Тео­ло­гия ре­во­лю­ции

Novoe vremya - - Мнение -

а дни меж­ду 31 ок­тяб­ря и 7 ноября при­хо­дят­ся круг­лые да­ты сра­зу двух ре­во­лю­ций: 500-ле­тия Ре­фор­ма­ции и 100-ле­тия боль­ше­вист­ской ре­во­лю­ции. Мы лю­бим ма­гию чи­сел. И ес­ли сов­па­да­ют два боль­ших юби­лея, склон­ны ис­кать в этом скры­тые смыс­лы. На де­ле же — обыч­ное сов­па­де­ние. Меж­ду ре­во­лю­ци­я­ми мог­ло быть и 368 лет раз­ни­цы, и 412.

Тем не ме­нее есть смысл их срав­ни­вать. Хо­тя бы для то­го, что­бы вы­ко­вы­рять оскол­ки ле­нин­ской тео­рии, за­стряв­шие в го­ло­вах тех, кто вы­рос в СССР и ску­ча­ет по ста­рым вре­ме­нам. Не­ред­ко слы­шал, как быв­шие ре­ги­о­на­лы, а те­перь оп­по­бло­ков­цы с ум­ным ви­дом рас­ска­зы­ва­ют, что ни пер­вый, ни вто­рой Май­дан не бы­ли ре­во­лю­ци­ей. Мол, ес­ли су­дить по ле­нин­ско­му опре­де­ле­нию, не бы­ло си­ту­а­ции, ко­гда “вер­хи не мо­гут, а ни­зы не хо­тят”, так­же не на­блю­да­лось об­ни­ща­ния масс и их вы­со­кой со­ци­аль­ной ак­тив­но­сти. И ес­ли все­го это­го не бы­ло — то и ре­во­лю­ции то­же.

Сле­дуя та­кой ло­ги­ке, и Ре­фор­ма­цию нель­зя счи­тать ре­во­лю­ци­ей. Ва­ти­кан мог и даль­ше жить по-ста­ро­му, Мар­тин Лю­тер не ви­дел се­бя ре­во­лю­ци­о­не­ром, а об­ни­ща­ние и со­ци­аль­ная ак­тив­ность про­те­стант­ских масс не бы­ли вы­ше сред­не­го.

Ес­ли же дей­стви­тель­но срав­ни­вать Ре­фор­ма­цию

1517 го­да и ре­во­лю­цию 1917-го, то пер­вая из­ме­ни­ла мир, а вто­рая — лишь гро­зи­лась это сде­лать, но сду­лась из-за невоз­мож­но­сти вы­пол­нить свои обе­ща­ния. Пер­вая при­ве­ла к вос­ста­нию бо­га­тей­ших стран ми­ра, вто­рая — по­всю­ду ста­ла при­чи­ной и сим­во­лом бед­но­сти. По­это­му первую ре­во­лю­цию се­го­дня пом­нят и празд­ну­ют, а вто­рую — пы­та­ют­ся за­быть, как тра­ги­че­ское недо­ра­зу­ме­ние.

В чем схо­жесть этих ре­во­лю­ций? В том, что пе­ред ни­ми не сто­я­ла за­да­ча за­хва­тить и удер­жать власть. Ина­че их мож­но бы­ло бы на­звать пе­ре­во­ро­том. В от­ли­чие от пе­ре­во­ро­та, ре­во­лю­ция под­чи­не­на выс­шей мечте — со­зда­нию небес­но­го рая на зем­ле.

Бер­тран Рас­сел из­ло­жил этот те­зис ост­ро­ум­нее, со­от­не­ся Би­б­лию и марк­сизм. Что­бы по­нять марк­сизм, пи­сал он, по­на­до­бит­ся та­кой сло­варь: бог Ягве — диа­лек­ти­че­ский ма­те­ри­а­лизм; мес­сия — Маркс; ста­ро­за­вет­ный из­бран­ный на­род — марк­сист­ский про­ле­та­ри­ат; вто­рое при­ше­ствие — ком­му­ни­сти­че­ская ре­во­лю­ция; пек­ло и на-

На этой неде­ле два боль­ших юби­лея — 500-ле­тие Ре­фор­ма­ции и 100-ле­тие боль­ше­вист­ской ре­во­лю­ции. Их срав­не­ние по­мо­жет вы­ко­вы­рять оскол­ки ле­нин­ской тео­рии, за­стряв­шие в го­ло­вах тех, кто вы­рос в СССР и ску­ча­ет по ста­рым вре­ме­нам

Нка­за­ние греш­ни­ков — уни­что­же­ние бур­жу­а­зии; цар­ство бо­жие — стро­и­тель­ство ком­му­низ­ма. Еще даль­ше про­дви­нул­ся Мар­тин Ма­лиа, один из глу­бо­чай­ших зна­то­ков рос­сий­ской ис­то­рии. В сво­ей кни­ге

History’s Locomotives: Revolutions and the Making of the Modern World

он утвер­жда­ет, что ре­во­лю­ция — ис­клю­чи­тель­ное яв­ле­ние ев­ро­пей­ской ци­ви­ли­за­ции. Ев­ро­па вос­ста­ла из иудей­ско-хри­сти­ан­ской тра­ди­ции с ее ар­хе­ти­пи­че­ским мыш­ле­ни­ем о мес­сии и вто­ром при­ше­ствии. Со­от­вет­ствен­но, рос­сий­ская ре­во­лю­ция 1917 го­да бы­ла ло­гич­ным, хоть и край­ним про­яв­ле­ни­ем ев­ро­пей­ской ре­во­лю­ци­он­ной тра­ди­ции, бе­ру­щей на­ча­ло от гу­сит­ских войн (1415–1436) и про­те­стант­ской Ре­фор­ма­ции (1517–1555).

Кни­га Ма­лиа вы­шла в 2004 го­ду. Он пи­сал ее под вли­я­ни­ем рас­па­да СССР и про­ро­чил, что по­сле па­де­ния ком­му­низ­ма ре­во­лю­ци­он­ное дви­же­ние умрет есте­ствен­ной смер­тью. Ма­лиа оши­бал­ся. Ста­ти­сти­ка по­ка­зы­ва­ет, что ко­ли­че­ство и ча­сто­та ре­во­лю­ций с на­ча­ла ХХІ ве­ка не спа­да­ет, а рас­тет. Укра­и­на, пе­ре­жив­шая с 2004-го уже две ре­во­лю­ции,— яв­ное то­му под­твер­жде­ние.

Пи­сать ис­то­рию но­вой ре­во­лю­ци­он­ной вол­ны по­ка ра­но. Еще неиз­вест­но, чем она за­кон­чит­ся. Об­щая тенденция та­ко­ва, что боль­шин­ство ре­во­лю­ций — как рос­сий­ская 1917 го­да, укра­ин­ская 2004-го или араб­ская 2011-го — за­кан­чи­ва­ют­ся по­ра­же­ни­ем. Раз­ни­ца лишь в том, как быст­ро оно на­сту­па­ет и ка­кую це­ну за него при­хо­дит­ся пла­тить.

В этом от­но­ше­нии ре­во­лю­ция 1517-го ско­рее ис­клю­че­ние, чем пра­ви­ло. По­че­му? Мож­но дис­ку­ти­ро­вать. Мо­гу пред­ло­жить од­но из воз­мож­ных объ­яс­не­ний. Мы рас­суж­да­ем о ре­во­лю­ци­ях как о ло­ко­мо­ти­вах мо­дер­ни­за­ции. И мы пра­вы. Но оши­ба­ем­ся, по­ла­гая, что мо­дер­ность от­ме­ня­ет ста­рые ар­хе­ти­пы. Ес­ли мы при­ни­ма­ем тот факт, что в ос­но­ве ре­во­лю­ци­он­но­го мыш­ле­ния ле­жит иудей­ско-хри­сти­ан­ская тра­ди­ция, то ре­во­лю­ци­о­не­ры вы­пол­ня­ют ту же роль, что и библейские свя­тые или про­ро­ки. Они долж­ны не толь­ко при­зы­вать и ве­сти за со­бой, но еще и сви­де­тель­ство­вать.

Про­бле­ма укра­ин­ских ре­во­лю­ци­о­не­ров в том, что они это­го не по­ни­ма­ют или не хо­тят по­ни­мать. Как успеш­ные биз­не­сме­ны или по­ли­ти­ки, они, ко­неч­но, име­ют пра­во на до­ро­гие квар­ти­ры или ма­ши­ны. Но не име­ют на это пра­ва как ре­во­лю­ци­он­ные ли­де­ры в стране, где идет вой­на, а 60% на­се­ле­ния жи­вет на гра­ни бед­но­сти.

Не­дав­но пы­тал­ся убе­дить в этом од­но­го мо­ло­до­го укра­ин­ско­го ли­де­ра. Он счел мои ар­гу­мен­ты мо­ра­ли­за­тор­ством и по­пу­лиз­мом. Я же на­зы­ваю это по­ли­ти­че­ской тео­ло­ги­ей ре­во­лю­ции. Кто из нас прав, по­ка­жет вре­мя. Я был бы рад оши­бить­ся. Но бо­юсь, что и в этот раз не по­лу­чу та­ко­го удо­воль­ствия.

Пи­сать ис­то­рию но­вой ре­во­лю­ци­он­ной вол­ны по­ка ра­но. Еще неиз­вест­но, чем она за­кон­чит­ся

Яро­слав Гри­цак, ис­то­рик, про­фес­сор Укра­ин­ско­го ка­то­ли­че­ско­го уни­вер­си­те­та, член Не­сто­ров­ской груп­пы

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.