«сбра­сы­ва­ешь бро­не­жи­лет — и буд­то па­ришь в воз­ду­хе»

Segodnya (National) - - СПОРТ - Эду­ард кин­зер­ский

— Бо­г­дан, ты вы­рос в До­нец­ке. Пом­нишь, ко­гда са­мый пер­вый раз смот­рел за иг­рой «Шах­те­ра» вжи­вую?

— Ко­гда по­сту­пил в ДЮСШОР, это еще до клуб­ной Ака­де­мии бы­ло, ча­сто хо­дил на мат­чи пер­вой ко­ман­ды. Бы­ва­ло, нас и в ка­че­стве бол­бо­ев при­вле­ка­ли. Пом­ню, на­при­мер, по­да­вал мя­чи, ко­гда «Шах­тер» в Ли­ге чем­пи­о­нов обыг­рал лон­дон­ский «Ар­се­нал» — 3:0 (но­ябрь 2000 го­да. — Авт.). Хо­ро­шая то­гда бы­ла ко­ман­да: Зу­бов, Ти­мо­щук, Во­ро­бей, Атель­кин, Вирт в во­ро­тах. Мне по­сле то­го мат­ча осо­бен­но силь­но за­хо­те­лось иг­рать в «Шах­те­ре».

— А пом­нишь, на что ты по­тра­тил свою са­мую первую фут­боль­ную зар­пла­ту?

— Ну, это бы­ла еще не зар­пла­та, а сти­пен­дия, ко­то­рую нам пла­ти­ли в Ака­де­мии. В 2005 го­ду, ко­гда я ту­да по­сту­пил, мне пла­ти­ли что-то по­ряд­ка 420—425 гри­вен, сей­час уже точ­но не вспом­ню. А са­мые пер­вые по­лу­чен­ные день­ги я по­тра­тил на по­куп­ку класс­ных бутс. Но мо­их денег не хва­ти­ло, еще и ро­ди­те­ли до­ба­ви­ли.

— А ко­гда ты дал свое са­мое пер­вое ин­тер­вью?

— Так сра­зу и не вспом­нишь ( за­ду­мав­шись). Ско­рее все­го, это слу­чи­лось во вре­мя юно­ше­ско­го Ев­ро-2009 в До­нец­ке, где мы ста­ли чем­пи­о­на­ми.

— Но для те­бя тот тур­нир вы­дал­ся ско­ро­теч­ным — все­го две иг­ры в груп­пе, по­том се­рьез­ная трав­ма.

— Да, в пер­вой иг­ре тур­ни­ра, про­тив Сло­ве­нии, я за­ме­нил Люль­ку, по­рвав­ше­го «кре­сты». А уже в сле­ду­ю­щей иг­ре, с Ан­гли­ей, и сам по­лу­чил раз­рыв бо­ко­вой связ­ки ко­ле­на. У нас во­об­ще на том чем­пи­о­на­те про­сто эпи­де­мия травм бы­ла, ка­кой-то злой рок. Трав­ма — это во­об­ще все­гда обид­ное де­ло. Смот­ришь фут­бол с три­бу­ны, пе­ре­жи­ва­ешь за ре­бят, а по­мочь ни­чем не мо­жешь. А в мо­ем слу­чае бы­ло обид­но вдвойне: мат­чи ведь про­хо­ди­ли до­ма, в До­нец­ке, на ста­ди­он ме­ня при­хо­ди­ли под­дер­жать ро­ди­те­ли, дру­зья, а я — не на по­ле, а в ла­за­ре­те.

— Ты де­бю­ти­ро­вал в Пре­мьер­ли­ге в се­зоне-2010/11, вы­сту­пая на пра­вах арен­ды за «Во­лынь». В это же вре­мя там за­кан­чи­вал ка­рье­ру Вла­ди­слав Ва­щук. Смот­рел на ле­ген­ду сни­зу вверх или ста­рал­ся вести се­бя как с рав­ным?

— Ко­неч­но, я к нему от­но­сил­ся очень ува­жи­тель­но. На тре­ни­ров­ках с ним ра­бо­та­лось очень ин­те­рес­но. Он у нас то­гда был, по су­ти, иг­ра­ю­щим тре­не­ром, та­ким дядь­кой для нас: сле­дил за Большие пе­ре­ме­ны. на­ми и на по­ле, и в бы­ту. В каж­дой ко­ман­де дол­жен быть та­кой че­ло­век. Для мо­ло­дых это очень важ­но и нуж­но — все­гда иметь пе­ред со­бой та­кой при­мер для под­ра­жа­ния.

— Мно­го при­хо­ди­лось слы­шать о необыч­ных ме­то­дах, при­ме­ня­е­мых Ви­та­ли­ем Квар­ця­ным на тре­ни­ров­ках «Во­лы­ни». Это прав­да, что он вас в бро­не­жи­ле­тах за­став­лял бе­гать?

— Да, бы­ло. Я та­кое на се­бе то­же про­чув­ство­вал. Но у ме­ня с «фи­зи­кой» все­гда был по­ря­док, по­это­му ка­ким-то шо­ком это не ста­ло. Тем бо­лее, мы ведь не всю тре­ни­ров­ку в бро­ни­ках па­ха­ли, на­де­ва­ли их, толь­ко ко­гда бе­жа­ли трех­ки­ло­мет­ро­вый кросс по ле­су.

— И по­том в иг­рах дей­стви­тель­но по­яв­ля­лась лег­кость?

— Да она сра­зу же во вре­мя тре­ни­ро­вок по­яв­ля­лась ( улы­ба­ет­ся). Сбра­сы­ва­ешь бро­не­жи­лет, на­чи­на­ешь иг­ро­вые упраж­не­ния, и та­кое чув­ство, что но­ги зем­ли во­об­ще не ка­са­ют­ся, как буд­то в воз­ду­хе па­ришь. Но по­том по­след­ствия этих на­гру­зок все­та­ки да­ва­ли о се­бе знать, осо­бен­но спи­на «под­са­жи­ва­лась».

— Мож­но ска­зать, что из всех ко­манд, где ты иг­рал, имен­но у Квар­ця­но­го бы­ли са­мые тя­же­лые тре­ни­ров­ки?

— Я бы не ска­зал. Ни­ко­лай Пет­ро­вич Пав­лов в «Ильи­чев­це» нас то­же при­лич­но на­гру­жал, осо­бен­но на сбо­рах. Он очень лю­бил бе­го­вой тест Ку­пе­ра (за 12 ми­нут тре­бу­ет­ся про­бе­жать как мож­но боль­шее рас­сто­я­ние. — Авт.). При этом су­ще­ство­ва­ла си­сте­ма по­ощ­ре­ний и на­ка­за­ний: трое по­ка­зав­ших са­мые худ­шие ре­зуль­та­ты пла­тят трем пер­вым. Фи­гу­ри­ро­ва­ли сум­мы в $200—300. Я то­же па­ру раз вы­иг­ры­вал, пла­тить же са­мо­му не при­хо­ди­лось. На­вер­ное, по­сле «Во­лы­ни» мне бы­ло чуть лег­че, чем осталь­ным ( улы­ба­ет­ся).

— За глав­ную сбор­ную стра­ны ты де­бю­ти­ро­вал в сен­тяб­ре 2011 го­да, в то­ва­ри­ще­ском мат­че с Уруг­ва­ем в Харь­ко­ве, чет­вер­той ко­ман­дой ми­ра по ито­гам ЧМ-2010. Про­тив ко­го-то при­шлось иг­рать пер­со­наль­но?

— Про­тив ме­ня на флан­ге то­гда иг­рал Кри­сти­ан Род­ри­гес из мад­рид­ско­го «Ат­ле­ти­ко». Не­про­сто мне, ко­неч­но, при­шлось. Но ес­ли на­стра­и­вать­ся на опре­де­лен­ную иг­ру и вы­кла­ды­вать­ся по мак­си­му­му, то мож­но со все­ми иг­рать.

— Ты иг­ра­ешь в «Шах­те­ре» под вто­рым но­ме­ром. Для те­бя он с чем-то свя­зан или ты взял то, что пред­ло­жи­ли?

— Ни с чем не свя­зан, про­сто был сво­бод­ный но­мер, ко­то­рый счи­та­ет­ся клас­си­че­ским для пра­во­го за­щит­ни­ка, как «еди­ни­ца» для вра­та­ря.

— А зна­ешь, что твой но­мер боль­ше 10 лет был в ко­ман­де бес­хоз­ным: по­сле ухо­да в 2005-м ру­мы­на Кос­ми­на Бэр­ке­уа­на его так ни­кто и не брал?

— Да, я слы­шал об этом. Но это и неуди­ви­тель­но. Ведь все это вре­мя ос­нов­ным пра­вым за­щит-

ни­ком в «Шах­те­ре» был Ср­на, а он все­гда иг­рал под 33-м но­ме­ром.

— А ко­го ты счи­та­ешь луч­шим пра­вым за­щит­ни­ком в ми­ро­вом фут­бо­ле?

— Не бу­ду ори­ги­наль­ни­чать: мне очень нра­вит­ся Да­ни Ал­вес.

— В этом го­ду ты спус­кал­ся на День шах­те­ра в шах­ту и там да­же по­на­би­вал мяч. Пом­нишь, в ка­ких са­мых слож­ных усло­ви­ях те­бе при­хо­ди­лось про­во­дить ре­аль­ный матч?

— Пом­ню, как сей­час, эту иг­ру: я с «Во­лы­нью» при­е­хал иг­рать в Лу­ганск про­тив «За­ри». По­ля там, мож­но ска­зать, во­об­ще не бы­ло. Ле­жал слой мок­ро­го сне­га, а под ним — про­сто лед, и ни­ка­ко­го на­ме­ка на тра­ву. Не­по­нят­но, по­че­му тот матч не пе­ре­нес­ли, но иг­рать бы­ло во­об­ще невоз­мож­но.

— Под зем­лей ты по­бы­вал. А ка­кие еще экс­тре­маль­ные шту­ки ты ис­про­бо­вал в сво­ей жиз­ни? Воз­мож­но, прыж­ки с па­ра­шю­том?

— Од­но вре­мя лю­бил гор­ные лы­жи. Но по­том ска­зал се­бе: «Хва­тит!» По­то­му как это очень рис­ко­ван­ное увле­че­ние. Сде­лал нелов­кое дви­же­ние — и мо­жешь по­лу­чить трав­му.

— А вот на сбо­рах пе­ред Ев­ро2016 тре­не­ры сбор­ной Укра­и­ны про­во­ди­ли сре­ди вас со­рев­но­ва­ния по кар­тин­гу. Там у те­бя успе­хи бы­ли?

— Да, и непло­хие: вы­шел в фи­нал и за­нял ито­го­вое тре­тье ме­сто.

Осо­бен­но за­хо­тел иг­рать в «Шах­те­ре» по­сле их по­бе­ды над «Ар­се­на­лом» в ЛЧ

— Ты как-то го­во­рил, что мно­гое в ка­рье­ре фут­бо­ли­ста ре­ша­ет же­на. Сам-то дав­но же­нил­ся?

— Два с по­ло­ви­ной го­да на­зад, но зна­ко­мы с же­ной уже лет 9 или 10. Мы с Ка­тей зем­ля­ки, оба родом из Кон­стан­ти­нов­ки, но еще детьми пе­ре­еха­ли в До­нецк, там уже и позна­ко­ми­лись — жи­ли в од­ном рай­оне. — Су­пру­га на ста­ди­он ча­сто хо­дит?

— Нет, сей­час ей не до это­го. Все вре­мя от­ни­ма­ет ре­бе­нок — сыну сей­час год и три ме­ся­ца. Ня­ня ня­ней, но ве­че­ра­ми, я счи­таю, с ре­бен­ком долж­на на­хо­дить­ся ма­ма. — Как зо­вут на­след­ни­ка?

— Ми­лан.

— Не­обыч­но. По­че­му имен­но так?

— У Ан­дрея Пя­то­ва од­ну из до­че­рей зо­вут Ми­ла­на. Нам с же­ной это имя очень по­нра­ви­лось. Ре­ши­ли, ес­ли ро­дит­ся де­воч­ка, на­зо­вем ее имен­но так. Но ро­дил­ся маль­чик, и стал Ми­ла­ном.

— Да­рио Ср­на по из­вест­ным при­чи­нам при­оста­но­вил свои вы­ступ­ле­ния за «Шах­тер», и ты по­лу­чил ме­сто в ос­но­ве. На­вер­ня­ка ис­пы­тал двой­ствен­ные чув­ства?

— Мне, ко­неч­но, бы­ло очень жаль, что с Да­рио это про­изо­шло. Все мы лю­ди, се­го­дня ты иг­ра­ешь, а завтра — трав­ма, или, не дай бог, ка­кое-то несча­стье в се­мье, или что-то еще. По­это­му в та­кой си­ту­а­ции мы все ста­ра­ем­ся под­дер­жать Да­рио. А то, что из-за слу­чив­ше­го­ся те­перь на ме­ня воз­ло­же­ны обя­зан­но­сти ос­нов­но­го пра­во­го за­щит­ни­ка «Шах­те­ра», то я, ес­ли чест­но, это­го до кон­ца еще не осо­знал. Это так быст­ро все про­изо­шло.

— А во­об­ще Ср­на на пра­вах стар­ше­го и бо­лее опыт­но­го парт­не­ра да­вал те­бе ка­кие-то со­ве­ты и на­став­ле­ния, как лучше дей­ство­вать на этой по­зи­ции в «Шах­те­ре»?

— Спе­ци­аль­но та­кие раз­го­во­ры не ве­лись, хо­тя, ко­неч­но, бы­ва­ли мо­мен­ты на тре­ни­ров­ках, ко­гда Да­рио по­ка­зы­вал мне, как лучше от­крыть­ся, как и ку­да от­дать пе­ре­да­чу. Но это бы­ли чи­сто ра­бо­чие мо­мен­ты.

— Од­но из тво­их силь­ных ка­честв — под­клю­че­ние к ата­кам с по­сле­ду­ю­щей пе­ре­да­чей в штраф­ную. Но скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что эту твою функ­цию в клу­бе ис­поль­зу­ют не так ча­сто, как у Ср­ны. Та­ко­ва уста­нов­ка Фон­се­ки — боль­ше вни­ма­ния уде­лять за­щи­те?

— Нет, ни­ка­ких уста­но­вок нет. Я сам ста­ра­юсь дей­ство­вать бо­лее ак­ку­рат­но, что­бы не воз­ни­ка­ло про­блем на мо­ей по­зи­ции. Я преж­де все­го за­щит­ник и при­вык за­да­вать се­бе во­прос: «Кто бу­дет де­лать твою ра­бо­ту сза­ди, ес­ли не ты?» Так что моя пер­во­оче­ред­ная за­да­ча — от­ра­ба­ты­вать в обо­роне, а уже по­том под­клю­чать­ся к ата­кам.

— В мат­че про­тив «Манчестер Си­ти» ты про­ти­во­сто­ял Ле­рою Сане, ко­то­рый но­сит­ся по флан­гу, как ра­ке­та. Он те­бя силь­но из­мо­тал?

— Ну, в пер­вом тай­ме, по­ка бы­ла све­жесть и мы иг­ра­ли плот­но и ком­пакт­но, я чув­ство­вал се­бя вполне нор­маль­но. А по­сле пе­ре­ры­ва «Шах­тер», про­пу­стив гол, на­чал рас­кры­вать­ся, у них по­яви-

лись зо­ны, сво­бод­ное про­стран­ство, и бы­ло уже тя­же­лее.

— С кем-то ме­нял­ся фут­бол­ка­ми по­сле «МанСи­ти» и «Фей­е­но­ор­да»?

— По­сле «Си­ти» как раз с Сане фут­бол­ка­ми и по­ме­ня­лись. А с «Фей­е­но­ор­дом» обо­шлось без об­ме­на. — А во­об­ще, фут­бол­ки со­пер­ни­ков со­би­ра­ешь?

— По воз­мож­но­сти, как по­лу­ча­ет­ся. Но без фа­на­тиз­ма.

— Чья фут­бол­ка в тво­ей коллекции са­мая кру­тая?

— Ну, фут­бо­лок Мес­си и Криш­ти­а­ну у ме­ня точ­но нет. Ко­гда иг­рал в «Ам­ка­ре», по­ме­нял­ся с бра­зиль­цем Хал­ком из «Зе­ни­та» и с гол­ланд­цем Квин­си Про­ме­сом из «Спар­та­ка».

— По­за­ди по­ло­ви­на груп­по­во­го эта­па ЛЧ. Как ты ду­ма­ешь, в от­вет­ных по­един­ках с те­ми же со­пер­ни­ка­ми «Шах­те­ру» при­дет­ся про­ще или, на­обо­рот, сложнее?

— Од­но­знач­но сложнее. Все-та­ки вна­ча­ле где-то мог­ла быть ка­кая-то рас­слаб­лен­ность, недо­оцен­ка. А сей­час всем нуж­но ре­шать свои за­да­чи, и це­на каж­до­го оч­ка очень ве­ли­ка.

— Ес­ли бы в «Шах­те­ре» про­хо­ди­ли со­рев­но­ва­ния на ско­рость бе­га, кто бы по­бе­дил?

— На­вер­ное, все-та­ки Тай­сон. Я? Ду­маю, смог бы вой­ти в пя­тер­ку ли­де­ров.

— Ан­дрей Пя­тов — луч­ший вра­тарь в Укра­ине по иг­ре но­га­ми. Вы его как-то спе­ци­аль­но на тре­ни­ров­ках на­тас­ки­ва­е­те? — Ну, на­ши вра­та­ри все­гда на тре­ни­ров­ках иг­ра­ют с на­ми Ре­ши­ли, ес­ли у нас бу­дет дочь, на­зо­вем Ми­ла­ной. Но ро­дил­ся сын

на­равне в квад­ра­ты и вы­пол­ня­ют все иг­ро­вые упраж­не­ния. Со­вре­мен­ный фут­бол та­ков, что вра­тарь про­сто обя­зан хо­ро­шо иг­рать но­га­ми.

— Недав­но зна­ме­ни­тый сприн­тер Ус­эйн Болт объ­явил, что на­чи­на­ет фут­боль­ную ка­рье­ру. Есть ка­кие-то зна­ме­ни­то­сти не из ми­ра фут­бо­ла, с кем бы те­бе бы­ло ин­те­рес­но встре­тить­ся на фут­боль­ном по­ле?

— Ин­те­рес­но бы­ло бы сыг­рать со звез­да­ми, на­при­мер, эст­ра­ды. Вон, я ви­дел, Джа­стин Би­бер как-то по­участ­во­вал в тре­ни­ров­ке «Бар­се­ло­ны». А что ка­са­ет­ся Бол­та, я по­чи­тал его ин­тер­вью и не по­нял, за­чем ему это нуж­но. По­сле та­кой фан­та­сти­че­ской ка­рье­ры в сприн­те, где он был ре­аль­но са­мым кру­тым, до­стиг­нуть та­ких же вы­сот в фут­бо­ле он точ­но не смо­жет. Ну лад­но, иг­рал бы про­сто так, в свое удо­воль­ствие, где-то на лю­би­тель­ском уровне, но он же хо­чет пой­ти в про­фес­си­о­на­лы. Не по­ни­маю та­ких скач­ков из од­но­го де­ла в дру­гое. — Ты на «Дон­басс Арене» успел по­иг­рать?

— Да, и не раз. При­ез­жал ту­да с «Во­лы­нью», с «Ильи­чев­цем», иг­рал на Ев­ро-2012 в со­ста­ве сбор­ной Укра­и­ны. Есть меч­та — ко­гда-то сыг­рать там и в со­ста­ве «Шах­те­ра». Но ко­гда это бу­дет... ( тя­же­ло взды­ха­ет).

«Еще не осо­знал до кон­ца, что те­перь я — ос­нов­ной пра­вый за­щит­ник в клу­бе»

Он, она и Ми­лан. С же­ной Ка­тей зна­ко­мы уже по­чти 10 лет

В иг­ре. 4 ас­си­ста в 9 иг­рах се­зо­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.