Обед с Христиной СО­ЛО­ВИЙ

Novoe vremya - - Люди -

Укра­ин­ская пе­ви­ца утвер­жда­ет, что пол­но­стью из­ба­ви­лась от штам­па про­те­же Ва­кар­чу­ка, уве­рен­но кри­ти­ку­ет сво­их кол­лег, а за­тем при­зна­ет­ся в из­лиш­ней пря­мо­те и им­пуль­сив­но­сти и ест шо­ко­лад Оль­га Дух­нич

Чест­но го­во­ря, еда здесь не очень, — от­кро­вен­но со­об­ща­ет пе­ви­ца и ком­по­зи­тор Хри­сти­на Со­ло­вий, пе­ре­сту­пая по­рог ки­ев­ско­го ре­сто­ра­на Ам­стер Дам­стер на Боль­шой Ва­силь­ков­ской.

И на мой недо­умен­ный во­прос, за­чем же мы встре­ча­ем­ся здесь, объ­яс­ня­ет:

— Я жи­ву в этом до­ме и уже опыт­ным пу­тем уста­но­ви­ла: здесь непло­хой ко­фе, а еще сыр­ни­ки. Но, бо­юсь, мы уже их не за­ка­жем.

— По­че­му же? — удив­ля­юсь я.

— Их го­то­вят до 12 ча­сов дня, — со вздо­хом от­ве­ча­ет пе­ви­ца, от­кры­вая ме­ню в по­ис­ках аль­тер­на­ти­вы. Я же ре­шаю бо­роть­ся за сыр­ни­ки до по­след­не­го, на ча­сах 12:07.

— Вы ведь смо­же­те при­не­сти нам сыр­ни­ки? — за­ис­ки­ва­ю­ще ин­те­ре­су­юсь я у офи­ци­ан­та.

— Увы, нет, их го­то­вят толь­ко до 12, — со всей непре­клон­но­стью пост­со­вет­ско­го об­ще­пи­та стро­го от­ве­ча­ет офи­ци­ант. Сми­рив­шись, я вы­би­раю са­лат с теп­лой те­ля­ти­ной, а Со­ло­вий — ко­фе и шо­ко­лад­ный фон­дан.

Ис­то­рию 25-лет­ней Со­ло­вий вполне мож­но на­звать ис­то­ри­ей со­вре­мен­ной Зо­луш­ки. Пять лет на­зад сту­дент­ка фи­ло­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та Ль­вов­ско­го на­ци­о­наль­но­го уни­вер­си­те­та при­шла на та­лант-шоу Го­лос Краї­ни и спе­ла там лем­ков­скую на­род­ную пес­ню. Вы­ра­зи­тель­ность ее ис­пол­не­ния впе­чат­ли­ла од­но­го из тре­не­ров про­ек­та, укра­ин­ско­го рок-му­зы­кан­та Свя­то­сла­ва Ва­кар­чу­ка. Он не толь­ко стал му­зы­каль­ным тре­не­ром де­вуш­ки на шоу, но и пред­ло­жил за­пи­сать сов­мест­ный аль­бом лем­ков­ских пе­сен в со­вре­мен­ной аран­жи­ров- ке, а за­тем стал про­дю­се­ром на­чи­на­ю­щей пе­ви­цы.

Аль­бом Жи­ва во­да сде­лал 20-лет­нюю льво­вян­ку зна­ме­ни­той на всю стра­ну, а клип на первую ав­тор­скую пес­ню Со­ло­вий Три­май и во­все дол­гое вре­мя удер­жи­вал ли­дер­ство в укра­ин­ских му­зы­каль­ных чар­тах, на­брав бо­лее 20 млн про­смот­ров в YouTube.

Се­год­ня Со­ло­вий сме­ни­ла Ль­вов на Ки­ев, успеш­но га­стро­ли­ру­ет по стране, за­пи­са­ла вто­рой аль­бом — те­перь уже ав­тор­ских пе­сен. Неиз­мен­ным оста­ет­ся од­но: пе­ви­ца не скры­ва­ет сво­ей нелюб­ви к рус­ско­языч­ной и рос­сий­ской поп-музыке, а свои ком­по­зи­ции пи­шет ис­клю­чи­тель­но на укра­ин­ском.

Ва­ша ис­то­рия с та­лант-шоу — это счаст­ли­вая слу­чай­ность или дей­стви­тель­но хо­ро­ший спо­соб по­пасть в укра­ин­ский му­зы­каль­ный мейн­стрим? — спра­ши­ваю я Со­ло­вий, ко­то­рая при­дви­га­ет к се­бе по­чти мгно­вен­но по­явив­ший­ся на сто­ле ко­фе.

— Я во­об­ще не по­ни­маю, за­чем я при­шла то­гда на это шоу. Это ведь со­всем не мое и ка­за­лось мне ка­ким-то фар­сом,— неожи­дан­но от­ве­ча­ет моя со­бе­сед­ни­ца и по­яс­ня­ет, что под­толк­нул ее к та­ко­му ша­гу кри­зис тре­тье­го го­да обу­че­ния в уни­вер­си­те­те. — Так что моя ис­то­рия ско­рее па­ра­докс. Я не ожи­да­ла, что ко мне по­вер­нут­ся, мне бы­ло важ­но спеть эту пес­ню на боль­шой сцене. А я че­ло­век де­ла, за­хо­те­ла — сде­лаю.

— При этом вы еще до вы­ступ­ле­ния за­яв­ля­ли, что ес­ли к вам обер­нет­ся кто-то из тре­не­ров, по­ю­щих на рус­ском, вы к нему не пой­де­те. Та­ких там бы­ло двое — Ти­на Ка­роль и Алек­сандр По­но­ма­рев. Это та­кая наг­лость от сме­ло­сти? — до­пы­ты­ва­юсь я.

— Это точ­но не спе­ци­аль­но, я очень пря­мой и им­пуль­сив­ный че­ло­век и что ду­маю, то и го­во­рю, — ре­а­ги­ру­ет Со­ло­вий. Мг­но­ве­ние по­ду­мав, она от­ки­ды­ва­ет­ся в крес­ле и за­яв­ля­ет: — За­то та­кая пря­мо­та здо­ро­во эко­но­мит вре­мя — и мое, и чу­жое.

Офи­ци­ант рас­став­ля­ет на сто­ле блю­да, а фо­то­граф про­сит Со­ло­вий по­по­зи­ро­вать.

— Так се­бе по­лу­ча­ет­ся, по-мо­е­му, — под­твер­ждая свою при­выч­ку вы­ска­зы­вать­ся пря­мо, за­ме­ча­ет моя со­бе­сед­ни­ца, при­дир­чи­во вгля­ды­ва­ясь в уже от­сня­тые кад­ры. Фо­то­сес­сия за­тя­ги­ва­ет­ся доль­ше обыч­но­го. На­ко­нец, ко­гда Со­ло­вий оста­ет­ся до­воль­на фо­то­гра­фи­я­ми, мы при­сту­па­ем к тра­пе­зе.

ПЯТЬ ВО­ПРО­СОВ ХРИСТИНЕ СО­ЛО­ВИЙ:

— Ва­ша са­мая до­ро­гая по­куп­ка за по­след­ние де­сять лет?

— На­вер­ное, cце­ни­че­ское пи­а­ни­но Clavia Nord. Это про­шло­год­няя по­куп­ка, но, по­жа­луй, са­мая до­ро­гая.

— По­езд­ка, ко­то­рая про­из­ве­ла на вас неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние?

— Так­же в про­шлом го­ду я неза­пла­ни­ро­ван­но по­бы­ва­ла в Ри­ме и Бар­се­лоне. Влю­би­лась в Рим без­на­деж­но и на­все­гда.

— На чем вы пе­ре­дви­га­е­тесь по го­ро­ду?

— На так­си.

— По­сту­пок в ва­шей жиз­ни, за ко­то­рый вам до сих пор стыд­но?

— Мне за мно­гое стыд­но, как пра­ви­ло, из-за мо­е­го им­пуль­сив­но­го ха­рак­те­ра. Я мо­гу оби­деть че­ло­ве­ка и не сра­зу по­нять, что оби­де­ла его.

— Че­го или ко­го вы бо­и­тесь?

— Бо­лез­ней или смер­ти близ­ких лю­дей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.