Жен­щи­на пра­здник

Ма­ри­на голуб: «у ме­ня все­гда на ли­це смай­лик – у ме­ня все­гда всё хо­ро­шо. да­же ко­гда мне пло­хо»

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Первая Страница - МА­РИ­НА ГОЛУБ

Ма­ри­на Голуб жи­ла на пол­ную ка­ту­шку. Успе­ва­ла всё: игра­ла в ро­дном МХТ име­ни Че­хо­ва и ан­тре­при­зах, сни­ма­лась в ки­но, ве­ла те­ле­ви­зи­он­ные шоу, иска­ла се­бя в ре­жис­су­ре. Если влю­бля­лась, то на­смерть, если рас­ста­ва­лась, то по всем ка­но­нам клас­си­че­ской дра­мы – тя­же­ло, с глу­бо­ки­ми за­руб­ка­ми на серд­це. Но оста­ва­лась ред­кой опти­мис­ткой! Искрен­не ве­ри­ла, что все са­мые сча­стли­вые мо­мен­ты жи­зни – впе­ре­ди. На сце­не она была ор­га­ни­чная как ко­шка, мно­го­гран­ная и мно­го­ли­кая, спосо­бная в оди­но­чку во­схи­тить зал, за­ста­вить со­пе­ре­жи­вать, сме­я­ться и пла­кать. В обычной жи­зни – та­кой «хо­дя­чий по­зи­тив­чик», жен­щи­на-пра­здник, вся сол­не­чная, пе­ре­ли­ва­ю­ща­я­ся все­ми цве­та­ми ра­ду­ги, открытая, как ра­спа­хну­тое на­сте­жь окно. Ма­ри­на да­же сло­во для се­бя по­до­бра­ла под­хо­дя­щее – «смай­лик». «У ме­ня все­гда на ли­це смай­лик – у ме­ня все­гда всё хо­ро­шо. Да­же ко­гда мне пло­хо». Имен­но по­это­му её не­ле­пая ги­бель в ра­сцве­те лет и на пи­ке ка­рье­ры до сих пор ни­ко­го не остав­ля­ет рав­но­ду­шным.

В тот тра­ги­че­ский день, 9 октя­бря 2012 го­да, ни­ка­ко­го тре­во­жно­го пред­чув­ствия у актри­сы не было. На­ка­ну­не Ма­ри­на Голуб да­ла одно­му глян­це­во­му жур­на­лу откро­вен­ное ин­тер­вью, где рас­ска­зыва­ла о своих пла­нах. «Я своё бу­ду­щее ви­жу очень ра­ду­жным. Ду­маю, что че­рез пять лет я смо­гу ре­а­ли­зо­вать то, что я за­ду­ма­ла. На­вер­ное, сы­граю что-то ин­те­ре­сное. Мо­жет быть, всё-та­ки по­про­бую снять ки­но, и у ме­ня по­лу­чи­тся. И, на­вер­ное, что-то слу­чи­тся в мо­ей ли­чной жи­зни. Я чув­ствую, что у ме­ня ско­ро на­сту­пят кар­ди­наль­ные пе­ре­ме­ны в жи­зни». Не сбылось. Стра­шная ава­рия прои­зо­шла в 00 ча­сов 05 ми­нут 10 октя­бря на пе­ре­се­че­нии про­спе­кта Вер­над­ско­го и ули­цы Ло­ба­чев­ско­го. Стол­кно­ве­ние «Хён­дай-со­на­та», в ко­то­ром еха­ла актри­са (за ру­лём был её зна­ко­мый та­ксист-ча­стник Дми­трий Тур­кин), и вы­ско­чив­ше­го на пе­ре­крёсток со ско­ро­стью бо­лее 100 км/ч на кра­сный си­гнал све­то­фо­ра «Ка­дил­ла­ка», при­на­дле­жав­ше­го 32-ле­тне­му мо­скви­чу Але­ксею Ру­са­ко­ву, было та­кой си­лы, что та­ксист и его пас­са­жир­ка скон­ча­лись мгно­вен­но. По­зже су­дме­дэк­спер­ты в отчёте на­пи­шут: «Смерть на­сту­пи­ла от со­че­тан­ной трав­мы те­ла». Обоих по­гиб­ших от уда­ра бу­кваль­но ра­сплю­щи­ло – их те­ла из са­ло­на изв­ле­ка­ли спа­са­те­ли МЧС. Ви­нов­ник ДТП от­де­лал­ся лёг­ки­ми сса­ди­на­ми и с ме­ста прои­сше­ствия скрыл­ся. Спу­стя не­сколь­ко дней он сдал­ся по­ли­ции и по­зже был при­го­во­рен к 6,5 го­да за­клю­че­ния. (Ско­ро вый­дет на сво­бо­ду, если уже не вышел.) По ми­сти­че­ско­му сов­па­де­нию или злой иро­нии су­дьбы, в ту ро­ко­вую но­чь актри­са во­зв­ра­ща­лась до­мой из Те­а­тра на­ций – со спе­кта­кля под на­зва­ни­ем… Mortal Engine/«смер­тель­ный дви­га­тель».

При­ём­ный Па­па из гру

Исто­рия жи­зни Ма­ри­ны Голуб – это яр­кий, на­гля­дный при­мер то­го, как, не­смо­тря на ка­жу­щи­е­ся не­пре­о­до­ли­мыми тру­дно­сти и уда­ры су­дьбы, ну­жно ве­сёлым жи­зне­ра­до­стным «смай­ли­ком» ид­ти к сво­ей це­ли и до­би­ва­ться сво­е­го.

Ма­ри­на Голуб ро­ди­лась 8 де­ка­бря 1957 го­да в Мо­скве. Ма­ма – Лю­дми­ла Сер­ге­ев­на Голуб – про­фес­си­о­наль­ная актри­са, слу­жи­ла в Мо­сков­ском дра­ма­ти­че­ском те­а­тре име­ни Го­го­ля. Сво­е­го би­о­ло­ги­че­ско­го отца де­во­чка ни­ко­гда не ви­де­ла, он бро­сил их с ма­мой вско­ре по­сле её ро­жде­ния, за­то был при­ём­ный па­па, ко­то­рый, как гор­до рас­ска­зыва­ла Ма­ри­на, стал как ро­дной. Гри­го­рий Ефи­мо­вич Голуб был ка­дро­вым во­ен­ным ра­звед­чи­ком, а по­сле вой­ны ра­бо­тал на ди­пло­ма­ти­че­ских дол­жно­стях. Пол­ков­ник ГРУ, он мно­гие го­ды про­вёл в Скан­ди­нав­ских стра­нах.

Гри­го­рий Ефи­мо­вич вспо­ми­нал, что искор­ка ме­жду ним и ма­лень­кой Ма­ри­ной про­бе­жа­ла бу­кваль­но с пер­вой встре­чи. «Ей было три го­да, ко­гда мы от дру­зей еха­ли с да­чи в эле­ктри­чке, она вдруг ска­за­ла: дя­дя Гри­ша, мо­жно я бу­ду на­зывать те­бя па­пой? Ме­ня то­гда за­хле­стну­ла вол­на не­жно­сти и лю­бви к это­му ре­бён­ку. Я го­во­рю: ко­не­чно, ко­не­чно, я и есть твой па­па. Этот во­прос у нас ни­ко­гда не во­зни­кал и не мог во­зни­кнуть, хо­тя она зна­ла, что я её при­ём­ный отец».

Ма­ри­на так рас­ска­зыва­ла о сво­ей се­мье: «Ко­гда го­во­рю о ма­ме, все­гда ко­мок под­ка­тыва­ет к гор­лу – она была за­ме­ча­тель­ная. И как актри­са, и как мать – про­сто не­ве­ро­я­тная. А па­па у ме­ня ка­кой! Его отец, мой дед Ефим Са­мой­ло­вич Голуб, был нар­ко­мом фи­нан­сов со­вет­ской Украи­ны, в 1937-м его рас­стре­ля­ли, ба­бу­шка по­чти 20 лет про­ве­ла в ла­ге­рях… Отец по­пал в Кар­дымов­ский дет­ский дом – для де­тей вра­гов на­ро­да, но это не по­ме­ша­ло ему про­жить ин­те­ре­сную жизнь, мно­го­го до­би­ться… В об­щем, исто­рия для при­клю­чен­че­ско­го се­ри­а­ла… Одно из яр­ких дет­ских во­спо­ми­на­ний – то, что наш дом все­гда был по­лон го­стей, пи­ро­ги, не ва­жно – бе­дно мы жи­ли или бо­га­то. Но боль­ше все­го в моих ро­ди­те­лях ме­ня во­схи­ща­ло их тре­пе­тное отно­ше­ние друг к дру­гу. Мне, мо­жет, так не­про­сто жи­вётся по жен­ской ча­сти мо­ей жи­зни, по­то­му что пе­ре­до мной был та­кой при­мер отца и его лю­бви к мо­ей ма­те­ри. Он но­сил её на ру­ках, он с удо­воль­стви­ем испол­нял лю­бые её при­хо­ти, да­рил ей по­дар­ки. Он так её лю­бил всю жизнь!»

Итак, та­лан­тли­вая ма­ма, ин­те­ре­сней­шая за­га­до­чная ли­чность – па­па… Но ка­кая дру­жная твор­че­ская се­мья без кра­си­вой се­мей­ной ле­ген­ды? И та­кая ле­ген­да есть. По се­мей­но­му пре­да­нию, Ма­ри­на ни мно­го ни ма­ло – прав­ну­чка… ве­ли­ко­го рус­ско­го пи­са­те­ля Льва Ни­ко­ла­е­ви­ча Тол­сто­го. Офи­ци­аль­ных до­ку­мен­тов, до­ка­зыва­ю­щих сей факт, ра­зу­ме­е­тся, нет, но са­ма актри­са все­гда свя­то ве­ри­ла, что в ней те­чёт «гра­фская пи­са­тель­ская кро­вь». И при­во­ди­ла свои ар­гу­мен­ты: «Моя пра­пра­ба­бу­шка по ли­нии ма­мы Пе­ла­гея была кре­по­стной ве­ли­ко­го пи­са­те­ля зем­ли Рус­ской. Она была кра­са­ви­цей и лю­би­ми­цей Льва Ни­ко­ла­е­ви­ча… Ко­не­чно, мы све­чку не дер­жа­ли, но в ре­зуль­та­те мой пра­дед с этой сто­ро­ны, су­дя по фо­то, про­сто выли­тый Лев Тол­стой: ха­ра­ктер­ный нос, взгляд… И ба­бу­шка моя ро­дная очень по­хо­жа. У нас в до­ме была кра­си­вая по­су­да, и ма­ма го­во­ри­ла: «Это нам от гра­фьёв оста­лось… Прав­да это или нет, но нам при­я­тна та­кая ле­ген­да».

В шко­ле Ма­ри­на учи­лась не­ва­жно, а если на­зывать ве­щи свои­ми име­на­ми – про­сто из рук вон пло­хо. По­том она всю жизнь пе­ре­жи­ва­ла, что де­ла­ет ор­фо­гра­фи­че­ские ошиб­ки да­же в эсэмэсках. За­то в её дет­стве была на­сто­я­щая страсть и ме­чта – стать ба­ле­ри­ной. Де­во­чка ра­но на­ча­ла за­ни­ма­ться тан­ца­ми и за­ни­ма­лась очень се­рьёзно, по­чти не отв­ле­ка­ясь на по­дго­тов­ку к уро­кам. И у неё здо­ро­во по­лу­ча­лось. Ко­гда в их дом при­хо­ди­ли го­сти (а это слу­ча­лось до­воль­но ча­сто – се­мья была очень хле­бо­соль­ной и го­сте­приим­ной), изю­мин­кой ве­че­ра была прось­ба ко­го-ни­будь из ро­ди­тель­ских дру­зей стан­це­вать: «Ма­ри­но­чка, по­ка­жи!» Ху­день­кая строй­ная Ма­ри­на по­ка­зыва­ла «уми­ра­ю­ще­го ле­бе­дя», и все во­стор­га­лись её гиб­ко­стью и гра­ци­ей. «Бу­дет ба­ле­ри­ной Боль­шо­го те­а­тра, не мень­ше» – этот вер­дикт взро­слых пол­но­стью сов­па­дал с её тай­ными грёза­ми.

Ма­ри­на Голуб рас­ска­зыва­ла: «И вот одна­жды ма­ма ме­ня по­ве­ла в Боль­шой те­атр – по­ка­за­ться пе­да­го­гу. Есть та­кие пе­да­го­ги, ко­то­рые смо­трят ко­сто­чки у де­тей и смо­трят на ро­ди­те­лей, по­том го­во­рят, есть ли у ре­бён­ка пер­спе­кти­ва в ба­ле­те. Ма­ма у ме­ня была та­кая, нет, не пол­ная, с фор­ма­ми при­я­тными. А я была то­гда очень ху­дая – как тро­стин­ка. Пе­да­гог по­смо­тре­ла на мою ма­му, на ме­ня и гру­стно ска­за­ла: «Ми­лая де­во­чка… Выра­стет метр се­мьде­сят ро­стом. У неё бу­дет по­пка, нож­ки – она бу­дет кру­пная!» Ма­ма была в шо­ке: «Как? По­смо­три­те, ка­кая ху­дышка!» «Я всё ви­жу: пре­ле­стная де­во­чка. Но в ба­лет Боль­шо­го те­а­тра вам не на­до!» Для ме­ня это была не­ве­ро­я­тная тра­ге­дия, ведь, как мне ка­за­лось, я тан­це­ва­ла пре­кра­сно и была про­сто со­з­да­на для ба­ле­та».

Ме­чта по­свя­тить се­бя те­а­траль­ной сце­не по­яви­лась у неё в стар­ших клас­сах и – бла­го­да­ря ма­ме. «Ма­ма была фе­е­ри­че­ская жен­щи­на с очень не­про­стой актёр­ской су­дьбой. Она из актри­сы тра­ве­сти выро­сла в ге­рои­ню с боль­шим ди­а­па­зо­ном. Она игра­ла в Те­а­тре Го­го­ля, по­том ушла на эстра­ду. И как-то в це­лом не сло­жи­лась у неё ка­рье­ра. При­чём при­чи­на была не в та­лан­те, а в её ха­ра­кте­ре – ма­ма была че­ло­век открытый и отва­жный, если её что-то

Шесть лет Ма­ри­на Голуб от­да­ла зна­ме­ни­то­му Те­а­тру ми­ни­а­тюр Ар­ка­дия Рай­ки­на, ещё пя­тнад­цать – Мо­сков­ско­му ев­рей­ско­му те­а­тру «Ша­лом». Игра­ла спе­кта­кли в те­а­тре «Ша­лом» на ив­ри­те и идиш. “

не уcтраи­ва­ло, мо­гла выска­зать (и пе­ри­о­ди­че­ски выска­зыва­ла!) глав­но­му ре­жис­сёру пря­мо в гла­за, что она по по­во­ду не­го ду­ма­ет… Но во­об­ще, всё, что у ме­ня как у актри­сы есть, это от мо­ей ма­мы. Во мне есть её по­ло­жи­тель­ный за­ряд – она была жен­щи­ной с боль­шим опти­ми­змом».

Ко­гда в де­вя­том клас­се ма­ма спро­си­ла: «Ку­да ты соби­ра­е­шься по­сту­пать? В иняз или на ба­лет­мей­сте­ра?» и в ответ услыша­ла, что до­чь бу­дет по­сту­пать в те­а­траль­ный на актри­су, Лю­дми­ла Сер­ге­ев­на искрен­не изу­ми­лась. «В дра­му?» «В дра­му!» «А по­че­му ты мне ни ра­зу не чи­та­ла ни­че­го, не по­ка­зыва­ла?» «А я сей­час мо­гу по­ка­зать». И Ма­ри­на схо­ду про­чи­та­ла ей «Пе­снь о со­ба­ке» Есе­ни­на. Ма­ма выдер­жа­ла па­у­зу и за­дум­чи­во ска­за­ла: «Зна­е­шь, а что-то в этом есть!»

Хел­ло, дол­ли!

По­сту­пать ре­ши­ла в Шко­лу-сту­дию МХАТ. Актри­са вспо­ми­на­ла: «А то­гда на­би­рал курс по­тря­са­ю­щий пе­да­гог, про­фес­сор, к со­жа­ле­нию, сей­час его уже нет в жи­вых, – Ви­ктор Кар­ло­вич Мо­ню­ков. Пом­ню, на всту­пи­тель­ных эк­за­ме­нах я чи­та­ла отрывок из «Угрюм-ре­ки». Про­чи­та­ла и по­ня­ла, что про­чи­та­ла ге­ни­аль­но. Взя­ла и се­ла но­га на но­гу: де­скать, смо­три, ко­мис­сия, как я мо­гу. Ви­ктор Кар­ло­вич обра­тил­ся к мо­ей ма­ме: мол, пло­хо вы ре­бён­ка во­спи­тыва­ли. «Се­ла но­га на но­гу, заи­грыва­ет со всту­пи­тель­ной ко­мис­си­ей… Это что та­кое? Это же МХАТ!» Ма­ма не ра­сте­ря­лась: «Зна­е­те, да она же в пол­ном за­жи­ме от вол­не­ния. А ко­гда у неё пол­ный за­жим, у неё на­чи­на­е­тся пол­ный ра­зжим – се­бя пло­хо кон­тро­ли­ру­ет». «Как-то пу­скай со­бе­рётся не­множ­ко». И на­чал­ся пре­кра­сный пе­ри­од в мо­ей жи­зни – в ве­ли­кой мха­тов­ской шко­ле».

Учи­лась Ма­ри­на вдо­хно­вен­но – на сво­ём кур­се счи­та­лась одной из лу­чших и са­мых пер­спе­ктив­ных. Искро­мётная, та­лан­тли­вая, фа­ктур­ная. Одно­кур­сни­ки и пе­да­го­ги были уве­ре­ны, что по­сле бле­стя­ще­го ди­плом­но­го спе­кта­кля «Хел­ло, Дол­ли!», где она фе­е­ри­ла, Голуб бу­дут про­сто рвать на ку­ски те­а­траль­ные ре­жис­сёры. Ведь было столь­ко ле­стных слов и во­стор­жен­ных ре­цен­зий в её адрес! По­это­му ни­ко­го не уди­ви­ло, что сра­зу по окон­ча­нии Шко­лы-сту­дии её при­гла­си­ли не­сколь­ко ве­ду­щих те­а­тров – Ма­я­ков­ка, Те­атр са­ти­ры и ле­ген­дар­ный ле­нин­град­ский БДТ. Зва­ли та­кие мэтры-ре­жис­сёры – Тов­сто­но­гов, Плу­чек…

Ка­за­лось бы, о чём ещё мо­жно было ме­чтать мо­ло­дой актри­се? Выби­рай! Но, во-пер­вых, как выпу­скни­ца Шко­лы-сту­дии МХАТ, она ме­чта­ла толь­ко о МХАТЕ, а в труп­пу про­слав­лен­но­го те­а­тра её не по­зва­ли. Во-вто­рых, всё ока­за­лось не так про­сто и без­о­бла­чно. В ка­ждом те­а­тре уже были свои «звёзды» – в БДТ то­гда цар­ство­ва­ла Све­тла­на Крю­чко­ва, в Те­а­тре са­ти­ры – Та­тья­на Ва­си­лье­ва-ицыко­вич. Обе в зе­ни­те сво­ей сла­вы, в ра­сцве­те лет… А Голуб была ха­ра­ктер­ная актри­са, к то­му же очень яр­кая и очень сме­шная. Ви­деть в своих труп­пах её хо­те­ли, но ро­лей по боль­шо­му счёту для неё не было. К то­му же са­ма Ма­ри­на ви­де­ла в этих при­гла­ше­ни­ях хо­ло­дный ра­счёт. Гри­го­рий Ефи­мо­вич Голуб к то­му вре­ме­ни ра­бо­тал в Управ­ле­нии куль­ту­ры. Те­а­траль­ные адми­ни­стра­то­ры, узнав об этом, быстро со­обра­зи­ли, что уж для сво­ей-то до­че­ри он выбьет в Управ­ле­нии ли­шнюю шта­тную еди­ни­цу. В ре­зуль­та­те от все­го при­шлось отка­за­ться и на­чи­нать ка­рье­ру с ну­ля – с пои­сков ра­бо­ты.

Этот пе­ри­од она пе­ре­жи­ла тру­дно – «ме­та­лась из сто­ро­ны в сто­ро­ну». По­про­бо­ва­ла се­бя в ки­но – в 1980-м сня­лась в исто­ри­че­ской ди­ло­гии «Юность Пе­тра» и «В на­ча­ле слав­ных дел» у са­мо­го Сер­гея Апол­ли­на­ри­е­ви­ча Ге­ра­си­мо­ва. В том же го­ду сыгра­ла у Эль­да­ра Ря­за­но­ва – в тра­ги­ко­ме­дии «О бе­дном гу­са­ре за­мол­ви­те сло­во». Ро­ли были не­боль­шие, но Ма­ри­на ве­ри­ла – ли­ха бе­да на­ча­ло. В Шко­ле­сту­дии МХАТ её учи­ли: не быва­ет ма­лень­ких ро­лей, быва­ют ма­лень­кие актёры. Уж те­перь-то её за­ме­тят и дру­гие ре­жис­сёры, оце­нят её дар, на­сту­пит про­рыв – по­че­му бы ей не сде­лать бле­стя­щую ка­рье­ру в ки­но. Не по­хо­жую ни на ко­го сво­е­обра­зную актри­су ки­но­шни­ки дей­стви­тель­но за­ме­ти­ли, охо­тно при­гла­ша­ли на про­бы, но про­рыва не на­сту­па­ло – ро­лей, ко­то­рые мо­гли бы ра­скрыть её по­тен­ци­ал, Голуб не пре­дла­га­ли. Мно­го лет спу­стя Ма­ри­на откро­вен­но при­зна­ва­лась, что, быва­ло, от без­ысхо­дно­сти рыда­ла в по­ду­шку, «ко­ри­ла се­бя за без­дар­ность» – ей ка­за­лось, что жизнь кон­че­на.

В этот мо­мент ма­ма ей по­со­ве­то­ва­ла: «Иди на эстра­ду – в Мо­скон­церт! Не на­до си­деть и че­го-то ждать. На­до ид­ти к зри­те­лю, а эстра­да те­бе мно­го даст». «Ко­не­чно, как ка­ждая актри­са, ме­чта­ю­щая о ве­ли­кой сце­не, я дол­го отка­зыва­лась. По­том ре­ши­ла по­про­бо­вать. Сде­ла­ла ре­пер­ту­ар: чи­та­ла сти­хи, отрыв­ки из лю­би­мых пьес… И те­перь я мо­гу твёр­до ска­зать, что я бла­го­дар­на это­му ре­ше­нию, по­то­му что, ко­гда у те­бя де­ко­ра­ции, кра­си­вые пла­тья, ро­ско­шные пар­тнёры – это одно. Во сто крат тру­днее в оди­но­чку вый­ти к зри­тель­но­му за­лу и убе­дить те­бя слу­шать. А ко­гда по­том те­бе ещё на­чи­на­ют апло­ди­ро­вать и кри­чать «бра­во» – это до­ро­го­го стоит. Мне это дей­стви­тель­но столь­ко да­ло!»

Два го­да актри­са ко­ле­си­ла с кон­цер­та­ми по стра­не – вы­сту­па­ла в про­вин­ци­аль­ных до­мах куль­ту­ры, сель­ских клу­бах, да­лёких во­ен­ных гар­ни­зо­нах. Вско­ре её ха­ра­ктер­ность, ве­сёлый нрав, лёг­кость в об­ще­нии, стрем­ле­ние ра­бо­тать и ра­зви­ва­ться оце­ни­ли и в те­а­тре. Шесть лет Ма­ри­на Голуб от­да­ла зна­ме­ни­то­му Те­а­тру ми­ни­а­тюр Ар­ка­дия Рай­ки­на, ещё пя­тнад­цать – Мо­сков­ско­му ев­рей­ско­му те­а­тру «Ша­лом». Не бу­ду­чи ев­рей­кой да­же на­по­ло­ви­ну, игра­ла спе­кта­кли на ив­ри­те и идиш и, кста­ти, поль­зо­ва­лась не­ве­ро­я­тным успе­хом у зри­те­лей. Па­рал­лель­но – ве­ла на те­ле­ви­де­нии «Утрен­нюю по­чту», про­бо­ва­ла се­бя в дру­гих те­ле­ви­зи­он­ных про­е­ктах, всё ча­ще сни­ма­лась в ки­но. Ши­кар­но сыгра­ла ди­ре­кто­ра фи­лар­мо­нии в «Шир­ли-мыр­ли», ди­ре­кто­ра ма­га­зи­на в «Сва­дьбе» – уже то­гда на­чал скла­дыва­ться её ки­нои­мидж «ко­ро­ле­вы эпи­зо­да».

Но по-на­сто­я­ще­му её актёр­ская су­дьба ста­ла успе­шно скла­дыва­ться толь­ко в са­мом на­ча­ле «ну­ле­вых», ко­гда Ма­ри­на на­ко­нец встре­ти­ла «сво­е­го» ре­жис­сёра – Ки­рил­ла Се­ре­брен­ни­ко­ва. Её ро­ли в его спе­кта­клях «Пла­сти­лин» и «Тер­ро­ризм» были на­столь­ко успе­шны, что в 2002 го­ду сбылась, как она выра­жа­лась, «ме­чта иди­о­тки» – её при­гла­си­ли-та­ки в труп­пу МХТ име­ни Че­хо­ва.

«У ме­ня та­кое чув­ство, – свер­кая от сча­стья, де­ли­лась Ма­ри­на Голуб, – что я про­шла все кру­ги испыта­ний, что­бы при­йти в Свой Дом. Как буд­то рань­ше ме­ня ту­да не пу­ска­ли, а по­том ска­за­ли: «Те­перь мо­же­шь». Сю­да на­до при­хо­дить, ко­гда ты че­го-то до­стиг и до­стоин этой ле­ген­дар­ной сце­ны». Имен­но на сце­не Ху­до­же­ствен­но­го те­а­тра Голуб вдруг ра­скрылась как се­рьёзная дра­ма­ти­че­ская актри­са, при этом не бо­я­ща­я­ся вы­гля­деть сме­шной, за­бав­ной, обо­жа­ю­щая гро­теск. Она бле­стя­ще сыгра­ла Да­ри­ну в «Тар­тю­фе» Мо­лье­ра. Её Гер­тру­да в шекс­пи­ров­ском «Гам­ле­те» (в по­ста­нов­ке Юрия Бу­ту­со­ва), где она игра­ла вме­сте с Кон­стан­ти­ном Ха­бен­ским, Ми­хаи­лом Тру­хи­ным и Ми­хаи­лом По­ре­чен­ко­вым, ста­ла со­быти­ем для те­а­траль­ной Мо­сквы. И вско­ре сла­ва бу­кваль­но на­крыла её с го­ло­вой.

«лю­блю играть ста­рух, ки­ки­мор и баб-яг!»

Спу­стя го­ды, отве­чая на во­про­сы жур­на­ли­стов, тру­дный ли путь она про­шла к се­бе се­го­дня­шней – успе­шной и по­пу­ляр­ной, актри­са не скрыва­ла: не­ве­ро­я­тно тру­дный. «Если ты хо­че­шь до­би­ться не толь­ко сла­вы, не про­сто мель­кнуть, а до­сти­чь ка­кой-то глу­би­ны, то это очень сло­жный путь, – уве­ря­ла Ма­ри­на Голуб. – Здесь ну­жны три со­став­ля­ю­щие: ра­бо­то­сп­осо­бность, та­лант и его ве­ли­че­ство слу­чай. Мо­жно да­же не иметь на сво­ей сто­ро­не Фор­ту­ны, но я ве­рю, что ра­бо­то­сп­осо­бность и та­лант про­бьют всё. Хо­те­лось ли мне в ми­ну­ты отча­я­нья уй­ти из про­фес­сии? Нет. Ни­ко­гда в жи­зни да­же не до­пу­ска­ла та­кой мысли. Актёры мо­гут чем уго­дно попла­ти­ться: ли­чной жи­знью, мо­гут не ви­деть де­тей, се­мьи, мо­гут не­до­е­дать, че­го-то не иметь, но не выхо­дить на сце­ну они не мо­гут! Зна­е­те, это аб­со­лю­тный нар­ко­тик. Бо­лит но­га – пе­ред спе­кта­клем она сра­зу пе­ре­ста­ёт бо­леть, 40 тем­пе­ра­ту­ра – ты её не чув­ству­е­шь, ты хо­ро­ше­е­шь, ра­сцве­та­е­шь... Хо­тя я и прои­зво­жу впе­ча­тле­ние че­ло­ве­ка опти­ми­сти­чно­го, и это дей­стви­тель­но так, но, по­ве­рьте, в мо­ей жи­зни было мно­го отча­я­нья, и очень глу­бо­ко­го. Но про­сто я счи­таю, что это­го ни­кто не дол­жен ви­деть.

В са­мые тру­дные мо­мен­ты мо­ей жи­зни ме­ня спа­са­ла моя про­фес­сия – она вдруг не­о­жи­дан­но открыва­ла со­вер­шен­но дру­гие две­ри и го­во­ри­ла: иди за мной – за сво­ей су­дьбой. И я да­же не шла, а ле­те­ла на крыльях сча­стья!»

На сце­не МХТ Ма­ри­на сыгра­ла не­ма­ло яр­ких ро­лей, в том чи­сле та­кие зна­ко­вые для ка­ждой актри­сы как Се­лия Пи­чем – в бре­хтов­ской «Трёх­гро­шо­вой опе­ре» (ре­жис­су­ра Ки­рил­ла Се­ре­бре­ни­ко­ва), Вас­са – в «Вас­се Же­ле­зно­вой» (Лев Эрен­бург). Её «вдруг» ра­с­про­бо­ва­ло и по­лю­би­ло ки­но – за ка­кие-то 10 лет актри­са сыгра­ла око­ло 80 ки­но­ге­роинь, в том чи­сле в та­ких по­пу­ляр­ных лен­тах, как «Во­ди­тель для Ве­ры», «Изо­бра­жая жер­тву», «Ан­дер­сен. Жизнь без лю­бви», «Ма­мы»... Как са­ма она не раз при­зна­ва­лась, «бра­лась за всё, из че­го мо­жно было хоть что-то ин­те­ре­сное сде­лать». «Жизнь не­боль­шая, и на­до в ней успеть по­про­бо­вать мно­гое. Я лю­блю играть маль­чи­ков, му­жи­ков, де­во­чек, ста­рух, ки­ки­мор, баб-яг… Всё лю­блю!»

Её по­пу­ляр­но­сти в не­ма­лой сте­пе­ни по­мо­га­ла актив­ная те­ле­ви­зи­он­ная де­я­тель­ность: Ма­ри­на Голуб без уста­ли вдо­хно­вен­но ве­ла сра­зу не­сколь­ко рей­тин­го­вых ра­зв­ле­ка­тель­ных про­грамм – «Пу­те­ше­ствие на­ту­ра­ли­ста», «Дев­ча­та» и «Эх, Се­мёнов­на!» Имен­но там её искро­мётный ко­ми­че­ский дар им­про­ви­за­ции вку­пе с неис­ся­ка­е­мым за­ря­дом опти­ми­зма про­яв­лял­ся во всём бле­ске и ра­зно­обра­зии. Со­гла­си­тесь, до­воль­но ред­кий слу­чай: актри­са ста­ла зве­здой, на­ро­дной лю­би­ми­цей на пя­том де­ся­тке лет, ко­гда ам­би­ции и ме­чты о все­лен­ской сла­ве обычно идут на спад. Не имея ни мо­дель­ной вне­шно­сти, ни строй­ной фи­гу­ры… Но имен­но в этот мо­мент Ма­ри­на Голуб вдруг ста­ла ин­те­ре­сна всем – ре­жис­сёры ста­ли ей пре­дла­гать боль­шие ла­ко­мые ро­ли, она ста­ла гла­мур­ной ге­рои­ней глян­це­вых жур­на­лов, ко­то­рые из но­ме­ра в но­мер пи­са­ли о её бур­ной ли­чной жи­зни и прив­ле­ка­ли чи­та­те­лей её фо­то­гра­фи­я­ми на облож­ке. Па­ра­докс? Да нет. Уди­ви­тель­но, что её та­лант, по­зи­тив­ный лёг­кий ха­ра­ктер и уме­ние со­зда­вать во­круг се­бя атмо­сфе­ру не­скон­ча­е­мо­го пра­здни­ка не осо­бо за­ме­ча­ли рань­ше.

Окру­жа­ю­щие удив­ля­лись её не­у­ём­но­сти: тя­нет на се­бе чуть ли не весь ре­пер­ту­ар Основ­ной сце­ны МХТ и при этом жа­лу­е­тся, что пол­го­да нет но­вых ро­лей. Голуб отве­ча­ла, по­смеи­ва­ясь: «А что вы хо­ти­те?! Я же Стре­лец по зна­ку зо­ди­а­ка, да к то­му же Пе­тух Огнен­ный. Пред­став­ля­е­те, как мне тя­же­ло се­бя сдер­жи­вать?» Ма­ри­на не скрыва­ла, что пла­нов у неё на­сто­я­щее гро­ма­дьё. Ме­чта­ла сыграть Зой­ку в «Зой­ки­ной квар­ти­ре», ма­ма­шу Ку­раж, ле­ди Мак­бет, ге­рои­ню пье­сы Эдвар­да Ол­би «Кто бои­тся Вир­джи­нии Вулф?». Хо­те­ла пои­грать в пье­сах Остров­ско­го, на­учи­ться играть Че­хо­ва. Осо­бен­но её при­тя­ги­ва­ла роль Ири­ны Ни­ко­ла­ев­ны Ар­ка­ди­ной в «Чай­ке»...

лю­бо­вь и голуб

За по­сле­дние го­ды актри­са да­ла де­ся­тки, если не со­тни «огнен­ных» ин­тер­вью, в ко­то­рых открыва­ла по­чти все свои се­кре­ты и тай­ны, спра­ве­дли­во по­ла­гая, что её путь и опыт мо­гут ко­му-то при­не­сти поль­зу.

«Лю­ди, ко­то­рые ме­ня зна­ют близ­ко, – рас­ска­зыва­ла она о сво­ей за­ку­ли­сной жи­зни, – го­во­рят, что я на ра­бо­те и я в до­ма­шних усло­ви­ях – это два ра­зных че­ло­ве­ка. Ко­гда я при­хо­жу в те­атр, то ста­нов­люсь актри­сой. Здесь не мо­жет быть пло­хо­го на­стро­е­ния, на­до не­сти по­ло­жи­тель­ный за­ряд. До­ма же я мо­гу быть, как ре­бёнок, – оби­жа­ться, хо­тя на ра­бо­те оби­ду ни­ко­гда не по­ка­жу. До­ма я то­же мо­гу быть и озор­ная, и сме­шная, но ста­ра­юсь рас­сла­бля­ться. Мо­гу по­пла­кать. Да­же по­выть... Ва­жен ли для ме­ня тыл в ви­де муж­чи­ны? Са­мая силь­ная жен­щи­на – это са­мая сла­бая жен­щи­на. Мне не­об­хо­дим муж­ской тыл. Лю­бой жен­щи­не ну­жно иметь ря­дом че­ло­ве­ка, ко­то­рый её по­ни­ма­ет. Актри­се – тем бо­лее. По­то­му что мы очень ра­ни­мые лю­ди, силь­но се­бя ра­стра­чи­ва­ем, ра­бо­та­ем ну­тром. И вос­ста­нав­ли­ва­е­тся всё это толь­ко ка­ки­ми­то осо­быми мо­мен­та­ми, слу­ча­я­ми, те­плом че­ло­ве­че­ским. Ко­гда та­ко­го те­пла нет, то на­чи­на­е­шь его отча­ян­но искать, что­бы со­гре­ться. Для то­го, чтоб по­том это те­пло опять от­дать».

Одна­жды на тра­ди­ци­он­ный во­прос «Ва­ше кре­до?» Ма­ри­на Голуб, не ра­зду­мывая, отве­ти­ла: «Не сов­ри, не пре­дай, не обидь. И лю­би!» При­чём сло­во «лю­би» про­зву­ча­ло как са­мое клю­че­вое. И дей­стви­тель­но, ли­чная жизнь актри­сы все­гда была бур­ной.

Пер­вая лю­бо­вь на­крыла её с го­ло­вой ещё в те­а­траль­ном ву­зе – с кра­сав­цем Дми­три­ем Зо­ло­ту­хи­ным (че­рез не­сколь­ко лет он сыгра­ет мо­ло­до­го Пе­тра I в исто­ри­че­ской ди­ло­гии Сер­гея Ге­ра­си­мо­ва «Юность Пе­тра» и «В на­ча­ле слав­ных дел») они были одно­кур­сни­ка­ми. Ти­пи­чный сту­ден­че­ский ро­ман: длив­ша­я­ся не­сколь­ко лет не­у­ём­ная страсть, тя­жёлое рас­ста­ва­ние.

В се­ре­ди­не 1980-х Голуб при­ня­ла на­стой­чи­вые уха­жи­ва­ния мо­сков­ско­го би­зне­сме­на Ев­ге­ния Трой­ни­на, в ко­то­ром актри­су под­ку­пи­ло его уди­ви­тель­ное вне­шнее сход­ство с её лю­би­мым актёром Ома­ром Ша­ри­фом. Они сыгра­ли кра­си­вую пышную сва­дьбу. Вско­ре ро­ди­лась до­чь – На­стя. Но, по во­спо­ми­на­ни­ям кол­лег Ма­ри­ны, уже в пе­ри­од бе­ре­мен­но­сти она по­ня­ла, что оши­блась с выбо­ром – сли­шком ра­зными они были с му­жем, и ре­ши­ла рас­ста­ться. Ев­ге­ний не был ни на одном её спе­кта­кле и во­об­ще счи­тал актёр­скую про­фес­сию не­се­рьёзной.

А вско­ре на га­стро­лях Те­а­тра ми­ни­а­тюр Ар­ка­дия Рай­ки­на в Вол­го­гра­де Ма­ри­на Голуб по­зна­ко­ми­лась со сту­ден­том ме­стно­го ис­тфа­ка Ва­ди­мом Дол­га­чёвым. И мгно­вен­но влю­би­лась в это­го дву­хме­тро­во­го пар­ня, вне­шне по­хо­же­го на мо­ло­до­го Же­ра­ра Де­пар­дье. На­сто­я­ла, что­бы Ва­дим пе­ре­е­хал в Мо­скву, по­сту­пил в Шко­лу­сту­дию МХАТ. Они по­же­ни­лись. Но и в этот раз се­мей­ная жизнь не за­ла­ди­лась. По вер­сии одних дру­зей се­мьи, со вре­ме­нем Ва­дим стал зло­у­по­тре­блять спир­тным, по мне­нию дру­гих, при­чи­на ра­зла­да была иной: Ма­ри­на хо­те­ла, что­бы муж де­лал ка­рье­ру и вырос в ве­ли­ко­го ар­ти­ста, а тот яко­бы не опра­вдал её на­де­жд.

Дол­га­чёв рас­ска­зывал о сво­ём со­ю­зе с Голуб так: «Наш брак с Ма­ри­ной я бы на­звал бра­ком по-ита­льян­ски: то лю­бо­вь су­ма­сшед­шая, то ра­звод и де­ви­чья фа­ми­лия! Мы ссо­ри­лись и ру­га­лись, по­том были ры­да­ния и при­зыв «во­зв­ра­щай­ся». Шесть лет ря­дом с ней прев­ра­ти­лись в мои ве­чные блу­ж­да­ния – ухо­ды нав­се­гда и во­зв­ра­ще­ния на­сов­сем...» Но в це­лом он был со­гла­сен: не смог Ма­ри­не со­о­твет­ство­вать. Актри­са вспо­ми­на­ла, как в день ра­зво­да они с Ва­ди­мом, вый­дя из ЗАГСА, се­ли, обня­лись и по­том ещё три дня «отме­ча­ли рас­ста­ва­ние», пи­ли вод­ку и дол­го-дол­го пла­ка­ли, вспо­ми­ная про­жи­тые вме­сте го­ды.

«Что та­кое лю­бо­вь?» – спра­ши­ва­ли актри­су. Она отве­ча­ла: «Ко­гда в отсут­ствие че­ло­ве­ка за­дыха­е­шься, а в его при­сут­ствии по­ни­ма­е­шь, что это весь твой мир, – на­вер­ное, это и есть лю­бо­вь». На дру­гой са­мый за­да­ва­е­мый Голуб во­прос: как ей уда­ётся влю­блять в се­бя та­ких яр­ких муж­чин, она с за­га­до­чной улыб­кой отве­ча­ла: «Я все­гда была уве­ре­на в се­бе. Ни­ко­гда не счи­та­ла

се­бя кра­са­ви­цей. Убе­жде­на: глав­ное – энер­ге­ти­ка. Муж­чи­ны на са­мом де­ле счи­тыва­ют на­шу энер­ге­ти­ку, а не си­си-пи­си».

В 1995 го­ду Ма­ри­на Голуб на­ча­ла встре­ча­ться с актёром Ана­то­ли­ем Вай­сма­ном. Го­во­рят, имен­но она при­ду­ма­ла ему зву­чный псев­до­ним Бе­лый, под ко­то­рым он впо­след­ствии стал изве­стным. Оба слу­жи­ли в Те­а­тре «Ша­лом», и не­у­ди­ви­тель­но, что во вре­мя ре­пе­ти­ций ме­жду ни­ми про­ско­чи­ла искор­ка, пе­ре­ро­сшая сна­ча­ла в стра­стный ро­ман, а за­тем и в вен­чан­ный брак. Лю­бо­пытно, что Ана­то­лий был млад­ше Ма­ри­ны на 15 лет, но они про­жи­ли 11 лет и да­же вме­сте пе­ре­шли в МХТ, где кол­ле­ги их шу­тли­во и с лю­бо­вью на­зыва­ли Бе­лый Голуб. К 10-ле­тне­му юби­лею сва­дьбы па­ра пе­ре­е­ха­ла жить в свой но­вый трёхэта­жный за­го­ро­дный дом в По­дмо­ско­вье с огром­ным по­дво­рьем. Ма­ри­на са­ма сде­ла­ла в нём ре­монт, так как Ана­то­лий в этот пе­ри­од мно­го сни­мал­ся в ки­но и был по­сто­ян­но в ра­зъе­здах. Ка­за­лось, ни­че­го не угро­жа­ло их се­мей­но­му сча­стью. Но вско­ре муж объя­вил, что ухо­дит к дру­гой жен­щи­не – эта но­вость уда­ри­ла Ма­ри­ну как обу­хом по го­ло­ве.

Голуб тя­же­ло пе­ре­жи­ва­ла ра­зрыв с Бе­лым, это пре­да­тель­ство так её под­ко­си­ло, что актри­са, по слу­хам, чуть было не ушла в мо­на­стырь. Но со вре­ме­нем она на­шла в се­бе си­лы про­стить его и вно­вь ушла с го­ло­вой в ра­бо­ту, в во­спи­та­ние по­дра­ста­ю­щей до­че­ри, на­ча­ла по­ду­мывать о ре­жис­су­ре и пре­по­да­ва­нии актёр­ско­го ма­стер­ства сту­ден­там. А по по­во­ду сво­ей ли­чной жи­зни го­во­ри­ла: «Зна­е­те, я сча­стли­вая жен­щи­на – в мо­ей жи­зни было лю­бви очень мно­го. Я три­жды была за­му­жем и со все­ми быв­ши­ми му­жья­ми со­хра­ни­ла хо­ро­шие отно­ше­ния. От пер­во­го му­жа, с ко­то­рым я про­жи­ла сов­сем ма­ло, у ме­ня до­чь. Она мой боль­шой друг, мы с ней го­во­рим на одном языке. Со вто­рым му­жем я про­жи­ла до­воль­но-та­ки дол­го, и он яв­ля­е­тся моим дру­гом до сих пор. Ва­дик очень хо­ро­ший че­ло­век, и я его лю­блю. Вме­сте с ним мы пи­шем сце­на­рии, а ещё он хо­ро­ший фо­то­граф. С тре­тьим му­жем – То­лей – мы ра­бо­та­ем в одном те­а­тре. Он очень хо­ро­ший актёр, ин­те­ре­сный. С ним была до­воль­но-та­ки сло­жная исто­рия, те­перь у не­го боль­шая се­мья, и дай бог ему сча­стья! Я счи­таю, что ва­жно не про­сто плыть по жи­зни, а са­мо­му де­лать её… Уметь сде­лать выво­ды из своих оши­бок: по­ме­нять что-то в се­бе, в си­ту­а­ции, в окру­же­нии. И ид­ти даль­ше».

смер­тель­ный дви­га­тель

По­сле­дней боль­шой лю­бо­вью актри­сы стал Ми­хаил Крав­чен­ко – пре­зи­дент кру­пно­го ме­бель­но­го хол­дин­га «Фа­бри­ка ме­бе­ли «8 Мар­та». Как все­гда, Ма­ри­на ушла в свою но­вую страсть без огляд­ки, без­рас­су­дно, на­зыва­ла эту встре­чу «сча­стли­вым по­во­ро­том су­дьбы». По-дру­го­му она не мо­гла, не уме­ла и не хо­те­ла. Го­во­ри­ла открыто: «Я жи­ву этим че­ло­ве­ком!», по­свя­ща­ла во­злю­блен­но­му сти­хи, «строй­не­ла» ра­ди не­го. Обу­ча­ла его актёр­ско­му ма­стер­ству и да­же по­ста­ви­ла к 15-ле­тию «Фа­бри­ки ме­бе­ли «8 Мар­та» спе­ктакль «Го­ре от ума» – с Ми­хаи­лом Крав­чен­ко в ро­ли Ча­цко­го. У них были да­ле­ко иду­щие пла­ны. Би­зне­смен соби­рал­ся по­да­рить Ма­ри­не огром­ную пло­щад­ку под её на­ро­дный те­атр. В нём они пла­ни­ро­ва­ли учить и де­тей, и взро­слых, ста­вить спе­кта­кли ми­ро­во­го ре­пер­ту­а­ра. Но он не успел…

20 мая 2012 го­да во­зле сво­е­го до­ма в по­дмо­сков­ном Пе­ре­дел­ки­но Один­цов-ско­го ра­йо­на 46-ле­тний Ми­хаил Крав­чен­ко был звер­ски убит – на­ём­ные кил­ле­ры изре­ше­ти­ли его «Мер­се­дес», вса­ди­ли в не­го шесть пуль. Это убий­ство по­тря­сло всю Мо­скву. Ги­бель Ми­хаи­ла ста­ла огром­ной тра­ге­ди­ей для Голуб. Она бро­си­лась про­во­дить своё соб­ствен­ное рас­сле­до­ва­ние, что­бы най­ти и испол­ни­те­ля, и за­каз­чи­ка. По­сто­ян­но со­зва­ни­ва­лась со сле­до­ва­те­ля­ми, исполь­зо­ва­ла свои свя­зи в пра­во­о­хра­ни­тель­ных ор­га­нах. Бу­кваль­но го­ре­ла этим. Но че­рез че­тыре ме­ся­ца по­ги­бла са­ма.

В свя­зи с этим, кста­ти, мно­ги­ми мои­ми кол­ле­га­ми озву­чи­ва­лась и «кон­спи­ро­ло­ги­че­ская» вер­сия: мол, смерть актри­сы мо­гла быть не­слу­чай­ной – «она мо­гла ко­му-то ме­шать». Яко­бы ей да­же угро­жа­ли… Об этом в про­грам­ме «Пусть го­во­рят» рас­ска­за­ла её по­дру­га Све­тла­на Са­ве­лье­ва: «За три дня до ава­рии Ма­ри­на по­зво­ни­ла мне и ма­ме Ми­хаи­ла Га­ли­не Ни­ко­ла­ев­не. Ска­за­ла, что у неё по­яви­лась ка­кая-то но­вая ин­фор­ма­ция по это­му де­лу, что со­об­щит она её толь­ко при ли­чной встре­че. И что её пре­ду­пре­ди­ли: не на­до заи­грыва­ться в де­те­кти­вов, глу­бо­ко ко­пать и лезть даль­ше по­ло­жен­но­го…» По сло­вам ма­мы Ми­хаи­ла Крав­чен­ко, Голуб дол­жна была к ней при­е­хать и ли­чно всё рас­ска­зать в сре­ду 10 октя­бря. И в но­чь с 9 на 10 октя­бря по­ги­бла. Взаи­мо­свя­за­ны эти две смер­ти или нет – во­прос ри­то­ри­че­ский. (По­зже по это­му де­лу был за­дер­жан друг и пар­тнёр Крав­чен­ко по би­зне­су Але­ксей Про­нин. По вер­сии след­ствия, имен­но он за­ка­зал гла­ву «Фа­бри­ки ме­бе­ли «8 Мар­та», что­бы не пла­тить по ста­рым дол­гам. – Ред.)

…В день сво­ей ги­бе­ли пе­ред спе­кта­клем «Смер­тель­ный дви­га­тель» в Те­а­тре на­ций Голуб встре­ти­ла по­дру­гу, ко­то­рую дав­но не ви­де­ла, и в ра­зго­во­ре с ней по­де­ли­лась, что та­кой сча­стли­вой в твор­че­ском пла­не, как сей­час, она не была ни­ко­гда в жи­зни. По­сле спе­кта­кля она по­е­ха­ла до­мой: соби­ра­лась пе­ре­но­че­вать у до­че­ри, ко­то­рая жи­ла не­по­да­лёку от те­а­тра. Но На­стя так и не до­жда­лась свою ма­му. В час но­чи ей по­зво­ни­ли, не­зна­ко­мый го­лос прои­знёс: «Ма­ри­на Гри­го­рьев­на Голуб по­ги­бла в ав­то­ка­та­стро­фе».

Не­за­дол­го до это­го она го­во­ри­ла в ин­тер­вью: «Я не мо­гу ска­зать, что не­кая про­фес­си­о­наль­ная план­ка до­сти­гну­та. Нет пре­де­ла со­вер­шен­ству! Хо­тя ка­кой-то этап, ко­не­чно, прой­ден. Я за­слу­жи­ла при­зна­ние. При­я­тно, что лю­бят и ува­жа­ют. Это зна­чит, что я всё де­лаю пра­виль­но. Но я все­гда жи­ву не­множ­ко с мыслью о зав­тра­шнем дне. И свою до­чь На­стю так учу: се­го­дня уже про­шло, на­до ид­ти даль­ше и ви­деть все­гда на два ша­га впе­рёд. Мне ка­же­тся, что мои ро­ли и всё лу­чшее в мо­ей жи­зни толь­ко впе­ре­ди!»

ма­ри­на Голуб в ро­ли те­ре­зы. кадр из Ге­рои­ко-при­клю­чен­че­ско­го филь­ма вла­ди­ми­ра Че­бо­та­рёва «неи­зве­стные стра­ни­цы из жи­зни ра­звед­чи­ка». мо­сфильм. 1990

актёры мхт им. Че­хо­ва и су­пру­ги ана­то­лий Бе­лый и ма­ри­на Голуб. апрель 2005

ма­ри­на Голуб в ро­ли Гер­тру­ды. про­гон спе­кта­кля «Гам­лет» в по­ста­нов­ке Юрия Бу­ту­со­ва на сце­не мхт им. Че­хо­ва. Де­ка­брь 2005

ми­хаил по­ре­чен­ков, ма­ри­на Голуб и кон­стан­тин ха­бен­ский в спе­кта­кле «Гам­лет»

куль­ту­ры се­кре­ты

на це­ре­мо­нию про­ща­ния с актри­сой к зда­нию мо­сков­ско­го ху­до­же­ствен­но­го те­а­тра име­ни Че­хо­ва при­шли со­тни по­клон­ни­ков её та­лан­та. 13 октя­бря 2012

ма­ри­на Голуб в арт-цен­тре на вол­хон­ке. мо­сква. но­я­брь 2011

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.