«НА ПРЕ­МЬЕ­РЕ РЯ­ДОМ С ДЕ НИ­РО ЧУВ­СТВО­ВАЛ СЕ­БЯ ШКОЛЬНИКОМ»

Segodnya (Kyiv) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ма­рия ру­бан

— Ев­ге­ний, в этом го­ду вы во­шли в со­став жю­ри Одес­ско­го меж­ду­на­род­но­го ки­но­фе­сти­ва­ля. Как бы вы для се­бя оце­ни­ли этот опыт?

— Без­услов­но, ощу­ща­ет­ся от­вет­ствен­ность, и она свя­зан­на с за­да­чей наи­бо­лее чест­но сде­лать так, что­бы луч­шие филь­мы по­бе­ди­ли. Ко­неч­но, ты в этой мис­сии не один, с то­бой есть еще чле­ны жю­ри, а зна­чит — бу­дут раз­ные мнения, и они мо­гут не сов­па­дать. Ча­ще все­го име­ет ме­сто ком­про­мисс: по­ло­ви­на от­ста­и­ва­ет один фильм, вто­рая по­ло­ви­на — дру­гой, и по­беж­да­ет в ито­ге во­об­ще тре­тий. Это­го мы пы­та­лись из­бе­жать на ОМКФ, у нас тут ока­за­лись до­воль­но близ­кие мнения.

А во­об­ще по­верь­те: роль чле­на жю­ри го­раз­до про­ще и лег­че, чем, на­при­мер, работа ком­по­зи­то­ра. Быть на пре­крас­ном фе­сти­ва­ле, в чу­дес­ном го­ро­де, ко­гда солн­це све­тит и мо­ре на­ве­ва­ет ка­кие-то при­ят­ные мыс­ли об от­ды­хе — очень хо­ро­шо.

— На­вер­ня­ка при­хо­дит­ся смот­реть филь­мы, ко­то­рые в обыч­ной жиз­ни вы бы точ­но смот­реть не ста­ли. Как в та­ких слу­ча­ях вы­хо­ди­те из по­ло­же­ния?

— Ко­неч­но, та­кие филь­мы по­па­да­ют­ся. Нуж­но скон­цен­три­ро­вать­ся, не вы­хо­дить из филь­ма, не за­щи­щать­ся от него, что­бы быть объ­ек­тив­ным, дать ему мак­си­маль­но точ­ную оцен­ку. У ме­ня это хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся: для это­го нуж­но про­сто по­нять, что у это­го филь­ма есть свой зри­тель.

— Вы по­зна­ли фе­сти­валь­ные будни с двух сто­рон: с по­зи­ции и жю­ри, и участ­ни­ка. Недав­но вме­сте с груп­пой филь­ма Ан­дрея Звя­гин­це­ва «Не­лю­бовь» вы участ­во­ва­ли в Канн­ском ки­но­фе­сте, а по­том са­ми оце­ни­ва­ли ки­но в Одес­се... Что из это­го вам бли­же?

— Участ­во­вать. По­то­му что уча­стие под­ра­зу­ме­ва­ет твор­че­ство те­бя как ком­по­зи­то­ра, твое пер­со­наль­ное дви­же­ние. По­нят­но, что ко­гда твоя судь­ба, как участ­ни­ка, сло­жи­лась хо­ро­шо и те­бе при­су­ди­ли на­гра­ду — слож­но аб­стра­ги­ро­вать­ся от на­вя­зан­ной боль­ши­ми фе­сти­ва­ля­ми эй­фо­рии и при­зна­ния. Но для ме­ня приз на фе­сти­ва­ле — это од­но­вре­мен­но и сти­мул, и знак: даль­ше бу­дет дви­же­ние впе­ред. Цен­ность это­го при­за в дру­гом. До­ма эту ста­ту­эт­ку по­ста­вишь, она за­пы­лит­ся, и ты за­бу­дешь о ней. Но для дру­гих лю­дей, ре­жис­се­ров на­при­мер, — это опре­де­лен­ный при­знак, что моя му­зы­ка что-то зна­чит. А зна­чит, сто­ит по­про­сить имен­но ме­ня ее на­пи­сать.

— В про­шлом ин­тер­вью вы мне го­во­ри­ли, что ста­ра­е­тесь брать­ся за филь­мы, за ко­то­рые вам по­том не бу­дет стыд­но. «Де­вять жиз­ней» Бар­ри Зон­нен­фель­да с Ке­ви­ном Спей­си в глав­ной ро­ли — имен­но та­кой фильм?

— Вот так сра­зу по боль­но­му (сме­ет­ся). Нет, к со­жа­ле­нию «Де­вять жиз­ней» — не тот слу­чай. Хо­тя этот во­прос ин­те­рес­ный. Де­ло в том, что не все­гда по­лу­ча­ет­ся уви­деть ма­те­ри­ал филь­ма до то­го, как на­до дать от­вет — бу­дешь ты ра­бо­тать над этой лен­той или нет. Ты дол­жен сде­лать это по­сле про­чте­ния сце­на­рия. В слу­чае с «Де­вять жиз­ней» так и бы­ло. Мы с бра­том (Алек­сандр Галь­пе­рин, ком­по­зи­тор. — Авт.) бы­ли счаст­ли­вы от воз­мож­но­сти по­ра­бо­тать с Бар­ри Зон­нен­фель­дом — это ведь он снял лю­би­мую на­ми три­ло­гию «Лю­ди в чер­ном» и «Се­мей­ку Адамс». Но фильм «Де­вять жиз­ней» по­лу­чил­ся очень дет­ским, я бы ска­зал, за­каз­ным. Да­же в по­след­них его филь­мах, ко­то­рые про­дю­си­ро­ва­ли боль­шие сту­дии, Бар­ри на­мно­го боль­ше про­явил свой ха­рак­тер и ви­де­ние. То есть как дет­ский фильм «Де­вять жиз­ней» по­лу­чил­ся до­воль­но сим­па­тич­ным. Но это не со­всем то, что мы ис­ка­ли.

— На пре­мье­ре филь­ма с Ке­ви­ном Спей­си ви­де­лись?

— Нет. Я не уве­рен, был ли он на пре­мье­ре, по­сколь­ку у него бы­ли се­рьез­ные про­ти­во­ре­чия с Бар­ри. На дан­ный мо­мент Спей­си — звез­да ми­ро­во­го мас­шта­ба, вос­тре­бо­ван­ная, еще и до­ста­точ­но ка­приз­ная. Он ча­сто поз­во­ля­ет се­бе вме­ши­вать­ся в твор­че­ский про­цесс, да­вать свои ре­ко­мен­да­ции ре­жис­се­ру, из-за это­го по­рой воз­ни­ка­ют раз­но­гла­сия.

— Ком­по­зи­тор, пи­шу­щий му­зы­ку к филь­му, все­гда ра­бо­та­ет особ­ня­ком от съе­моч­ной груп­пы? Или для пол­но­ты эф­фек­та вам необ­хо­ди­мо ино­гда при­сут­ство­вать на съем­ках?

— Не­ко­то­рые ре­жис­се­ры пы­та­ют­ся при­гла­сить на съем­ки, но я не сто­рон­ник по­доб­но­го под­хо­да. Те, кто был на съем­ках филь­ма, зна­ют, на­сколь­ко это уто­ми­тель­но: все эти вы­став­ле­ния све­та, на­строй­ка зву­ка и так да­лее. Ком­по­зи­то­ру в это вре­мя ни­че­го не оста­ет­ся, кро­ме как сло­нять­ся, пить ко­фе и ку­рить. А это мож­но де­лать и до­ма. Ком­по­зи­тор — это часть пост­про­дак­ше­на, а не съе­мок. И с ак­те­ра­ми мы пе­ре­се­ка­ем­ся уже обыч­но на пре­мье­рах или фе­сти­ва­лях. На­при­мер, с ак­те­ра­ми филь­ма «Не­лю­бовь» Звя­гин­це­ва я по­зна­ко­мил­ся в Кан­нах, и мы очень по­дру­жи­лись.

Опять же, при­ят­но по­жать ру­ку Ро­бер­ту Де Ни­ро или Джен­ни­фер Ло­уренс и да­же про­ве­сти с ни­ми ве­чер. Но это не то, что ме­ня ин­те­ре­су­ет в ки­но. Мне ин­те­ре­сен фильм, их пер­со­на­жи в нем.

— Кста­ти, вы мне рас­ска­зы­ва­ли, что ко­гда по­до­шли зна­ко­мить­ся имен­но к Ро­бер­ту Де Ни­ро, очень вол­но­ва­лись: ко­лен­ки тряс­лись, ла­до­шки по­те­ли... Кто сей­час вы­зы­ва­ет у вас та­кой тре­пет?

— Да, ведь Де Ни­ро — ак­тер, ко­то­ро­го я обо­жал с дет­ства! Он уни­вер­саль­ный ар­тист, не по­хож на дру­гих, и при встре­че с ним я дей­стви­тель­но чув­ство­вал се­бя как школь­ник. Из дру­гих ар­ти­стов по­доб­ную ре­ак­цию вы­зва­ли бы, на­вер­ное, Том Круз или Бр­эд Питт — для мно­гих они про­сто кра­сав­чи­ки, но ведь они еще и пре­крас­ные, та­лант­ли­вые ак­те­ры. Ско­ро бу­дет воз­мож­ность уви­деть­ся с Аль Па­чи­но: я бу­ду ра­бо­тать над филь­мом с ним. Он для ме­ня не на­столь­ко обо­жа­ем, как Де Ни­ро, но боль­шая ве­ли­чи­на. Это долж­но быть ин­те­рес­но.

— Что бу­дет за про­ект с Аль Па­чи­но?

— Это бу­дет фильм Бар­ри Ле­вин­со­на — ре­жис­се­ра, ко­то­ро­го вы зна­е­те по филь­му «Че­ло­век до­ждя». Мы с ним недав­но де­ла­ли лен­ту с Де Ни­ро и Ми­шель Пфай­фер «Лжец ве­ли­кий и ужас­ный» — о че­ло­ве­ке, об­ма­нув­шем бо­га­тей­ших лю­дей Аме­ри­ки на 60 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Нам очень по­нра­ви­лось ра­бо­тать вме­сте, и мы ре­ши­ли про­дол­жить. Этот

Ке­вин Спей­си лю­бит да­вать ре­жис­се­рам свои ре­ко­мен­да­ции Ско­ро бу­ду ра­бо­тать над филь­мом с Аль Па­чи­но

фильм рас­ска­жет ис­то­рию, по­тряс­шую Аме­ри­ку, в цен­тре ко­то­рой — тре­нер, звез­да фут­бо­ла. Его пра­вую ру­ку, по­мощ­ни­ка, об­ви­ни­ли в пе­до­фи­лии, на его сче­ту ока­за­лись де­сят­ки жертв. А са­мо­го тре­не­ра об­ви­ни­ли в том, что тот обо всем знал. Мо­же­те се­бе пред­ста­вить, ка­кая это бы­ла трагедия: ведь аме­ри­кан­цы лю­бят фут­бол, как осо­бое яв­ле­ние, как ита­льян­цы его лю­бят, — и тут та­кой скан­дал с ку­ми­ром мил­ли­о­нов! Это­го тре­не­ра и бу­дет иг­рать Аль Па­чи­но.

— В каком фор­ма­те бу­дет работа: бу­де­те пи­сать по ме­ре сня­то­го ма­те­ри­а­ла или уже ко­гда лен­та бу­дет пол­но­стью от­сня­та?

— Я ду­маю, тут мы по­ра­бо­та­ем за­ра­нее. В по­след­нее вре­мя ме­ня очень ин­три­гу­ет та­кой под­ход: вдох­но­вить­ся сю­же­том и на­чать ко­пать­ся в се­бе са­мо­му, не ожи­дая ка­ко­го-то «ко­сты­ля», ко­то­рый по­мо­жет разо­брать­ся. На­при­мер, с Ан­дре­ем Звя­гин­це­вым имен­но так и бы­ло: он по­про­сил на­пи­сать му­зы­ку без изоб­ра­же­ния — что­бы я пе­ре­дал ка­кую-то свою идею об­щей ис­то­рии, до­пол­нил ее, а не под­черк­нул то, что уже су­ще­ству­ет.

В этом ведь суть ра­бо­ты ком­по­зи­то­ра, ко­то­рый пи­шет му­зы­ку к ки­но­филь­мам — ему нуж­но ска­зать то, что еще не ска­за­но, а не уси­ли­вать что-то, что и так пе­ре­да­ет изоб­ра­же­ние. — Мо­жет ли ки­но стать успеш­ным без му­зы­ки?

— Без­услов­но. До­ку­мен­таль­ное ки­но, на­при­мер. Я его очень люб­лю, и мне, на­обо­рот, не нра­вит­ся, ко­гда в филь­мах про жи­вот­ных внед­ря­ют ка­кое­то му­зы­каль­ное со­про­вож­де­ние. Бы­ва­ют и ху­до­же­ствен­ные филь­мы, ко­то­рые по­ра­жа­ют те­бя до глу­би­ны ду­ши, без еди­ной ме­ло­дии. Но на­до при­знать: есть филь­мы, ко­то­рые ни­ко­гда бы не ста­ли на­столь­ко успеш­ны­ми, ес­ли бы не хо­ро­шая му­зы­ка, ко­то­рая со­про­вож­да­ет всю кар­тин­ку.

— Один ре­жис­сер мне рас­ска­зы­вал, что на­ли­чие му­зы­ки в ки­но мож­но при­рав­нять к ле­ни ре­жис­се­ра. Что, мол, ему не хва­та­ет соб­ствен­ных средств, что­бы под­черк­нуть в кад­ре дра­ма­тизм или ка­кую-то дру­гую крас­ку.

— В про­ти­во­вес это­му ре­жис­се­ру хо­чет­ся вспом­нить Ст­эн­ли Куб­ри­ка. Ему бы­ли очень неин­те­рес­ны диа­ло­ги в филь­мах, его ин­те­ре­со­ва­ли ви­зу­аль­ный план и му­зы­ка. И эти со­став­ля­ю­щие име­ли неве­ро­ят­ную си­лу воз­дей­ствия, по­то­му что эта ме­та­фи­зи­ка луч­ше все­го пе­ре­да­ет­ся имен­но бла­го­да­ря му­зы­ке. А нель­зя ведь ска­зать, что Куб­ри­ку не хва­та­ло соб­ствен­ных средств вы­ра­зи­тель­но­сти. Од­на­ко чем боль­ше он сни­мал, тем боль­ше он ухо­дил от диа­ло­гов и тем боль­ше уде­лял вни­ма­ния ви­зу­аль­ной со­став­ля­ю­щей и му­зы­ке.

Бы­ва­ет, осо­бен­но в рус­ском ки­но, ко­гда дей­стви­тель­но ком­по­зи­тор про­сто «пе­ре­ги­ба­ет пал­ку»: его му­зы­ка утри­ру­ет, уси­ли­ва­ет то, что и так про­ис­хо­дит в кад­ре. Но бы­ва­ет, и та­ким при­е­мом на­сла­жда­ешь­ся как зри­тель — на­при­мер, ко­гда смот­ришь ка­кой-то фан­та­сти­че­ский фильм. Ко­гда там про­ис­хо­дит ка­кой-то взрыв и все пло­хо, гром­ко вспы­хи­ва­ет эпи­че­ская му­зы­ка, а по­том, ко­гда по сю­же­ту ни­че­го страш­но­го не про­ис­хо­дит, — про­сто ти­ши­на.

— Есть ли фор­му­ла удач­но­го саунд­тре­ка?

— Ко­неч­но, есть. Но так я вам все и рас­ска­жу (улы­ба­ет­ся). А ес­ли се­рьез­но — без­услов­но, есть кри­те­рии, по ко­то­рым мож­но оце­нить саунд­трек, хо­тя му­зы­ка — вещь неве­ро­ят­но субъ­ек­тив­ная. На­при­мер, на­сколь­ко она силь­ная, есть ли в ней что-то новое, ори­ги­наль­ное... Есть ли ком­по­зи­то­ру что до­ба­вить, до­пол­нить сво­ей ячей­кой по­вест­во­ва­ние, встро­ить­ся, как пазл. Пло­хо, ко­гда му­зы­ка не да­ет филь­му ды­шать, не остав­ля­ет зри­те­лю сво­бо­ду вы­би­рать, как ему чув­ство­вать. Ко­гда все это схо­дит­ся, и че­ло­век при этом та­лант­лив, все бу­дет хо­ро­шо. Очень важ­но, что­бы ком­по­зи­тор не про­сто умел пи­сать му­зы­ку, но и очень хо­ро­шо раз­би­рал­ся в филь­мах, лю­бил ки­но.

— Ощу­ща­ет­ся, на­сколь­ко вы про­пи­та­ны ки­не­ма­то­гра­фом. Что вас в него во­влек­ло?

— Ко­гда на­ша се­мья жи­ла в Москве, в то вре­мя во­всю про­цве­тал ан­ти­се­ми­тизм, не в цен­тре го­ро­да, ко­неч­но, а по­даль­ше. Из-за это­го бы­ла страш­но кри­ми­но­ген­ная си­ту­а­ция. На­при­мер, од­но­го маль­чи­ка из-за спо­ра за­ко­па­ли жи­вьем! Дра­лись ча­сто. А се­бя уда­лось со­хра­нить, на­вер­ное, тем, что про­гу­ли­вал шко­лу. Ро­ди­те­ли, ко­неч­но, это­го не зна­ли. Ну а я поль­зо­вал­ся в шко­ле тем, что го­во­рил, что все еще бо­лею брон­хи­аль­ной аст­мой, хо­тя уже не бо­лел. По­сколь­ку на­хо­дить­ся во дво­ре в ра­бо­чий день без де­ла бы­ло не очень хо­ро­шо — тут же мест­ные ба­буш­ки на­чи­на­ли до­ста­вать с до­про­са­ми, по­че­му я не на уче­бе, — я ухо­дил в ки­но­те­атр. Это был та­кой на­сы­щен­ный год — я смот­рел по од­но­му-два филь­ма в день! Ино­гда си­дел в за­ле один, но по­лу­чал огром­ное удо­воль­ствие — это ведь ку­да при­ят­ней, чем скуч­ные и неин­те­рес­ные уро­ки в шко­ле. Это бы­ло мо­им убе­жи­щем.

— На­сколь­ко обыч­но ка­приз­ны ре­жис­се­ры? Бы­ва­ло ли, что при­хо­ди­лось по несколь­ку раз пе­ре­пи­сы­вать ма­те­ри­ал?

— При­хо­ди­лось пе­ре­пи­сы­вать и свое, и чу­жое, а кто-то пе­ре­пи­сы­вал по­сле нас. Ком­по­зи­то­ра ведь лег­ко уво­лить, ес­ли что-то не схо­дит­ся. Во­об­ще, к пе­ре­пи­сы­ва­нию соб­ствен­но­го ма­те­ри­а­ла сто­ит от­но­сит­ся спо­кой­но — это ведь твор­че­ский про­цесс, по­ис­ки ком­про­мис­сов. Бы­ва­ет, что спо­ришь с ре­жис­се­ром, и силь­но спо­ришь, а в ито­ге ока­зы­ва­ет­ся, что его под­сказ­ки очень да­же удач­ные. Чем бли­же вы с ре­жис­се­ром во взгля­дах на ки­но — тем вы­ше ве­ро­ят­ность, что пе­ре­пи­сы­ва­ний не бу­дет во­все. Но ес­ли пе­ре­пи­сы­ва­ешь, пе­ре­пи­сы­ва­ешь, топ­чешь­ся на ме­сте и ощу­ща­ешь, что ни­ку­да не дви­жешь­ся, — это пло­хой знак. Зна­чит, по­сле это­го бу­дет рас­ста­ва­ние.

Са­мый тре­бо­ва­тель­ный ре­жис­сер, с ко­то­рым мне до­во­ди­лось ра­бо­тать, — Ас­гар Фар­хади, фильм «Про­шлое». У него в филь­мах все­гда му­зы­ки очень ма­ло — она зву­чит толь­ко в кон­це, как бы под­во­дит ре­зю­ме все­му ска­зан­но­му ра­нее. Вот там у ме­ня бы­ло ощу­ще­ние, буд­то под лу­пой ис­сле­ду­ет­ся каж­дая но­та, ма­лень­ким пин­це­ти­ком, на­но­тех­но­ло­ги­я­ми он про­сил сдви­нуть что-то на­ле­во, что-то на­пра­во... По­че­му еще важ­но ра­бо­тать с людь­ми, ко­то­рых ува­жа­ешь? Ес­ли бы кто-то из мо­ло­дых ре­жис­се­ров за­ста­вил прой­ти че­рез это, бы­ло бы стран­но. Но ес­ли это че­ло­век, пе­ред ко­то­рым пре­кло­ня­ешь­ся, и по­том ви­дишь ко­неч­ный ре­зуль­тат — нет ощу­ще­ния, что это бес­смыс­лен­но.

— На­сколь­ко тре­бо­ва­тель­ным ока­зал­ся Люк Бес­сон?

— Вот как раз с ним мы ра­бо­та­ли с ми­ни­маль­ным ко­ли­че­ством пра­вок. Он нас (с бра­том. — Авт.) взял по­сле спе­ци­аль­но­го ком­по­зи­тор­ско­го кон­кур­са. В них участ­ву­ют из­вест­ные ком­по­зи­то­ры, ко­то­рые пред­став­ля­ют свои ра­бо­ты, на­пи­сан­ные спе­ци­аль­но для филь­ма, над ко­то­рым идет работа. Ре­жис­сер слу­ша­ет всле­пую, не зная, где чья работа, и вы­би­ра­ет то, что ему боль­ше по­нра­ви­лось. Вот так бы­ло у нас с Бес­со­ном: он вы­брал нас на ос­но­ве пред­ло­жен­но­го ма­те­ри­а­ла. То­гда в ка­че­стве кон­курс­но­го за­да­ния он пред­ло­жил пя­ти ком­по­зи­то­рам на­пи­сать му­зы­ку к пер­вой сцене «Ма­ла­ви­ты», эда­кую за­ри­сов­ку. И ко­гда мы на­ча­ли с ним уже ра­бо­тать, кор­рек­ти­ро­вок бы­ло крайне ма­ло.

— В Укра­ине сей­час очень рас­про­стра­не­ны кон­цер­ты, на ко­то­рых ис­пол­ня­ют саунд­тре­ки из по­пу­ляр­ных лент — «Пи­ра­тов Ка­риб­ско­го мо­ря», «Ти­та­ни­ка», «Гар­ри Пот­те­ра». Мож­но ли сде­лать вы­вод, что саунд­трек ста­но­вит­ся та­ким же мас­со­вым про­дук­том, как и поп?

— Это не толь­ко в Укра­ине: па­рал­лель­но га­стро­ли­ру­ет Эн­нио Мо­ри­коне с ор­кест­ром, Джон Уи­льямс. Их му­зы­ка — про­сто бес­по­доб­на и вне ки­но. Что ка­са­ет­ся про­сто кон­цер­тов, где ис­пол­ня­ют­ся раз­ные саунд­тре­ки, они долж­ны быть из ки­но­хи­тов, имен­но они вле­кут лю­дей. Непро­сто за­та­щить че­ло­ве­ка на кон­церт Шон­бер­га или Ше­ста­ко­ви­ча, но го­раз­до про­ще — на «Пи­ра­тов Ка­риб­ско­го мо­ря». Та­ким об­ра­зом, му­зы­кан­ты ор­кест­ров по­лу­ча­ют воз­мож­ность за­ра­бо­тать, ведь с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем сфе­ры клас­си­че­ской му­зы­ки не все глад­ко. А вто­рое: есть спрос, и боль­шо­му ко­ли­че­ству лю­дей очень при­коль­но схо­дить на кон­церт сим­фо­ни­че­ской му­зы­ки, уви­деть ор­кестр на сцене и при этом не чув­ство­вать се­бя про­фа­ном, вы­би­рая меж­ду Чай­ков­ским и Рах­ма­ни­но­вым, ни­че­го в этом не по­ни­мая. Так что я не счи­таю, что это пло­хо.

Приз на фе­сти­ва­ле — это знак, что даль­ше бу­дет дви­же­ние С Бес­со­ном кор­рек­ти­ро­вок бы­ло ми­ни­мум: он знал, че­го хо­тел

ИН­ТЕР­ВЬЮ НЕДЕ­ЛИ: КОМ­ПО­ЗИ­ТОР ЕВ­ГЕ­НИЙ ГАЛЬ­ПЕ­РИН

Ком­по­зи­тор. «Чем бли­же во взгля­дах с ре­жис­се­ром на ки­но, тем боль­ше ве­ро­ят­ность, что пе­ре­пи­сы­ва­ний бу­дет ми­ни­мум»

«Де­вять жиз­ней». Ком­по­зи­тор пи­сал му­зы­ку к лен­те Зон­нен­фель­да

«Ма­ла­ви­та». Фильм Лю­ка Бес­со­на, над ко­то­рым ра­бо­тал Ев­ге­ний

В сту­дии. Галь­пе­рин ра­бо­та­ет вме­сте с бра­том Алек­сан­дром

Ма­стер-класс. Ев­ге­ний по­де­лил­ся опы­том на ОМКФ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.