Обед с Игорем АБРАМОВИЧЕМ

Novoe vremya - - Люди -

За щу­чьей ик­рой и бо­ка­лом со­ви­ньо­на са­мый успеш­ный арт­ди­лер стра­ны ана­ли­зи­ру­ет ми­ро­вые це­ны на со­вре­мен­ное искусство и вспо­ми­на­ет свой пер­вый Моск­вич, ко­то­рый ку­пил в 18 лет Ека­те­ри­на Ива­но­ва

Игорь Аб­ра­мо­вич, успеш­ный арт-ди­лер, взвин­тив­ший це­ны на укра­ин­ских ху­дож­ни­ков на ми­ро­вых аук­ци­о­нах, лю­бит обе­дать на вы­со­те. А по­то­му все­гда вы­би­ра­ет рестораны на кры­ше, в ка­кой бы стране он ни на­хо­дил­ся. До­го­ва­ри­ва­ясь о встре­че с НВ, Аб­ра­мо­вич се­бе не из­ме­ня­ет: пред­ла­га­ет ре­сто­ран Matisse на 15-м эта­же ки­ев­ско­го оте­ля City Hall.

“Кро­ме по­тря­са­ю­ще­го ви­да

[на ста­рый Ки­ев], тут еще и вкус­но кор­мят”,— до­ве­ри­тель­но со­об­ща­ет он мне, при­са­жи­ва­ясь за стол.

В ху­до­же­ствен­ных кру­гах Аб­ра­мо­ви­ча на­зы­ва­ют арт-ди­ле­ром №1 в Укра­ине. Он пред­став­ля­ет укра­ин­ских ху­дож­ни­ков на глав­ных аук­ци­о­нах ми­ра — Sotheby’s, Phillips и Christie’s, при этом скру­пу­лез­но вы­стра­и­вая лич­ные от­но­ше­ния с круп­ны­ми и име­ни­ты­ми кол­лек­ци­о­не­ра­ми. Имен­но при его уча­стии укра­ин­ские масте­ра ки­сти осу­ществ­ля­ют боль­шин­ство зна­чи­мых сде­лок — как в Укра­ине, так и на За­па­де. Лич­ный ре­корд и до­сти­же­ние Аб­ра­мо­ви­ча — про­дан­ная за $186 тыс. ра­бо­та Ана­то­лия Кри­во­ла­па Конь. Ве­чер на аук­ци­оне Phillips в Лон­доне в 2013 го­ду. Эта сдел­ка по­да­ри­ла Кри­во­ла­пу ста­тус са­мо­го до­ро­го­го ху­дож­ни­ка стра­ны, ко­то­рый он удер­жи­ва­ет до сих пор.

Где бы ни был, Аб­ра­мо­вич не упус­ка­ет слу­чая при­влечь вни­ма­ние к укра­ин­ско­му ис­кус­ству: лю­бое слу­чай­ное зна­ком­ство мо­жет ока­зать­ся по­лез­ным де­ло­вым кон­так­том, счи­та­ет он. На встре­чу с НВ, на­при­мер, он при­хо­дит в ру­баш­ке с изоб­ра­же­ни­ем шах­те­ров из ра­бот мо­ло­до­го укра­ин­ско­го ху­дож­ни­ка Ро­ма­на Ми­ни­на, чьи про­из­ве­де­ния сей­час осо­бен­но це­нят­ся в Ев­ро­пе и США.

Вме­сте ху­дож­ник и арт­ди­лер да­же со­зда­ли бренд Abramovych & Minin Studio. Одеж­да и обувь, ко­то­рые вы­пус­ка­ют­ся под этим брен­дом, вы­гля­дят как насто­я­щее про­из­ве­де­ние ис­кус­ства. И столь­ко же сто­ят: фут­бол­ки — 2,5 тыс. грн, ке­ды — 4 тыс. грн.

Раз­вер­нув ме­ню, Аб­ра­мо­вич на пра­вах за­все­гда­тая ре­ко­мен­ду­ет об­ра­тить вни­ма­ние на са­ла­ты. Не сго­ва­ри­ва­ясь, мы оба вы­би­ра­ем са­лат с ут­кой, ман­го и ко­зьим сы­ром.

— А да­вай­те еще ик­ру щу­ки с то­ста­ми возь­мем на дво­их? — пред­ла­га­ет ши­ка­нуть Аб­ра­мо­вич и тут же объ­яс­ня­ет свою ини­ци­а­ти­ву: очень вкус­ная.

— Да­вай­те,— лег­ко со­гла­ша­юсь я.

— Мо­жет, по бо­каль­чи­ку бе­ло­го ви­на? Нет? — неуве­рен­но про­щу­пы­ва­ет он мою го­тов­ность ку­тить.

Я под­дер­жи­ваю и эту идею. — Да­вай­те со­ви­ньон­чик,— де­ла­ет за­каз офи­ци­ант­ке арт­ди­лер и по­во­ра­чи­ва­ет­ся ко мне, по­ка­зы­вая го­тов­ность к бе­се­де.

Аб­ра­мо­вич, яв­ля­ю­щий­ся од­ним из луч­ших экс­пер­тов по изоб­ра­зи­тель­но­му ис­кус­ству в стране, ро­дил­ся и вы­рос в неболь­шом шах­тер­ском го­род­ке на Дон­бас­се в се­мье даль­но­бой­щи­ка и бух­гал­те­ра. Свое бу­ду­щее он свя­зы­вал с ав­то­мо­би­ля­ми. Впро­чем, хо­тел быть не про­сто во­ди­те­лем, а, как сам го­во­рит, “за­ни­мать ру­ко­во­дя­щую долж­ность”. Учить­ся по­шел в гор­но­транс­порт­ный тех­ни­кум, вы­дер­жав кон­курс 16 че­ло­век на ме­сто. “Это бы­ло очень се­рьез­ное за­ве­де­ние,— вспо­ми­на­ет Аб­ра­мо­вич.— На весь СССР та­ких бы­ло все­го три”.

Учась в тех­ни­ку­ме, он за­нял­ся пред­при­ни­ма­тель­ством — на одол­жен­ные у дру­зей день­ги ор- ПЯТЬ ВО­ПРО­СОВ ИГО­РЮ АБРАМОВИЧУ:

Ва­ше са­мое боль­шое до­сти­же­ние?

Мои де­ти. А в про­фес­си­о­наль­ной сфе­ре — пер­вая вы­став­ка, на ко­то­рой я был ку­ра­то­ром (Contemporary Ukrainian Artists в Saatchi Gallery), про­хо­див­шая в Лон­доне.

Са­мый боль­шой про­вал?

Пло­хое зна­ние ино­стран­ных язы­ков.

На чем вы пе­ре­дви­га­е­тесь по го­ро­ду?

На Porsche Cayenne. Это моя са­мая лю­би­мая ма­ши­на.

По­след­няя про­чи­тан­ная кни­га, ко­то­рая вас впе­чат­ли­ла?

Що це вза­галі та­ке? 150 ро­ків су­час­но­го ми­стецтва в од­ній пілюлі Уил­ла Гом­пер­ца. Это иро­нич­ный нон-фик­шен от быв­ше­го ди­рек­то­ра га­ле­реи Tate Modern. Я с ним зна­ком лич­но, на­сто­я­щий про­фес­си­о­нал сво­е­го де­ла.

Ко­му бы вы не по­да­ли ру­ки?

Лю­дям, ко­то­рые не ува­жа­ют сво­их ро­ди­те­лей. Это ос­но­ва ос­нов. га­ни­зо­вал зву­ко­за­пи­сы­ва­ю­щую сту­дию.

В смут­ное вре­мя без “кры­ши” бы­ло нель­зя, и нуж­ные свя­зи на­шлись сре­ди дру­зей-спортс­ме­нов. “Ты по­ни­мал, ко­му и сколь­ко пла­тить, все бы­ло под при­кры­ти­ем, все бы­ло в шо­ко­ла­де”,— вспо­ми­на­ет он свои ли­хие 90-е.

За­ра­бот­ки бы­ли та­ки­ми, что уже в 18 лет Аб­ра­мо­вич ку­пил свою первую ма­ши­ну — Моск­вич. А спу­стя год с по­мо­щью дру­зей при­гнал из Кель­на крас­ный тю­нин­го­ван­ный Peugeot 309.

“Са­мое глав­ное — круг об­ще­ния”,— этим пра­ви­лом юно­ше­ских лет арт-ди­лер ру­ко­вод­ству­ет­ся и сей­час.

С тех пор как он за­нял­ся ис­кус­ством, круг его об­ще­ния толь­ко рас­ши­рял­ся. Ро­ман Аб­ра­мо­вич, Игорь Ко­ло­мой­ский, Ри­нат Ахметов, Дмит­рий Фир­таш и мно­гие

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.