ОТ НАС УШЕЛ ИВАН ДРАЧ

Poradnycya (Russian) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

«Ес­ли бы я встре­тил­ся с Бо­гом, то из­ви­нил­ся бы за то, что я та­кой», — ска­зал как-то он в од­ном из ин­тер­вью. В кон­це кон­цов, у каж­до­го че­ло­ве­ка, на­вер­ное, мо­гут и долж­ны быть во­про­сы к се­бе, на ко­то­рые ра­но или позд­но при­хо­дит­ся ис­кать от­ве­ты. О нем го­во­ри­ли ча­сто, с тех пор, как сло­во мо­ло­до­го по­эта впер­вые и мощ­но про­зву­ча­ло в 60-х гг. ХХ в. Ведь все­гда был на ви­ду, не сто­ял на обо­чине жиз­ни — со сво­им сло­вом, мне­ни­ем, по­зи­ци­ей и сво­и­ми по­ступ­ка­ми, воз­мож­но, не всем по­нят­ны­ми. Его неред­ко в чем-то упре­ка­ли. За его при­зы­вом шли. Им вос­хи­ща­лись как ма­сте­ром сло­ва, а со­здан­ные по его сце­на­ри­ям филь­мы при­зна­ва­ли куль­то­вы­ми. Неиз­вест­но, ка­кой бы­ла бы укра­ин­ская куль­тур­ная ни­ва, ес­ли бы не за­се­вал на ней свои щед­рые ли­те­ра­тур­ные зер­на из­вест­ный укра­ин­ский по­эт, ки­но­сце­на­рист, об­ще­ствен­ный де­я­тель, Ге­рой Укра­и­ны Иван Фе­до­ро­вич Драч».

Эти­ми сло­ва­ми 4 го­да на­зад я от­кры­ва­ла по­рад­ниц­кую го­сти­ную с Ива­ном Фе­до­ро­ви­чем на стра­ни­цах на­шей га­зе­ты.

Призна­юсь: ко­гда тре­вож­ной вес­ной 2014-го при­гла­ша­ла его на по­рад­ниц­кую го­сти­ную, немно­го вол­но­ва­лась, ведь клас­сик! Но как при­ят­но бы­ло услы­шать, как толь­ко по­зво­ни­ла ему: «О, моя «По­рад­ни­ця»! Ко­неч­но же, при­ду!» Так же, с го­тов­но­стью, при­нял и при­гла­ше­ние на пре­зен­та­цию кни­ги «По­рад­ни­ць­ка го­сти­на. Історії жит­тя та успі­ху. 2006—2016», со­сто­яв­шу­ю­ся 23 де­каб­ря 2016 го­да в На­ци­о­наль­ном му­зее ли­те­ра­ту­ры Укра­и­ны, ку­да во­шла и на­ша с ним бе­се­да: «Та­ня, непре­мен­но бу­ду!»

На том ве­че­ре Иван Фе­до­ро­вич да­рил нам свои сти­хи, в част­но­сти из но­во­го сбор­ни­ка «Со­лом’яний во­гонь», де­лил­ся соб­ствен­ной жиз­нен­ной муд­ро­стью, а наш кол­лек­тив вме­сте со сво­и­ми го­стя­ми ра­до­вал­ся воз­мож­но­сти об­щать­ся с ним, при­кос­нуть­ся к его жи­тей­ской, по­э­ти­че­ской муд­ро­сти.

Для ме­ня Иван Фе­до­ро­вич был необы­чай­ным, осо­бым че­ло­ве­ком. А как гре­ло это его теп­лое «Та­ня», «моя «По­рад­ни­ця», его ис­крен­нее ува­же­ние к на­шей по­рад­ниц­кой ра­бо­те. Как по­ра­жа­ла до­ступ­ность, ис­крен­ность и от­кры­тость че­ло­ве­ка-ле­ген­ды, ко­то­рый с оди­на­ко­вым ува­же­ни­ем от­но­сил­ся и к се­до­вла­сым муд­ре­цам, и к тем мо­ло­дым, ам­би­ци­оз­ным мо­ло­дым лю­дям, ко­то­рым то­же хо­те­лось что-то ме­нять к луч­ше­му в оте­че­ствен­ной ху­до­же­ствен­ной ли­те­ра­ту­ре, в ис­то­рии Укра­и­ны.

Сво­им небез­раз­лич­ным сло­вом — по­э­ти­че­ским, про­за­и­че­ским, ска­зан­ным с книж­ных стра­ниц или вы­со­ких три­бун — он тво­рил ис­то­рию на­шей стра­ны, тре­пет­но пе­ре­жи­вая за ее судь­бу еще с мо­ло­дых лет.

…Оси­ро­те­ла Укра­и­на еще на од­ну Лич­ность, еще на од­но­го По­эта, серд­це ко­то­ро­го пе­ре­ста­ло бить­ся на 82-м го­ду жиз­ни, 19 июня, по­сле тя­же­лой бо­лез­ни. Это дей­стви­тель­но на­ци­о­наль­ная утра­та, ко­то­рую ни­кем и ни­чем не за­ме­нишь. Ста­ло мень­ше ду­хов­но­го све­та в на­шем укра­ин­ском до­ме.

…И сра­зу так щед­ро за­пест­ре­ли на­ши оте­че­ствен­ные га­зе­ты, ра­дио, те­ле­ви­де­ние вос­по­ми­на­ни­я­ми, рас­ска­за­ми о По­эте, ци­та­та­ми его про­из­ве­де­ний.

Вот толь­ко по­че­му мы на­хо­дим для это­го ме­сто на по­ло­сах, вре­мя в эфи­ре обыч­но лишь то­гда, ко­гда до­стой­ный че­ло­век по­ки­да­ет этот мир?! По­че­му не слы­шим или слиш­ком ма­ло слы­шим и ви­дим этих лич­но­стей еще при их жиз­ни?!

Та­тья­на ВЛАСЮК.

Вэти дни хо­чет­ся на­пом­нить мыс­ли Ива­на Дра­ча, вы­ска­зан­ные им на по­рад­ниц­кой го­сти­ной. По­то­му что они — о на­сто­я­щем и веч­ном, как на­сто­я­щим и веч­ным яв­ля­ет­ся его Сло­во.

О ДОБРЕ

Сколь­ко лет, ве­ков что-то там пы­та­ют­ся с че­ло­ве­ком де­лать, учить, вос­пи­ты­вать его, но как со вре­мен Ка­и­на и Аве­ля по­ве­лось, так и до сих пор есть. Вот хо­чет че­ло­век де­лать доб­ро — де­ла­ет. Но ко­гда ка­кие-то пло­хие об­сто­я­тель­ства скла­ды­ва­ют­ся, то мо­жет что-то та­кое и не со­всем доб­рое к се­бе под­пу­стить, а оно неред­ко то­гда обо­ра­чи­ва­ет­ся и про­тив него са­мо­го. Укра­ин­цев все­гда так вос­пи­ты­ва­ли — жить на ос­но­ве добра. Был та­кой ве­ли­кий мыс­ли­тель, пол­тав­ча­нин Па­и­сий Ве­лич­ков­ский. Жил он од­но­вре­мен­но с Гри­го­ри­ем Ско­во­ро­дой и в один год они умер­ли, по­это­му эти да­ты лег­ко мне за­пом­нить: 1722—1794 го­ды. Оста­вил этот че­ло­век по­сле се­бя кни­гу «Ос­но­вы доб­ро­то­лю­бия», на ста­ро­укра­ин­ском язы­ке на­пи­сан­ную. Вот эти «Ос­но­вы…» — пе­ре­вод сбор­ни­ка про­из­ве­де­ний пра­во­слав­ных ав­то­ров, мне ка­жет­ся, име­ли огром­ное вли­я­ние на мен­таль­ность укра­ин­ско­го на­ро­да. Вот он та­кой доб­рый, наш на­род. Добра, доб­рых лю­дей все­та­ки в ми­ре боль­ше — я все­гда был и оста­юсь в этом убеж­ден.

О ПО­Э­ЗИИ

Тя­га к по­э­ти­че­ско­му сло­ву бы­ла, есть и бу­дет. Она бес­ко­неч­на. Че­ло­век взгля­нет, на­при­мер, на это де­ре­во, поч­ку, на эту пта­шеч­ку — и за­хо­чет ска­зать что-то свое об уви­ден­ном, по­чув­ство­ван­ном. Каж­дое по­ко­ле­ние долж­но по-сво­е­му от­клик­нуть­ся. То, что ска­зал ко­гда­то я, воз­мож­но, уже и не го­дит­ся, он дол­жен дать свой по­ря­док и со­став все­му, что есть во­круг. Как бес­ко­неч­на жизнь и бес­ко­неч­ны эти ее пе­ре­мен­чи­вые, пе­ре­лив­ча­тые крас­ки, так и бес­ко­неч­на по­э­зия, жи­во­пись, скульптура…

…Се­го­дня пи­шет­ся чрез­вы­чай­но тя­же­ло. По­то­му что хо­чет­ся по­нять тот но­вый ви­ток, но­вый пе­ри­од жиз­ни, в ко­то­рый мы по­па­ли. Ка­кто оце­нить его, по­стиг­нуть не сра­зу уда­ет­ся. И тех лю­дей, ко­то­рые вмиг от­кли­ка­ют­ся, ре­а­ги­ру­ют на это все, я, чест­но го­во­ря, ма­ло вос­при­ни­маю. По­то­му что пе­ре­бо­леть и пе­ре­му­чить­ся на­до вме­сте. Ко­гда не му­ча­ешь­ся вме­сте со сво­им на­ро­дом, осо­бен­но со сво­ей мо­ло­де­жью, сво­и­ми детьми, вну­ка­ми, то ка­ким об­ра­зом по­стиг­нешь?

ОБ УКРАИНЦАХ, О ГЕРОЯХ

Эти ме­ся­цы во­об­ще пе­ре­вер­ну­ли весь укра­ин­ский мир и всех его лю­дей. И из­ме­ни­ли нас в огром­ной ме­ре. Мы пе­ре­жи­ли боль­шую тра­ге­дию, и не при­ве­ди Гос­подь вой­ти в еще боль­шую. Я се­бе так ду­маю, что ли­бо мы вы­дер­жим это все и оста­нем­ся на­сто­я­щи­ми людь­ми, на­ро­дом, на­ци­ей, ли­бо уни­что­жим­ся, раз­не­сут нас эти вет­ра. Ныне для нас по­ра ве­ли­ко­го ис­пы­та­ния. С од­ной сто­ро­ны, это тра­ге­дия, то, что про­изо­шло, а с дру­гой — и огром­ное до­сти­же­ние, что на­ше по­ко­ле­ние спо­соб­но на этот Май­дан, спо­соб­но на Не­бес­ную Сот­ню, ко­то­рая, к со­жа­ле­нию, не за­кан­чи­ва­ет­ся. И мы при­над­ле­жим к это­му по­ко­ле­нию. Жи­вем в та­кое вре­мя. Рань­ше я ду­мал, что при­над­ле­жим толь­ко к по­ко­ле­нию Чер­но­быль­ской ка­та­стро­фы, и на этом за­кон­чит­ся на­ше бы­тие. Но, ви­ди­те, суж­де­но бы­ло уви­деть, участ­во­вать как-то во всем, что ныне про­изо­шло. Для ме­ня это уже тре­тий Май­дан. Пер­вый был, ко­гда мы в 1989—1991 го­дах бо­ро­лись за Неза­ви­си­мость Укра­и­ны. То­гда мог­ли толь­ко меч­тать, что­бы на на­ши со­бра­ния при­хо­ди­ли де­сят- ки ты­сяч лю­дей. Да­же ты­ся­ча, две, три — уже мно­гое зна­чи­ло для Ки­е­ва. А каж­дый сле­ду­ю­щий Май­дан со­би­рал все боль­ше лю­дей, сот­ни ты­сяч. …Еще несколь­ко ме­ся­цев на­зад в это невоз­мож­но бы­ло по­ве­рить, но как на­ша мо­ло­дежь под­ня­лась. Я смот­рел на тех на­ших ге­ро­ев, на ав­то­май­да­нов­цев, на то, что они де­ла­ли, и ду­мал: Гос­по­ди, ка­кие же они бес­страш­ные, и есть же та­кие лю­ди у нас. Неве­ро­ят­но! Не ве­ри­лось. Мы до сих пор взы­ва­ли к ге­ро­ям Крут, а ге­рои вот ря­дом, жи­вые и на­сто­я­щие. Дру­гое де­ло, и очень жаль, что все это как-то кро­шит­ся. Вся эта от­ва­га, по­ря­доч­ность — оно не веч­но, и на­до успеть взять ка­кой-то плод из это­го, по­ка еще жи­во, еще не про­па­ло. Бу­дем на­де­ять­ся, что на­ши укра­ин­цы не про­сто та­ким уди­ви­тель­ным, бес­смерт­ным цве­том за­цве­ли, а и со­сто­ят­ся как на­род.

Ап­рель, 2014 год.

Без­мер­но боль­но без Вас, Иван Фе­до­ро­вич, в этом ми­ре, в ко­то­ром и так не хва­та­ет со­ляр­ных душ, стре­мя­щих­ся к све­ту. Вам на­вер­ня­ка не на­до из­ви­нять­ся пе­ред Бо­гом за то, что Вы та­кой. И боль­шое сча­стье для Укра­и­ны, что у нее был и есть та­кой Сын.

…Свой по­след­ний при­ют Иван Фе­до­ро­вич, как и за­ве­щал, на­шел в сво­ем род­ном се­ле Те­ле­жин­цы, что на Ки­ев­щине, ря­дом со сво­им сы­ном Мак­си­мом.

Пусть Вам, до­ро­гой По­эт, там, в тех ми­рах, ку­да ото­шли, бу­дет свет­ло. Как и свет­лой бу­дет па­мять о Вас.

Та­тья­на ВЛАСЮК, глав­ный ре­дак­тор га­зе­ты

«По­рад­ни­ця».

Фо­то Ев­ге­ния ДОБРЫНИНА.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.