«Я БЫ ОЧЕНЬ ХО­ТЕ­ЛА ПОБЫВАТЬ В XVI ВЕКЕ»

Пе­ви­ца LP — о сво­их пес­нях для Ри­ан­ны и Кри­сти­ны Аги­ле­ры, кре­сти­ке Ма­дон­ны в ухе и люб­ви к ви­ну

Segodnya (Kyiv) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - ма­рия ру­бан

— Вы не раз го­во­ри­ли, что ва­ши жиз­нен­ные дра­мы ча­сто ста­но­ви­лись объ­ек­том вдох­но­ве­ния для но­вых пе­сен. Может ли аб­со­лют­ное сча­стье стать пре­пят­стви­ем для твор­че­ства?

— Воз­мож­но (улы­ба­ет­ся).

Но у ме­ня до­ста­точ­но опы­та в жиз­ни, в том чис­ле дра­ма­тич­но­го. И по­том, что озна­ча­ет это чув­ство — сча­стье? Ты ведь не мо­жешь на все 100 про­цен­тов быть счаст­ли­вой. Все­гда то под­ни­ма­ешь­ся вверх, то опус­ка­ешь­ся вниз. Что ка­са­ет­ся ме­ня, то я все­гда най­ду, о чем по­вол­но­вать­ся. Сна­ча­ла за­мо­ра­чи­ва­ешь­ся по по­во­ду лич­ных от­но­ше­ний, а по­том вдруг ду­ма­ешь: эй, а с ка­рье­рой у те­бя все нор­маль­но? С тво­ей со­ба­кой все хо­ро­шо? Мой парт­нер го­во­рит, что мне все­гда нуж­но о чем-то бес­по­ко­ить­ся. О про­бле­мах дру­гих лю­дей в том чис­ле, об их дра­мах.

— В се­ти до сих пор не ути­ха­ют стра­сти из-за флеш­мо­ба #metoo: из­вест­ные ар­тист­ки на­ча­ли рас­ска­зы­вать о том, как ста­но­ви­лись объ­ек­том до­мо­га­тельств. Ощу­ща­ли ли вы ко­гда-ли­бо при­тес­не­ние из-за то­го, что вы жен­щи­на?

— Ко­неч­но, бы­ва­ло и та­кое. Но я так ска­жу: нель­зя бо­роть­ся с ог­нем при по­мо­щи ог­ня. В шоу-биз­не­се до сих пор су­ще­ству­ют сек­сизм, дис­кри­ми­на­ция, что-то все­гда про­ис­хо­дит за за­кры­ты­ми дверь­ми... Но я ста­ра­юсь от­но­сить­ся к это­му спо­кой­но.

— Вас не раз спра­ши­ва­ли жур­на­ли­сты, ка­ко­во это слы­шать, ко­гда ва­шу пес­ню ис­пол­ня­ет дру­гой ар­тист. А бы­ва­ло, что вы слу­ша­ли ее в ис­пол­не­нии ко­го-то дру­го­го и жа­ле­ли, что не оставили се­бе?

— О, нет (сме­ет­ся). К сча­стью, та­ко­го не бы­ло: я все­гда пре­бы­ваю в вос­тор­ге, ко­гда кто­то дру­гой по­ет мою пес­ню. Но на са­мом де­ле, са­мое важ­ное в про­цес­се — по­нять, ка­кая пес­ня важ­на имен­но для те­бя как для ар­ти­ста. Та, ко­то­рая бу­дет тво­им ли­цом, по­ка­жет, кто ты на са­мом де­ле. То, что на­зы­ва­ет­ся про­ры­вом. Вот та­кие пес­ни нуж­но петь са­мо­му, а не раз­да­вать их на­пра­во и на­ле­во. — И все пес­ни — лич­ные ис­то­рии...

— Имен­но! По­это­му дру­гим лю­дям может быть тя­же­ло их петь. Вот, кста­ти, недав­но я на­пи­са­ла пес­ню, ис­пол­ни­ла про­дю­се­ру. Он, как обыч­но, тут же за­го­рел­ся: «А я знаю, ко­му мы ее пред­ло­жим! Это хит!». Но я ее оста­ви­ла се­бе. Я слы­ша­ла о по­доб­ном из пер­вых уст, ко­гда ав­тор был не в вос­тор­ге от то­го, как ис­пол­ни­ли то, что он на­пи­сал. Мне его ста­ло очень жаль, и я ста­ра­юсь не на­сту­пать на те же граб­ли.

— В Укра­ине ва­ша популярность на­сту­пи­ла в два эта­па: сна­ча­ла ра­дио­чар­ты за­во­е­вал ре­ми­кс на Lost on You, и лишь по­том — ори­ги­наль­ная вер­сия. Нас­коль­ко я знаю, ре­ми­кс де­ла­ли без ва­ше­го ве­до­ма. Вы помни­те, ко­гда впер­вые услы­ша­ли то, что по­лу­чи­лось?

— Да, его де­ла­ли без мо­е­го уча­стия, но по­том мне да­ли по­слу­шать ма­те­ри­ал, и я его одоб­ри­ла. Хо­ро­шо, что кто­то это де­ла­ет, мне ин­те­рес­но слу­шать эти ин­тер­пре­та­ции. Что ка­са­ет­ся имен­но пер­во­го про­слу­ши­ва­ния, то мне бы­ло непри­выч­но слы­шать пес­ню на по­вы­шен­ной ско­ро­сти

(улы­ба­ет­ся). С дру­гой сто­ро­ны — у нее по­яви­лась ка­ка­я­то иная ме­ло­дич­ность, что не может не вос­хи­щать. В этом и за­клю­ча­ет­ся кра­со­та му­зы­ки: ни­ко­гда не зна­ешь, ку­да может при­ве­сти пес­ня.

— Вы на­пи­са­ли Lost On You, ис­хо­дя из слож­ной жиз­нен­ной си­ту­а­ции — рас­ста­ва­ния с быв­шей воз­люб­лен­ной. И тут, вне­зап­но, пес­ня по­лу­чи­ла тан­це­валь­ную об­ра­бот­ку. Что вы ощу­ти­ли? — Да, по­лу­чи­лось за­бав­но

(сме­ет­ся). Я не ви­жу про­бле­мы в том, что лю­ди тан­цу­ют под та­кую лич­ную для ме­ня ком­по­зи­цию. А ес­ли го­во­рить о зна­чи­мо­сти ка­ких-то пе­сен... Стран­но, но я, кста­ти, за­ме­ча­ла: ино­гда для ме­ня, как для слу­ша­те­ля, пес­ни неко­то­рых ис­пол­ни­те­лей на са­мом де­ле зна­чат боль­ше, чем для них са­мих, как для ав­то­ров! По­это­му ес­ли хо­чет­ся че­ло­ве­ку тан­це­вать — пусть тан­цу­ет, глав­ное, что­бы му­зы­ка по­па­да­ла в серд­це. Ме­ня это не оби­жа­ет. Я счаст­ли­ва, что пес­ня услы­ша­на.

— Как вам уда­ет­ся на­хо­дить ба­ланс меж­ду ро­ком и по­пму­зы­кой? Ка­ко­во это: лю­бить Nirvana и Queen и пи­сать при этом для Ри­ан­ны, Кри­сти­ны Аги­ле­ры, Backstreet Boys и Шер?

— Да, это стран­но­ва­то — лю­бить рок-му­зы­ку и пи­сать пес­ни для поп-ис­пол­ни­те­лей. На­вер­ное, это ка­кое-то на­сло­е­ние раз­ных ви­де­ний и ощу­ще­ний это­го ми­ра, ко­то­рый я скром­но на­зо­ву та­лан­том! (Сме­ет­ся.) Но для ме­ня на са­мом де­ле нет ни­ка­ких чет­ких раз­гра­ни­че­ний меж­ду поп-му­зы­кой и рок-н-рол­лом. Му­зы­ка есть му­зы­ка. К то­му же «поп» да­ле­ко не все­гда озна­ча­ет «по­пу­ляр­ная». Лю­бой яр­лык, на­вя­зы­ва­е­мый му­зы­ке, — это по­пыт­ка по­са­дить ее в клет­ку. Да и по­том — по са­мой песне ни за что не до­га­да­ешь­ся, что на са­мом де­ле вдох­нов­ля­ло ав­то­ра.

— Ка­ко­вы ва­ши ам­би­ции в це­лом? От­дель­ная пол­ка для ста­ту­эток «Гр­эм­ми» в сво­ем до­ме, на­пи­са­ние пе­сен для то­по­вых ар­ти­стов? Что вам необ­хо­ди­мо для пол­но­го сча­стья?

— По­жа­луй, для пол­но­го сча­стья мне нуж­но про­сто про­дол­жать пи­сать пес­ни — те, ко­то­рые тро­га­ют лю­дей. Нет ни­че­го страш­нее, чем му­зы­ка «в стол», «в пу­сто­ту» или «для сво­их». И, ко­неч­но, хо­чу про­дол­жать вы­сту­пать. Я люб­лю жи­вые кон­цер­ты.

— В чем для вас про­яв­ля­ет­ся гар­мо­ния с со­бой? Что де­ла­ет вас счаст­ли­вее — по­си­дел­ки до­ма или ту­сов­ка с дру­зья­ми? Чаш­ка чая или бо­кал ви­на?

— Я люб­лю вы­пить бо­кал ви­на с дру­зья­ми, во­об­ще, хо­ро­шее вино — это чу­дес­но. В ка­ком-ни­будь хо­ро­шем ба­ре, неспе­ша. Об­ще­ние с дру­зья­ми и с мо­ей ком­па­ни­ей ме­ня на­пол­ня­ет. — Вы экс­тра­верт?

— Да, опре­де­лен­но!

— Не­ти­пич­ный для ар­ти­ста от­вет: обыч­но на та­кой во­прос мне в 99 про­цен­тах от­ве­ча­ют на­обо­рот...

— Да, я по­ни­маю, что на са­мом де­ле кру­то от­ве­чать, что ты — ин­тро­верт (улы­ба­ет­ся). Ну да, я мо­гу быть стес­ни­тель­ной, но за­чем мне та­кой ка­зать­ся, ес­ли это неправ­да? Мне, ко­неч­но, по­рой нуж­но уеди­не­ние: ино­гда я мо­гу ис­чез­нуть на де­нек, вы­клю­чить те­ле­фон и за­ни­мать­ся чем-то очень лич­ным. Ес­ли что-то идет со­всем не так, как на­до, мо­гу вы­пить этот са­мый бо­кал ви­на до­ма в пол­ном оди­но­че­стве.

— Од­но из ва­ших укра­ше­ний, кре­стик в ухе, ста­ло срод­ни ви­зит­ной кар­точ­ке. Ка­кая у него ис­то­рия?

— Друг мо­е­го стар­ше­го бра­та ра­бо­тал над од­ним ви­део Ма­дон­ны. А эта са­мая серь­га, ко­то­рая у ме­ня в ушах око­ло 10 лет, с той са­мой съе­моч­ной пло­щад­ки. — Вы ве­ри­те в Бо­га?

— Да, аб­со­лют­но. Я ве­рю в Бо­га. У ме­ня может быть ка­кой­то свой путь, но я очень ве­ру­ю­щий че­ло­век. Бог для ме­ня — это лю­бовь. — А что для вас лю­бовь?

— Доб­ро­та и по­сто­ян­ство.

— Ес­ли бы у вас бы­ла воз­мож­ность об­ла­дать ка­кой-то су­пер­си­лой, ка­кую вы бы се­бе вы­бра­ли?

— Ес­ли бы я об­ла­да­ла ка­ки­ми­то сверх­спо­соб­но­стя­ми, то ста­ла бы пу­те­ше­ство­вать во вре­ме­ни! При­чем я пред­по­чла бы быть неви­ди­мой пу­те­ше­ствен­ни­цей — на­при­мер, пе­ре­не­стись, ска­жем, в XVI век. Очень бы хо­те­лось! А вот в бу­ду­щее я бы не пу­те­ше­ство­ва­ла — по-мо­е­му, это страш­но. Ес­ли бы я что-то мог­ла из­ме­нить в сво­ей жиз­ни, то это сде­лать так, что­бы у мо­ей ма­те­ри не бы­ло ра­ка.

— Бы­ва­ет, что че­ло­век го­да­ми за­ни­ма­ет­ся твор­че­ством, но не может до­бить­ся успе­ха. Как ему по­нять, на сво­ем ли он ме­сте?

— Ес­ли ты ду­ма­ешь толь­ко о сла­ве и день­гах, то­гда дей­стви­тель­но сто­ит спро­сить се­бя, за­чем те­бе на са­мом де­ле все это. Лич­но я счаст­ли­ва про­сто из-за то­го, что все про­дол­жа­ет­ся, а еще из-за то­го, что я мо­гу аб­стра­ги­ро­вать­ся, по­смот­реть на все со сто­ро­ны и уви­деть пол­ную и чет­кую кар­тин­ку то­го, что со мной про­ис­хо­дит.

Все мои пес­ни о лич­ном, по­это­му дру­гим их петь тя­же­ло

Этот кре­стик в ухе у ме­ня уже 10 лет: он из кли­па Ма­дон­ны

Ла­у­ра. При­ез­жа­ла в Киев на «Х-фак­тор» (СТБ), а уже 12 де­каб­ря даст соль­ник во Двор­це спор­та

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.