Ле­ген­да спе­цна­за

Да­же мне яков се­мёнов не при­знал­ся в том, кто имен­но за­стре­лил ами­на, но под­твер­дил тот факт, что он был по­сле­дним че­ло­ве­ком, ко­то­ро­го амин ви­дел в сво­ей жи­зни…

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Первая Страница - Сер­гей ГОЛОСОВ Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Двад­цать че­твёр­то­го ян­ва­ря 2017 го­да, в 17.00 на же­ле­зно­до­ро­жном вок­за­ле в го­ро­де Хель­син­ки (Фин­лян­дия) мы с Яко­вом Фёдо­ро­ви­чем Се­мёно­вым ещё раз по­жа­ли на про­ща­ние друг дру­гу ру­ки и кре­пко обня­лись. Де­сять дней мы про­ве­ли в этом го­сте­приим­ном го­ро­де. Во­зв­ра­ща­лись в одном по­е­зде, но в ра­зных ва­го­нах. Мы с же­ной Ли­ди­ей Ми­хай­лов­ной еха­ли в го­лов­ном ва­го­не, а Яков Фёдо­ро­вич со Све­тла­ной Вла­ди­ми­ров­ной – по­чти в хво­сте по­е­зда. Но по­сколь­ку по при­бытии в Мо­скву мне не­об­хо­ди­мо было спе­шить на сро­чную встре­чу, то на Ле­нин­град­ском вок­за­ле мы с су­пру­гой быстро пе­ре­се­ли в ожи­дав­шую нас ма­ши­ну и уе­ха­ли. И, ко­не­чно же, ни­кто из нас не ду­мал о том, что про­ща­ние на вок­за­ле в Хель­син­ки ста­нет для нас по­сле­дним. Че­рез две не­де­ли мо­е­го дру­га Яко­ва Фёдо­ро­ви­ча Се­мёно­ва, пол­ков­ни­ка КГБ СССР, ле­ген­дар­но­го ко­ман­ди­ра спе­цна­за, чьи дей­ствия в эк­стре­маль­ной си­ту­а­ции до сих пор изу­ча­ю­тся мо­ло­дыми со­тру­дни­ка­ми спец­служб, не ста­ло…

Я вспо­ми­наю, как 30 с ли­шним лет на­зад мы с Яко­вом во­зв­ра­ща­лись из ко­ман­ди­ров­ки в Аф­га­ни­ста­не на Ту-134 ком­па­нии «Аэро­флот». Это был са­мый на­пря­жён­ный пе­ри­од в аф­ган­ском кон­фли­кте (1984–1985 го­ды), ко­гда хо­ро­шо во­о­ру­жён­ная за­па­дными стра­на­ми оп­по­зи­ция опро­бо­ва­ла наи­бо­лее сов­ре­мен­ные ви­ды во­о­ру­же­ния для со­вер­ше­ния ди­вер­си­он­ных и тер­ро­ри­сти­че­ских акций про­тив Огра­ни­чен­но­го кон­тин­ген­та со­вет­ских войск в Аф­га­ни­ста­не. Пе­ре­но­сной зе­ни­тно-ра­ке­тный ком­плекс «Стин­гер» то­гда пред­став­лял боль­шую опа­сность для пас­са­жир­ских ави­а­рей­сов, осо­бен­но при взлёте и по­сад­ке са­мо­лёта. В 1986 го­ду, на­при­мер, «Стин­ге­ра­ми» было сби­то 23 со­вет­ских во­зду­шных су­дна. Са­мо­лёты, взле­тав­шие из аэро­пор­та в Ка­бу­ле, были удо­бной ми­ше­нью для аф­ган­ских бо­е­ви­ков, по­это­му мы с Яко­вом как со­ве­тни­ки по бо­рьбе с ди­вер­си­он­но-тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­стью пре­кра­сно по­ни­ма­ли, на­сколь­ко се­рьёзна опа­сность при взлёте са­мо­лёта и на­бо­ре высо­ты. Зна­ли, ви­ди­мо, об этом и дру­гие пас­са­жи­ры ави­а­лай­не­ра. Во вся­ком слу­чае все тща­тель­но при­сте­гну­ли рем­ни, си­де­ли мол­ча, за­таив дыха­ние, как буд­то это мо­гло чем-то по­мо­чь в слу­чае по­па­да­ния сна­ря­да ПЗРК.

Са­мо­лёт, на­би­рая высо­ту, выбра­сывал отв­ле­ка­ю­щие те­пло­вые ша­шки и по­ти­хонь­ку уда­лял­ся в сто­ро­ну гра­ни­цы Аф­га­ни­ста­на с Со­вет­ским Со­ю­зом. Как толь­ко объя­ви­ли по гром­кой свя­зи о на­хо­жде­нии са­мо­лёта в без­о­па­сном про­странс­тве, пас­са­жи­ры ожи­ви­лись, и на ра­скла­дных сто­ли­ках по­яви­лись при­па­сён­ные для это­го слу­чая ём­ко­сти с го­ря­чи­тель­ными на­пи­тка­ми. Соб­ствен­но, в этой ко­ман­ди­ров­ке на­ши с Яко­вом жи­знен­ные пу­ти со­шлись наи­бо­лее близ­ко. Рань­ше мы с ним встре­ча­лись толь­ко в ко­ри­до­ре на­ше­го цен­тра и толь­ко здо­ро­ва­лись, по­сколь­ку ра­бо­та­ли по ра­зным на­прав­ле­ни­ям. Но да­же со сто­ро­ны было ви­дно, что он че­ло­век не­о­бычный. От не­го исхо­ди­ло не толь­ко ощу­ще­ние вну­трен­ней си­лы, но чув­ство­ва­лась ка­ка­я­то по­зи­тив­ная энер­гия. Уже по­том, ко­гда нас сбли­зи­ли сов­ме­стная ра­бо­та и бо­е­вая об­ста­нов­ка, я ощу­тил его исклю­чи­тель­ную вни­ма­тель­ность к своим дру­зьям, тот вну­трен­ний по­тен­ци­ал, ко­то­рый пол­ков­ник Се­мёнов мог ра­скрыть пе­ред близ­ки­ми ему лю­дьми.

В Аф­га­ни­ста­не мы ока­за­лись в одном зве­не по выпол­не­нию по­став­лен­ных нам ру­ко­вод­ством спец­служб за­дач и ско­ро уже пред­став­ля­ли еди­ную си­лу. Но пре­жде чем рас­ска­зывать об этом и ри­со­вать «штри­хи к порт­ре­ту» это­го за­ме­ча­тель­но­го че­ло­ве­ка, я хо­тел бы вер­ну­ться в исто­рию аф­ган­ских со­бытий, по­сколь­ку имен­но они выве­ли Яко­ва Се­мёно­ва на ту вер­ши­ну, где в са­мых острых си­ту­а­ци­ях про­я­ви­лись в пол­ной ме­ре его уни­каль­ные спосо­бно­сти как бой­ца отря­да осо­бо­го на­зна­че­ния, та­лан­тли­во­го ор­га­ни­за­то­ра и ко­ман­ди­ра.

Же­ла­ние по­во­е­вать

Об аф­ган­ских со­быти­ях на­пи­са­но не­ма­ло книг и бро­шюр, осве­ща­ю­щих по­ли­ти­че­ские, во­ен­ные, кон­тр­ра­зве­дыва­тель­ные и ра­зве­дыва­тель­ные ме­ро­при­я­тия. Мне как уча­стни­ку то­го сло­жно­го по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са хо­те­лось бы обно­вить в па­мя­ти и до­ве­сти до чи­та­те­ля от­дель­ные эпи­зо­ды, по­бу­див­шие ру­ко­вод­ство СССР втя­нуть се­бя в этот ло­каль­ный кро­ва­вый кон­фликт. За­ме­чу, что все со­бытия в Аф­га­ни­ста­не ра­зво­ра­чи­ва­лись во­круг ли­де­ров этой стра­ны. Так было за­ве­де­но на Во­сто­ке в це­лом и в Аф­га­ни­ста­не в ча­стно­сти. Есте­ствен­ной смер­тью ни­кто из ли­де­ров этой стра­ны из жи­зни не ухо­дил. Исклю­че­ние со­ста­вил ли­шь Ба­брак Кар­маль, да и то ли­шь по­то­му, что был вов­ре­мя выве­зен в СССР и до­жи­вал свои го­ды на да­че в Се­ре­бря­ном Бо­ру.

Ме­жду тем отно­ше­ния ме­жду пер­выми ли­де­ра­ми стра­ны ста­ли обо­стря­ться. Ба­брак Кар­маль был по­на­ча­лу отправ­лен по­слом в Че­хо­сло­ва­кию, и хо­тя это сде­лал Нур Мо­хам­мад Та­ра­ки, ини­ци­а­то­ром был Ха­фи­зул­ла Амин. По­сле­дне­му для удов­ле­тво­ре­ния своих ам­би­ци­о­зных пла­нов оста­лось толь­ко изба­ви­ться от са­мо­го Та­ра­ки. Со­вет­ское по­ли­ти­че­ское ру­ко­вод­ство ра­спо­ла­га­ло ин­фор­ма­ци­ей о го­то­вя­щем­ся пе­ре­во­ро­те в Аф­га­ни­ста­не и пре­ду­пре­жда­ло аф­ган­ских ли­де­ров о не­д­опу­ще­нии фи­зи­че­ско­го на­си­лия. Бре­жнев обра­щал­ся с ли­чным пи­сьмом к Ами­ну с прось­бой не при­бе­гать к кро­ва­вым ме­рам. Одна­ко 9 октя­бря 1979 го­да Нур Мо­хам­мад Та­ра­ки был за­ду­шен в сво­ей спаль­не.

Прои­зо­шед­шие со­бытия были ра­сце­не­ны со­вет­ски­ми ру­ко­во­ди­те­ля­ми как не­ува­же­ние со сто­ро­ны груп­пи­ров­ки Ха­фи­зул­лы Ами­на к стра­не, за счёт ко­то­рой она во мно­гом су­ще­ство­ва­ла. По­до­бные вар­вар­ские ме­то­ды в по­ли­ти­че­ской бо­рьбе сре­ди ру­ко­вод­ства На­ро­дно-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии Аф­га­ни­ста­на (НДПА), пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние к ре­ко­мен­да­ци­ям «стар­ше­го бра­та» дис­кре­ди­ти­ро­ва­ли СССР в гла­зах его сто­рон­ни­ков за ру­бе­жом, вы­став­ля­ли по­сме­ши­щем пе­ред ми­ро­вым со­об­ще­ством. Были та­кже слу­хи и до­мыслы отно­си­тель­но то­го, что Амин со­тру­дни­ча­ет с ЦРУ, что он мо­жет сбли­зи­ться с за­па­дными стра­на­ми и ра­зме­стить во­ен­ные ба­зы НАТО на тер­ри­то­рии Аф­га­ни­ста­на. Этот до­вод стал офи­ци­аль­ной вер­си­ей, объя­сняв­шей при­чи­ны вво­да со­вет­ских войск в Аф­га­ни­стан и устра­не­ние Ами­на от вла­сти. Сам же Амин на­стаи­вал на вво­де в его стра­ну ли­шь на­ше­го огра­ни­чен­но­го воин­ско­го кон­тин­ген­та. По­это­му до­сто­вер­ность вер­сии о «пре­да­тель­стве Ами­на» мо­жно рас­сма­три­вать в одной пло­ско­сти с утвер­жде­ни­я­ми со­вет­ской про­па­ган­ды «хо­ло­дным ле­том 1953 го­да» о том, что Лав­рен­тий Бе­рия был ан­глий­ским шпи­о­ном.

Сто­рон­ни­ка­ми актив­но­го вме­ша­тель­ства во вну­трен­ние аф­ган­ские де­ла на са­мом де­ле были ру­ко­во­ди­те­ли си­ло­вых стру­ктур СССР. Во-пер­вых, в ар­мии на­ко­пи­лось боль­шое ко­ли­че­ство во­о­ру­же­ния, в том чи­сле ста­ре­ю­ще­го, а его не­об­хо­ди­мо было как-то исполь­зо­вать. Во-вто­рых, бо­е­вые по­дра­зде­ле­ния вне за­ви­си­мо­сти от ве­дом­ствен­ной при­на­дле­жно­сти дол­жны были знать уро­вень сво­ей го­тов­но­сти и про­ве­рить его в бо­е­вой об­ста­нов­ке. Но пред­по­чти­тель­но было сде­лать это не в пря­мом кон­фли­кте со стра­на­ми НАТО. Мо­жно на­звать, в-тре­тьих, в-че­твёр­тых и т. д. Но суть та­ко­ва: си­ло­вые стру­кту­ры стра­ны «за­да­ром хлеб есть не дол­жны» – его на­до отра­ба­тывать. Однов­ре­мен­но было же­ла­ние в оче­ре­дной раз по­ка­зать сом­не­ва­ю­щим­ся стра­нам си­лу и во­ен­ную мо­щь СССР.

яд для ами­на

Но вер­нём­ся к аф­ган­ским со­быти­ям. В пер­вую оче­редь дол­жен отме­тить сла­бый уро­вень дей­ствий ра­звед­ки и кон­тр­ра­звед­ки при по­дго­тов­ке и про­ве­де­нии устра­не­ния Ха­фи­зул­лы Ами­на. Очень сла­бо сра­бо­та­ли «рыца­ри пла­ща и кин­жа­ла», по­это­му на­де­жда оста­ва­лась толь­ко на штур­мо­вую опе­ра­цию, про­во­див­шу­ю­ся си­ла­ми спе­цпо­дра­зде­ле­ний «Вым­пел» и «Аль­фа». На­де­юсь, что кол­ле­ги из ра­зве­дыва­тель­ных по­дра­зде­ле­ний про­стят мне столь не­ле­стную оцен­ку их дей­ствий по ли­кви­да­ции Ами­на, тем бо­лее что это в боль­шей сте­пе­ни не­до­ра­бо­тка ру­ко­во­ди­те­лей этих стру­ктур, а не ря­до­вых испол­ни­те­лей. Вспом­ним на­шу исто­рию – про­ве­де­ние опе­ра­ций «Трест» и «Син­ди­кат» в двад­ца­тых го­дах про­шло­го ве­ка, на ко­то­рых

мы все учи­лись в Высшей шко­ле КГБ СССР, и их ре­зуль­тат. А здесь, в Аф­га­ни­ста­не, в двор­це пре­зи­ден­та, где до­брая по­ло­ви­на охра­ны и об­слу­ги были гра­ж­да­на­ми СССР, за­да­ча была ме­нее сло­жной.

Уча­стни­ки тех со­бытий рас­ска­зыва­ли мне, что актив­ные опе­ра­тив­ные ме­ро­при­я­тия по фи­зи­че­ско­му устра­не­нию Ами­на ве­лись по ра­зли­чным на­прав­ле­ни­ям. Было про­ве­де­но аген­тур­ное про­ни­кно­ве­ние в его бли­жай­шее окру­же­ние, в ча­стно­сти на дол­жно­сти по­ва­ра в пре­зи­дент­ском двор­це ра­бо­тал гра­ж­да­нин СССР, агент КГБ. Одна­ко да­же до­ба­вить яд в пи­щу Ха­фи­зул­ле Ами­ну было не­про­сто: во вре­мя за­сто­лий он не ел при­го­тов­лен­ные блю­да, ко­то­рые ста­ви­ли ему на стол, а, ра­зго­ва­ри­вая, про­ха­жи­вал­ся сре­ди го­стей или своих под­чи­нён­ных и брал пи­щу с их та­ре­лок. На Во­сто­ке так за­ве­де­но.

Дру­гие ди­ле­тант­ские за­мыслы на­ших ру­ко­во­ди­те­лей спец­служб та­кже не увен­ча­лись успе­хом. Они да­же хо­те­ли скло­нить к на­ру­ше­нию про­фес­си­о­наль­но­го дол­га со­ве­тни­ка по охра­не пре­зи­ден­та Аф­га­ни­ста­на и по­ру­чить ему фи­зи­че­ски устра­нить Ами­на. Но на это не мо­гло пой­ти ру­ко­вод­ство 9-го управ­ле­ния КГБ Со­вет­ско­го Со­ю­за (охра­на ру­ко­во­ди­те­лей КПСС и со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства), по­сколь­ку это дис­кре­ди­ти­ро­ва­ло бы са­му су­щность это­го по­дра­зде­ле­ния. Его со­тру­дни­ки ра­бо­та­ли со­ве­тни­ка­ми во мно­гих стра­нах ми­ра и ока­зыва­ли по­мо­щь в ор­га­ни­за­ции охра­ны пер­вых лиц и ан­ти­тер­ро­ри­сти­че­ской бо­рьбе. Здесь же ре­чь пра­кти­че­ски шла об ор­га­ни­за­ции те­ра­кта, при­чём с по­мо­щью со­тру­дни­ка «де­вя­тки».

По­ка ру­ко­вод­ство на­ших спец­служб ра­зра­ба­тыва­ло ра­зли­чные пла­ны устра­не­ния Ами­на, ре­ше­ние По­лит­бю­ро ЦК КПСС по вво­ду войск в эту стра­ну по­сте­пен­но ре­а­ли­зо­выва­лось. В Аф­га­ни­ста­не уже пол­ным хо­дом ста­ли ра­зме­ща­ться на­ши вой­ска, что прои­схо­ди­ло, на­пом­ню, с со­гла­сия Ха­фи­зул­лы Ами­на. Не знал Амин толь­ко то­го, что сре­ди со­вет­ских во­ен­но­слу­жа­щих на­хо­дил­ся наш спе­цназ из чи­сла групп «Аль­фа» и «Вым­пел». Его исполь­зо­ва­ние пред­по­ла­га­лось толь­ко в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях, ко­гда дру­гие пла­ни­ру­е­мые ме­ро­при­я­тия ока­жу­тся не­эф­фе­ктив­ными. Так и по­лу­чи­лось. Яд, под­сыпан­ный Ами­ну, мог при­ве­сти к за­ду­ман­но­му ре­зуль­та­ту, одна­ко со­вет­ские вра­чи спа­сли его пу­тём ин­тен­сив­но­го про­мыва­ния же­луд­ка и очи­ще­ния кро­ви. Про­ва­лил­ся та­кже план стрел­ка-оди­но­чки. А на­вер­ху жда­ли ре­зуль­та­та…

без­дар­ная и Ле­ген­дар­ная Опе­ра­ция

В ре­зуль­та­те был за­дей­ство­ван по­сле­дний ре­зерв – спе­цназ, ко­то­рый про­вёл штурм двор­ца Ами­на. На­ши ру­ко­во­ди­те­ли спец­служб были на­столь­ко без­дар­ны, что, имея та­кую бла­го­при­я­тную опе­ра­тив­ную об­ста­нов­ку во­круг на­ме­чен­ной жер­твы, чуть не про­ва­ли­ли опе­ра­цию. А са­мое глав­ное, при штур­ме с обеих сто­рон по­ги­бли око­ло 300 че­ло­век.

Яков Се­мёнов го­то­вил­ся штур­мо­вать ре­зи­ден­цию Ами­на с груп­пой из 30 офи­це­ров под наи­ме­но­ва­ни­ем «Зе­нит» (так то­гда на­ре­кли «вым­пе­лов­цев»). У нас с ним были дол­гие об­су­жде­ния во­про­сов по­дго­тов­ки к штур­му, он рас­ска­зывал о вну­трен­нем со­сто­я­нии бой­цов пе­ред на­ча­лом опе­ра­ции, не­по­сред­ствен­но в хо­де её и по окон­ча­нии. Дру­гой груп­пой, из 26 че­ло­век, ко­ман­до­вал Ми­хаил Ро­ма­нов. По ка­кой-то не­ве­до­мой при­чи­не «аль­фов­цев» и «вым­пе­лов­цев» на под­хо­де к двор­цу сме­ша­ли, хо­тя по­дго­тов­ка у групп была ра­зной и ра­бо­та­ли они ка­ждая по-сво­е­му. Но и та­ки­ми си­ла­ми дво­рец Тадж-бек был взят штур­мом в те­че­ние 45 ми­нут. Про­тив 56 офи­це­ров оже­сто­чён­но обо­ро­ня­лись бо­лее 2000 бой­цов ли­чной гвар­дии Ха­фи­зул­лы Ами­на.

Бой был ско­ро­те­чным, но тя­жёлым. Ми­хаил Ро­ма­нов был кон­ту­жен, и ко­ман­до­ва­ние взял на се­бя Яков Се­мёнов. С груп­пой офи­це­ров из ше­сти че­ло­век Яков прор­вал­ся на вто­рой этаж и, по­дав­ляя оча­ги со­про­тив­ле­ния гра­на­та­ми и ав­то­ма­тными оче­ре­дя­ми, выпол­нил по­став­лен­ную за­да­чу по ли­кви­да­ции Ами­на, о чём на­пря­мую до­ло­жил по ра­ции ру­ко­во­ди­те­лю опе­ра­ции. Мой друг да­же мне не при­знал­ся в том, кто имен­но за­стре­лил Ами­на, но под­твер­дил тот факт, что был по­сле­дним че­ло­ве­ком, ко­то­ро­го Амин ви­дел в сво­ей жи­зни…

По боль­шо­му счёту штурм ре­зи­ден­ции Ами­на был чи­стой аван­тю­рой. Яков Се­мёнов го­во­рил, что по­мо­гло «ди­кое ве­зе­ние». Груп­па чи­слен­но­стью чуть бо­лее пол­ста че­ло­век ата­ко­ва­ла охра­ня­е­мый объект, ор­га­ни­за­ци­ей обо­ро­ны ко­то­ро­го вплоть до дис­ло­ка­ции по­стов за­ни­ма­лись со­вет­ские со­ве­тни­ки – про­фес­си­о­на­лы высо­ко­го уров­ня. Свою роль сыгра­ли, ко­не­чно, фа­ктор вне­за­пно­сти, высо­кая про­фес­си­о­наль­ная по­дго­тов­ка спе­цна­за и, не­сом­нен­но, ре­зерв «му­суль­ман­ско­го ба­та­льо­на» и ро­ты де­сан­тни­ков Ви­теб­ской ди­ви­зии, ко­то­рые шли во вто­ром эше­ло­не. Объяв­ле­ние по гром­кой свя­зи о ги­бе­ли пре­зи­ден­та Ами­на та­кже сло­ми­ло дух обо­ро­ня­ю­щей сто­ро­ны, но это было уже по­том. За­да­ние было выпол­не­но. При этом, ко­не­чно, по­ги­бли ни в чем не по­вин­ные лю­ди – как аф­ган­цы, так и со­вет­ские гра­ж­да­не, ра­бо­тав­шие в охра­не и об­слу­ге ре­зи­ден­ции.

Ма­йор Яков Се­мёнов был одним из глав­ных дей­ству­ю­щих лиц опе­ра­ции, пра­виль­но ор­га­ни­зо­вал бой и выпол­нил по­став­лен­ную за­да­чу с ми­ни­маль­ными для груп­пы по­те­ря­ми, при этом про­я­вил ли­чное му­же­ство и ге­роизм.

на­гра­да не на­шла ге­роя

С кон­ца 1990-х жур­на­ли­сты, зна­ко­мые с бо­е­выми опе­ра­ци­я­ми, в ко­то­рых при­ни­мал уча­стие Яков Се­мёнов, ка­рел по на­ци­о­наль­но­сти, на­зыва­ли его «ка­рель­ским Рэм­бо». Ко­му-то та­кое срав­не­ние мо­гло и поль­стить, но толь­ко не Яко­ву Фёдо­ро­ви­чу. Да, у не­го то­же была се­рьёзная фи­зи­че­ская по­дго­тов­ка, был опыт выжи­ва­ния в тя­же­лей­ших усло­ви­ях, но глав­ным всё-та­ки было уме­ние ор­га­ни­зо­вать бо­е­вую опе­ра­цию, взять на се­бя ответ­ствен­ность за жи­зни бой­цов, за успех боя. Но, при­няв на се­бя ко­ман­до­ва­ние опе­ра­ци­ей по взя­тию двор­ца Ами­на и объе­ктив­но со­вер­шив на­сто­я­щий по­двиг, он при­о­брёл ряд за­ви­стни­ков и не­до­бро­же­ла­те­лей. По окон­ча­нии этой сло­жной бо­е­вой опе­ра­ции ру­ко­вод­ство КГБ СССР не ску­пи­лось на на­гра­ды и всем наи­бо­лее актив­ным уча­стни­кам опе­ра­ции, в том чи­сле, ко­не­чно, и Яко­ву Се­мёно­ву, по­обе­ща­ли при­сво­е­ние зва­ния Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за. За­тем, «оду­мав­шись», ру­ко­вод­ство там, на­вер­ху ре­ши­ло су­зить круг ге­ро­ев. Это, на­вер­ное, пра­виль­но. Но вот спе­ку­ли­ро­вать этим не стои­ло бы. Ведь всё рав­но ин­фор­ма­ция об истин­ных ге­ро­ях это­го штур­ма про­со­чи­лась в сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции.

За­крытым Ука­зом Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР боль­шая груп­па со­тру­дни­ков КГБ СССР (око­ло 400 че­ло­век) была на­гра­жде­на ор­де­на­ми и ме­да­ля­ми. Пол­ков­ни­ку Г. И. Бо­я­ри­но­ву за му­же­ство и ге­роизм, про­яв­лен­ные при ока­за­нии ин­тер­на­ци­о­наль­ной по­мо­щи брат­ско­му аф­ган­ско­му на­ро­ду, по­смер­тно было при­сво­е­но зва­ние Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за. Та­ко­го же зва­ния были удо­сто­е­ны пол­ков­ник В. В. Ко­ле­сник, Э. Г. Ко­злов и В. Ф. Кар­пу­хин.

Ге­не­рал-ма­йо­ра Ю. И. Дро­здо­ва на­гра­ди­ли ор­де­ном Октя­брьской Ре­во­лю­ции. Ко­ман­дир груп­пы «Гром» ма­йор М. М. Ро­ма­нов был на­гра­ждён ор­де­ном Ле­ни­на. Под­пол­ков­ни­ка О. У. Шве­ца и ма­йо­ра Я. Ф. Се­мёно­ва на­гра­ди­ли ор­де­на­ми Бо­е­во­го Кра­сно­го Зна­ме­ни. За­слу­жен­ные на­гра­ды по­лу­чи­ли и двое моих то­ва­ри­щей по за­ня­ти­ям сам­бо, два ма­сте­ра спор­та СССР. Ор­де­ном Ле­ни­на был на­гра­ждён Сер­гей Го­лов, а ор­де­ном Бо­е­во­го Кра­сно­го Зна­ме­ни – Але­ксандр Плю­снин.

Пол­ков­ник Бо­я­ри­нов, уча­стник Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, ор­де­но­но­сец, ко­ман­дир груп­пы «Вым­пел», уча­ство­вав­ший в бо­е­вой опе­ра­ции в во­зра­сте 57 лет, зве­зду Ге­роя по­лу­чил со­вер­шен­но оправ­дан­но. Ко­злов и Кар­пу­хин сра­жа­лись при штур­ме кре­по­сти хра­бро, не жа­лея се­бя. Но так дей­ство­ва­ли все. По-дру­го­му было нель­зя. Но Ге­ро­я­ми Со­вет­ско­го Со­ю­за ста­ли имен­но они. Чем был обу­слов­лен выбор?

Со вре­ме­нем до­сто­я­ни­ем гла­сно­сти ста­ла ин­фор­ма­ция, что отец Ко­зло­ва яв­лял­ся дей­ству­ю­щим со­тру­дни­ком КГБ в зва­нии адми­ра­ла, а отец Кар­пу­хи­на был бли­зок к одно­му из за­ме­сти­те­лей пред­се­да­те­ля КГБ СССР. У Яко­ва Фёдо­ро­ви­ча та­ких высо­ко­по­став­лен­ных род­ствен­ни­ков не было, его отец по­гиб на по­лях Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, так что лоб­би­ро­вать ин­те­ре­сы ка­рель­ско­го па­рень­ка было не­ко­му. Имен­но по­это­му Яков Се­мёнов, этот пои­сти­не ле­ген­дар­ный че­ло­век, ока­зал­ся «не­до­стоин» зва­ния Ге­роя то­гда, по «го­ря­чим сле­дам со­бытий», а был на­гра­ждён ли­шь ор­де­ном Бо­е­во­го Кра­сно­го Зна­ме­ни. Зве­зда Ге­роя Яко­ва Фёдо­ро­ви­ча так и не на­шла. Его на­гра­дное де­ло по­гря­зло в бо­ло­те чи­нов­ни­чьей во­ло­ки­ты се­го­дня. По­че­му? Ответ до­ста­то­чно ба­на­лен. Основ­ным пре­пят­стви­ем на пу­ти вос­ста­нов­ле­ния спра­ве­дли­во­сти ока­за­лись ли­ца, наи­бо­лее отли­чив­ши­е­ся в сво­ей без­дар­но­сти при ра­зра­бо­тке де­та­лей опе­ра­ции по устра­не­нию Ами­на.

Чи­та­те­лю, на­вер­ное, бро­са­ю­тся в гла­за мои откро­вен­ные выска­зыва­ния в адрес ру­ко­во­ди­те­лей той аф­ган­ской опе­ра­ции. Но для это­го у ме­ня есть ве­ские при­чи­ны. Ор­га­ни­за­ция и про­ве­де­ние ме­ро­при­я­тий по устра­не­нию Ами­на – это одна из мно­го­чи­слен­ных за­дач, ре­шав­ши­хся спец­слу­жба­ми СССР. Да­же на этом при­ме­ре ви­дно, на­сколь­ко обмель­ча­ли ру­ко­во­ди­те­ли сре­дне­го и высше­го зве­на это­го ве­дом­ства к по­сле­дне­му де­ся­ти­ле­тию про­шло­го ве­ка. И, как итог, была ра­зру­ше­на та­кая сверх­дер­жа­ва, как Со­юз Со­вет­ских Со­ци­а­ли­сти­че­ских Ре­спу­блик, по­чти вдвое со­кра­ти­лось на­се­ле­ние стра­ны.

На встре­че ве­те­ра­нов КГБ мы за­да­ва­ли на­шим ге­не­ра­лам пря­мой во­прос об их без­дей­ствии в пе­ри­од сму­ты и кра­ха СССР в 1991 го­ду. Ответ до сме­шно­го прост: «Да мы мел­кие вин­ти­ки». Ге­не­ра­лы – «мел­кие вин­ти­ки»?

Со вре­ме­нем ста­ло изве­стно, что мно­гие ру­ко­во­ди­те­ли глав­ков спец­служб были с, ска­жем так, ли­бе­раль­ными взгля­да­ми. Вот и по­шли эти «де­мо­кра­ты» по­сле изве­стных со­бытий сте­ре­чь хо­зяй­ское до­бро Гу­син­ско­го, Хо­дор­ков­ско­го, Бе­ре­зов­ско­го и дру­гих оли­гар­хов.

Да, Со­вет­ский Со­юз ну­ждал­ся в ре­ор­га­ни­за­ции, но не це­ной ра­зва­ла, как то­го хо­те­ли на За­па­де. У ру­ля спец­служб мо­гут на­хо­ди­ться хоть ли­бе­ра­лы, хоть кон­сер­ва­то­ры, но при­ся­гать они дол­жны еди­но­жды в сво­ей жи­зни и за­щи­щать своё оте­че­ство и его власть до по­сле­дне­го вздо­ха.

За па­ру не­дель до кон­чи­ны Яко­ва Се­мёно­ва, гу­ляя по на­бе­ре­жной в Хель­син­ки, мы с ним за­ве­ли ра­зго­вор о чи­нов­ни­чьей не­про­би­ва­е­мо­сти. «Лег­че было по­двиг со­вер­шить, чем до­ка­зывать, что он был со­вер­шён, – так ре­зю­ми­ро­вал бе­се­ду мой друг.– Ра­ду­ет ме­ня, что я в та­кой си­ту­а­ции был не оди­нок. Во вре­мя штур­ма Рейх­ста­га в мае 1945 го­да было во­дру­же­но бо­лее 10 зна­мён. И всем было обе­ща­но зва­ние Ге­роя. Не стыдясь, ко­ман­ди­ры ра­зно­го уров­ня обе­ща­ли от име­ни Ста­ли­на го­да че­рез два-три вер­ну­ться к это­му во­про­су. Одна­ко все за­кон­ные пре­тен­ден­ты, до­би­ва­ясь сво­е­го, по­сте­пен­но исче­за­ли»…

Мис­сия в ка­бу­ле

Се­го­дня не хо­че­тся да­же вспо­ми­нать о не­при­я­тных и тра­ги­че­ских мо­мен­тах в на­шей жи­зни. Пе­ред мои­ми гла­за­ми Яков 30-ле­тней дав­но­сти, ко­гда в Ка­бу­ле, по­лу­чив та­бель­ное ору­жие ПМ с одним за­па­сным ма­га­зи­ном, он его ра­зо­брал, про­ве­рил спу­ско­вой крю­чок и прои­знёс: «Жаль, что ти­ра ря­дом нет, про­ве­рить бы ору­жие». Сде­лав не­сколь­ко хо­ло­стых спу­сков са­мов­зво­дом и уби­рая пи­сто­лет в ко­бу­ру, до­ба­вил: «Ну а если при­дётся, не дай бог, то по­стре­ля­ем».

Груп­па со­вет­ских со­ве­тни­ков в со­ста­ве пя­ти че­ло­век ра­зме­ща­лась на по­сле­днем, пя­том эта­же бло­чно­го до­ма, по­стро­ен­но­го СССР в но­вом ми­кро­ра­йо­не Ка­бу­ла. Го­род об­стре­ли­вал­ся ре­гу­ляр­но. Ино­гда но­чью, а ино­гда и днём, а гул ра­кет или сна­ря­дов слышал­ся по­сто­ян­но. По­это­му если слу­чай­но по­па­да­ние при­шлось бы на на­шу по­строй­ку, то верх­ние эта­жи были бы са­мыми уя­зви­мыми. Дверь в на­шу квар­ти­ру на за­мок не за­крыва­лась, а под­пи­ра­лась на но­чь кам­нем. Ви­ктор Пе­тро­вич Н., наш кол­ле­га по ра­бо­те, эту за­бо­ту взял на се­бя. Его ком­на­та была край­ней при вхо­де в квар­ти­ру, и по­это­му в слу­чае ка­кой-ли­бо про­во­ка­ции он был бы пер­вым по­па­дав­шим под удар. Я не знаю, как он про­вёл эту ко­ман­ди­ров­ку, спал ли но­чью или при­слу­ши­вал­ся. Но мне было его жаль. Вся его опе­ра­тив­ная ра­бо­та ра­нее в основ­ном была свя­за­на с пи­са­ни­ной. У не­го не было той пси­хо­ло­ги­че­ской за­кал­ки, как у Яко­ва или у ме­ня, по­сколь­ку все свои пре­дыду­щие го­ды мы не рас­ста­ва­лись с ору­жи­ем.

Мы са­ми се­бе го­то­ви­ли пи­щу. Для на­ча­ла ра­спи­са­ли дни, но по­том выя­сни­лось, что при­го­тов­лен­ные блю­да, при­го­дные для еды, по­лу­ча­ю­тся толь­ко у Яко­ва и у ме­ня. Осталь­ные дру­жно са­ди­лись за стол, гро­мо­гла­сно выра­жа­ли удо­воль­ствие уров­нем при­го­тов­ле­ния пи­щи, но это не избав­ля­ло их от чер­но­вой ра­бо­ты: чис­тки кар­то­шки и мытья по­су­ды. Быто­вые усло­вия были нор­маль­ными, если не учи­тывать то­го, что во­змо­жность поль­зо­ва­ться эле­ктри­че­ством и во­дой за­ви­се­ла исклю­чи­тель­но от уда­чи. До­воль­но ча­сто нам при­хо­ди­лось чи­тать со све­чкой, а ино­гда уже на­мылен­ные мы выска­ки­ва­ли из ван­ной и выну­жде­ны были выти­ра­ться по­ло­тен­цем из-за вдруг исче­знув­шей во­ды. До­суг мы про­во­ди­ли глав­ным обра­зом за чте­ни­ем книг или игрой в ша­хма­ты. Яков был очень се­рьёзным со­пер­ни­ком. На­ши по­е­дин­ки ино­гда за­тя­ги­ва­лись до глу­бо­кой но­чи: ни­кто не хо­тел сда­ва­ться, а уро­вень на­ше­го ма­стер­ства был где-то на уров­не пер­во­го спор­тив­но­го ра­зря­да.

По­е­зд­ки по го­ро­ду, по­се­ще­ние рын­ков и ма­га­зи­нов, где мы при­о­бре­та­ли про­ду­кты пи­та­ния по сно­сным це­нам, и, ко­не­чно, рус­ская ба­ня с по­си­дел­ка­ми. Аф­га­ни­стан – стра­на не сов­сем бла­го­по­лу­чная не толь­ко с то­чки зре­ния без­о­па­сно­сти, но и с то­чки зре­ния са­ни­та­рии, по­это­му мы про­пу­ска­ли пе­ред обе­дом со­то­чку, счи­тая это про­ти­воин­фе­кци­он­ной про­фи­ла­кти­кой. Но тут во­зни­кал один ню­анс: ко­ман­ди­ро­ван­но­му про­во­зить в лю­бую стра­ну, в том чи­сле и в Аф­га­ни­стан, ра­зре­ша­лось не бо­лее двух бу­тылок спир­тно­го. По­ку­пать этот на­пи­ток на рын­ке было и опа­сно, и очень на­кла­дно, тем бо­лее что мы хо­те­ли что­то при­вез­ти своим близ­ким. Нам уда­ва­лось ино­гда выбрать на рын­ке ве­сьма хо­ро­шие ве­щи за­па­дно­го прои­звод­ства, хо­тя все они были с не­боль­шим де­фе­ктом. Но у нас в стра­не и то­го не было…

Мы силь­но сдру­жи­лись с Яко­вом в Ка­бу­ле. Если по­про­бо­вать оха­ра­кте­ри­зо­вать его как че­ло­ве­ка, то наи­бо­лее отли­чи­тель­ной чер­той его яв­ля­лась вер­ность муж­ской дру­жбе. Не­да­ром его же­на, Све­тла­на Вла­ди­ми­ров­на, жа­ло­ва­лась мне: «У не­го на пер­вом ме­сте дру­зья, и на вто­ром то­же они, а мы, се­мья, уже по­том». Дру­жить Яков дей­стви­тель­но лю­бил и умел, а по­то­му их, дру­зей, у не­го было мно­го, и са­мое глав­ное, они были на­дёжные. Так вот, во вре­мя ко­ман­ди­ро­вок в Аф­га­ни­стан на­ша жизнь нем­но­го скра­ши­ва­лась имен­но бла­го­да­ря об­ще­нию с дру­зья­ми Яко­ва…

«Чи­стых рук» не ХВАТАЛО

Че­ло­век по­зна­ётся в про­цес­се мно­гих лет об­ще­ния. Ра­збе­жав­шись в ра­зные сто­ро­ны по­сле со­бытий 1990-х го­дов, ка­ждый из нас, офи­це­ров КГБ, по­чув­ство­вал в ре­аль­ных усло­ви­ях, че­го мы стоим на са­мом де­ле. Ча­сто спосо­бность выжи­вать в сло­жной си­ту­а­ции, а та­ки­ми были ли­хие при­ва­ти­за­ци­он­ные вре­ме­на, ста­но­ви­лась ме­ри­лом для ка­ждо­го из нас. А ещё ха­ра­кте­ри­сти­ку со­вет­ско­му че­ло­ве­ку мо­жно было дать, оце­ни­вая его по­ве­де­ние в усло­ви­ях, ко­гда по­яви­лась во­змо­жность за­ра­бо­тать не­че­стным пу­тём.

За по­сле­днюю че­тверть ве­ка я сре­ди быв­ших че­ки­стов встре­чал не­ма­ло пер­со­на­жей, пытав­ши­хся ухва­тить ку­сок пи­ро­га, не при­на­дле­жав­ше­го им ни по пра­ву, ни по за­ко­нам че­ло­ве­че­ской мо­ра­ли. При этом они были го­то­вы ра­ди сво­ей выго­ды пой­ти на край­ние по­сту­пки, вплоть до кри­ми­на­ла. Что ка­са­е­тся «хо­ло­дной го­ло­вы и го­ря­че­го серд­ца», то это­го хватало с до­ста­тком. А вот отно­си­тель­но «чи­стых рук» мне при­шлось усом­ни­ться. Как го­во­рят, гря­зные де­ла чи­стыми ру­ка­ми не де­ла­ю­тся.

В эти тре­во­жные вре­ме­на рыно­чных отно­ше­ний Яков Се­мёнов остал­ся ве­рен се­бе. Он знал, что его ро­дные и близ­кие в Ка­ре­лии пе­ре­жи­ва­ют да­ле­ко не са­мые лёг­кие вре­ме­на. И он уе­хал ту­да, в ди­кие ка­рель­ские ле­са. На­чи­ная с ну­ля, он со­здал кол­ле­ктив, взяв­ший на се­бя за­да­чу ор­га­ни­за­ции на­ци­о­наль­но­го пар­ка в кра­си­вей­ших ме­стах на се­ве­ре на­шей стра­ны, и у не­го ста­ло по­лу­ча­ться. Ли­шь по­сле то­го, как его идеи были во­пло­ще­ны в жизнь и парк за­ра­бо­тал, он со спо­кой­ной ду­шой вер­нул­ся в Мо­скву. Вер­нул­ся с но­выми дру­зья­ми и свя­зя­ми. Па­ра­докс, но не в Пе­тер­бур­ге и не в Мо­скве, а на ка­рель­ской зем­ле он по­зна­ко­мил­ся со свои­ми кол­ле­га­ми по ра­бо­те в спец­слу­жбах, ко­то­рые в бо­лее по­здние, 2000-е го­ды за­ня­ли клю­че­вые по­сты в ру­ко­вод­стве стра­ны.

По­я­вив­шись в сто­ли­це, Яков сра­зу дал знать о се­бе. Мы ста­ли ре­гу­ляр­но со­зва­ни­ва­ться и встре­ча­ться. 1990-е го­ды лёг­ки­ми не на­зо­вёшь, но они были ин­те­ре­сными в том пла­не, что ка­ждый из нас по­про­бо­вал в той жи­зни свои спосо­бно­сти. Ка­ждый что-то пред­при­ни­мал. По­чти все на­ши со­слу­жив­цы ока­за­лись в кру­го­во­ро­те со­бытий и на­ча­ли было за­ни­ма­ться своим де­лом. Но рыно­чный ка­пи­та­лизм тем и отли­чал­ся от за­стой­но­го со­ци­а­ли­зма, где за нас всё ре­ша­ли на­вер­ху, что, ко­гда ты стои­шь с ра­зи­ну­тым ртом, те­бе уда­ча не улыбнётся. О по­ря­до­чно­сти и спра­ве­дли­во­сти ре­чь во­об­ще не шла. За­бве­нию пре­да­ли все нор­мы мо­ра­ли и бо­жьи за­по­ве­ди. Я ощу­тил это и на се­бе. Не­ко­то­рые быв­шие «дру­зья» и со­слу­жив­цы ре­ши­ли ра­спра­ви­ться и со мной и «обну­лить» со­з­дан­ный мной би­знес.

Оце­нив со­здав­шу­ю­ся об­ста­нов­ку, Яков Фёдо­ро­вич не по­сте­снял­ся ра­ди дру­га на­пом­нить о своих за­слу­гах пе­ред Ро­ди­ной, по­про­сил­ся на встре­чу к ру­ко­вод­ству ФСБ и был при­нят. Мой друг Яков хо­тел за­щи­тить ме­ня и сде­лал это так же ре­ши­тель­но, как в де­ка­бре 1979 го­да по­вёл сво­дную груп­пу «Аль­фа – Вым­пел» на штурм двор­ца Ами­на. Та­кая ре­ши­тель­ная го­тов­ность Яко­ва по­мо­чь дру­зьям, на­хо­дя­щим­ся в сло­жной си­ту­а­ции, до­стой­на са­мой высо­кой оцен­ки. Да­же тот факт, что в жи­зни ещё есть по­ря­до­чные лю­ди, до­ро­го­го стоит.

Об ав­то­ре: Голосов Сер­гей Яков­ле­вич – ве­те­ран 9‑го управ­ле­ния КГБ СССР. За­ни­мал­ся обе­спе­че­ни­ем без­о­па­сно­сти Фи­де­ля и Ра­у­ля Ка­стро во вре­мя их ви­зи­тов в СССР. В 1976–1979‑х го­дах ра­бо­тал пер­со­наль­но с ли­де­ром ком­пар­тии Чи­ли Луи­сом Кор­ва­ла­ном. В 1980‑е го­ды вые­зжал в ко­ман­ди­ров­ки в Аф­га­ни­стан и Ли­вию в ка­че­стве со­ве­тни­ка по бо­рьбе с ди­вер­си­он‑ но‑тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­стью.

и По­сле... Фо­то уча­стни­ков опе­ра­ции «шторм 333»

дво­рец ами­на до штур­ма

Бо­е­вые то­ва­ри­щи сер­гей голосов и яков се­мёнов. По­сле­днее Фо­то вме­сте, хель­син­ки. ян­варь 2017

яков се­мёнов – Ле­ген­да спе­цна­за

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.