«ВАЖ­НО НЕ ЗА­МО­РО­ЗИТЬ КОН­ФЛИКТ НА ДОН­БАС­СЕ»

Segodnya (Kyiv) - - УКРАИНА - КРИ­СТИ­НА ЗЕЛЕНЮК

■ Вот уже два го­да экс­пре­зи­дент Ев­ро­пар­ла­мен­та Пэт Кокс воз­глав­ля­ет мис­сию ев­ро­де­пу­та­тов в Вер­хов­ной Ра­де Укра­и­ны. Ра­бо­та­ет с фрак­ци­я­ми и де­пу­тат­ски­ми груп­па­ми, убеж­да­ет из­ме­нить ре­гла­мент и та­ким об­ра­зом за­пу­стить ре­фор­му Вер­хов­ной Ра­ды. Но пар­ла­мен­та­ри­ев, по­хо­же, боль­ше вол­ну­ет бюд­жет-2018 и за­ко­но­про­ект о ре­ин­те­гра­ции Дон­бас­са. Осо­бен­но в усло­ви­ях по­яв­ле­ния в The Wall Street Journal ста­тьи о воз­мож­но­сти раз­ме­ще­ния на Дон­бас­се 20-ты­сяч­ной мис­сии «го­лу­бых ка­сок». С та­ким пред­ло­же­ни­ем, по ин­фор­ма­ции из­да­ния, Шта­ты яко­бы го­то­вы об­ра­тить­ся к Рос­сии. Ра­нее Пу­тин и Лав­ров объ­яви­ли спи­сок усло­вий, на ко­то­рых Рос­сия со­гла­сит­ся на­чать диа­лог по ми­ро­твор­цам, — это ам­ни­стия бо­е­ви­кам и вы­пол­не­ние Укра­и­ной по­ли­ти­че­ской ча­сти Мин­ских со­гла­ше­ний. Нас это ка­те­го­ри­че­ски не устра­и­ва­ет. Сре­ди при­о­ри­те­тов Укра­и­ны — что­бы ми­ро­твор­че­ская мис­сия ста­ла на гра­ни­це, пе­ре­крыв по­став­ки рос­сий­ской тех­ни­ки и лич­но­го со­ста­ва бо­е­ви­кам, по­лу­чи­ла до­ступ ко всей ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии, а в ее со­ста­ве не было рус­ских. В ин­тер­вью «Се­го­дня» Пэт Кокс от­ме­тил, что при­о­ри­те­ты Укра­и­ны нуж­но чет­ко про­пи­сать в ман­да­те бу­ду­щей ми­ро­твор­че­ской мис­сии, ина­че рис­ку­ем сво­и­ми же ру­ка­ми за­мо­ро­зить кон­фликт.

— Как счи­та­е­те, мо­жет ли Рос­сия со­гла­сить­ся на укра­ин­ские усло­вия раз­ме­ще­ния ми­ро­твор­че­ской мис­сии на Дон­бас­се?

— Мне кажется, не­ко­то­рые эле­мен­ты мо­гут сфор­ми­ро­вать из­ме­не­ние по­ли­ти­ки Рос­сии. Во-пер­вых, пре­зи­дент­ские вы­бо­ры в Рос­сии и по­пыт­ка Пу­ти­на пред­ста­вить се­бя в ка­че­стве ми­ро­твор­ца. Ес­ли вы взгля­не­те на Би­б­лию и пра­во­слав­ную ре­ли­гию, они го­во­рят бла­го­слов­лять ми­ро­твор­цев. Во-вто­рых, по­пыт­ка осла­бить ре­ши­мость и един­ство меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства по санк­ци­ям про­тив Рос­сии. Москва мо­жет ска­зать: смот­ри­те, мы та­кие ми­ро­лю­би­вые, вы долж­ны из­ме­нить санк­ци­он­ную по­ли­ти­ку. И когда мы на­чи­на­ем вда­вать­ся в де­та­ли, мо­ти­ва­ция — один ас­пект, но мне кажется са­мое важ­ное — это некон­тро­ли­ру­е­мый се­го­дня уча­сток укра­ин­ско-рос­сий­ской гра­ни­цы. Че­рез него Рос­сия пе­ре­бра­сы­ва­ет на Дон­басс все, что по­мо­га­ет во­ору­жать бо­е­ви­ков, вклю­чая лич­ный со­став. И это са­мая боль­шая про­бле­ма.

— Да, без до­сту­па к гра­ни­це ми­ро­твор­че­ская мис­сия те­ря­ет смысл. А изна­чаль­но русские во­об­ще пред­ла­га­ли, что­бы ми­ро­твор­цы охра­ня­ли мис­сию СММ ОБСЕ.

— Ес­ли де­ло лишь в том, что­бы за­щи­тить пред­ста­ви­те­лей СММ ОБСЕ воз­ле ли­нии де­мар­ка­ции (со­при­кос­но­ве­ния. — Авт.), это не за­щи­тит граж­дан­ских, укра­ин­ских во­ен­ных, и во­об­ще это очень огра­ни­чен­ная фор­ма ми­ро­твор­че­ской мис­сии. Я счи­таю, что Укра­и­на долж­на на­ста­и­вать на кар­ди­наль­но дру­гом ман­да­те мис­сии. Есть и дру­гой, не ме­нее важ­ный вопрос, ко­то­рый нуж­но под­нять. Когда вы об­ра­ща­е­тесь в Сов­без ООН и на­чи­на­е­те там про­дви­гать свои идеи, по­зи­тив в том, что международное со­об­ще­ство участ­ву­ет в этом вме­сте с ва­ми. Но обратная сто­ро­на ме­да­ли в том, что с по­мо­щью то­го же меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства вы рис­ку­е­те за­мо­ро­зить кон­фликт.

— И та­ких при­ме­ров в ми­ре до­ста­точ­но мно­го…

— К при­ме­ру, у ООН есть «зе­ле­ная ли­ния» на Ки­п­ре (де­мар­ка­ци­он­ная ли­ния, ко­то­рая раз­де­ля­ет остров на две ча­сти: гре­че­скую и ту­рец­кую. — Авт.) меж­ду се­вер­ной и юж­ной ча­стью ост­ро­ва. Ман­дат ООН на Ки­п­ре стар­то­вал с 1947 го­да (по­сле ту­рец­ко­го втор­же­ния. — Авт.). В Ли­ване вре­мен­ные си­лы ООН на­ча­ли дей­ство­вать с 1978 го­да (для вы­во­да из­ра­иль­ских сил с юга Ли­ва­на. — Авт.), и ман­дат до сих пор про­дол­жа­ет­ся. И в кон­це кон­цов, в со­ста­ве этих мис­сий есть мои зем­ля­ки из Ир­лан­дии, ко­то­рые при­хо­дят­ся вну­ка­ми тем, кто на­чи­нал слу­жить в на­ча­ле ман­да­та. По­это­му, когда мы го­во­рим о ми­ро­твор­че­ской мис­сии, ее ман­дат дол­жен быть вы­ве­рен до ме­ло­чей, в том чис­ле усло­вия и сро­ки, за ко­то­рые ми­ро­твор­цы долж­ны вый­ти с тер­ри­то­рии кон­флик­та. Пред­ло­же­ние Крем­ля по ми­ро­твор­цам, на мой вз­гляд, очень огра­ни­че­но и нуж­да­ет­ся в ра­ди­каль­ной до­ра­бот­ке.

— Но дья­вол, как все­гда, кро­ет­ся в де­та­лях…

— Со­вер­шен­но вер­но. Пу­тин хо­чет ру­ка­ми ми­ро­твор­цев еще раз по­ка­зать ми­ру, что это внут­рен­ний кон­фликт (как го­во­рит Москва, «граж­дан­ская вой­на». — Авт.) в Укра­ине, а не вой­на с Рос­си­ей. Имен­но по­это­му я и под­чер­ки­ваю, что ман­дат на ввод ми­ро­твор­цев очень ва­жен, и укра­ин­ско-рос­сий­скую гра­ни­цу так­же нуж­но брать под кон­троль. В про­тив­ном слу­чае нельзя ис­клю­чать, что Рос­сия не бу­дет пе­ре­бра­сы­вать тех­ни­ку и лич­ный со­став на Дон­басс во время или по­сле за­вер­ше­ния ман­да­та ра­бо­ты ми­ро­твор­че­ской мис­сии. И ко­неч­но же, нуж­но не до­пу­стить, что­бы ру­ка­ми меж­ду­на­род­ных ми­ро­твор­че­ских сил кон­фликт на Дон­бас­се за­мо­ро­зи­ли.

— А что на­счет ев­ро­пей­цев? Они со­гла­сят­ся от­пра­вить сво­их ми­ро­твор­цев на Дон­басс? Су­дя по ри­то­ри­ке Юн­ке­ра (гла­ва Ев­ро­ко­ми­сии. — Авт.), Укра­и­ну и в Ев­ро­со­ю­зе в бли­жай­шие 25 лет не ждут.

— Вас не долж­но это сби­вать с тол­ку. На это есть не­ко­то­рые объ­ек­тив­ные при­чи­ны. Во-пер­вых, Со­гла­ше­ние об ас­со­ци­а­ции уже под­пи­са­но, и на им­пле­мен­та­цию всех про­пи­сан­ных там тре­бо­ва­ний и усло­вий мо­жет уй­ти до 10 лет. Это до­ро­га ва­шей ев­ро­ин­те­гра­ции, ко­то­рая на­ча­лась, но еще не прой­де­на. Во-вто­рых, вы же ви­де­ли, как неожи­дан­но в Ни­дер­лан­дах про­шел ре­фе­рен­дум (в ап­ре­ле 2016 го­да в Ни­дер­лан­дах про­шел кон­суль­та­тив­ный ре­фе­рен­дум, бо­лее 60% про­го­ло­со­вав­ших ска­за­ли «нет» Ас­со­ци­а­ции с Укра­и­ной. — Авт.). Но, несмот­ря на нега­тив­ные ре­зуль­та­ты ре­фе­рен­ду­ма, Се­нат и пра­ви­тель­ство Ни­дер­лан­дов ре­ши­ли под­дер­жать Ас­со­ци­а­цию с Укра­и­ной, го­во­ря своим жи­те­лям, что Со­гла­ше­ние об ас­со­ци­а­ции — это не член­ство Укра­и­ны в ЕС. Когда гос­по­дин Юн­кер из­би­рал­ся на пост пре­зи­ден­та Ев­ро­ко­мис­сии па­ру лет на­зад, он ска­зал, что до 2020 го­да оче­ред­но­го рас­ши­ре­ния ЕС не бу­дет. И это было ска­за­но не только для Укра­и­ны, но и для Сер­бии, Чер­но­го­рии и дру­гих. Учи­ты­вая тот факт, что вы да­же не в ста­ту­се кан­ди­да­та на член­ство в ЕС, в от­ли­чие от Сер­бии. Я под­черк­ну, что по­ли­ти­ка нерас­ши­ре­ния до 2020 го­да — это не только часть из­би­ра­тель­ной кам­па­нии Юн­ке­ра. Он так­же учи­ты­ва­ет и то, что ес­ли объ­явить о вступ­ле­нии той или иной стра­ны в ЕС не в под­хо­дя­щий мо­мент, это не сра­бо­та­ет.

Че­рез гра­ни­цу Рос­сия пе­ре­бра­сы­ва­ет вой­ска

До­ро­га ин­те­гра­ции с ЕС на­ча­та, но не прой­де­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.