ДЕНЬ В КА­ТА­КОМ­БАХ ОДЕС­СЫ

«Се­год­ня» спу­сти­лась в тон­не­ли, где си­де­ли де­зер­ти­ры и ис­ка­ли зо­ло­то

Segodnya (Kyiv) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ва­ле­рия СерОВа, пО­ли­на мОр­дын­Ская, еле­на ВаС­ю­кОВа

«СЕ­ГОД­НЯ» СПУ­СТИ­ЛАСЬ В ТОН­НЕ­ЛИ, КО­ТО­РЫЕ ПОМ­НЯТ ВО­РОВ И РАБЫНЬ

Одес­са сла­вит­ся не толь­ко ар­хи­тек­ту­рой и юмо­ром, но и сво­им под­зем­ным ми­ром, ко­то­рый, как от­дель­ная страна, все­гда ма­нил аван­тю­ри­стов, кон­тра­бан­ди­стов, а те­перь — ту­ри­стов и ре­жис­се­ров. Ис­то­ри­ки и кра­е­ве­ды утвер­жда­ют: про­тя­жен­ность одес­ских ка­та­комб со­став­ля­ет око­ло 2500 км, что в несколь­ко раз пре­вы­ша­ет дли­ну под­зем­ных тон­не­лей Ри­ма и Па­ри­жа. Ис­то­рия под­зе­ме­лий Юж­ной Паль­ми­ры на­ча­лась с со­зда­ния шахт-ка­ме­но­ло­мен, где до­бы­ва­ли из­вест­няк для стро­и­тель­ства го­ро­да. Со вре­ме­нем ка­ме­но­лом­ни рас­ши­ря­лись и со­еди­ня­лись меж­ду со­бой, об­ра­зуя за­пу­тан­ную сеть ла­би­рин­тов, что уме­ло ис­поль­зо­ва­ли пар­ти­за­ны во вре­ме­на Вто­рой ми­ро­вой вой­ны и пре­ступ­ни­ки. «Се­год­ня», во­ору­жив­шись дик­то­фо­ном и фо­то­ап­па­ра­том, от­пра­ви­лась в пу­те­ше­ствие по стране, где ни­ко­гда не све­тит солн­це и лег­ко за­блу­дить­ся уже за пер­вым по­во­ро­том.

На­чи­нать зна­ком­ство с ка­та­ком­ба­ми луч­ше с под­зем­но­го му­зея под Мол­да­ван­кой, где мож­но уви­деть ре­зуль­та­ты па­ле­он­то­ло­ги­че­ских рас­ко­пок, пар­ти­зан­скую сто­ян­ку и бун­кер вре­мен хо­лод­ной вой­ны. Здесь нет ни­ка­ких экс­по­на­тов под стек­ла­ми и ба­бу­шек-над­смотр­щиц, а ко всем ар­те­фак­там мож­но при­кос­нуть­ся — да­ют да­же рас­пи­лить ку­сок по­ро­ды ста­рин­ной пи­лой.

Вход в му­зей — это спуск в про­ти­во­ра­ди­а­ци­он­ный бун­кер, ко­то­рый по­сле окон­ча­ния хо­лод­ной вой­ны «спря­та­ли» под ко­роб­кой га­ра­жа. «Сна­ча­ла нас сю­да про­сто при­ве­ли дру­зья, поз­же по­яви­лась идея сде­лать это ме­сто от­кры­тым для ту­ри­стов», — го­во­рит один из ос­но­ва­те­лей му­зея Мак­сим Ба­ра­нец­кий.

За две­рью га­ра­жа на­хо­дит­ся бе­тон­ная лест­ни­ца, ко­то­рая ухо­дит на 30 мет­ров под зем­лю. По ней, го­во­рит наш гид Олег, в со­вет­ские го­ды, в слу­чае ра­ди­а­ци­он­ной или лю­бой дру­гой ата­ки, долж­ны бы­ли спус­кать­ся за­клю­чен­ные жен­ской ко­ло­нии, ко­то­рая на­хо­ди­лась непо­да­ле­ку. В кон­це лест­ни­цы за­ин­три­го­ван­ных пу­те­ше­ствен­ни­ков встре­ча­ет Та­ма­ра — так экс­кур­со­во­ды на­зы­ва­ют про­ти­во­ра­ди­а­ци­он­ный ко­стюм с ав­то­ма­том, ко­то­рый са­ми же и по­ве­си­ли у вхо­да. Бун­кер пред­став­ля­ет со­бой длин­ный из­ви­ли­стый ко­ри­дор: вдоль стен тя­нут­ся ка­мен­ные кон­струк­ции, на ко­то­рых мож­но си­деть, а внут­ри них вид­ны тру­бы вен­ти­ля­ци­он­ных ка­на­лов — че­рез них под­зем­ным жи­те­лям по­да­вал­ся теп­лый воз­дух. В са­мом кон­це тон­не­ля мож­но уви­деть ка­би­нет ко­мен­дан­та бун­ке­ра, за­щи­щен­ный па­рой гер­ме­тич­ных две­рей и ме­тал­ли­че­ских ре­ше­ток. «От­сю­да от­да­ва­лись ко­ман­ды о за­кры­тии бун­ке­ра в слу­чае ата­ки, и здесь же на­чи­на­ют­ся бо­лее дав­ние тон­не­ли, че­рез ко­то­рые, в слу­чае за­хва­та убе­жи­ща, мог сбе­жать ко­мен­дант», — рас­ска­зы­ва­ет нам гид. А бе­жать ему бы­ло ку­да: про­тя­жен­ность этой си­сте­мы ка­та­комб со­став­ля­ет око­ло 80 км, там есть еще три бун­ке­ра.

Впро­чем, жен­ской ко­ло­нии убе­жи­ще так и не по­на­до­би­лось, а вот сбе­жав­ший за­клю­чен­ный од­ной из одес­ских тю­рем в 1930м пы­тал­ся скрыть­ся в ка­та­ком­бах от ми­ли­ции, но упал в кар­сто­вый ко­ло­дец. «Вслед за пре­ступ­ни­ком от­пра­вил­ся ми­ли­ци­о­нер Ти­мо­фей Гри­цай. На дне ко­лод­ца он об­на­ру­жил остан­ки древ­них жи­вот­ных», — по­яс­ня­ет нам Олег, пред­ла­гая по­дер­жать в ру­ках ока­ме­нев­шую кость без­гор­бо­го вер­блю­да. Остан­ки ма­мон­та, шер­сти­сто­го но­со­ро­га и саб­ле­зу­бо­го тиг­ра пе­ре­да­ли уче­ным.

В тон­не­лях му­зея мож­но по­зна­ко­мить­ся и с бы­том пар­ти­зан вре­мен Вто­рой ми­ро­вой вой­ны: ле­жан­ки на вось­ме­рых, за­сте­лен­ные вет­ка­ми, чай­ни­ки, ору­жие и да­же ма­лень­кий бю­стик Ле­ни­на. По сло­вам на­ше­го про­вод­ни­ка, имен­но здесь в го­ды ру­мын­ской ок­ку­па­ции квар­ти­ро­вал­ся от­ряд из 18 со­труд­ни­ков НКВД. В по­след­ний раз, ко­гда они пы­та­лись под­нять­ся на­верх, ру­мын­ские вой­ска за­му­ро­ва­ли и за­ми­ни­ро­ва­ли все вхо­ды. У от­ря­да бы­ли необ­хо­ди­мые за­па­сы, что­бы вы­жить, но их по­гу­би­ли кон­флик­ты. «В от­ря­де да­же бы­ла де­вуш­ка. Она за­бе­ре­ме­не­ла под зем­лей, ей да­ли ро­дить, но ре­бе­нок не вы­жил, а ро­ди­те­лей рас­стре­ля­ли за по­ло­вую рас­пу­щен­ность», — рас­ска­зы­ва­ет гид, до­бав­ляя, что все­го в тон­не­лях на­шли 18 мо­гил.

Про­тя­жен­ность одес­ских под­зе­ме­лий — око­ло 2500 ки­ло­мет­ров

Тон­нель. В му­зее ту­ри­стам вы­да­ют кас­ки, а внут­ри при­хо­дит­ся при­ги­бать­ся и смот­реть под но­ги

Та­ма­ра. Встре­ча­ет всех у вхо­да в про­ти­во­ра­ди­а­ци­он­ный бун­кер

ко­мен­дант. На стра­же бун­ке­ра и про­хо­да в «ди­кие» ка­та­ком­бы

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.