Же­лез­ная ле­ди

На­та­лья Ми­коль­ская рас­ска­зы­ва­ет, че­го до­би­лась на по­сту зам­мин­стра эко­но­ми­ки, и на­зы­ва­ет си­ту­а­цию, ко­гда не бе­рет труб­ку, да­же ес­ли ей зво­нит пре­зи­дент или пре­мьер

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - СОДЕРЖАНИЕ - АННА ХАЕЦКАЯ

За­ме­сти­тель ми­ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия На­та­лья Ми­коль­ская — о том, как ид­ти к сво­им це­лям и на­хо­дить вре­мя иг­рать с сы­ном в фут­бол

B2014 го­ду На­та­лья Ми­коль­ская ста­ла луч­шим спе­ци­а­ли­стом в сфе­ре меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли в рей­тин­ге Ukrainian Law Firms. Та­ков итог ее ра­бо­ты в круп­ней­ших оте­че­ствен­ных юри­ди­че­ских ком­па­ни­ях. Но с ап­ре­ля 2015 го­да Ми­коль­ская кон­вер­ти­ру­ет свои зна­ния и опыт в поль­зу го­су­дар­ства: она за­ни­ма­ет­ся тор­го­вы­ми во­про­са­ми в Минэко­но­мраз­ви­тия. Од­но из важ­ней­ших до­сти­же­ний де­я­тель­но­сти Ми­коль­ской — бес­по­шлин­ная тор­гов­ля с Ка­на­дой. Сре­ди ос­нов­ных ее на­прав­ле­ний — им­пле­мен­та­ция зо­ны сво­бод­ной тор­гов­ли меж­ду Укра­и­ной и Ев­ро­со­ю­зом, а так­же за­щи­та укра­ин­ских про­из­во­ди­те­лей, ко­то­рые столк­ну­лись с тор­го­вы­ми огра­ни­че­ни­я­ми со сто­ро­ны Рос­сии. Мы встре­ча­ем­ся с Ми­коль­ской вос­крес­ным ве­че­ром — это един­ствен­ное сво­бод­ное вре­мя, ко­то­рое она мо­жет вы­де­лить в сво­ем плот­ном гра­фи­ке. В фо­то­сту­дию она при­ез­жа­ет ми­ну­та в ми­ну­ту. С со­бой — одеж­да для съем­ки и пе­ре­кус из ба­на­нов и ман­да­ри­нов. Все ве­щи, при­ве­зен­ные Ми­коль­ской, — укра­ин­ский масс-мар­кет, что ред­ко слу­ча­ет­ся у укра­ин­ских по­ли­ти­ков. Но это прин­ци­пи­аль­ная по­зи­ция зам­ми­ни­стра. Она ча­сто на­де­ва­ет недо­ро­гую одеж­ду в ми­ни­стер­ство и на встре­чи с за­ру­беж­ны­ми парт­не­ра­ми, про­мо­ути­руя тем са­мым Укра­и­ну.

— В гос­служ­бу вы при­шли из част­но­го сек­то­ра, из юри­ди­че­ской ком­па­нии. По­че­му при­ня­ли та­кое ре­ше­ние? — Все на­ча­лось до­ста­точ­но про­сто. Мой вто­рой ре­бе­нок ро­дил­ся 10 фев­ра­ля — в го­ря­чее вре­мя Май­да­на, ко­гда про­ис­хо­ди­ли не са­мые луч­шие события. Со­от­вет­ствен­но, ко­гда все вы­шли на Май­дан, я, си­дя до­ма с ре­бен­ком, ва­ри­ла бу­льо­ны. Что­бы быть хоть чем-то по­лез­ной, устро­и­ла до­ма дет­сад и при­смат­ри­ва­ла за детьми дру­зей, ко­то­рые сто­я­ли на Май­дане, во­лон­те­ри­ла. Но по­ни­ма­ла, что это­го недо­ста­точ­но, что­бы из­ме­нить стра­ну. Ре­ше­ние бы­ло непро­стым, так как я по­ни­ма­ла: из-за огром­но­го ко­ли­че­ства ко­ман­ди­ро­вок при­дет­ся от­ло­жить в сто­ро­ну все лич­ные де­ла и жить ра­бо­той. Но я не мог­ла оста­вать­ся в сто­роне от про­цес­сов, ко­то­рые про­хо­ди­ли в стране, и сде­ла­ла вы­бор.

— Сей­час ва­ша ра­бо­та свя­за­на с экс­пор­том укра­ин­ской про­дук­ции за ру­беж. Ка­ки­ми имен­но на­прав­ле­ни­я­ми вы за­ни­ма­е­тесь?

— Я за­ни­ма­юсь несколь­ки­ми очень важ­ны­ми на­прав­ле­ни­я­ми. Пер­вое — со­зда­ние усло­вий для укра­ин­ских экс­пор­те­ров на внеш­них рын­ках. И сю­да же мы от­но­сим пе­ре­го­во­ры о за­клю­че­нии со­гла­ше­ний о зо­нах сво­бод­ной тор­гов­ли — это ко­гда на­ши то­ва­ры мо­гут бес­по­шлин­но про­да­вать­ся в той или иной стране. Вто­рой боль­шой блок ра­бо­ты — экс­порт. За 25 лет Укра­и­на ни­ко­гда си­стем­но не под­хо­ди­ла к это­му во­про­су, у нас не бы­ло экс­порт­ной стра­те­гии, ни­ка­ких ин­сти­ту­тов, ра­бо­та­ю­щих с экс­пор­те­ра­ми и по­мо­га­ю­щих им. Со­от­вет­ствен­но, вто­рое на­прав­ле­ние — это по­стро­е­ние си­сте­мы ин­сти­ту­тов, ко­то­рые бу­дут по­мо­гать укра­ин­ским экс­пор­те­рам. И се­го­дня Укра­и­на на­ко­нец име­ет экс­порт­ную стра­те­гию — до­ку­мент, на че­ты­ре го­да впе­ред опре­де­ля­ю­щий на­ши пер­спек­тив­ные рын­ки и дей­ствия для то­го, что­бы укра­ин­ский экс­порт на­чал рас­ти не толь­ко в де­неж­ном, но и в ко­ли­че­ствен­ном вы­ра­же­нии. В про­шлом го­ду у нас бы­ло до­ста­точ­но мно­го та­ких мис­сий — от Ка­на­ды до Ке­нии и Тан­за­нии.

В этом го­ду мы пла­ни­ру­ем, что бли­жай­шей ста­нет ОАЭ — по­езд­ка на Меж­ду­на­род­ную вы­став­ку про­дук­тов пи­та­ния Gulfood-2018, за­тем Ни­ге­рия и Га­на, и пла­ни­ру­ем еще несколь­ко тор­го­вых мис­сий.

— Укра­ин­ские про­дук­ты ин­те­рес­ны Ни­ге­рии и Гане?

— На са­мом де­ле ры­нок Ни­ге­рии у нас в фо­ку­се, по­сколь­ку на Аф­ри­кан­ском кон­ти­нен­те это стра­на, ко­то­рая име­ет наи­боль­шее на­се­ле­ние. Так­же там до­ста­точ­но бо­га­тые за­па­сы по­лез­ных ис­ко­па­е­мых, то есть, в прин­ци­пе, у них есть воз­мож­ность по­ку­пать то­ва­ры, про­из­ве­ден­ные в Укра­ине. Со­от­вет­ствен­но, их ин­те­ре­су­ет мно­гое: от про­дук­тов пи­та­ния, фар­ма­цев­ти­ки и ма­ши­но­стро­е­ния до то­ва­ров лег­кой про­мыш­лен­но­сти и во­ен­но­го на­зна­че­ния.

— Нас­коль­ко уве­ли­чил­ся экс­порт за по­след­ний год?

— Ес­ли по­смот­реть на циф­ры, то в 2017 го­ду у нас рост око­ло 19%.

— Вы с му­жем за­ни­ма­е­те иден­тич­ные долж­но­сти: вы — зам­ми­ни­стра по эко­но­ми­че­ско­му раз­ви­тию, он — зам­ми­ни­стра ин­фра­струк­ту­ры. До­ма об­суж­да­е­те ра­бо­чие во­про­сы или ста­ра­е­тесь все остав­лять за две­рью?

— Ко­неч­но, иде­аль­но бы­ло бы, что­бы мы ни­че­го не об­суж­да­ли до­ма, но это нере­аль­но. Мы ви­дим­ся не так мно­го, как хо­те­лось бы, и ста­ра­ем­ся не об­суж­дать де­ла по ра­бо­те, кро­ме слу­ча­ев, ко­гда они дей­стви­тель­но важ­ны. К то­му же у нас еще и со­при­ка­са­ю­щи­е­ся сфе­ры. По­нят­но, что транс­порт­ная ин­фра­струк­ту­ра не су­ще­ству­ет са­ма по се­бе, она осу­ществ­ля­ет пе­ре­воз­ки, в том чис­ле то­ва­ров на экс­порт. По­это­му до­воль­но ча­сто при­хо­дит­ся об­суж­дать ра­бо­чие во­про­сы до­ма.

— Мно­гие из тех, кто при­шли в ми­ни­стер­ства во вре­мя Май­да­на, уже ушли. По­че­му вы с му­жем оста­е­тесь ра­бо­тать?

— Во-пер­вых, по­то­му что я бы­ла во вто­рой волне лю­дей, ко­то­рые при­шли по­сле Май­да­на, — я за­ня­ла долж­ность в ап­ре­ле 2015 го­да. У ме­ня еще немно­го боль­ше сил, эн­ту­зи­аз­ма, чем у лю­дей, при­шед­ших с пер­вой вол­ной. Во-вто­рых, я при­шла с людь­ми, что­бы сде­лать несколь­ко важ­ных ве­щей. Мы впер­вые за 27 лет со­зда­ли и утвер­ди­ли экс­порт­ную стра­те­гию. Со­гла­ше­ние о сво­бод­ной тор­гов­ле с Ка­на­дой ра­бо­та­ет. Мы за­ло­жи­ли пи­лот­ный про­ект по про­дви­же­нию экс­пор­та. Сей­час важ­но, что­бы все, что мы сде­ла­ли, ста­ло ста­биль­ным, устой­чи­вым к лю­бым пе­ре­ме­нам. По­то­му что впер­вые в этом го­ду нам вы­де­ли­ли сред­ства из бюд­же­та на со­зда­ние ин­сти­ту­тов по про­дви­же­нию экс­пор­та, на со­зда­ние экс­порт­но-кре­дит­но­го агент­ства. Мы сня­ли за­прет с уча­стия го­су­дар­ства или фи­нан­си­ро­ва­ния из го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та вы­ста­вок. И у нас есть сред­ства, что­бы пред­ста­вить Укра­и­ну на огром­ной меж­ду­на­род­ной вы­став­ке Экс­по-2020. Сей­час все, что мы де­ла­ли, очень близ­ко к фи-

Я ве­рю, что есть ка­че­ствен­ные прин­ци­пы, ко­то­рым ни­ко­гда не нуж­но из­ме­нять

наль­ной ста­дии, по­это­му важ­но это за­вер­шить. А там по­смот­рим.

— Не­дав­но в Укра­ине про­шла Не­де­ля мо­ды, где вы бы­ли ча­стым го­стем. Мно­гие из на­ших ди­зай­не­ров экс­пор­ти­ру­ют­ся за гра­ни­цу?

— Со­глас­но ин­фор­ма­ции, ко­то­рую предо­став­ля­ет Ukrainian Fashion Week, а так­же со­глас­но на­шей ин­фор­ма­ции, укра­ин­ские ди­зай­не­ры ве­дут тор­гов­лю с бо­лее 40 стра­на­ми. Мы мо­жем ска­зать, что они си­сте­ма­ти­че­ски экс­пор­ти­ру­ют­ся. Это и он­лайн-про­да­жи, и то­чеч­ные.

— Вы ча­сто по­яв­ля­е­тесь в одеж­де укра­ин­ских брен­дов — и не толь­ко ди­зай­нер­ской, но и в масс-мар­ке­те. Вам дей­стви­тель­но нра­вит­ся или это под­держ­ка на­ших про­из­во­ди­те­лей?

— Есть две дав­ние ис­то­рии. Од­на свя­за­на с тем, что еще до Май­да­на я смот­ре­ла на укра­ин­ский по­ли­ти­че­ский ис­теб­лиш­мент и все­гда удив­ля­лась, по­че­му они но­сят Chanel, Gucci, Louis Vuitton, а не укра­ин­ских ди­зай­не­ров. Моя ма­ма, ин­же­нер лег­кой про­мыш­лен­но­сти, все­гда рас­ска­зы­ва­ла, что в Укра­ине есть свои ис­то­ри­че­ские тра­ди­ции и от­лич­ная шко­ла лег­кой про­мыш­лен­но­сти. По­это­му для ме­ня бы­ло ди­ко, что лю­ди не оде­ва­ют­ся в оте­че­ствен­ное.

По­том мне по­па­лась на гла­за ко­лон­ка Юлии Са­во­сти­ной. Она пи­са­ла о сво­ем экс­пе­ри­мен­те но­сить ис­клю­чи­тель­но укра­ин­ское в те­че­ние опре­де­лен­но­го вре­ме­ни. Я ее про­чи­та­ла и по­обе­ща­ла се­бе: “Ес­ли я ко­гда-ни­будь пой­ду на по­ли­ти­че­скую долж­ность, бу­ду но­сить толь­ко укра­ин­ское”. И ко­гда ме­ня утвер­ди­ли в долж­но­сти, я ска­за­ла: “Окей, от­ныне я бу­ду по­ку­пать 75% укра­ин­ско­го”. И это мне уда­ет­ся. Кро­ме то­го, сей­час все ча­ще мои кол­ле­ги как в пра­ви­тель­стве, так и на­род­ные де­пу­та­ты спра­ши­ва­ют, где мож­но ку­пить ве­щи укра­ин­ско­го про­из­во­ди­те­ля. Ду­маю, лю­ди на­чи­на­ют осо­зна­вать, что и в на­ших брен­дах мож­но хо­ро­шо вы­гля­деть.

— Вы, на­вер­ное, ча­сто стал­ки­ва­е­тесь с бю­ро­кра­ти­че­ской ма­ши­ной. И, по­жа­луй, вы­хо­ди­те из се­бя. Как справ­ля­е­тесь с эмо­ци­я­ми и стрес­со­вы­ми си­ту­а­ци­я­ми?

— Бю­ро­кра­тия су­ще­ству­ет вез­де. В лю­бой стране ми­ра. Тот, кто го­во­рит, что ее нет, об­ма­ны­ва­ет се­бя и окру­жа­ю­щих. Да, у нас все ра­бо­та­ет неиде­аль­но, и бю­ро­кра­ти­че­ские про­це­ду­ры, на­при­мер, не да­ют нам воз­мож­но­сти дви­гать­ся так быст­ро, как мы хо­тим. Ко­неч­но, ча­сто я нерв­ни­чаю, да­же злюсь. Со стрес­сом справ­ля­юсь по-раз­но­му: ино­гда за­ни­ма­юсь спор­том, ино­гда об­ща­юсь с людь­ми, ко­то­рые спо­соб­ны про­сто ме­ня вы­слу­шать. Ча­сто иду гу­лять в Ма­ри­ин­ский парк, это дей­стви­тель­но спа­са­ет. Та­кая сво­е­го ро­да пе­ре­за­груз­ка, и это ты, в прин­ци­пе, мо­жешь сде­лать в обе­ден­ный пе­ре­рыв — на 20-30 ми­нут про­сто взял и вы­шел. По­это­му у ме­ня в шка­фу все­гда удоб­ная обувь. Я быст­ро пе­ре­обу­лась, про­гу­ля­лась по пар­ку, немно­го ото­шла. Ну и, ко­неч­но, ино­гда по­быть в оди­но­че­стве то­же по­мо­га­ет.

— У вас очень мно­го ко­ман­ди­ро­вок. Где оста­нав­ли­ва­е­тесь?

— В оте­лях, ко­то­рые мне бро­ни­ру­ет, как пра­ви­ло, или Ми­ни­стер­ство эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и тор­гов­ли, или при­гла­ша­ю­щая сто­ро­на. Это в слу­чае, ес­ли я еду по при­гла­ше­нию.

— Это го­сти­ни­цы вы­со­ко­го уров­ня?

— Ко­гда как. Ко­неч­но, у нас в Ка­би­не­те ми­ни­стров уста­нов­лен ли­мит на сто­и­мость про­жи­ва­ния в той или иной стране. До­воль­но ча­сто я спо­кой­но от­но­шусь к то­му, где оста­нав­ли­ва­юсь, осо­бен­но ко­гда это на ко­рот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни. Ча­сто это трех­звез­доч­ные го­сти­ни­цы. В та­ких го­ро­дах, как Же­не­ва, Лон­дон, Ва­шинг­тон

(это очень до­ро­гие го­ро­да), спа­са­ют спе­ци­аль­ные став­ки, ко­то­рые есть у на­ших по­сольств.

Но я не ви­жу про­бле­мы в том, что­бы оста­но­вить­ся в недо­ро­гой го­сти­ни­це. Глав­ное, что­бы там бы­ло чи­сто и нор­маль­ная кро­вать, по­то­му что сон очень ва­жен, ко­гда ты мно­го пу­те­ше­ству­ешь. Так­же важ­но, что­бы го­сти­ни­ца на­хо­ди­лась близ­ко к ме­стам, где ты про­во­дишь свои встре­чи, по­сколь­ку проб­ки — это про­бле­ма не толь­ко Ки­е­ва. Не хо­чет­ся про­во­дить свое вре­мя за ру­бе­жом в ма­шине.

— У вас двое де­тей. Стар­ший се­рьез­но за­ни­ма­ет­ся фут­бо­лом. Кто во­зит его на тре­ни­ров­ки?

— Се­го­дня, на­при­мер, во­зи­ла я, у нас бы­ла иг­ра в 9:30. Вче­ра у на­ше­го млад­ше­го сы­на был день рож­де­ния, но да­же это не осво­бож­да­ет стар­ше­го от то­го, что­бы он сыг­рал. Вче­ра его на иг­ру во­зил крест­ный па­па, по­то­му что мы бы­ли за­ня­ты под­го­тов­кой празд­ни­ка. Ко­гда я в Ки­е­ве, ста­ра­юсь во­зить его са­ма на фут­бол. И до­воль­но ча­сто мы едем всей се­мьей. У нас есть та­кая тра­ди­ция. Вот се­го­дня я “proud-ма­ма” — ма­ма, ко­то­рая очень гор­дит­ся сво­им ре­бен­ком, по­то­му что он сде­лал хет-трик, и я один гол да­же сня­ла на ви­део, по­то­му что он ме­ня по­про­сил снять для Ин­с­та­гра­ма. Не­смот­ря на то, что он ме­ня про­сит: “Не кри­чи, по­жа­луй­ста, в те­ле­фон “Лу­ка, ура!”, ты мне все пор­тишь в Ин­с­та­гра­ме!”, се­го­дня я сно­ва кри­ча­ла, по­то­му что это эмо­ции, это часть жиз­ни. Я счи­таю, ес­ли ре­бен­ку что-то нра­вит­ся, ро­ди­те­ли долж­ны это­му спо­соб­ство­вать и по­мо­гать. Хо- тя не мо­гу ска­зать, что ме­ня все­гда это ра­ду­ет, осо­бен­но ко­гда я в три ча­са но­чи при­ез­жаю из ко­ман­ди­ров­ки, муж уехал, а мне нуж­но на 9:30 вез­ти его на фут­бол.

— А вы то­же иг­ра­е­те в фут­бол?

— Да, ле­том иг­раю с детьми. По­то­му что я ма­ма двух маль­чи­ков. Ты за­ни­ма­ешь­ся тем, что им нра­вит­ся. Сна­ча­ла со стар­шим иг­рал па­па, по­том им нуж­но бы­ло, что­бы кто-то по­сто­ял на во­ро­тах — это бы­ла я. За­тем я на­ча­ла иг­рать. А ко­гда по­явил­ся млад­ший Мар­ко и под­рос, мы ле­том иг­ра­ем два на два.

— А кто с детьми, ко­гда вы в отъ­ез­де?

— Нам по­мо­га­ет ня­ня, ко­то­рая ра­бо­та­ет пол­дня, и ро­ди­те­ли му­жа, они жи­вут в Ва­силь­ко­ве. По­это­му, ко­гда нас дво­их дол­го нет, они при­ез­жа­ют в Ки­ев. Или де­ти едут к ним в Ва­силь­ков.

Да, мне хо­чет­ся, как го­во­рит мой стар­ший, по­быть нор­маль­ной ма­мой. За­вез­ти их в сад, узнать, что про­ис­хо­дит в шко­ле. Они очень ча­сто про­сят, что­бы я за­би­ра­ла их из шко­лы или са­ди­ка, но это мне ред­ко уда­ет­ся. Хо­тя ино­гда де­лаю ис­клю­че­ние: раз в ме­сяц за­би­раю из шко­лы, мо­гу за­ве­сти на сек­цию и еду об­рат­но на ра­бо­ту. Ино­гда они про­сят: “Ма­ма, при­ди, по­жа­луй­ста, се­го­дня!” И не все­гда ты мо­жешь объ­яс­нить им, по­че­му не мо­жешь.

— Чув­ства ви­ны нет пе­ред детьми?

— Здесь нель­зя об­ма­ны­вать и го­во­рить, что нет ни­ка­ко­го чув­ства ви­ны. Я не знаю ни од­ной ра­бо­та­ю­щей, пу­те­ше­ству­ю­щей ма­мы, у ко­то­рой не бы­ло хо­тя бы ино­гда чув­ства ви­ны. С дру­гой сто­ро­ны, ты очень це­нишь вре­мя, ко­то­рое мо­жешь с ни­ми про­ве­сти. До­воль­но ча­сто, ко­гда я укла­ды­ваю де­тей спать, от­клю­чаю те­ле­фон. У ме­ня бы­ли слу­чаи, ко­гда мне зво­ни­ли пер­вый ви­це-пре­мьер и пре­мьер, ино­гда из при­ем­ной пре­зи­ден­та, и бы­ли про­пу­ще­ны звон­ки. Ко­гда ты лю­дям го­во­ришь: “Про­сти­те, но я один раз в неде­лю укла­ды­ваю де­тей спать”, это по­ни­ма­ют. Хо­тя это рос­кошь, ко­неч­но. Но она нуж­на — это вре­мя, ко­то­рое тре­бу­ет­ся и те­бе, и де­тям. Это пе­ре­за­груз­ка, об­мен энер­ги­ей. Я се­бя не чув­ствую ра­бо­та­ю­щей ма­мой, а про­сто чув­ствую се­бя ма­мой.

Се­мья На­та­льи Ми­коль­ской: ее муж, за­ме­сти­тель ми­ни­стра ин­фра­струк­ту­ры Вик­тор Дов­гань, и сы­но­вья Лу­ка и Мар­ко

На­та­лья Ми­коль­ская с пре­мьер-ми­ни­стра­ми — Ка­на­ды Джа­сти­ном Трю­до и Укра­и­ны Вла­ди­ми­ром Грой­сма­ном

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.