Лю­ци­фер: лю­би­мый враг бо­га и че­ло­ве­ка

Segodnya (National) - - ПЕРСОНА -

Да­вай­те

сра­зу до­го­во­рим­ся! Ес­ли вы че­ло­век с неустой­чи­вой пси­хи­кой или че­рес­чур кон­сер­ва­тив­ны, ес­ли вы не про­сто ве­ру­ю­щий, а имен­но фа­на­тич­но ве­ру­ю­щий хри­сти­а­нин, то луч­ше вам не чи­тать эту ста­тью, а сра­зу пе­ре­вер­нуть стра­ни­цу, дабы из­ба­вить се­бя от лиш­них вол­не­ний, а ме­ня — от лиш­них объ­яс­не­ний. Так бу­дет луч­ше для всех. Толь­ко без обид! Я ува­жаю ва­ши взгля­ды, но не уве­рен, что вы ува­жа­е­те взгля­ды лю­дей, не раз­де­ля­ю­щих ва­шу точ­ку зре­ния.

А те­перь я об­ра­ща­юсь к тем, кто остал­ся и про­дол­жа­ет чте­ние. Не осуж­дай­те ме­ня за то, что я по­со­ве­то­вал всем вы­ше­ука­зан­ным груп­пам лю­дей за­ра­нее по­ки­нуть об­ще­ство мо­их по­тен­ци­аль­ных чи­та­те­лей. Мое пред­ло­же­ние ни­сколь­ко не озна­ча­ет, буд­то я счи­таю их недо­стой­ны­ми или пре­зи­раю их. По­верь­те, это не так. Про­сто сие бы­ло сде­ла­но для об­ще­го бла­га. Хо­тя ко­го я пы­та­юсь об­ма­нуть — се­бя не об­ма­нешь! Как им не нуж­на моя ста­тья, так и мне, как ав­то­ру, от них ни­ка­ко­го тол­ку! Аб­со­лют­но! Мне ли не знать? Эта пуб­ли­ка неспо­соб­на мыс­лить ра­ци­о­наль­но, не опи­ра­ясь на при­выч­ные сим­во­лы и цен­но­сти, ис­тин­ное зна­че­ние ко­то­рых за­клю­ча­ет­ся в по­мо­щи. Да, в по­мо­щи! Ведь об­ман по­мо­га­ет жить, а вот ис­ти­на...

ЧТО ЕСТЬ ИС­ТИ­НА Ис­ти­на все­гда все услож­ня­ет. К то­му же тут при­дет­ся по­вто­рить клас­си­че­ское: «Что есть ис­ти­на?» Ну, ес­ли ис­ти­на в вине, то во мне ее бы­ло столь­ко — вам столь­ко не пе­ре­плыть! Но ес­ли се­рьез­но, то в том-то все и дело, что бе­лое дав­но ис­пач­ка­но до чер­но­ты, а чер­ное блед­не­ет от стра­ха быть раз­об­ла­чен­ным ра­но или позд­но. Про­дол­жая изъ­яс­нять­ся ал­ле­го­ри­че­ски, ска­жу: бе­да в том, что волк слиш­ком дав­но пря­чет­ся в ове­чьей шку­ре, и мы неспо­соб­ны по­ве­рить то­му, кто уве­ря­ет нас: «О, об­ма­ну­тые, хо­ти­те уни­что­жить хищ­но­го злоб­но­го зве­ря? Взрежь­те брю­хо крот­кой невин­ной ов­це!» Но в это так слож­но по­ве­рить! Ведь зло, при­ки­нув­шись невин­ной овеч­кой, до та­кой сте­пе­ни ми­ло и крот­ко... А все­му пло­хо­му, страш­но­му и зло­му сле­ду­ет и вы­гля­деть дья­воль­ски ужас­но. И на­обо­рот — все доб­рое и хо­ро­шее долж­но быть ан­гель­ски пре­крас­но. Но ведь тот же дья­вол — все­го лишь пад­ший ан­гел! Вы, небось, об этом в кур­се. И к сло­ву ска­зать, да­же за­рож­де­ние церк­вей и их по­яв­ле­ние — это дело рук дья­во­ла. Это его идея. И со­гла­си­тесь, дья­воль­ски хит­ра! Впро­чем, воз­мож­но, его и здесь окле­ве­та­ли. Не моя мысль: мно­гие сме­лые умы пред­по­ла­га­ли, что ис­тин­ная ве­ра в церк­ви и цер­ков­ных об­ря­дах не нуж­да­ет­ся. Но Бог с ни­ми, с церк­вя­ми. Се­год­ня я хо­чу по­го­во­рить не о Том, Ко­му в них яко­бы воз­но­сят хва­лу и по­ют осан­ну. На­про­тив! Се­год­ня мне бы хо­те­лось по­го­во­рить о его так на­зы­ва­е­мом про­тив­ни­ке. Да, се­год­ня я, что на­зы­ва­ет­ся, вы­сту­паю, а вер­нее, по­про­бую вы­сту­пить в ро­ли ад­во­ка­та дья­во­ла, бук­валь­но. В са­мом что ни на есть пря­мом смыс­ле. Ко­неч­но, оправ­дать его у ме­ня нет ни еди­но­го шан­са. Но по­про­бо­вать­то мож­но. Пред­ла­гаю вме­сте со мной разо­брать­ся, яв­ля­ет­ся ли аб­со­лют­ное зло та­ким уж злом и та­ким уж аб­со­лют­ным. Нель­зя же во все, что так дол­го вну­ша­лось нам боль­шин­ством, ве­рить сле­по и без­ого­во­роч­но! А по­го­во­рить? Не ду­маю, что­бы Гос­подь был про­тив та­ко­го раз­би­ра­тель­ства! Итак: пред­ста­вим се­бе, что мы в за­ле су­да. И мой под­за­щит­ный — Князь Ть­мы, пад­ший ан­гел Лю­ци­фер. Или вам хо­чет­ся, что­бы я на­звал имя, дан­ное ему не Бо­гом, а людь­ми? А имен­но — Са­та­на? Пусть так! Дело же не в име­ни, в кон­це кон­цов!

СУДЬИ КТО? Для на­ча­ла — во­прос в те­му, хоть и за­дан­ный дав­ным-дав­но умер­шим клас­си­ком. «А судьи кто?!» На дан­ный мо­мент в чис­ле об­ви­ни­те­лей, а так­же сви­де­те­лей, и да­же сре­ди чи­та­те­лей, ис­пол­ня­ю­щих роль при­сяж­ных за­се­да­те­лей, я ви­жу та­ких же су­ществ, как я. Все они все­го лишь лю­ди. И толь­ко Максим Горь­кий мог все­рьез утвер­ждать, буд­то че­ло­век — это зву­чит гор­до. Мо­жет, Горь­кий льстил пред­ста­ви­те­лям ро­да че­ло­ве­че­ско­го? Или у ле­ген­дар­но­го «Бу­ре­вест­ни­ка ре­во­лю­ции» бы­ли яв­ные про­бле­мы со слу­хом из-за гро­ма ба­ра­ба­нов и ли­тавр. Не суть важ­но! Ему хо­те­лось ве­рить! И пусть эту кра­си­вую фра­зу про­воз­гла­шал нетрез­вый и опу­стив­ший­ся оби­та­тель гряз­ной ноч­леж­ки по фа­ми­лии, к сло­ву ска­зать, Са­тин. Ему мно­гие по­спе­ши­ли по­ве­рить. Да, под­твер­жда­ли они, че­ло­век — зву­чит гор­до. Хо­тя смот­ря ка­кой че­ло­век… Один зву­чит гор­до, дру­гой — горь­ко.

Раз по­шла та­кая тема, да­вай­те­ка для раз­но­об­ра­зия вы по­слу­ша­е­те дру­го­го зна­то­ка и «ин­же­не­ра че­ло­ве­че­ских душ», не име­ю­ще­го при­выч­ки лгать и льстить че­ло­ве­че­ско­му ро­ду. Вот его сло­ва: «Исто­рия че­ло­ве­че­ства есть не что иное, как ку­ча за­го­во­ров, смут, пре­да­тельств, убийств, из­би­е­ний, ре­во­лю­ций, войн и вы­сы­лок, яв­ля­ю­щих­ся худ­шим ре­зуль­та­том жад­но­сти, пар­тий­но­сти, ли­це­ме­рия, ве­ро­лом­ства, же­сто­ко­сти, безу­мия, нена­ви­сти, за­ви­сти, сла­сто­лю­бия, зло­бы и че­сто­лю­бия»...

Это еще цве­точ­ки по­ка! А вот даль­ше: «И все это не мо­жет не при­ве­сти ме­ня к за­клю­че­нию, что лю­ди есть не что иное, как ужас­ная по­ро­да ма­лень­ких от­вра­ти­тель­ных га­дов, са­мых зло­вред­ных из всех, ка­кие ко­гда­ли­бо пол­за­ли по зем­ной по­верх­но­сти!» Ка­ков ма­стер, не прав­да ли? К ва­ше­му све­де­нию, ав­тор этих слов — зна­ме­ни­тый ли­те­ра­тор, са­ти­рик, мыс­ли­тель, де­кан церк­ви Джо­на­тан Свифт. А ведь мрач­ный са­ти­рик жил не в са­мое страш­ное вре­мя. Ин­те­рес­но, что бы он ска­зал о лю­дях по­сле всех ужа­сов Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, по­сле кош­ма­ров и мас­со­вых убийств Вто­рой? Знай он о Хо­ло­ко­сте, о ге­но­ци­де, о Хи­ро­си­ме и На­га­са­ки — ка­ким бы то­гда был его су­ро­вый при­го­вор че­ло­ве­ку?

За­бав­но! Мы со­би­ра­ем­ся су­дить вра­га ро­да че­ло­ве­че­ско­го, за­быв, что мы са­ми се­бе наи­худ­шие и без­жа­лост­ные вра­ги. «Че­ло­век че­ло­ве­ку волк», — на­ста­и­вал один ан­глий­ский мыс­ли­тель. Прав­да, вско­ре у него от­ня­ли воз­мож­ность мыс­лить, от­ру­бив ему го­ло­ву. Пра­во сло­во, мой под­за­щит­ный вслед за ма­лень­ким ге­ро­ем из­вест­но­го анек­до­та мог бы спра­вед­ли­во воз­му­тить­ся, вос­клик­нув: «И эти лю­ди за­пре­ща­ют мне ко­вы­рять­ся в но­су!» Лю­ди, че­ло­ве­ки, вы толь­ко вду­май­тесь! «О срам люд­ской, со­гла­сие ца­рит меж бе­сов про­кля­тых, но че­ло­век, со­зна­ньем об­ла­да­ю­щая тварь, чи­нит раз­дор с по­доб­ны­ми се­бе, хо­тя на ми­ло­сер­дие небес на­де­ять­ся он впра­ве и за­вет Гос­под­ний зна­ет, веч­ный мир хра­нит. Жи­вет он в нена­ви­сти и враж­де, опу­сто­ша­ют зем­лю пле­ме­на без­жа­лост­ны­ми вой­на­ми, неся друг дру­гу ис­треб­ле­нье».

Мне мо­гут воз­ра­зить при­мер­но так: «Про­те­стую! К ва­ше­му све­де­нью, гос­по­дин за­щит­ник, се­год­ня мы су­дим не лю­дей!» И то­гда я бу­ду вы­нуж­ден от­ве­тить мно­го­зна­чи­тель­но: «Как знать, дру­зья мои, как знать».

И да­лее я мо­гу умолк­нуть во­все, ибо... Ибо ум­но­му до­ста­точ­но. Но ведь и сре­ди чи­та­те­лей раз­ные лю­ди мо­гут ока­зать­ся. По­это­му я бу­ду вы­нуж­ден со­гла­сить­ся.

ПА­ДЕ­НИЕ Тра­ди­ци­он­ная хри­сти­ан­ская тео­ло­гия от­но­сит эти сло­ва к мя­те­жу и па­де­нию Са­та­ны. Дело, де­скать, бы­ло так: один из са­мых при­бли­жен­ных к Гос­по­ду ан­гел вос­стал про­тив Бо­га, за что был из­гнан с Небес и низ­вер­жен в ад. Как? И это все? Да быть та­ко­го не мо­жет! Но увы!

Вру­бель. «Де­мон — дух не столь­ко злоб­ный, сколь­ко стра­да­ю­щий и скорб­ный; дух власт­ный, ве­ли­ча­вый»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.