СО СТАНИСЛАВОМ БОКЛАНОМ

Poradnycya (Russian) - - Первая Страница -

НАВЕРНЯКА МНО­ГИЕ НА­ШИ ЧИТАТЕЛИ, КО­ТО­РЫЕ ВОЗЬМУТ В РУ­КИ ЭТОТ НО­МЕР «ПОРАДНИЦІ», УЗНАЮТ В ГЕРОЕ СЕГОДНЯШНЕЙ ПОРАДНИЦКОЙ ГОСТИНОЙ СВО­Е­ГО ЛЮБИМОГО АКТЕРА, ОД­НО­ГО ИЗ НАИБОЛЕЕ ВОСТРЕБОВАННЫХ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ КИ­НО. ОД­НИ ФИЛЬМЫ С ЕГО УЧАСТИЕМ ЧУТЬ ЛИ НЕ ЕЖЕ­ДНЕВ­НО ТРАНСЛИРУЮТ НЕСКОЛЬ­КО ТЕЛЕКАНАЛОВ, ДРУ­ГИЕ ВРЕ­МЯ ОТ ВРЕ­МЕ­НИ ВЫХОДЯТ В ШИРОКИЙ ПРОКАТ, ПРОЧИЕ — СОЗДАЮТ НА НЕСКОЛЬ­КИХ СЪЕМОЧНЫХ ПЛОЩАДКАХ. А В КИЕВСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ МОЛОДОМ ТЕАТРЕ ВОТ УЖЕ БО­ЛЕЕ ДВАДЦАТИ ЛЕТ В РЕПЕТИЦИЯХ И СПЕКТАКЛЯХ ПРОДОЛЖАЕТСЯ ЕГО НАСЫЩЕННАЯ ТЕАТРАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ.

И ВЕЗДЕ, ГДЕ БЫ НИ ПОЯВЛЯЛСЯ АК­ТЕР, А СПИСОК ЕГО ТВОРЧЕСКИХ РА­БОТ ВЕСЬМА СОЛИДНЫЙ, ОН ЯРКИЙ И УБЕДИТЕЛЬНЫЙ В СВО­ИХ РОЛЯХ, В КАЖДУЮ ИЗ КО­ТО­РЫХ ВКЛАДЫВАЕТ ЧАСТИЧКУ СЕ­БЯ И КАЖ­ДОЙ ИЗ КО­ТО­РЫХ ДОРОЖИТ — ГЛАВНОЙ ИЛИ ВТО­РО­ГО ПЛАНА, В ШИРОКОФОРМАТНОМ КИ­НО ИЛИ ТЕЛЕСЕРИАЛЕ. А ЕГО ПО­ЯВ­ЛЕ­НИЕ НА ТЕАТРАЛЬНОЙ СЦЕНЕ — ЭТО ПРАЗДНИК ДЛЯ ТЕАТРАЛОВ, ПОДАРЕННЫЙ ВЕЧЕР НАСТОЯЩИХ, ГЛУ­БО­КИХ ЭМО­ЦИЙ.

ВОТ ТА­КИЕ ЭМО­ЦИИ ПО­ЛУ­ЧИ­ЛА И ОТ ОБЩЕНИЯ С НИМ НА ГОСТИНОЙ, НА­СЛА­ДИТЬ­СЯ КО­ТО­РЫМ ПРИГЛАШАЮ И ВАС — НА СТРАНИЦАХ «ПОРАДНИЦІ». ВСТРЕЧАЙТЕ: НАРОДНЫЙ АРТИСТ УКРА­И­НЫ, АК­ТЕР ТЕАТРА И КИ­НО СТАНИСЛАВ БОКЛАН.

— Ко­гда при­гла­ша­ла вас на го­сти­ную, Станислав Вла­ди­ми­ро­вич, вы спро­си­ли, а о чем же бу­дем го­во­рить, де­скать, уже и так мно­гое рас­ска­за­ли жур­на­ли­стам. Но то­го, чьим та­лан­том вос­хи­ща­ют­ся, чьи­ми ра­бо­та­ми на­сла­жда­ют­ся, все­гда ра­ды видеть и слы­шать. Да и жизнь продолжается, ра­бо­та, да еще та­ки­ми тем­па­ми, как у вас, — не оста­нав­ли­ва­ет­ся. И мир ме­ня­ет­ся, и мы ме­ня­ем­ся. Раз­ве вре­мя, ро­ли не до­бав­ля­ют ка­ких-то но­вых черт, ха­рак­те­ри­стик, оце­нок се­бя, ми­ра?

— Ко­неч­но, до­бав­ля­ет­ся все. А еще по­яв­ля­ет­ся уже же­ла­ние оста­вать­ся в оди­но­че­стве. Хо­чет­ся най­ти вре­мя по­быть до­ма, с се­мьей, вну­ка­ми (а их у ме­ня уже двое — маль­чик и де­воч­ка). Бы­ло ма­ло вре­ме­ни на де­тей, и по­ка ма­ло вре­ме­ни на вну­ков. (Улы­ба­ет­ся).

— А с дру­гой сто­ро­ны, ес­ли бы мы мно­го си­де­ли до­ма, то раз­ве мог­ли бы успеш­но ре­а­ли­зо­вать­ся в про­фес­сии, дать сво­им род­ным то, что да­ем?!

— Се­год­ня, как ни­ко­гда, ост­ро ощу­ща­ет­ся, что спа­се­ние уто­па­ю­щих — в ру­ках са­мих уто­па­ю­щих. Мир во­об­ще слиш­ком же­сто­кий. По­это­му при­хо­дит­ся мно­го ра­бо­тать, не от­ка­зы­вать­ся да­же от при­гла­ше­ний, ко­то­рые не очень и нра­вят­ся. Хо­тя на­хо­жу в се­бе си­лы не при­ни­мать те пред­ло­же­ния, ко­то­рые мо­гут уни­зить мое до­сто­ин­ство или же до­сто­ин­ство стра­ны, как бы па­фос­но это ни зву­ча­ло.

— Ар­мен Джи­гар­ха­нян, го­во­ря о том, что иг­рал практически все, что пред­ла­га­ли, срав­ни­вал се­бя с са­пож­ни­ком, ко­то­ро­му при­но­сят раз­ную обувь — от де­ше­вой до до­ро­гой, от мо­дель­ной до про­стой — и он брал­ся все чи­нить.

— Ну, а что де­лать? Глав­ное же не в ко­ли­че­стве, а в ка­че­стве.

— Как-то ска­за­ли, что вам ка­жет­ся, буд­то за­ни­ма­е­тесь не сво­им де­лом и по­ра за­нять­ся на­сто­я­щей муж­ской ра­бо­той. И ка­кая она, настоящая муж­ская ра­бо­та?

— Настоящая муж­ская ра­бо­та, несмот­ря ни на что — это за­бо­та о сво­ей се­мье! Вот именно это, на мой взгляд, на са­мом де­ле и яв­ля­ет­ся глав­ным.

— Кста­ти, упо­ми­ная о сво­ей ро­ли в филь­ме «Правила бою», вы го­во­ри­те о счаст­ли­вой воз­мож­но­сти сыг­рать него­дяя, воз­мож­но­сти най­ти в се­бе ка­кую-то но­вую чер­ту. Нашли?

— На­вер­ное, я бы не брал этот фильм за ос­но­ву. Соб­ствен­но го­во­ря, мой дра­ма­тур­ги­че­ский опыт (не в том смыс­ле, что я пи­шу, имею в ви­ду об­ще­ние с той или иной дра­ма­тур­ги­ей), а ес­ли вспомнить еще и дра­ма­тур­гию со­вет­ско­го вре­ме­ни, под­твер­жда­ет, что него­дяи все же у нас бы­ли бо­лее объ­ем­ны­ми пер­со­на­жа­ми, тем вре­ме­нем как со­ци­аль­но по­ло­жи­тель­ных ге­ро­ев изоб­ра­жа­ли ис­клю­чи­тель­но хо­ро­ши­ми людь­ми, по­лу­ча­лись ну очень уж плос­ки­ми. Но де­ло ведь не в него­дя­ях или по­ло­жи­тель­ных ге­ро­ях. В лю­бом слу­чае, как го­во­рил Кон­стан­тин Сер­ге­е­вич Ста­ни­слав­ский, мы вы­сту­па­ем ад­во­ка­та­ми сво­их ро­лей, сво­их персонажей, и все рав­но ста­ра­ем­ся да­же в са­мой боль­шой под­ло­сти най­ти что-то оправ­да­тель­ное, ка­кую-то при­чин­но­след­ствен­ную связь, ко­то­рая при­ве­ла к нехо­ро­шим по­ступ­кам.

— Не зря ведь говорят, что есть хо­ро­шие люди, спо­соб­ные на пло­хие по­ступ­ки, и есть пло­хие люди, спо­соб­ные на хо­ро­шие по­ступ­ки.

— Глав­ное, что да­ет нам ос­но­ва­ние так или ина­че го­во­рить о ка­ком-то че­ло­ве­ке, — не сло­ва, ко­то­рые он про­из­но­сит, а, дей­стви­тель­но, его по­ступ­ки. Да­же к тем, ко­го лю­бим, все рав­но от­но­сим­ся че­рез приз­му их по­ступ­ков. А ес­ли го­во­рить о па­лит­ре мо­их ро­лей, то, не знаю и почему, но в по­след­нее вре­мя при­хо­ди­лось боль­ше иг­рать от­ри­ца­тель­ных персонажей, чем по­ло­жи­тель­ных. На­вер­ное, что-то в мо­ем ли­це из­ме­ни­лось для экра­на, возможно, взгляд на жизнь стал бо­лее тя­же­лым…

— Да один толь­ко Иван Ко­чер­га из фильма «По­во­дир, або Квіти ма­ють очі» за­тмит всех ва­ших ки­нош­ных него­дя­ев… Станислав Вла­ди­ми­ро­вич а ко­гда вас про­сят на­звать свои луч­шие ро­ли, о ка­ких ра­бо­тах в первую оче­редь вспо­ми­на­е­те?

— Не хо­чет­ся по­ка­зать­ся вам ба­наль­ным со­бе­сед­ни­ком, но дол­жен ска­зать, что лю­бая роль, сыг­ран­ная мною в театре или ки­но, яв­ля­ет­ся ча­стью мо­ей жиз­ни, ме­ня са­мо­го. Ко­неч­но, ощу­щаю ка­кой­то та­кой внут­рен­ний дискомфорт, ес­ли дра­ма­тур­гия, с ко­то­рой при­хо­дит­ся ра­бо­тать, не со­от­вет­ству­ет то­му уров­ню, ко­гда ин­те­рес­но бы­ло бы иг­рать. А ес­ли персонаж дра­ма­тур­ги­че­ски несо­вер­ше­нен, про­дукт по­лу­ча­ет­ся не очень вы­со­ко­го ка­че­ства.

— Но ведь и от актера мно­гое за­ви­сит, он, на­вер­ное, в опре­де­лен­ной сте­пе­ни мо­жет под­нять сво­е­го ге­роя до ка­ко­го-то уров­ня.

— Мы все пы­та­ем­ся к че­му-то под­тя­нуть­ся, но не все­гда это по­лу­ча­ет­ся. Я пре­крас­но по­ни­маю, что и как мне уда­лось сде­лать в сыг­ран­ных мною ролях, всем даю со­от­вет­ству­ю­щую оцен­ку, по­то­му что ни­кто так о них не знает, как знаю я. И ка­кой бы ни бы­ла эта оцен­ка, люб­лю их все, по­то­му что, по­вто­ряю, это часть ме­ня, мо­ей жиз­ни, вре­ме­ни, ко­то­рое на все это по­тра­тил. Сла­ва Бо­гу, у ме­ня есть ро­ли, о ко­то­рых смо­гу рас­ска­зать ко­гда-ни­будь сво­им вну­кам, и им это бу­дет ин­те­рес­но.

Не стыд­но бу­дет по­ка­зать «По­во­ди­ря», «Слу­гу на­ро­да», да­же — «Ко­ли ми вдо­ма» (там, где я в ро­ли эта­ко­го хит­ро­го де­ду­ли). Но и в этом пер­со­на­же то­же есть часть ме­ня, часть мо­их род­ных, людей, с ко­то­ры­ми про­вел свое дет­ство; тот юмор, та врож­ден­ная ин­тел­ли­гент­ность, а ино­гда и неин­тел­ли­гент­ность. Да, мне не стыд­но го­во­рить об этих пер­со­на­жах. Как и о мно­гих дру­гих.

— Как вам ра­бо­та­лось в «По­во­ди­рі», филь­ме, который мно­гих за­дел за жи­вое?

— Ра­бо­та­лось пре­крас­но, по­то­му что хо­те­лось сде­лать хо­ро­шую ра­бо­ту. Та­кой ма­те­ри­ал, та­кой сце­на­рий! А твор­че­ская ком­па­ния, ко­то­рая по­до­бра­лась: и Сергей Ми­халь­чук, про­сто ге­ни­аль­ный опе­ра­тор, я ска­зал бы, и Лесь, который мно­го лет но­сил в се­бе эту идею (Олесь Са­нин — ре­жис­сер и сце­на­рист фильма. — Авт.), и ак­те­ры. И да­же на кро­шеч­ные ро­ли люди со­гла­ша­лись, лишь бы быть в этом про­ек­те.

— Но ведь вы как раз и не сразу со­гла­си­лись да­же на глав­ную роль.

— По­то­му что как-то поначалу не уви­дел се­бя в ней. Дей­стви­тель­но, так по­лу­чи­лось, что слу­чай­но ту­да по­пал, но ведь все рав­но до­ве­рил­ся ре­жис­се­ру, по­ве­рил в него, в то, что я ему ну­жен. Ра­бо­та­лось нелег­ко именно фи­зи­че­ски, по­то­му что это был дей­стви­тель­но тя­же­лый про­ект в фи­зи­че­ском смыс­ле. Но на­ша съ­е­моч­ная груп­па стре­ми­лась сде­лать ка­че­ствен­ную ра­бо­ту и по­ка­зать лю­дям, что уме­ем сни­мать ки­но, уме­ем де­лать то, что бу­дет ин­те­рес­но зри­те­лю. Свое! Не хотели о саб­лях и ша­ро­ва­рах. Мы хотели — о лю­дях, и, ка­жет­ся, все по­лу­чи­лось. Я ви­дел, как во вре­мя про­смот­ра «По­во­ди­ря» зри­те­ли не сдер­жи­ва­ли слез, ви­дел, как они стоя ап­ло­ди­ро­ва­ли в за­ле. Их же ни­кто не за­став­лял это де­лать.

— О ва­шей ро­ли в этом филь­ме ска­за­ли, что от­кры­ли ею но­вую стра­ни­цу укра­ин­ской ду­ши.

А из уст ге­роя Фе­до­ра Стри­гу­на зву­чит в филь­ме рас­сказ о па­тыч­ке­мо­де­ра­то­ре, который да­ет коб­зе зву­ча­ние, без ко­то­ро­го она не жи­вет. Та­кой мо­де­ра­тор, на­вер­ное, дол­жен быть и в каж­дом ак­те­ре, что­бы тот по-на­сто­я­ще­му «зву­чал». — В лю­бой на­шей ра­бо­те, что­бы она жи­ла, что­бы персонажи — вне за­ви­си­мо­сти от то­го, по­ло­жи­тель­ные или от­ри­ца­тель­ные — дей­стви­тель­но «зву­ча­ли», непре­мен­но долж­на быть часть на­шей ду­ши. Фе­дор Ми­хай­ло­вич До­сто­ев­ский, ко­то­ро­го мы неда­ром ино­гда ци­ти­ру­ем, ска­зал, что в лю­дях мно­го все­го — и хо­ро­ше­го, и пло­хо­го. А вот на­ша со­весть — это тот Бог, который внут­ри каж­до­го из нас. Для ме­ня Бог — со­весть, ко­то­рая не поз­во­ля­ет че­ло­ве­ку со­вер­шать те или иные по­ступ­ки, а не ка­кие-то цер­ков­ные за­пре­ты. По­то­му что от со­ве­сти, ко­гда она есть, не спря­чешь­ся, она не даст спокойно уснуть. Раз­го­вор с са­мим со­бой — это самый тя­же­лый раз­го­вор, здесь уже ни­ка­ко­го оправ­да­ния се­бе не най­дешь.

И ес­ли не бу­дет ча­стич­ки ду­ши на­шей ак­тер­ской, я по­вто­ряю, в той или иной ра­бо­те, она не ста­нет ин­те­рес­ной зри­те­лю. Ес­ли не бу­дет ощу­щать, что и ты жи­вешь здесь и сей­час, те­бя вол­ну­ют про­бле­мы, ко­то­рые и ему небез­раз­лич­ны. Это вре­ме­на ме­ня­ют­ся, а люди — нет. И так же жи­вут на све­те, как и мно­го ве­ков на­зад, любовь, под­лость, нена­висть, это ни­ку­да не де­ва­ет­ся с те­че­ни­ем вре­ме­ни. Ес­ли это по­ни­ма­ешь, оно те­бя вол­ну­ет, как и то, как жи­вешь, ка­ки­ми гла­за­ми смот­ришь на этот мир, то зри­те­лю все бу­дет ин­те­рес­но в тво­ей ра­бо­те. С ним на­до об­щать­ся — и в ки­но, и в театре.

— Вы так мно­го сни­ма­е­тесь в ки­но, ста­ли про­сто-та­ки звезд­ным ак­те­ром, а ва­ше по­яв­ле­ние на сцене — как праздник. Вас любят. — Не ме­ня любят, а, ду­маю, мою ра­бо­ту.

— Почему же? Вы ведь сами толь­ко что ска­за­ли, что ча­стич­ка вас есть в каж­дой ва­шей ро­ли.

Укра­ин­ско-сло­вац­кий фильм «Ме­жа», но­ми­ни­ро­ван­ный на «Оскар».

Фильм «По­во­дир, або Квіти ма­ють очі».

С Ро­ма­ном Луц­ким в филь­ме «Століт­тя Яко­ва».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.