мо­го се­бя и сво­их де­тей. Бу­дет та­кая биб­лио­те­ка Раш­ко­ва­на. Счи­таю, мно­гим при­го­дит­ся. Для соб­ствен­но­го чте­ния я вы­би­раю кни­ги с раз­ных спис­ков — ре­ко­мен­да­ции дру­зей, топ-кни­ги в спис­ках McKinsey, The Financial Times. Все дру­зья зна­ют: луч­ший по­да­рок мне на день рож­де­ния — кни­га.

— Еще раз о ка­рьер­ном ро­сте. Ча­сто так бы­ва­ет, что, про­ра­бо­тав лет пять по­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та, человек стал­ки­ва­ет­ся с от­сут­стви­ем се­рьез­ных про­дви­же­ний в ка­рье­ре. Мол, его це­нят на ра­бо­те, но не по­вы­ша­ют в долж­но­сти.

Что де­лать в та­ком слу­чае: ид­ти учить­ся на MBA, про­яв­лять ини­ци­а­ти­ву, боль­ше вре­ме­ни про­во­дить в офи­се, что­бы при­влечь вни­ма­ние к сво­е­му тру­ду?

— Ес­ли чест­но, не знаю. Что бы я по­со­ве­то­вал мо­ло­до­му со­труд­ни­ку, же­ла­ю­ще­му ка­че­ствен­но раз­ви­вать­ся? Во-пер­вых, рас­ти го­ри­зон­таль­но — пы­тать­ся узнать как мож­но боль­ше в сво­ей об­ла­сти с раз­ных уг­лов ор­га­ни­за­ции. Это очень по­мо­га­ет не быть “од­но­но­но­гим” спе­ци­а­ли­стом, ко­гда рас­тешь уже вер­ти­каль­но. Во-вто­рых, про­яв­лять усер­дие. Ко­гда-то ме­ня учил иг­рать в би­льярд ма­стер спор­та, так он го­во­рил: про­фес­си­о­нал — это не тот, кто за­би­ва­ет су­пер­кра­си­вый шар в лу­зу, а тот, кто за­би­ва­ет во­семь из вось­ми про­стых ша­ров. Ко­неч­но, важ­но быть ини­ци­а­тив­ным, но здесь мне бли­же вы­ска­зы­ва­ние Во­лан­да у Бул­га­ко­ва: “Ни­ко­гда ни­че­го не про­си­те, осо­бен­но у тех, кто силь­нее вас. Ни­ко­гда и ни­че­го”. Не­смот­ря на про­ти­во­ре­чи­вость это­го со­ве­та, я уве­рен: ес­ли вы ра­бо­та­е­те в от­лич­ной ор­га­ни­за­ции, то вас обя­за­тель­но за­ме­тят. Ес­ли вы та­лант, де­ла­ю­щий свою ос­нов­ную ра­бо­ту на от­лич­но, и при этом хо­ти­те боль­ше­го. Где бы най­ти боль­ше та­ких со­труд­ни­ков?

— Что для вас ин­те­рес­нее все­го в ра­бо­чем про­цес­се: изу­че­ние но­вых тем и от­рас­лей, при­ня­тие слож­ных ре­ше­ний, дис­кус­сии и брейн­стор­минг с кол­ле­га­ми, воз­мож­ность на­чать и до­ве­сти до кон­ца боль­шой про­ект?

— Боль­ше все­го я люб­лю ра­бо­тать с те­ми, кто ум­нее ме­ня или уме­ет что-то го­раз­до луч­ше ме­ня. Ко­гда я ря­дом с та­ки­ми со­труд­ни­ка­ми, про­сто за­жи­га­юсь. Вто­рое — я гор­жусь тем, что на рын­ке ме­ня зна­ют как ру­ко­во­ди­те­ля, уме­ю­ще­го make things happen, то есть до­во­дить де­ло до кон­ца. Ко­неч­но, ин­те­рес­но, ко­гда твоя ко­ман­да в срок за­кан­чи­ва­ет важ­ный боль­шой про­ект, пре­вы­шая чьи-то ожи­да­ния. Люб­лю смот­реть в счаст­ли­вые гла­за со­труд­ни­ков в та­кие мо­мен­ты. Все осталь­ные эта­пы про­ме­жу­точ­ны. Счаст­ли­вые со­труд­ни­ки — priceless.

— Где, на ваш взгляд, долж­на про­хо­дить мо­ти­ва­ци­он­ная ли­ния меж­ду воз­мож­но­стью хо­ро­ше­го за­ра­бот­ка, о ко­то­ром ду­ма­ет лю­бой со­труд­ник лю­бой ком­па­нии и ор­га­ни­за­ции, и воз­мож­но­стью что-то из­ме­нить в этом ми­ре — ска­жем, сде­лать удоб­ный тех­но­ло­ги­че­ский про­дукт или воз­гла­вить эко­ло­ги­че­ское дви­же­ние за пра­ва жи­вот­ных? Дру­ги­ми сло­ва­ми, как по­нять, что для те­бя важ­нее: за­ра­бо­ток или ре­зуль­тат ра­бо­ты?

— Са­мым же­ла­е­мым ме­стом ра­бо­ты для та­лан­тов в ми­ре яв­ля­ет­ся ком­па­ния SpaceX. По­че­му? Нет ни од­ной за­да­чи в ми­ре, ко­то­рая мог­ла бы хо­тя бы срав­нить­ся с иде­ей от­пра­вить лю­дей на Марс. Лю­дям сно­сит го­ло­ву идея стать меж­пла­нет­ной на­ци­ей. Все счи­та­ли, что это во­прос очень даль­ней пер­спек­ти­вы, но ока­зы­ва­ет­ся, осу­ще­ствить это мож­но до­ста­точ­но ско­ро. Это очень мо­ти­ви­ру­ет. Мо­ти­ви­ро­ва­ло бы и ме­ня. Зна­чит ли, что лю­ди го­то­вы там ра­бо­тать бес­плат­но? Не ду­маю, хо­тя опыт в та­кой ком­па­нии бу­дет це­нить­ся по­том очень вы­со­ко. Мне бли­же под­ход ком­па­нии Netflix. Я не­дав­но про­чи­тал кни­гу их ви­це-пре­зи­ден­та по HR Пат­ти Ма­кКорд Powerful. Они ре­ши­ли во­прос при­вле­че­ния ре­аль­но луч­ших лю­дей к се­бе в ком­па­нию дву­мя ве­ща­ми: они мак­си­маль­но де­ле­ги­ру­ют власть со­труд­ни­кам, да­ют им в рам­ках про­ду­ман­ных про­це­дур ре­шать за­да­чи са­мим, не ожи­дая слож­ных иерар­хи­че­ских и бю­ро­кра­ти­че­ских про­цес­сов. И вто­рое — они пла­тят по верх­ней гра­ни­це рын­ка, объ­яс­няя это тем, что хо­тят, что­бы их со­труд­ни­ки не за­ду­мы­ва­лись о зар­пла­те, — она про­сто долж­на быть вы­ше, чем та, ко­то­рую им мо­жет пред­ло­жить кон­ку­рент. То есть у вас есть воз­мож­ность вли­ять на внед­ре­ние ре­ше­ний, и вам за это пла­тят день­ги — очень по­хо­же на ре­цепт счаст­ли­вой ра­бо­ты: най­ди, что те­бе боль­ше нра­вит­ся в жиз­ни, и на­учись с по­мо­щью это­го за­ра­ба­ты­вать день­ги.

Мой отец при­вил мне лю­бовь к кни­гам с дет­ства. Я не знаю, вы­со­ко­до­ход­ная ли это ин­ве­сти­ция, я про­сто по-дру­го­му не умею – мне жиз­нен­но важ­но чи­тать

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.