135 лет ве­ли­ко­му и пре­крас­но­му чу­ков­ско­му

Бла­го­да­ря этим дням мы по­лу­чи­ли зна­ме­ни­то­го Кор­нея Чу­ков­ско­го, так и не окон­чив­ше­го шко­лу, а так­же рай­ский, но за­губ­лен­ный ост­ров Пас­хи и ве­ли­ко­го влюб­лен­но­го

Segodnya (National) - - ХРОНОГРАФ -

Кор­ней­Чу­ков­ский свя­зан со все­ми яр­ки­ми, та­лант­ли­вы­ми, пе­ре­до­вы­ми, жиз­не­лю­би­вы­ми со­вре­мен­ни­ка­ми. Он вы­би­вал для них квар­ти­ры, по­мо­гал пе­ча­тать­ся, за­щи­щал, осво­бож­дал из-под аре­стов. Он до­жил до воз­рас­та, ко­то­рый при­ня­то на­зы­вать пре­клон­ным, ему шел 88 год, но он так и не до­стиг ста­ро­сти. Пря­мой и уве­рен­ной по­ход­кой ша­гал Кор­ней Ива­но­вич по Пе­ре­дел­ки­но. И окна его да­чи за­жи­га­лись пер­вы­ми, хо­тя стрел­ка ча­сов толь­ко на­прав­ля­лась к ше­сти утра. Он го­во­рил: «Ко­гда я бе­ру в ру­ки пе­ро, ме­ня не остав­ля­ет ил­лю­зия, что я все еще мо­ло­дой и мне не­дав­но ис­пол­ни­лось 20».

КУХАРКИН СЫН . Ав­тор «Мой­до­ды­ра», «Му­хи-цо­ко­ту­хи», «Та­ра­ка­ни­ща», «Бар­ма­лея», «Кро­ко­ди­ла», «Пу­та­ни­цы», «Фе­до­ри­но­го го­ря», «Те­ле­фо­на», «Кра­де­но­го солн­ца», «Ай­бо­ли­та» пе­ре­во­дил Мар­ка Тве­на, Ки­п­лин­га, Да­ни­э­ля Де­фо, в ме­му­а­рах рас­ска­зал о Горь­ком и Бло­ке, Ма­я­ков­ском и Ма­ка­рен­ко, Ко­ро­лен­ко и Лу­на­чар­ском, о Лео­ни­де Ан­дре­еве и Со­би­но­ве, о Жит­ко­ве и Квит­ко, о Не­кра­со­ве, До­сто­ев­ском и Че­хо­ве... Он был док­то­ром ли­те­ра­ту­ры Окс­форд­ско­го уни­вер­си­те­та.

Тем не ме­нее его ма­ма бы­ла пол­тав­ской кре­стьян­кой, от­цом — пе­тер­бург­ский сту­дент Эм­ма­ну­ил Со­ло­мо­но­вич Ле­вен­сон, в за­жи­точ­ной се­мье ко­то­ро­го ма­ма ра­бо­та­ла при­слу­гой. Не­рас­пи­сан­ны­ми они про­жи­ли око­ло трех лет. Рос­ла дочь Ма­ру­ся, но по­сле рож­де­ния Ни­ко­лая отец же­нил­ся «на ровне» и пе­ре­ехал в Ба­ку, где от­крыл «Пер­вое ти­по­граф­ское то­ва­ри­ще­ство», а ма­ма за­бра­ла дво­их де­тей и от­бы­ла в Одес­су. Из-за то­го, что у Чу­ков­ско­го «ни­ко­гда не бы­ло та­кой рос­ко­ши, как отец или хо­тя бы дед», по его сло­вам, в юно­сти он очень стра­дал, его да­же от­чис­ли­ли из гим­на­зии по за­ко­ну «о ку­хар­ки­ных де­тях», ко­то­рую он так и не окон­чил.

На шее у ма­те­ри не си­дел. К 16-ти го­дам дол­го­вя­зый несклад­ный под­ро­сток ушел из до­ма и за­ра­ба­ты­вал на жизнь в Иг­руш­ки и ра­бо­та. ар­те­ли ма­ля­ров, кра­ся кры­ши и за­бо­ры. Са­мо­об­ра­зо­вы­вал­ся в го­род­ской биб­лио­те­ке — чи­тал все под­ряд, учил ан­глий­ский язык. Чуть не по­пал в го­род­ские су­ма­сшед­шие: по­сто­ян­но риф­муя сти­хи, де­кла­ми­ро­вал их где угод­но, со­би­рая зе­вак. Со­чи­нял фи­ло­соф­ский трак­тат и да­же за­чи­ты­вал его двор­ни­ку. Ко­гда же его услы­шал друг дет­ства Вла­ди­мир Жа­бо­тин­ский, ра­бо­тав­ший в га­зе­те «Одес­ские но­во­сти», по­мог пуб­ли­ка­ции то­го в руб­ри­ке «Ин­те­рес­ная мысль». Так, с лег­кой ру­ки дру­га в 18 лет на­ча­лась жур­на­лист­ская ка­рье­ра бу­ду­ще­го пи­са­те­ля — его взя­ли обо­зре­вать куль­ту­ру. Имен­но то­гда Ни­ко­лай Кор­ней­чу­ков стал под­пи­сы­вать­ся псев­до­ни­мом — Кор­ней Чу­ков­ский. А от­че­ство он при­ду­мал.

АНГЛИ ЙСКИ Й ШОК . Жа­бо­тин­ский стал и сви­де­те­лем на сва­дьбе Чу­ков­ско­го и Ма­рии Гольд­фельд (за ней бу­дет уха­жи­вать Ма­я­ков­ский, го­стив­ший у них в Ку­ок­ка­ле). Посколь­ку в ре­дак­ции толь­ко Чу­ков­ский мог чи­тать ан­глий- ские и аме­ри­кан­ские га­зе­ты, его с мо­ло­дой же­ной ко­ман­ди­ро­ва­ли в Лон­дон. Ка­кой же шок он ис­пы­тал, ко­гда об­на­ру­жил, что не по­ни­ма­ет ан­глий­ских слов на слух! В са­мо­учи­те­ле не хва­та­ло стра­ниц с тран­скрип­ци­ей, и спец­кор не по­до­зре­вал, что сло­ва про­из­но­сят­ся ина­че, чем пи­шут­ся. Он про­дер­жал­ся пол­то­ра го­да. За ре­пор­та­жи го­но­ра­ры с ро­ди­ны по­сту­па­ли все ре­же, а за­тем пре­кра­ти­лись. Бе­ре­мен­ную же­ну при­шлось от­пра­вить об­рат­но в Одес­су. А «на хле­бу­шек» Чу­ков­ский под­ра­ба­ты­вал пе­ре­пиской ка­та­ло­гов в Бри­тан­ском му­зее. По­пут­но он про­чи­тал в ори­ги­на­ле Дик­кен­са и Тек­ке­рея.

БРОНЕНОСЕ Ц, РЕПИН И БИБЛИЯ . Вер­нул­ся в ре­во­лю­ци­он­ную Одес­су. Два­жды был на бро­не­нос­це «По­тем­кин», при­но­сил еду и пи­тье, за­би­рал пись­ма вос­став­ших мат­ро­сов близ­ким. Жур­на­ли­сти­кой про­дол­жил за­ни­мать­ся в Пе­тер­бур­ге, из­да­вал са­ти­ри­че­ский жур­нал «Сиг­нал». В 1906 го­ду они с же­ной по­се­ли­лись в фин­ской Ку­ок­ка­ле (ныне Ре­пи­но, ку­рорт­ный при­го­род Санкт- Пе­тер­бур­га), где про­жи­ли око­ло 10 лет и по­дру­жи­лись с Ре­пи­ным. Там Чу­ков­ский стал ве­сти ру­ко­пис­ный юмо­ри­сти­че­ский аль­ма­нах и вел его до кон­ца жиз­ни. На­зва­ние ему при­ду­мал Репин. От со­че­та­ния слов Чу­ков­ский и Ку­ок­ка­ла у Ре­пи­на ро­ди­лась «Чу­кок­ка­ла».

В Ку­ок­ка­ле у них бы­ва­ли мно­гие из­вест­ные лю­ди, го­стил и Максим Горь­кий, ко­то­рый ру­ко­во­дил то­гда из­да­тель­ством «Па­ру­са». По его ини­ци­а­ти­ве в 1916 го­ду Чу­ков­ский воз­гла­вил дет­ский от­дел это­го из­да­тель­ства. И бу­дучи уже ав­то­ри­тет­ным кри­ти­ком и вли­я­тель­ной лич­но­стью в ли­те­ра­ту­ре, он на­пи­сал первую сказ­ку для де­тей — «Кро­ко­дил». Он да­же от­ва­жил­ся на пе­ре­вод Би­б­лии для де­тей. Кни­гу «Ва­ви­лон­ская баш­ня и дру­гие биб­лей­ские пре­да­ния» на­пе­ча­та­ли, но ти­раж уни­что­жи­ли. В по­след­ние го­ды по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве Чу­ков­ский стро­ил дет­скую биб­лио­те­ку и счи­тал это од­ним из важ­ней­ших сво­их дел. По­хо­ро­нен Кор­ней Ива­но­вич Чу­ков­ский в Пе­ре­дел­ки­но на ма­лень­ком де­ре­вен­ском клад­би­ще.

Ко­гда Чу­ков­ский тво­рил, ощу­щал се­бя мо­ло­дым 31

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.