150ле­ген­дар­ных Лет му­зы­ки, ба­ле­та и ис­то­рий

В опер­ном был свой при­зрак, а сте­ны об­ши­ли ка­мы­шом для аку­сти­ки

Segodnya (National) - - ИСТОРИЯ ДНЯ - але ксандр мар ущак

По­след­стви­яот по­жа­ра для Ки­ев­ской опе­ры бы­ли ка­та­стро­фи­че­ски­ми. Те­ат­раль­ный се­зон 1895—1896 го­дов от­крыл­ся опе­рой «Ев­ге­ний Оне­гин» и ею же пе­чаль­но за­крыл­ся. То­гда да­же го­во­ри­ли о фа­таль­ном при­зра­ке опе­ры, уни­что­жив­шем зда­ние. Бла­го, что ни­кто из лю­дей во вре­мя по­жа­ра не по­стра­дал. Но сго­ре­ло все: де­ко­ра­ции, му­зы­каль­ные ин­стру­мен­ты, ко­то­рые му­зы­кан­ты оста­ви­ли по­сле спек­так­ля в ор­кест­ро­вой яме, и ши­кар­ная биб­лио­те­ка те­ат­ра. Го­ро­жане без те­ат­ров не оста­лись, они по­се­ща­ли дру­гие за­ве­де­ния в го­ро­де, где да­ва­ли опе­рет­ки. А в Гип­поПа­ла­се (кон­ный цирк Кру­ти­ко­ва на Ни­ко­ла­ев­ской ули­це — ныне Го­ро­дец­ко­го) да­же вы­сту­пал сам Фе­дор Ша­ля­пин.

ВОЗРОЖДЕНИЕ. Но го­род­ские вла­сти ре­ши­ли воз­ро­дить опер­ный те­атр. Дол­го спо­ри­ли с вы­бо­ром ме­ста под но­вое зда­ние, да­же рас­смат­ри­вал­ся ва­ри­ант Бес­са­раб­ки. В ито­ге бы­ло ре­ше­но стро­ить его на ме­сте по­го­рель­ца. Его сте­ны разо­бра­ли, пе­ре­счи­тав каж­дый кир­пич (ис­поль­зо­ва­ли для стро­и­тель­ства фун­да­мен­та но­во­го зда­ния). Вла­стя­ми был огла­шен меж­ду­на­род­ный кон­курс, в ко­то­ром участ­во­ва­ло 30 про­ек­тов. А из 18 наи­луч­ших был вы­бран про­ект ака­де­ми­ка Вик­то­ра Шре­те­ра, глав­но­го ар­хи­тек­то­ра им­пе­ра­тор­ских те­ат­ров. Сме­та со­ста­ви­ла 400 ты­сяч руб­лей. Зда­ние стро­и­лось под ру­ко­вод­ством ар­хи­тек­то­ра Вла­ди­ми­ра Ни­ко­ла­е­ва. Ра­бо­ты за­ня­ли три го­да, на стро­и­тель­стве бы­ло за­дей­ство­ва­но от 300 до 500 стро­и­те­лей и да­же бо­лее 60 ло­ша­дей. Те­атр пла­ни­ро­ва­ли от­крыть в 1900 го­ду, но строй­ка за­тя­ну­лась еще на год. Опер­ный те­атр от­кры­ли 16 сен­тяб­ря 1901 го­да, под ак­кор­ды кан­та­ты «Ки­ев». Слу­ша­те­лей по­ра­зи­ла неимо­вер­ная аку­сти­ка но­во­го ши­кар­но­го за­ла. Го­во­рят, из-за то­го, что его сте­ны и ко­лон­ны под шту­ка­тур­кой бы­ли об­ши­ты ка­мы­шом. АНШЛАГ. До от­кры­тия но­вое зда­ние кри­ти­ко­ва­ли га­зет­чи­ки, да­же про­зва­ли его «боль­шой че­ре­па­хой» из-за необыч­ной фор­мы. Воз­му­ти­лись и свя­щен­ни­ки. Ду­хо­вен­ству не по­нра­ви­лось, что на фа­са­де те­ат­ра меж­ду дву­мя об­на­жен­ны­ми жен­ски­ми скульп­ту­ра­ми уста­но­ви­ли герб Ки­е­ва с изоб­ра­же­ни­ем ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла. Ду­хо­вен­ство тре­бо­ва­ло за­ме­нить скульп­ту­ры. В ито­ге герб над те­ат­ром убра­ли... А вот внут­рен­нее убран­ство че­ты­рехъ­ярус­но­го за­ла по­нра­ви­лись всем: те­атр был рас­счи­тан на 1650 мест, ши­кар­ные зер­ка­ла, по­зо­ло­та, леп­ни­на на сте­нах и по­тол­ке, мра­мор на лест­ни­цах, мо­за­и­ка на по­лу, сот­ни све­тиль­ни­ков и люст­ры. Се­зон от­кры­ла опе­ра Ми­ха­и­ла Глин­ки «Жизнь за ца­ря». Несколь­ко ме­ся­цев ку­пить би­ле­ты в опе­ру бы­ло про­сто невоз­мож­но, ки­ев­ляне рас­ку­па­ли их на­пе­ред.

По­сле от­кры­тие те­ат­ра би­ле­ты нель­зя бы­ло ки­пить — ажи­о­таж

«Большая че­ре­па­ха». Пе­ред но­вым зда­ни­ем не мог усто­ять ни­кто, так оно по­нра­ви­лось лю­дям

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.