По­лит­з­эк №1

Novoe vremya - - Мнение -

бъ­явив боль­ше по­лу­ме­ся­ца на­зад бес­сроч­ную го­ло­дов­ку с тре­бо­ва­ни­ем к рос­сий­ской вла­сти осво­бо­дить всех укра­ин­ских по­лит­за­клю­чен­ных, укра­ин­ский ки­но­ре­жис­сер Олег Сен­цов стал в Рос­сии по­лит­з­эком №1. Хо­тя ес­ли Сен­цов, по­лу­чив­ший в ав­гу­сте 2015 го­да по сфаб­ри­ко­ван­но­му де­лу о тер­ро­риз­ме 20 лет ко­ло­нии стро­го­го ре­жи­ма, умрет в рос­сий­ских за­стен­ках, это вряд ли про­из­ве­дет сколь­ко-ни­будь се­рьез­ное впе­чат­ле­ние как на рос­си­ян, так и на рос­сий­скую власть. Рос­сий­ская власть при­вык­ла без­на­ка­зан­но уби­вать по­ли­ти­че­ских оп­по­нен­тов. А рос­си­яне не при­вык­ли спра­ши­вать со сво­ей вла­сти.

По­сле то­го как Пу­тин все-та­ки со­гла­сил­ся об­ме­нять На­деж­ду Са­вчен­ко на двух “за­блу­див­ших­ся в Укра­ине” рос­сий­ских офи­це­ров ГРУ ми­ни­стер­ства обо­ро­ны Еро­фе­е­ва и Алек­сан­дро­ва, чьи име­на на­все­гда ис­чез­ли из рос­сий­ско­го ме­диа­про­стран­ства ров­но в день об­ме­на, по­яви­лась на­деж­да и на воз­мож­ное осво­бож­де­ние Сен­цо­ва, а так­же дру­гих укра­ин­ских по­лит­за­клю­чен­ных. Од­на­ко ед­ва ли не един­ствен­ным шан­сом Сен­цо­ва вер­нуть­ся из рос­сий­ских за­стен­ков жи­вым оста­ет­ся чем­пи­о­нат ми­ра по фут­бо­лу-2018 в Рос­сии. Он стар­ту­ет 14 июня, и до это­го дня рос­сий­ские вла­сти точ­но сде­ла­ют все воз­мож­ное, что­бы го­ло­да­ю­щий Сен­цов жил. По край­ней ме­ре, Фе­де­раль­ная служ­ба ис­пол­не­ния на­ка­за­ний уже со­об­щи­ла, что ему на­ча­ли де­лать “под­дер­жи­ва­ю­щую те­ра­пию”. Воз­мож­но, речь идет об инъ­ек­ци­ях глю­ко­зы.

Тем не ме­нее в Рос­сии чет­ко усво­и­ли, что не при­зна­вать­ся в лю­бых пре­ступ­ле­ни­ях, да­же пуб­лич­но на­зы­вать лю­бые об­ви­не­ния в ад­рес Моск­вы “про­яв­ле­ни­ем ру­со­фо­бии” — по­ли­ти­че­ски вы­год­но. Соб­ствен­но­му на­ро­ду та­кую по­зи­цию мож­но “про­да­вать” и как борь­бу с про­ис­ка­ми внеш­них вра­гов, и как про­яв­ле­ние неза­ви­си­мой внеш­ней по­ли­ти­ки Рос­сии: мол, нам ни­ка­кие об­ви­не­ния ни­по­чем.

Лич­ная судь­ба и са­ма жизнь Сен­цо­ва сей­час мо­жет за­ви­сеть ско­рее от по­зи­ции тех круп­ных ми­ро­вых дер­жав, ли­де­ры ко­то­рых про­дол­жа­ют пы­тать­ся о чем-то го­во­рить с “до­ро­гим Вла­ди­ми­ром”. Ес­ли бы кон­так­ти­ро­вав­шие с ним в по­след­нее вре­мя ли­де­ры Гер­ма­нии, Фран­ции и Япо­нии Ан­ге­ла Мер­кель, Эм­ма­ну­эль Ма­крон и Син­дзо Абэ в хо­де лич­ных встреч друж­но по­тре­бо­ва­ли осво­бож­де­ния Сен­цо­ва и укра­ин­ских по­лит­за­клю­чен­ных. И де­ла­ли это каж­дый раз в лю­бом те­ле­фон­ном раз­го­во­ре с лю­бы­ми пред­ста­ви­те­ля-

Оми рос­сий­ской вла­сти — воз­мож­но, был бы ка­кой-то ре­зуль­тат. Впро­чем, есть еще один ва­ри­ант: об­мен Сен­цо­ва на аре­сто­ван­но­го в Укра­ине ру­ко­во­ди­те­ля пор­та­ла РИА Но­во­сти Укра­и­на Ки­рил­ла Вы­шин­ско­го. Но тут важ­но по­ни­мать, что са­ма по се­бе жизнь Вы­шин­ско­го ин­те­ре­су­ет Рос­сию ни­чуть не боль­ше, чем жиз­ни по­гиб­ших на Дон­бас­се рос­сий­ских го­ло­во­ре­зов вро­де Мо­то­ро­лы. Крем­лю да­же вы­год­нее, что­бы Вы­шин­ский си­дел в укра­ин­ской тюрь­ме, а рос­сий­ская про­па­ган­да на всех уг­лах кри­ча­ла о “по­дав­ле­нии сво­бо­ды сло­ва” в Укра­ине.

Ес­ли пе­ред Олим­пи­а­дой в Со­чи Пу­тин еще мог от­пу­стить от­си­дев­ше­го де­сять лет Ми­ха­и­ла Хо­дор­ков­ско­го в том чис­ле в на­деж­де, что эта Олим­пи­а­да как-то улуч­шит имидж Рос­сии в гла­зах ми­ра, то сей­час пре­зи­ден­ту РФ да­же нра­вит­ся его де­мо­ни­че­ская ре­пу­та­ция. Экс­порт стра­ха ока­зал­ся для рос­сий­ско­го ре­жи­ма крайне при­быль­ным (по­ли­ти­че­ски) биз­не­сом. Имен­но непред­ска­зу­е­мость и го­тов­ность на прак­ти­че­ски лю­бые пре­ступ­ле­ния вку­пе с на­ли­чи­ем вто­ро­го в ми­ре по раз­ме­рам ядер­но­го по­тен­ци­а­ла спа­са­ет Моск­ву от пол­ной меж­ду­на­род­ной изо­ля­ции. Един­ствен­ная при­чи­на раз­го­ва­ри­вать с Рос­си­ей для внеш­них парт­не­ров — это ре­аль­ный страх пе­ред ней.

Сен­цов сво­ей го­ло­дов­кой несо­мнен­но со­вер­ша­ет лич­ный мо­раль­ный по­двиг. Он пы­та­ет­ся ис­поль­зо­вать един­ствен­ную до­ступ­ную ему воз­мож­ность на­пом­нить ми­ру (хо­тя бы че­рез ре­ак­цию ино­стран­ных СМИ) о сво­ей судь­бе и судь­бе дру­гих укра­ин­ских по­лит­за­клю­чен­ных. Соб­ствен­но, са­мо де­ло Сен­цо­ва опро­вер­га­ет ос­но­во­по­ла­га­ю­щий миф крем­лев­ской про­па­ган­ды о “бес­кров­ном при­со­еди­не­нии” Кры­ма. Но вряд ли эта го­ло­дов­ка мо­жет стать фор­мой дав­ле­ния на рос­сий­скую власть.

К ве­ли­ко­му со­жа­ле­нию, жи­вой или мерт­вый, Сен­цов без­раз­ли­чен рос­сий­ской вла­сти и рос­сий­ско­му об­ще­ству. При этом невоз­мож­но пред­ста­вить, что­бы ны­неш­ний крем­лев­ский ре­жим от­ме­нил при­го­вор Сен­цо­ву — в Рос­сии в прин­ци­пе не при­ня­то от­ме­нять са­мые аб­сурд­ные по­ли­ти­че­ски мо­ти­ви­ро­ван­ные при­го­во­ры, ко­то­рые ста­ли в по­след­ние го­ды обы­ден­но­стью. По­это­му те­перь борь­ба внут­ри Рос­сии и за ее пре­де­ла­ми — это во­прос преж­де все­го мо­раль­ный, а не по­ли­ти­че­ский. Это во­прос борь­бы за осво­бож­де­ние неви­нов­но­го че­ло­ве­ка из за­стен­ков стра­ны-агрес­со­ра.

Впро­чем, как бы на­ив­но это ни зву­ча­ло в со­вре­мен­ном ми­ре, обыч­ная со­весть и есть луч­ший по­ли­ти­че­ский прин­цип из всех воз­мож­ных.

Един­ствен­ный шанс укра­ин­ско­го ре­жис­се­ра

Оле­га Сен­цо­ва вер­нуть­ся жи­вым из рос­сий­ских за­стен­ков — чем­пи­о­нат ми­ра по фут­бо­лу, стар­ту­ю­щий в РФ 14 июня

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.