«ВО­КРУГ ВЗРЫВЫ, НО НИ­КА­КОЙ ПАНИКИ — НОЛАН ВСЕ КОНТРОЛИРУЕТ»

Звез­да «Дюн­кер­ка» Кил­ли­ан Мер­фи — о том, как пла­кал над «Ин­тер­стел­ла­ром» и мерз в «На­ча­ле»

Segodnya (Kyiv) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ма­рия ру­бан

— Ка­кой бы­ла ва­ша пер­вая мысль, ко­гда Кри­сто­фер Нолан пред­ло­жил вам снять­ся в «Дюн­кер­ке»?

— Крис по­зво­нил мне и ска­зал, что сей­час кое-что от­пра­вит. Мы очень хо­ро­шо друг друга зна­ем, и он зна­ет, чем мо­жет ме­ня за­ин­те­ре­со­вать, ка­кие ро­ли ме­ня во­оду­ше­вят. Ну а кро­ме то­го, речь же идет о филь­ме Кри­сто­фе­ра Но­ла­на, ведь все его филь­мы чер­тов­ски хо­ро­ши! И ко­гда он зво­нит те­бе вновь — о, это неза­бы­ва­е­мое чув­ство. Что ка­са­ет­ся «Дюн­кер­ка», то эта идея про­сто по­ра­зи­ла ме­ня.

— Что вас при­влек­ло в сце­на­рии филь­ма?

— Во-пер­вых, ме­ня по­ра­зи­ло, что это не аме­ри­кан­ский фильм о войне, ка­ко­вы­ми бы­ли боль­шин­ство за­ме­ча­тель­ных во­ен­ных филь­мов. Ведь по­про­буй­те вспом­нить, на­при­мер, бри­тан­ский фильм о войне, сня­тый за по­след­ние 30—40 лет, ко­то­рый бы вы на­зва­ли в спис­ке луч­ших. Но Крис, как ре­жис­сер, на­шел уни­каль­ную ис­то­рию, о ко­то­рой зри­те­лям еще, на­вер­ное, не рас­ска­зы­ва­ли.

— В филь­ме вы иг­ра­е­те ге­роя да­же без име­ни: в сце­на­рии он ука­зан как «дро­жа­щий сол­дат». Что же вас так при­влек­ло в ва­шем ге­рое?

— Мой ге­рой — один из ты­сяч сол­дат, пе­ре­жив­ших од­но и то же. Они про­шли огром­ное эмо­ци­о­наль­ное и пси­хо­ло­ги­че­ское ис­пы­та­ние вой­ной. Впер­вые зри­тель зна­ко­мит­ся с ним, ко­гда его под­би­ра­ет граж­дан­ская ях­та «Лун­ный ка­мень», од­но из мно­гих су­ден, пе­ре­сек­ших Ла-Манш, что­бы эва­ку­и­ро­вать сол­дат. Он че­ло­век, ко­то­рый пе­ре­жил ужас­ные со­бы­тия, а за­тем услы­шал: «На са­мом де­ле мы воз­вра­ща­ем­ся на­зад».

— Все сце­ны, в ко­то­рых вы сни­ма­лись, про­ис­хо­ди­ли на на­сто­я­щем судне. Как ду­ма­е­те, нас­коль­ко важ­но сни­мать без спе­ц­эф­фек­тов, в ре­аль­ных усло­ви­ях?

— Крис ста­рал­ся огра­ни­чить­ся ми­ни­маль­ным ко­ли­че­ством эф­фек­тов, что­бы при­дать филь­му глу­би­ну и на­пря­жен­ность.

Ра­бо­тая над «На­ча­лом», мы как-то сни­ма­ли на го­ре в снеж­ный шторм, и Крис го­во­рил сни­мать, хо­тя по­год­ные усло­вия бы­ли ху­же неку­да. Ведь ко­гда нуж­но до­стичь мак­си­маль­но аутен­тич­ной ре­ак­ции, са­мой чест­ной иг­ры ак­те­ров, нуж­но по­ме­стить их в ре­аль­ные усло­вия. Эту же прав­ди­вость по­чув­ству­ет и зри­тель. Уж по­верь­те.

— Ка­ко­во бы­ло ра­бо­тать, ко­гда ря­дом по­сто­ян­но что-то взры­ва­ет­ся, ле­та­ют са­мо­ле­ты и хо­дят ре­аль­ные бо­е­вые ко­раб­ли?

— Са­мое су­ма­сшед­шее во всем этом то, что Крис, ко­то­рый на­хо­дит­ся по­сре­ди все­го это­го безу­мия, неве­ро­ят­но спо­ко­ен. Ни­ка­кой паники! Ни­кто не пе­ре­жи­ва­ет из-за взры­вов или ко­раб­лей, по­то­му что все это ста­но­вит­ся в по­ряд­ке ве­щей. Крис все дер­жит под кон­тро­лем. И как толь­ко он по­лу­ча­ет то, что нуж­но, про­сто го­во­рит: «По­лу­чи­лось. Про­дол­жа­ем...» Это ма­ши­на, ко­то­рой бе­реж­ной ру­кой управ­ля­ет во­ди­тель, а уж ни­как не ха­ос.

— Это ваш пя­тый сов­мест­ный фильм с Кри­сом, ра­нее бы­ли «На­ча­ло» и три­ло­гия «Тем­ный ры­царь». Как ду­ма­е­те, этот фильм бу­дет са­мым мас­штаб­ным?

— Глав­ное для ме­ня в ра­бо­те с Кри­сто­фе­ром Но­ла­ном — не мас­штаб. Это очень во­вле­чен­ная, ин­тен­сив­ная, скру­пу­лез­ная ра­бо­та. К че­му я это го­во­рю: все мас­штаб­ные со­бы­тия — не­важ­но, смот­ришь ты на них со сто­ро­ны или участ­ву­ешь, — ни­че­го не зна­чат, ес­ли за ни­ми не сто­ят че­ло­ве­че­ские ис­то­рии.

Для ме­ня «Ин­тер­стел­лар» был успеш­ным, по­то­му что это очень эмо­ци­о­наль­ный фильм, ко­то­рый вы­звал у ме­ня сле­зы. Не­ва­жен мас­штаб съе­мок, он не бу­дет иметь ни­ка­ко­го зна­че­ния, ес­ли ис­то­рия и иг­ра ак­те­ров не уда­рит тебя пря­ми­ком в сол­неч­ное спле­те­ние.

— Что вас боль­ше все­го вос­хи­ща­ет в ра­бо­те с Кри­сом?

— Его ви­де­ние, его пре­дан­ность ки­не­ма­то­гра­фу, его все­объ­ем­лю­щее по­ни­ма­ние ки­но­форм. Есть ре­жис­се­ры, ко­то­рые очень силь­ны в ви­зу­аль­ном плане, есть ре­жис­се­ры, ко­то­рые неве­ро­ят­но ра­бо­та­ют с ак­те­ра­ми, есть те, кто фе­но­ме­наль­но ра­бо­та­ют со сце­на­ри­ем. А Кри­су уда­ет­ся все. Он дос­ко­наль­но зна­ет о за­да­чах каж­до­го че­ло­ве­ка на съе­моч­ной пло­щад­ке, так что ра­бо­тать спу­стя ру­ка­ва с Кри­сто­фе­ром Но­ла­ном, иг­рать кое-как не удаст­ся. Ведь ес­ли он смо­жет что-то сде­лать луч­ше тебя — то за­чем ты ну­жен? (Сме­ет­ся.)

Мас­штаб­ные сце­ны не зна­чат ни­че­го без на­сто­я­щей ис­то­рии

«Ко­гда во­круг все взры­ва­лось, у нас не бы­ло паники»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.