«В ЦЕН­ТРЕ — ТУСНЯК, НО ВЕГАС ТИХИЙ»

Чем­пи­он­ка ми­ра-2001 по ху­до­же­ствен­ной гим­на­сти­ке — о том, как по­па­ла в Cirque du Soleil, о жиз­ни в Лас-Ве­га­се, люб­ви к кон­тем­по­ра­ри и «Кар­ли­то», пу­та­ни­це с Ири­шей Бло­хи­ной и о том, по­че­му не хо­чет об­рат­но в мир спор­та и бо­ит­ся вы­сту­пить в Ки­е­ве

Segodnya (Kyiv) - - СПОРТ - КА­ТЕРИ­НА МА­КАРЕВСКАЯ

— Та­ма­ра, в 2020 го­ду в Ки­е­ве прой­дет пред­олим­пий­ский чем­пи­о­нат Европы, как и 13 лет на­зад, ко­гда вы­сту­па­ли вы. Что оста­лось в па­мя­ти от Европы-2004?

— На до­маш­них тур­ни­рах пе­ре­жи­ва­ешь боль­ше, чем ко­гда ку­да­то едешь. Мно­го бо­лель­щи­ков, не хо­чешь под­ве­сти ко­ман­ду... И ЧЕ-2004 был за­клю­чи­тель­ным в мо­ей ка­рье­ре. Бо­же мой, это так дав­но бы­ло! (Сме­ет­ся.) Ко­неч­но, бы­ло эмо­ци­о­наль­но, я зна­ла, что за­кан­чи­ваю: с трав­мой спи­ны уже невоз­мож­но бы­ло про­дол­жать. Я де­ла­ла толь­ко один вид и вы­ло­жи­лась на все 100%. Ко­гда вы­хо­ди­ла с бу­ла­ва­ми, нерв­ни­ча­ла боль­ше, чем ко­гда-ли­бо. А ко­гда за­кон­чи­ла… Труд­но опи­сать эмо­ции: на тот мо­мент в мо­ей жиз­ни, на­вер­ное, это бы­ло од­но из глав­ных со­бы­тий. И груст­но, и ра­дост­но, и вол­ни­тель­но од­но­вре­мен­но. Очень до­воль­на, что то­гда мы все­та­ки взя­ли се­реб­ря­ную ме­даль в ко­манд­ном за­че­те, по­сле Рос­сии. — В на­ча­ле се­зо­на не бы­ло на­деж­ды по­ехать на ОИ-2004?

— Так как трав­ма у ме­ня бы­ла уже несколь­ко лет, то по­след­ние 2,5 го­да ка­рье­ры про­ве­ла на обез­бо­ли­ва­ю­щих уко­лах. Сна­ча­ла они по­мо­га­ли очень хо­ро­шо, а по­том ста­но­ви­лось все ху­же и ху­же. За­тем и это не по­мо­га­ло. Так что я под­со­зна­тель­но по­ни­ма­ла, что в ин­ди­ви­ду­аль­ной про­грам­ме в Афи­нах мне ни­че­го не све­тит. — Да­вай­те о хо­ро­шем, ка­кие у вас бы­ли лю­би­мые упраж­не­ния?

— Од­но не вы­бе­ру. Но не­ко­то­рые за­пом­ни­лись боль­ше осталь­ных. Нач­нем с лен­ты под саунд­трек к филь­му «Путь Кар­ли­то», с ней я вы­сту­па­ла на ОИ-2000 в Сид­нее. Я пря­мо чув­ство­ва­ла ту му­зы­ку — это бы­ло мое! Еще мяч 1999 го­да, с ко­то­рым я на чем­пи­о­на­те ми­ра за­во­е­ва­ла первую лич­ную ме­даль — «брон­зу». Он был под му­зы­ку Heat Miser груп­пы Massive Attack, что от­ли­ча­лось от все­го, что я де­ла­ла, и на­вер­ное, от все­го, что де­ла­ли осталь­ные, — в сти­ле кон­тем­по­ра­ри. Ну и об­руч под «Гла­ди­а­то­ра» (2001—2002). На ка­ком-то эта­пе Куб­ка ми­ра я да­же взя­ла с ним «зо­ло­то» и обо­шла Али­ну Ка­ба­е­ву, что для ме­ня бы­ло очень зна­чи­мо. — Вы бы­ли из­вест­ны сво­и­ми ком­би­не­зо­на­ми.

— У Ири­ны Ива­нов­ны Де­рю­ги­ной бы­ло та­кое ви­де­ние: гим­наст­ка с кра­си­вы­ми ли­ни­я­ми долж­на но­сить ком­би­не­зо­ны, а спортс­мен­ки, у ко­то­рых есть изъ­я­ны в фи­гу­ре, не мо­гут это­го поз­во­лить. Мне, ко­неч­но, это очень льсти­ло. Я смот­рю, что Але­на Дьяченко сей­час то­же вы­сту­па­ет в ком­би­не­зо­нах —и я се­бя вспо­ми­наю.

— По­сле за­вер­ше­ния ка­рье­ры вы вы­сту­па­ли в Цир­ке дю Со­лей. Как ту­да по­па­ли?

— Мне на­пи­са­ли ка­стинг­ме­не­дже­ры. Они при­ез­жа­ли смот­реть эта­пы Куб­ка ми­ра. По-мо­е­му, де­ло бы­ло в Москве: ска­за­ли, что ви­де­ли ме­ня на со­рев­но­ва­ни­ях. По­ка спортс­мен вы­сту­па­ет, они не име­ют пра­ва за­би­рать его в со­став. Они услы­ша­ли, что я за­кон­чи­ла ка­рье­ру, и пред­ло­жи­ли кон­тракт на два го­да на тур по Се­вер­ной Аме­ри­ке. Я как раз не зна­ла, чем за­нять­ся: бы­ла ка­кая-то пу­сто­та, неболь­шая рас­те­рян­ность, как это бы­ва­ет, ко­гда ухо­дишь из спор­та. И я со­гла­си­лась. Хо­те­ла по­смот­реть мир. Плюс мне ска­за­ли, что Юлия Рас­ки­на (се­реб­ря­ный при­зер ОИ-2000 из Бе­ла­ру­си. — Авт.), с ко­то­рой я вы­сту­па­ла на мно­гих со­рев­но­ва­ни­ях, в том чис­ле на Олим­пиа­де, уже под­пи­са­ла кон­тракт. И я по­ду­ма­ла: «О, хо­ро­шо! То­гда я то­же по­еду!» (сме­ет­ся). — Тя­же­ло бы­ло пе­ре­стро­ить­ся?

— Нет. Это бы­ло что-то но­вое, ин­те­рес­ное. Мы де­ла­ли не толь­ко гим­на­сти­ку: мно­го ак­цен­тов на ак­тер­ское мастер­ство, му­зы­ку — мы и пе­ли, и тан­це­ва­ли, и что толь­ко не де­ла­ли! Шоу со­зда­ет­ся в Мон­ре­а­ле, в Ка­на­де: мы там бы­ли шесть ме­ся­цев пе­ред ту­ром. По­яви­лись но­вые зна­ком­ства, но­вый опыт. А ес­ли срав­ни­вать шоу и гим­на­сти­ку, то об­рат­ная сторона медали в спор­те на­мно­го-на­мно­го тя­же­лее. В шоу все не так жест­ко. — Те­перь вы вы­сту­па­е­те в шоу в Лас-Ве­га­се. Как за­нес­ло ту­да?

— По­шла на ка­стинг, как все. И по­лу­чи­ла ра­бо­ту в V — The Ultimate Variety Show. В цир­ко­вом ту­ре все бы­ло хо­ро­шо и ве­се­ло, но по­сле двух лет я уста­ла. По­сто­ян­но жить на че­мо­да­нах — не мое. За пре­де­ла­ми шоу ты как бы не су­ще­ству­ешь: все вре­мя или вы­сту­па­ешь, или в го­сти­ни­це, или в до­ро­ге. А мне хо­те­лось обос­но­вать­ся

на од­ном ме­сте и хо­те­лось се­мью. Те­перь уже де­сять лет ра­бо­таю в Лас-Ве­га­се. У ме­ня но­мер с об­ру­ча­ми — в прин­ци­пе, та же гим­на­сти­ка, но немнож­ко дру­гая. — Как ча­сто вы­сту­па­е­те?

— Ой, по-раз­но­му. Обыч­ный гра­фик — че­ты­ре-пять дней в неде­лю по два шоу за ве­чер. Но в рож­де­ствен­ский пе­ри­од или в июле, ко­гда аме­ри­кан­цы празд­ну­ют День неза­ви­си­мо­сти и це­лую неде­лю от­ды­ха­ют, у нас по три вы­ступ­ле­ния в день. Но что хо­ро­шо: здесь мож­но брать вы­ход­ные, ко­гда хо­чешь — нуж­но толь­ко за­ра­нее ска­зать. Сво­бод­ное расписание мне очень нра­вит­ся,

ведь я мо­гу брать от­пуск каж­дые три ме­ся­ца. И то­гда мы с се­мьей ез­дим ку­да-ни­будь (у Та­ма­ры есть муж Сто­ян и 6-лет­ний сын Алек­сандр. — Авт.).

— В дру­гие шоу при­гла­ша­ют?

— Ко­неч­но. Есть мно­го ме­ро­при­я­тий, га­ла-кон­цер­тов и те­ле­шоу (на­при­мер, бы­ло «Са­мое боль­шое ка­ба­ре в ми­ре» на фран­цуз­ском ТВ. — Авт.). Ино­гда про­сят по­ста­вить что-то с но­вой му­зы­кой, хо­рео­гра­фи­ей — все­та­ки есть раз­но­об­ра­зие. По­это­му не на­до­е­ло так дол­го де­лать од­но

и то­же. Кто по­мо­га­ет го­то­вить­ся? Ес­ли ме­ро­при­я­тие боль­шое, там есть лю­ди, ко­то­рые те­бе и при­чес­ку сде­ла­ют, и ма­ки­яж, и ко­стюм.

— По­сле ро­дов вы быст­ро вер­ну­лись к вы­ступ­ле­ни­ям, а сей­час, на­вер­ное, еще тонь­ше, чем ко­гда бы­ли гим­наст­кой. В чем секрет?

— На­вер­ное, не очень кра­си­во так го­во­рить, но я люб­лю се­бя и свое те­ло: уха­жи­ваю за со­бой, ка­ча­юсь, пы­та­юсь пра­виль­но ку­шать. Мне уже 35, ста­ра­юсь быть в фор­ме. И не так уж быст­ро я вер­ну­лась по­сле ро­дов. 6 недель все-та­ки! Для экс-гим­наст­ки — до­ста­точ­но боль­шой срок.

— У вас та­кой гра­фик, что вы ча­сто при­хо­ди­те до­мой позд­но. Сын не оби­жа­ет­ся?

— Нет, у нас в семье у всех од­но расписание. Мой муж ра­бо­та­ет в мест­ном Cirque du Soleil, и его еще нет — при­дет ми­нут че­рез 40 с сы­ном (наш скайп-раз­го­вор на­чал­ся око­ло 23:00 по ЛасВе­га­су, ко­гда Та­ма­ра вер­ну­лась с ра­бо­ты. — Авт.). Он доль­ше ра­бо­та­ет: у них то­же два шоу, но у нас они идут без пе­ре­ры­ва, од­но за дру­гим, а у них есть час па­у­зы — вот он на час поз­же и при­хо­дит. А при го­сти­ни­це, в ко­то­рой про­хо­дит шоу, есть ме­сто, где ар­ти­сты остав­ля­ют де­тей на день. По­это­му сын не оби­жа­ет­ся. Един­ствен­ное, ко­гда ему на­до ра­но вста­вать в шко­лу — он по­шел ту­да в про­шлом го­ду, — немнож­ко тя­же­лее. Но ни­че­го, мы справ­ля­ем­ся. — Со Сто­я­ном позна­ко­ми­лись на га­стро­лях?

— Мы вы­сту­па­ли вме­сте на но­во­год­нем га­ла-кон­цер­те здесь, в Лас-Ве­га­се, так и позна­ко­ми­лись.

— Вы укра­ин­ка, муж — бол­га­рин, жи­ве­те в США. На ка­ком язы­ке до­ма об­ща­е­тесь?

— Язы­ка у нас три. С му­жем мы раз­го­ва­ри­ва­ем на рус­ском. С сы­ном он об­ща­ет­ся по-бол­гар­ски, а я — по-рус­ски. Но с рус­ским сы­ну труд­но, и он мне от­ве­ча­ет на ан­глий­ском. Я уже да­же по­чти все по­ни­маю по-бол­гар­ски и го­во­рю немнож­ко (улы­ба­ет­ся). Учу ли сы­на укра­ин­ско­му? К со­жа­ле­нию, я и рус­ско­му не мо­гу его на­учить. С тре­мя язы­ка­ми ему тя­же­ло. В шко­ле все на ан­глий­ском. Не хо­чу на него да­вить.

— Лас-Вегас ас­со­ци­и­ру­ют с ка­зи­но и ве­че­рин­ка­ми. Вы ат­мо­сфе­ру от­ры­ва ощу­ща­е­те или в этом го­ро­де мож­но най­ти по­кой?

— Ко­неч­но, мож­но! У нас есть од­на цен­траль­ная улица, где все ве­се­лье и про­ис­хо­дит. Там мно­го ту­ри­стов. Но немно­го отъ­едешь на хай­вей, и все — обыч­ный го­род. Во­об­ще го­род ров­ный: мы на­хо­дим­ся в «вал­лей», до­лине. Не то что в Нью-Йор­ке, где эти небо­скре­бы и жизнь ки­пит. У нас, в Ве­га­се, та­ко­го нет: 80% лю­дей жи­вут в до­мах, а не в квар­ти­рах. Все спо­кой­но, ти­хо. А в ту­ри­сти­че­ских ме­стах, ко­неч­но, тусняк. — Са­ми в Ве­га­се иг­ра­ли?

— Один раз. Ко­гда при­ез­жа­ла еще как ту­рист­ка. И вы­иг­ра­ла, по-мо­е­му, 80 дол­ла­ров. А сей­час да­же стыд­но. Ко­гда при­ез­жа­ют дру­зья и зна­ко­мые, они про­сят: «По­ка­жи нам, как иг­рать в ка­зи­но». А я во­об­ще не знаю, как это де­лать! — У вас ча­сто про­во­дят бок­сер­ские бои. Хо­ди­ли ко­гда-ни­будь?

— Ни­ко­гда. Для ме­ня бокс в Лас-Ве­га­се — это очень мно­го лю­дей и очень мно­го ма­шин. По­это­му нуж­но вы­ез­жать за­ра­нее и очень ак­ку­рат­но (сме­ет­ся).

— Не­дав­но ис­пан­ская ху­дож­ни­ца и экс-гим­наст­ка Монт­се Мар­тин вы­пу­сти­ла кни­гу о ху­до­же­ствен­ной гим­на­сти­ке со сво­и­ми ил­лю­стра­ци­я­ми. И вы — од­на из ге­ро­инь…

— Мне на­пи­са­ли авторы и спро­си­ли, хо­те­ла бы я по­участ­во­вать в этом про­ек­те. Они за­да­ли несколь­ко во­про­сов по мо­ей био­гра­фии и спор­тив­ной ка­рье­ре. При­сла­ли мою ил­лю­стра­цию — очень кра­си­вая. Так при­ят­но! — Ча­сто ху­дож­ни­ки пи­шут ва­ши порт­ре­ты?

— Вот, смот­ри­те, — от­ве­ти­ла Та­ма­ра ми­ни-ту­ром по квар­ти­ре, по­ка­зав па­роч­ку кар­тин и пла­ка­тов из шоу со сво­им изоб­ра­же­ни­ем на сте­нах. И ко­неч­но, нетруд­но бы­ло за­ме­тить ви­ся­щую ря­дом огром­ную кол­лек­цию медалей. — Неча­сто. Несколь­ко раз. — С гим­наст­ка­ми ва­ше­го по­ко­ле­ния под­дер­жи­ва­е­те связь?

— В ос­нов­ном пе­ре­пи­сы­ва­ем­ся. Зво­ним и ез­дим друг к дру­гу ред­ко. На та­ком рас­сто­я­нии труд­но под­дер­жи­вать близ­кие от­но­ше­ния. Но у ме­ня ино­гда бы­ва­ют го­сти — я им все­гда ра­да. На­та­ша Го­дун­ко при­ез­жа­ла, Аня Фа­те­е­ва, Али­на Мак­си­мен­ко, очень дав­но — Аня Бес­со­но­ва. Хо­чет­ся по­ча­ще. —А с тре­не­ра­ми об­ща­е­тесь?

— Ино­гда кон­так­ти­ру­ем с Ири­ной Де­рю­ги­ной на «Фейс­бу­ке», но ред­ко. Вот ко­гда фо­то­гра­фии вы­став­лю, она мне пи­шет ком­пли­мен­ты (улы­ба­ет­ся). С Аль­би­ной Ни­ко­ла­ев­ной, к со­жа­ле­нию, нет. По­здрав­ля­ла ли ее с 85-ле­ти-

Вер­ну­лась к ра­бо­те че­рез 6 недель по­сле ро­дов. Но это боль­шой срок Иг­ра­ла в ка­зи­но толь­ко раз. Да­же стыд­но, что не мо­гу на­учить друзей

ем? Ой, там та­кая ис­то­рия по­лу­чи­лась. Я хо­те­ла при­е­хать — не смог­ла. По­том хо­те­ла по­здра­вить по скай­пу, а вре­мя у нас по­ме­ня­лось, и мы за­пу­та­лись с Ироч­кой Бло­хи­ной, во сколь­ко кто дол­жен зво­нить. Я си­де­ла и жда­ла час, и по­том ушла, по­то­му что мне нуж­но бы­ло на ре­пе­ти­цию, а она как раз вклю­чи­ла скайп. Ни­че­го не по­лу­чи­лось. Но я бу­ду в Ки­е­ве в сен­тяб­ре и обя­за­тель­но зай­ду в Ок­тябрь­ский дво­рец и по­здрав­лю. Луч­ше позд­но, чем ни­ко­гда. — За гим­на­сти­кой сле­ди­те?

— Я ста­ра­юсь, но не все­гда по­лу­ча­ет­ся. Люб­лю боль­ше фо­то­гра­фии смот­реть, чем ви­део. Мне все­гда нра­ви­лась Ви­ка Ма­зур. Счи­таю, что боль­шая пер­спек­ти­ва у Але­ны Дьяченко. На эта­пе Куб­ка ми­ра в Бер­лине на­ши «груп­по­вич­ки» за­во­е­ва­ли «се­реб­ро» в мно­го­бо­рье — ра­ду­юсь, ко­гда у Укра­и­ны есть медали. Ду­маю, у «лич­ниц» то­же еще все впе­ре­ди.

— А хо­те­лось бы при­е­хать в Ки­ев и вы­сту­пить с но­ме­ром на Куб­ке Де­рю­ги­ной или ЧЕ?

— Вы зна­е­те, нет (сме­ет­ся). Я бо­юсь разо­ча­ро­вать, что ли. Я в срав­не­нии с гим­наст­ка­ми, ко­то­рые сей­час вы­сту­па­ют… Мо­жет быть, не нуж­но это­го де­лать? А как зри­тель под­дер­жать мо­гу. — Ча­сто при­ез­жа­е­те в Укра­и­ну?

— Последний раз бы­ла в 2013 го­ду на ЧМ в Ки­е­ве. Про­сто это да­ле­ко, и по­лу­ча­ет­ся не очень удоб­но. По че­му ску­чаю? По ро­ди­те­лям. Но во­об­ще очень хо­ро­шо чув­ствую се­бя в США. Па­па при­ез­жал

не так дав­но. Ма­ма, к со­жа­ле­нию, уже не мо­жет пе­ре­но­сить та­кие длин­ные пе­ре­ле­ты, по­это­му мы ле­тим к ней. Сын, ко­неч­но, зна­ет, от­ку­да я и чем за­ни­ма­лась. В даль­ней­шем со­би­ра­юсь ему боль­ше рас­ска­зы­вать. Я ко­гда смот­рю ви­део гим­на­сток, ко­то­рые сей­час вы­сту­па­ют, он спра­ши­ва­ет: «Ма­ма, это ты?!» Го­во­рю: «Нет». — «А по­хо­жа на тебя». (Сме­ет­ся.) — Ду­ма­ли о том, чем бы хо­те­ли за­ни­мать­ся, ко­гда за­кон­чи­те с шоу?

— Дай Бог, что­бы здо­ро­вья и сил хва­ти­ло по­ра­бо­тать еще несколь­ко лет. Но в 40 я этим не бу­ду за­ни­мать­ся. По­свя­щу се­бя сы­ну. Сла­ва Бо­гу, фи­нан­со­вое по­ло­же­ние нор­маль­ное. Мо­жет, бу­ду на пол­став­ки тре­ни­ро­вать де­ток — да­вать уро­ки гим­на­сти­ки. За­вер­шив ка­рье­ру, я не хо­те­ла быть тре­не­ром

(сме­ет­ся). А сей­час по­взрос­ле­ла и хо­чу по­про­бо­вать. Но не про­фес­си­о­наль­но! Не хо­чет­ся об­рат­но. Для ме­ня в спор­те бы­ло мно­го нега­ти­ва. Хоть бы­ли и ра­до­сти по­бе­ды, но хо­чет­ся бо­лее спо­кой­ной жиз­ни. У ме­ня боль­ше нет ам­би­ций ра­бо­тать ра­ди медалей. Хо­чет­ся, что­бы де­ти улы­ба­лись, что­бы им это бы­ло не в тя­гость. На­вер­ное, это глав­ная при­чи­на, по­че­му не хо­чу, что­бы сын за­ни­мал­ся про­фис­пор­том. Боль­шой спорт слиш­ком же­сток. Сын за­ни­ма­ет­ся ак­ро­ба­ти­кой, но это для здо­ро­вья. У него, сла­ва Бо­гу, есть вы­бор. Мне бы хо­те­лось, что­бы он по­лу­чил хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние в дру­гой сфе­ре. Но ес­ли за­хо­чет в спорт — по­мо­гу чем смо­гу.

За­кли­на­тель­ни­ца об­ру­чей. «В Цир­ке Солн­ца ве­се­ло, но уста­ла от жиз­ни на че­мо­да­нах и хо­те­ла се­мью»

«Ху­дож­ни­ца». Са­ма ста­ла му­зой и ге­ро­и­ней кни­ги о гим­на­сти­ке

С сы­ном и му­жем. Цир­ко­вой гра­фик и раз­го­вор на трех язы­ках

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.