«НЕТ СВОБОДНОЙ ПОЛЬ­ШИ БЕЗ СВОБОДНОЙ УКРА­И­НЫ»

Пре­зи­дент Поль­ши в 1990—1995 го­дах рас­ска­зал «Се­год­ня» о том, как Поль­ше уда­лось из­ба­вить­ся от гне­та СССР, по­че­му НАТО не хо­чет брать к се­бе Укра­и­ну, и о том, как Укра­ине и Поль­ше нуж­но от­но­сить­ся к ис­то­ри­че­ским ошиб­кам про­шло­го

Segodnya (National) - - УКРАИНА - ВИ­ТА­ЛИЙ ЛИТВИН

— Гос­по­дин Ва­лен­са, и Поль­ша, и Укра­и­на име­ют об­щее со­ци­а­ли­сти­че­ское про­шлое. Все пом­нят, ка­кой бы­ло Поль­ша в 1990-х по­сле рас­па­да ком­му­ни­сти­че­ско­го ла­ге­ря: ин­фля­ция, де­фи­цит, неопре­де­лен­ность. То­гда Укра­и­на и укра­ин­цы вез­ли на про­да­жу все — от пи­шу­щих ру­чек до чуть ли не дви­га­те­лей к ра­кет­ным ком­плек­сам. Про­шло вре­мя. Где сей­час Поль­ша, а где Укра­и­на...

— Ни­кто не ве­рил, что ком­му­низм так быст­ро рух­нет. Мы тут, во внут­рен­них стра­нах, не бы­ли го­то­вы, но и За­пад то­же не был го­тов. По­это­му по жи­во­му ор­га­низ­му им­про­ви­зи­ру­ем. Ху­до-бед­но у нас это по­лу­ча­ет­ся. Укра­и­на же бы­ла в еще худ­шем по­ло­же­нии, по­сколь­ку бы­ла очень за­ви­си­ма от Рос­сии. И от­ру­ба­ние все­го это­го мно­го сто­и­ло. Са­мое худ­шее по­ло­же­ние бы­ло у тех, кто был наи­бо­лее ско­опе­ри­ро­ван, тех, кто наи­бо­лее свя­зан, у тех си­ту­а­ция бы­ла пла­чев­ная. Сле­до­ва­тель­но, Укра­и­на име­ет боль­ше про­блем, чем мы в Поль­ше.

— В 2004 го­ду Поль­ша ста­ла чле­ном Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за. В Укра­ине же в 2004-м про­изо­шел пер­вый Май­дан. Ка­за­лось: вот он шанс. Но он ис­поль­зо­ван не был. Спу­стя го­ды Укра­и­на и ЕС ра­ти­фи­ци­ро­ва­ли со­гла­ше­ние об Ас­со­ци­а­ции, что все еще не яв­ля­ет­ся пол­но­прав­ным член­ством. Ныне на во­сто­ке Укра­и­ны — вой­на, часть тер­ри­то­рии ан­нек­си­ро­ва­на Рос­си­ей. В Ев­ро­со­ю­зе го­во­рят: «Дру­зья, для член­ства по­ка ра­но». А как вы счи­та­е­те?

— Су­ще­ству­ет две фи­ло­со­фии. Од­ни го­во­рят: «По­ста­рай­тесь вы­ров­нять, что воз­мож­но, и толь­ко по­том при­со­еди­ни­тесь». И в кон­це отыг­рать гим­ны. Дру­гие го­во­рят: «Нет! Открыть! Кто вы­жи­вет, тот жить бу­дет». Ка­кая из них луч­ше? Мо­гу ска­зать, что Поль­ша бы­ла немно­го даль­ше, ме­нее за­ви­се­ла от Рос­сии, ей мож­но бы­ло рань­ше при­со­еди­нить­ся к Ев­ро­со­ю­зу, как в пер­вой кон­цеп­ции. Укра­и­на — боль­шая стра­на. И силь­но за­ви­си­ма от Рос­сии. По­это­му с ней труд­нее. Ев­ро­па не в со­сто­я­нии впи­тать та­кую стра­ну. Ко­гда я был пре­зи­ден­том Поль­ши, я ра­бо­тал так же мно­го, как для Укра­и­ны, как и для Поль­ши. В Ка­на­де, в Бра­зи­лии раз­го­ва­ри­вал с раз­ны­ми ва­ши­ми зем­ля­ка­ми, го­то­вил их к то­му, что­бы всту­па­ли вме­сте в Ев­ро­со­юз. Но я про­иг­рал вы­бо­ры. Те, кто при­шел к вла­сти, по­сту­пи­ли ина­че, и про­цесс за­глох. Но мы долж­ны бы­ли всту­пать в Ев­ро­со­юз вме­сте. Укра­и­на и да­же Беларусь. Но у Бе­ла­ру­си еще тя­же­лее си­ту­а­ция, она еще силь­нее за­ви­сит от Рос­сии. Мой дед ме­ня учил, по­том отец, что нет свободной Поль­ши без свободной Укра­и­ны. У ме­ня это в кро­ви, в вос­пи­та­нии. По­это­му я де­лал все для то­го, что­бы все вме­сте по­шли вме­сте (в Ев­ро­со­юз. — Авт.). Но, к со­жа­ле­нию, не уда­лось.

— В про­шлом го­ду во вре­мя про­ве­де­ния Сам­ми­та НАТО в Вар­ша­ве про­бле­ме Укра­и­ны бы­ла вы­де­ле­на от­дель­ная дис­кус­сия. Несмот­ря на под­держ­ку со сто­ро­ны Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­го Альян­са, Укра­ине на во­прос о член­стве в бло­ке от­ве­ти­ли: «Не вре­мя». А ведь Укра­и­на, по су­ти, со­бой оста­но­ви­ла рас­про­стра­не­ние агрес­сии се­вер­но­го непред­ска­зу­е­мо­го со­се­да. На­сколь­ко адек­ват­на сей­час по­мощь бло­ка НАТО Укра­ине?

— Оче­вид­но, что нет. Ес­ли бы моя мысль о на­шем сов­мест­ном вступ­ле­нии в ЕС бы­ла ре­а­ли­зо­ва­на, то, по­нят­ное де­ло, Рос­сия бы­ла бы сей­час дез­ор­га­ни­зо­ва­на. Но мне не уда­лось, а За­пад как-то не очень под­хо­дил к это­му во­про­су. Но все слож­но — Рос­сия де­ла­ет все, что­бы не от­пу­стить Укра­и­ну. По­это­му это очень рис­ко­ван­но (член­ство Укра­и­ны в НАТО. — Авт.). Хо­тя, ес­ли бы в Ев­ро­пе сей­час бы­ло боль­ше муж­чин, то это ре­ше­ние бы­ло бы при­ня­то. Увы, там по­ка не го­то­вы к та­ким муж­ским ре­ше­ни­ям. Но ес­ли бы от ме­ня за­ви­се­ло, я бы сде­лал все, что­бы Укра­и­на бы­ла чле­ном НАТО.

— В свое вре­мя Укра­и­на от­ка­за­лась от ста­ту­са ядер­но­го го­су­дар­ства вза­мен на непри­кос­но­вен­ность и це­лост­ность сво­ей тер­ри­то­рии. Че­го сде­ла­но не бы­ло. Ка­кой же смысл этой до­го­во­рен­но­сти?

— Я, на­вер­ное, един­ствен­ный, кто име­ет пре­тен­зии к тем, кто под­пи­сы­вал то со­гла­ше­ние, в том чис­ле и Поль­ша, и Со­еди­нен­ные Шта­ты, и дру­гие стра­ны. Мы же да­ли га­ран­тии Укра­ине. Но, по­лу­ча­ет­ся, мы пре­да­ли Укра­и­ну! Та­кой уж есть мир: од­но го­во­рит­ся, дру­гое де­ла­ет­ся. Те­перь мы долж­ны сде­лать все, что­бы эту ошиб­ку ис­пра­вить. И сде­лать все, что­бы как мож­но быст­рее вмон­ти­ро­вать Укра­и­ну в Ев­ро­пу.

— В од­ном из ин­тер­вью поль­ско­му из­да­нию вы при­зва­ли Поль­шу во­ору­жить­ся ядер­ным ору­жи­ем. Вы дей­стви­тель­но счи­та­е­те, что сей­час это воз­мож­но?

— У ми­ра столь­ко ору­жия, что мож­но один­на­дцать раз Зем­лю уни­что­жить. За­чем нам даль­ше во­ору­жать­ся, ес­ли две­на­дца­то­го ра­за мо­жет и не быть? Но раз есть столь­ко ору­жия, раз­ме­щен­но­го в раз­ных ме­стах, и есть угро­за, то да­вай­те пе­ре­не­сем эту «бронь» сю­да, что­бы бы­ло мень­ше угроз. Не хо­тим по­ку­пать, не хо­тим со­зда­вать ору­жие, хо­тим толь­ко, что­бы Рос­сия ви­де­ла и дру­гие стра­ны, что тут шут­ки за­кон­чат­ся. Ес­ли по­гиб­нем, то по­гиб­нем все. И Рос­сия то­же. Но это все — ис­клю­чи­тель­но в кон­цеп­ции обо­ро­ны, а не ата­ки. Что­бы это ору­жие дей­стви­тель­но нас обо­ро­ня­ло, не да­ва­ло воз­мож­но­сти на­пасть на Укра­и­ну и на дру­гие стра­ны.

— Недав­но Ев­ро­со­юз ли­бе­ра­ли­зо­вал ви­зо­вый ре­жим с Укра­и­ной. Не сек­рет, что и до это­го ре­ше­ния в ЕС, и в част­но­сти в Поль­ше, ра­бо­та­ли мно­гие укра­ин­цы. А по­сле вве­де­ния без­ви­за ко­ли­че­ство укра­ин­цев в Поль­ше еще уве­ли­чи­ва­ет­ся. Фак­ти­че­ски, укра­ин­цы участ­ву­ют в по­вы­ше­нии поль­ской эко­но­ми­ки, уве­ли­чи­ва­ют ВВП и ин­ве­сти­ци­он­ную при­вле­ка­тель­ность Поль­ши. На фоне это­го на­сто­ра­жи­ва­ет ан­ти­укра­ин­ская ри­то­ри­ка в Поль­ше...

— Все это — про­шлое. Мы сде­ла­ли мно­го оши­бок, и они те­перь до­вле­ют над на­ми. Их пом­нят на­ши де­ды. Нам труд­но ото­рвать­ся от это­го нехо­ро­ше­го про­шло­го. Долж­ны прой­ти го­ды, что­бы по­нять: чем луч­ше ра­бо­та­ем, тем луч­ше для нас. А ес­ли ссо­рим­ся, то кто-то на нас за­ра­ба­ты­ва­ет. Я сде­лал вы­вод: что мы (Укра­и­на и Поль­ша. — Ред.) об­ре­че­ны друг на дру­га, и мы долж­ны сде­лать все, что­бы этот про­цесс был при­ят­ным.

— 24 ав­гу­ста Укра­и­на от­празд­но­ва­ла День Неза­ви­си­мо­сти. Что бы вы по­же­ла­ли про­стым укра­ин­цам, а так­же власть иму­щим?

— Что­бы все мы ис­поль­зо­ва­ли шанс — он все­гда есть. Что­бы мы между со­бой по­ла­ди­ли. И же­лаю, что­бы укра­ин­цы по­ла­ди­ли как внут­ри стра­ны, так и со сво­и­ми со­се­дя­ми.

Укра­и­ну, как мож­но ско­рее, нуж­но вмон­ти­ро­вать в ЕС Я бы сде­лал все, что­бы Укра­и­на бы­ла чле­ном НАТО

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.