По­двиг Мю­ра­та

Как фран­цуз­ский лётчик-истре­би­тель и со­вет­ский лётчик-штур­мо­вик выкра­ли план НАТО по на­не­се­нию ядер­ных уда­ров по СССР

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Секреты Разведки - Ми­хаил Бол­ту­нов Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Ура­звед­чи­ков, как и у лю­дей дру­гих про­фес­сий, свой осо­бый спе­ци­фи­че­ский язык: на­зва­ния, наи­ме­но­ва­ния, тер­ми­ны, выра­же­ния. Ха­ра­кте­ри­зуя сво­е­го не очень про­фес­си­о­наль­но­го кол­ле­гу, они мо­гут мно­гое выра­зить одной фра­зой. Спро­сят с улыб­кой: «А он жи­во­го аген­та ви­дел?» Впол­не по­ня­тно, что во­прос этот ри­то­ри­че­ский, не тре­бу­ю­щий отве­та. Если он обра­щён, ко­не­чно, к ра­звед­чи­ку. Но для обыва­те­ля, че­ло­ве­ка да­лёко­го от ми­ра ра­звед­ки, он зву­чит по мень­шей ме­ре не­сколь­ко стран­но. Со­гла­си­тесь, не сов­сем по­ня­тно, как мо­жно слу­жить в ра­звед­ке и не ра­бо­тать с аген­та­ми?

Ответ, право же, не та­кой про­стой, как ка­же­тся на пер­вый взгляд. Аген­тур­ная сеть в ра­звед­ке лю­бой стра­ны по­пол­ня­е­тся ли­бо за счёт «до­бро­же­ла­те­лей» – лю­дей, ко­то­рые са­ми пре­дла­га­ют свои услу­ги, ли­бо за счёт тех, ко­го прив­ле­ка­ют к со­тру­дни­че­ству. То есть вер­бу­ют. Ино­го не да­но.

Ве­сьма не­про­сто из до­бро­же­ла­те­ля во­спи­тать аген­та. Но тут опре­де­ля­ю­щим яв­ля­е­тся то, что он обра­тил­ся в ра­звед­ку по соб­ствен­ной во­ле. Ко­не­чно, че­ло­век, по­па­дая в сло­жную си­ту­а­цию, на­при­мер фи­нан­со­вую, го­тов ли­шь к ко­ро­тко­му, еди­нов­ре­мен­но­му кон­та­кту: я вам – се­кре­ты, цен­ную ин­фор­ма­цию, вы мне – день­ги. И тут ва­жно в ко­ро­ткое вре­мя оце­нить сте­пень ин­фор­ми­ро­ван­но­сти «до­бро­же­ла­те­ля», во­змо­жность и не­об­хо­ди­мость даль­ней­шей ра­бо­ты с ним, су­меть прив­ле­чь к со­тру­дни­че­ству на по­сто­ян­ной осно­ве, отра­бо­тать усло­вия это­го со­тру­дни­че­ства и спосо­бы пе­ре­да­чи ин­фор­ма­ции.

И всё-та­ки, сле­ду­ет при­знать, лю­бые сло­жно­сти ра­бо­ты с «до­бро­же­ла­те­лем» не­срав­ни­мы с тру­дом вер­бов­щи­ка, ко­гда на­до не толь­ко най­ти, изу­чить, про­ве­рить ну­жно­го для ра­звед­ки че­ло­ве­ка, но и скло­нить его к сов­ме­стной ра­бо­те. Ра­бо­те ри­ско­ван­ной, на­пря­жён­ной, опа­сной. Ведь ра­звед­ку ин­те­ре­су­ют не про­стые про­бле­мы, изве­стные всем, но тай­ны дру­го­го го­су­дар­ства. И ра­згла­ше­ние этих тайн стро­го ка­ра­е­тся, да­же в са­мых де­мо­кра­ти­че­ских стра­нах.

Вот в по­до­бных, на­до пря­мо ска­зать, край­не тя­жёлых усло­ви­ях вер­бов­щик дол­жен най­ти под­хо­ды к се­кре­то­но­си­те­лю и убе­дить, ча­ще все­го во­пре­ки его во­ле, по­став­лять ра­звед­чи­ку се­кре­ты сво­ей стра­ны или во­ен­но­го альян­са (к при­ме­ру, НАТО).

«НЕ НА­ДО СПЕШИТЬ»

Та­ким се­кре­то­но­си­те­лем был пол­ков­ник шта­ба НАТО в За­па­дной Гер­ма­нии, ра­бо­тав­ший под псев­до­ни­мом Мю­рат. Он имел до­ступ к са­мым за­крытым до­ку­мен­там Се­ве­ро­а­тлан­ти­че­ско­го альян­са. Сра­зу на­до ска­зать, что это один из са­мых кру­пных аген­тов со­вет­ской во­ен­ной ра­звед­ки за всю её ве­ко­вую исто­рию. За го­ды ра­бо­ты на со­вет­скую во­ен­ную ра­звед­ку он пе­ре­дал в Центр бо­лее 20 тысяч ли­стов се­кре­тных до­ку­мен­тов.

В спе­цар­хи­ве ГРУ со­хра­нил­ся до­ку­мент, в ко­то­ром да­на та­кая оцен­ка де­я­тель­но­сти Мю­ра­та.

«В 1960-е го­ды, в пе­ри­од сло­жных ме­жду­на­ро­дных отно­ше­ний и боль­шой на­пря­жён­но­сти, зна­че­ние са­мо­о­твер­жен­но­го тру­да Мю­ра­та тру­дно пе­ре­о­це­нить. Его ра­бо­ту и цен­ность ин­фор­ма­ции мо­жно срав­нить толь­ко с ин­фор­ма­ци­ей Зор­ге или исто­чни­ка Лю­ци из груп­пы Ш. Ра­до. А во­змо­жно, и выше, ибо от Мю­ра­та в Центр по­сту­па­ла до­сто­вер­ная до­ку­мен­таль­ная, а не ана­ли­ти­че­ская ин­фор­ма­ция. Выпол­няя на­ши за­да­ния, Мю­рат силь­но ри­ско­вал сво­ей жи­знью, жер­тво­вал бла­го­по­лу­чи­ем се­мьи и ли­чным по­ло­же­ни­ем в при­вычном ему высшем бур­жу­а­зном об­ще­стве, счи­тая СССР сво­ей вто­рой Ро­ди­ной».

В ию­не 1960 го­да на встре­че с на­шим опе­ра­тив­ным офи­це­ром Мю­рат пе­ре­дал два до­ку­мен­та, ко­то­рые чи­сли­лись в шта­бе НАТО под гри­фом «Ко­смик. Се­кре­тно». Это «План Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го ВС НАТО в Ев­ро­пе №110/59 от 1.01.1960 г. по на­не­се­нию ядер­ных уда­ров» и «Чре­звычай­ный план обо­ро­ны опе­ра­тив­но-та­кти­че­ско­го ко­ман­до­ва­ния на Цен­траль­но-ев­ро­пей­ском те­а­тре во­ен­ных действий».

В пла­не Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го Объе­ди­нён­ными во­о­ру­жён­ными си­ла­ми НАТО да­ва­лась кра­ткая оцен­ка ха­ра­кте­ра бу­ду­щей вой­ны, рас­сма­три­ва­лись си­лы и сред­ства ядер­но­го на­па­де­ния, их ра­с­пре­де­ле­ние на те­а­тре во­ен­ных действий, при­во­ди­лись ха­ра­кте­ри­сти­ки и опре­де­лял­ся об­щий по­ря­док оче­рёдно­сти их по­ра­же­ния.

Это те­перь ми­ро­вой об­ще­ствен­но­сти изве­стны пла­ны ядер­ной вой­ны «Дро­пшот», №110/59 и дру­гие ра­зра­бо­тан­ные Пен­та­го­ном и НАТО. Но то­гда, все­го че­рез пол­то­ра де­ся­тка лет по­сле окон­ча­ния Вто­рой ми­ро­вой вой­ны ни­кто в Со­вет­ском Со­ю­зе не мог се­бе пред­ста­вить, что в США прои­зве­дут на свет до­ку­мент о ядер­ном уни­что­же­нии на­шей стра­ны – сво­е­го не­дав­не­го со­ю­зни­ка по ан­ти­ги­тле­ров­ской ко­а­ли­ции. По сви­де­тель­ству сов­ре­мен­ни­ков, на­тов­ский план до­ло­жи­ли Ни­ки­те Хру­щёву. Ру­ко­во­ди­тель Со­вет­ско­го Со­ю­за был в шо­ке. По су­ще­ству, он дер­жал в ру­ках похо­рон­ную на своё Оте­че­ство.

Этот до­ку­мент, не­сом­нен­но, яв­ля­е­тся выда­ю­щим­ся до­сти­же­ни­ем со­вет­ской во­ен­ной ра­звед­ки. Путь его из тай­но­го, се­кре­тно­го сей­фа шта­ба НАТО до крем­лёв­ско­го ка­би­не­та тя­жек и очень опа­сен. А ведь он был да­ле­ко не един­ствен­ным. Толь­ко в де­ка­бре 1961 го­да Мю­рат в обе­ден­ное вре­мя вынес из шта­ба и пе­ре­фо­то­гра­фи­ро­вал до­ма че­тыре се­кре­тных на­тов­ских до­ку­мен­та: «Чре­звычай­ный план обо­ро­ны во­о­ру­жён­ных сил НАТО на Цен­траль­но-ев­ро­пей­ском те­а­тре во­ен­ных действий», «Опе­ра­тив­ный план уче­ний НАТО «Кра­сный ру­бин», «Опе­ра­тив­ный план исполь­зо­ва­ния сил и средств ПВО НАТО». Ещё одним до­ку­мен­том был «Спра­во­чник НАТО по со­вет­ским ВВС». В нём при­во­ди­лись ра­звед­дан­ные по са­мо­лётно­му пар­ку, во­о­ру­же­нию, ра­ди­о­ло­ка­ци­он­ным стан­ци­ям (РЛС), сред­ствам свя­зи. Что ж, все­гда по­ле­зно знать, что изве­стно о те­бе про­тив­ни­ку. Все эти ма­те­ри­а­лы Мо­сква опре­де­ли­ла в ра­зряд «ве­сьма цен­ных».

При ра­бо­те с се­кре­тными ма­те­ри­а­ла­ми Мю­рат по­сто­ян­но шёл на риск, но де­лал очень ва­жные за­пи­си от ру­ки. В фев­ра­ле 1962 го­да он вру­чил их на­ше­му опе­ра­тив­но­му офи­це­ру, обра­тив вни­ма­ние на ва­жность ин­фор­ма­ции. В этот же пе­ри­од агент пе­ре­дал бо­лее де­ся­тка цен­ных до­ку­мен­тов НАТО по Бер­лин­ской про­бле­ме, ко­то­рые были до­ло­же­ны в Крем­ле.

Эта пи­сьмен­ная ин­фор­ма­ция да­ва­ла чёткое и то­чное пред­став­ле­ние о ядер­ных силах двух опе­ра­тив­но-та­кти­че­ских ко­ман­до­ва­ний – на Се­ве­ро-ев­ро­пей­ском и Цен­траль­но-ев­ро­пей­ском те­а­трах во­ен­ных действий. В ней ука­зывал­ся ру­беж, на глу­би­ну ко­то­ро­го бу­дут на­но­си­ться ядер­ные уда­ры вдоль ли­нии от Мур­ман­ска че­рез Ле­нин­град, При­бал­ти­ку, Минск, Гро­дно, Ор­шу, Ки­ев и да­лее на юг. При­во­ди­лись кон­кре­тные це­ли че­тырёх сте­пе­ней ва­жно­сти, вре­мя го­тов­но­сти к на­не­се­нию уда­ров, ко­ли­че­ство и тип но­си­те­лей ядер­но­го ору­жия. Ин­фор­ма­ция аген­та была при­зна­на Мо­сквой как осо­бо ва­жная.

А Мю­рат про­дол­жал де­лать свою опа­сную, но та­кую ну­жную для Со­вет­ско­го Со­ю­за ра­бо­ту – до­бывать со­вер­шен­но се­кре­тные про­грамм­ные до­ку­мен­ты во­о­ру­жён­ных сил НАТО и США. Вско­ре он пе­ре­дал ко­пию но­во­го «Пла­на Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го ВС НАТО в Ев­ро­пе №200/61 по на­не­се­нию ядер­ных уда­ров» и «На­став­ле­ние ВС НАТО по при­ме­не­нию ядер­но­го ору­жия» с кон­кре­тными дан­ными о но­вей­ших ядер­ных бо­е­при­па­сах.

По­ни­мая исклю­чи­тель­ную цен­ность этой ра­зве­дыва­тель­ной ин­фор­ма­ции для на­ше­го го­су­дар­ства, ре­зи­дент ГРУ во Фран­ции ге­не­рал-ма­йор Иван Че­ре­де­ев во­збу­дил хо­да­тай­ство о при­сво­е­нии Мю­ра­ту зва­ния Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за. До­ку­мент, под­пи­сан­ный им, за­кан­чи­вал­ся сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Это един­ствен­ная ме­ра, ко­то­рую Мю­рат оце­нит в пол­ной ме­ре. Она при­даст ему си­лы пре­о­до­ле­вать и даль­ше сло­жную об­ста­нов­ку. Мю­рат по­ни­ма­ет, что его за­слу­ги в на­сто­я­щее вре­мя по край­ней ме­ре не ни­же за­слуг тех ино­стран­цев, ко­то­рые по­лу­чи­ли высо­кое зва­ние Ге­роя в пе­ри­од вой­ны, по­мо­гая на­шим во­о­ру­жён­ным си­лам».

Все осно­ва­ния для при­сво­е­ния Мю­ра­ту зва­ния Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за были. Се­го­дня, ана­ли­зи­руя ра­бо­ту цен­ней­ше­го аген­та ГРУ, ко­то­рый 10 лет тру­дил­ся на Со­вет­ский Со­юз, по­ни­ма­е­шь: он все­гда на­хо­дил­ся на острие на­шей ра­зве­дыва­тель­ной де­я­тель­но­сти. Одна­ко на пред­став­ле­нии па­риж­ско­го ре­зи­ден­та на­чаль­ник Глав­но­го ра­зве­дыва­тель­но­го управ­ле­ния не­бе­зы­зве­стный ге­не­рал Иван Се­ров на­ло­жил то­гда ре­зо­лю­цию: «Не на­до спешить. Се­ров». Мю­ра­та на­гра­ди­ли ор­де­ном Ле­ни­на.

АС ВЕРБОВКИ ЛЕБЕДЕВ

Как же уда­лось за­вер­бо­вать та­ко­го, я бы ска­зал, уни­каль­но­го аген­та и на про­тя­це­лей

же­нии 10 дол­гих лет успе­шно осу­ще­ств­лять ра­зве­дыва­тель­ную де­я­тель­ность? Эту опе­ра­цию по вер­бов­ке высо­ко­по­став­лен­но­го офи­це­ра шта­ба Се­ве­ро­а­тлан­ти­че­ско­го альян­са про­вёл во­ен­но­во­зду­шный ат­та­ше Со­вет­ско­го Со­ю­за во Фран­ции пол­ков­ник Але­ксей Лебедев.

Але­ксей Ива­но­вич был че­ло­ве­ком не­ор­ди­нар­ным. На фрон­те он ле­тал на Ил-2. Их хлеб – штур­мов­ка, уни­что­же­ние бо­е­вой те­хни­ки и жи­вой си­лы про­тив­ни­ка на зем­ле. И он уни­что­жал: тан­ки, ав­то­ма­ши­ны c го­рю­чим и бо­е­при­па­са­ми, дзо­ты, блин­да­жи. Штур­мо­ви­ки – се­рьёзная си­ла. А вот в во­зду­хе у Ил-2 про­тив не­ме­цких «мес­се­ров» и «фок­ке­ров» пра­кти­че­ски не было шан­сов. На сто­ро­не фа­шист­ских истре­би­те­лей – ско­рость, ма­нев­рен­ность. Но Лебедев ду­мал ина­че. Ока­зав­шись один про­тив че­твёр­ки вра­же­ских истре­би­те­лей, пи­лот всту­пил в бой.

«От­бил шесть атак истре­би­те­лей про­тив­ни­ка, – на­пи­шет по­том ко­ман­дир эска­дри­льи в его пред­став­ле­нии на ор­ден. – Сбил один Ме-109 и один ФВ-190 и во­зв­ра­тил­ся на свой аэро­дром без еди­ной про­бои­ны».

Толь­ко за один 1943 год лётчик-штур­мо­вик Лебедев по­лу­чил че­тыре ор­де­на – два Кра­сно­го Зна­ме­ни, Кра­сной Зве­зды и Оте­че­ствен­ной вой­ны I сте­пе­ни. От сер­жан­та до­рос до стар­ше­го лей­те­нан­та, от пи­ло­та – до за­ме­сти­те­ля ко­ман­ди­ра эска­дри­льи. В мар­те 1945 го­да ко­ман­ду­ю­щий 1-м Бе­ло­рус­ским фрон­том Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за Ге­ор­гий Кон­стан­ти­но­вич Жу­ков под­пи­шет на­гра­дной лист. И гвар­дии ка­пи­тан Але­ксей Ива­но­вич Лебедев, ко­ман­дир эска­дри­льи 71-го гвар­дей­ско­го штур­мо­во­го ави­а­ци­он­но­го Кра­сно­зна­мён­но­го пол­ка, ста­нет Ге­ро­ем Со­вет­ско­го Со­ю­за.

По­сле вой­ны он окон­чит Во­ен­но­во­зду­шную ака­де­мию и бу­дет на­зна­чен ко­ман­ди­ром штур­мо­во­го ави­а­пол­ка на Даль­ний Во­сток. Ка­за­лось бы, во­ен­ная ка­рье­ра Але­ксея Ива­но­ви­ча скла­дыва­е­тся впол­не успе­шно. Ему все­го 30 лет, а он уже про­шёл основ­ные ави­а­ци­он­ные ко­ман­дные дол­жно­сти, за спи­ной бе­сцен­ный фрон­то­вой опыт, зна­ния, обре­тён­ные в ака­де­мии, ав­то­ри­тет лётчи­ка­а­са, Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за. Слу­жи да ра­дуй­ся. Но одна­жды Але­ксею Ива­но­ви­чу пре­дла­га­ют сме­нить про­фес­сию: из ави­а­ции пе­ре­йти в… ра­звед­ку.

И в этом не было ни­че­го уди­ви­тель­но­го. Во­ен­ная ра­звед­ка все­гда от­би­ра­ла лу­чших. А Лебедев, без сом­не­ния, лу­чший. Прав­да, в ави­а­ции. А что жда­ло его в ра­звед­ке? Опять «сту­ден­че­ские го­ды», те­перь в Во­ен­но-ди­пло­ма­ти­че­ской ака­де­мии, ко­то­рую он окон­чит в 35 лет. И бу­дет ещё «мо­ло­дым» и «зе­лёным» во­ен­ным ди­пло­ма­том. В об­щем, как под­шу­чи­ва­ли дру­зья-ави­а­то­ры, «ты, Лёша, ста­не­шь там на­сто­я­щим ка­рье­ри­стом». Сло­вом, хоть так при­ки­дывал, хоть этак, всё было про­тив. И толь­ко сам Лебедев ока­зал­ся за. Он дал со­гла­сие, и жизнь его бро­си­ла в кру­тое пи­ке.

Во Фран­ции, где он слу­жил по­сле окон­ча­ния ака­де­мии, на одном из при­ёмов его по­зна­ко­ми­ли с пол­ков­ни­ком­фран­цу­зом из шта­ба НАТО. При­зна­ться, в тот ве­чер Лебедев ви­дел пе­ред со­бой стар­ше­го офи­це­ра Се­ве­ро­а­тлан­ти­че­ско­го бло­ка, и уж если не вра­га, то да­ле­ко не дру­га. Ожи­дал услышать оче­ре­дную сло­ве­сную ата­ку по ра­зли­чным про­бле­мам хо­ло­дной вой­ны. Сколь­ко уж их выдер­жал со­вет­ский ат­та­ше, не счесть. Но фран­цуз и не соби­рал­ся пи­ки­ро­ва­ться, был на удив­ле­ние до­бро­же­ла­те­лен, ве­сел. Ста­ли вспо­ми­нать фрон­то­вые бу­дни, бо­е­вые эпи­зо­ды, ку­рьёзные слу­чаи. Ока­за­лось, они оба – бо­е­вые лётчи­ки, близ­ки по во­зра­сту, уча­ство­ва­ли в вой­не с Гер­ма­ни­ей, прав­да, во­е­ва­ли на ра­зных фрон­тах: Лебедев – на Во­сто­чном, фран­цуз – в Се­вер­ной Афри­ке, по­том в Ев­ро­пе, но не­бо у них было одно. И дру­зей бо­е­вых они те­ря­ли, и фа­шист­ские са­мо­лёты сби­ва­ли. Но­вый зна­ко­мый был лётчи­ком-истре­би­те­лем, ко­ман­ди­ром эска­дри­льи, ли­чно уни­что­жил пять са­мо­лётов про­тив­ни­ка. Прав­да, осо­бен­но этим не хва­стал­ся, счи­тал, что сби­тых пять не­ме­цких ма­шин ма­ло­ва­то.

Ле­бе­де­ва в кру­гах фран­цуз­ских лётчи­ков зна­ли хо­ро­шо. Вот как о нём вспо­ми­на­ет пол­ков­ник в от­став­ке Иван Ла­за­рев, в ту пору слу­жив­ший ин­спе­кто­ром ГРУ:

«Па­риж­ская ре­зи­ден­ту­ра была очень актив­ной. Но­мер один ре­зи­ден­ту­ра. По край­ней ме­ре в Ев­ро­пе. Боль­ше все­го для на­шей ра­звед­ки во Фран­ции сде­лал имен­но Лебедев. Он был за­ме­ча­тель­ным вер­бов­щи­ком. Але­ксей Ива­но­вич Лебедев – Ге­рой, бо­е­вой лётчик! Он был вхож в са­мые высо­кие ави­а­ци­он­ные кру­ги Фран­ции. Сре­ди его хо­ро­ших зна­ко­мых – ге­не­ра­лы и стар­шие офи­це­ры, про­шед­шие вой­ну. На вид он угло­ва­тый, эта­кий яро­слав­ский ме­дведь, но дру­жить умел, все­гда был ду­шой ком­па­нии. Мог но­чь на­про­лёт пить, «гу­деть», го­стей умел по­тче­вать, уго­щал гри­бо­чка­ми яро­слав­ски­ми. В об­щем, пон­ра­ви­лись они друг дру­гу. Ду­маю, сыграл свою роль и тот факт, что Мю­рат с ан­ти­па­ти­ей отно­сил­ся к аме­ри­кан­цам. Не лю­бил их за высо­ко­ме­рие, сно­бизм, же­ла­ние всю­ду ко­ман­до­вать».

Так со­сто­я­лось их пер­вое зна­ком­ство, пе­ре­ро­сшее по­том в до­брые, то­ва­ри­ще­ские отно­ше­ния.

– Зна­е­шь, Але­ксей! – ска­зал в тот ве­чер пол­ков­ник. – Я истре­би­тель, а сбил все­го пять са­мо­лётов. А ты, штур­мо­вик, – по­чти столь­ко же. Фан­та­сти­ка! Ты на­сто­я­щий рус­ский ас.

Фран­цуз вни­ма­тель­но по­гля­дел в гла­за Ле­бе­де­ву: – Пой­дём, выпьем за на­шу по­бе­ду! Они хо­ро­шо выпи­ли. Ка­ждый рас­ска­зал о се­бе. Пол­ков­ник без утай­ки по­ве­дал о слу­жбе в на­тов­ском шта­бе, о дол­жно­сти, ко­то­рую за­ни­мал. При­знал­ся, что об­ста­нов­ка, в ко­то­рой он ра­бо­та­ет, не­про­стая. По ро­ду слу­жбы ему при­хо­ди­тся на­хо­ди­ться сре­ди нем­цев и аме­ри­кан­цев. Пер­вых он не лю­бил за фа­шизм и тра­ге­дии вой­ны. Ко вто­рым то­же отно­сил­ся с не­при­я­знью, не­ред­ко го­во­рил аме­ри­кан­ским кол­ле­гам кол­ко­сти. Фран­цуз охо­тно со­гла­сил­ся на пре­дло­же­ние встре­ти­ться ещё раз.

В по­сле­ду­ю­щем пол­ков­ник го­во­рил, что США го­то­вят вой­ну про­тив СССР и ста­ра­ю­тся втя­нуть в её по­дго­тов­ку ев­ро­пей­ские стра­ны. Что­бы под­твер­дить пра­во­ту своих слов, со­гла­сил­ся по­ка­зать не­ко­то­рые ма­те­ри­а­лы НАТО. Там до­ку­мен­таль­но за­фи­кси­ро­ва­но, как Со­е­ди­нён­ные Шта­ты го­то­вя­тся к но­вой вой­не. Толь­ко те­перь к вой­не ядер­ной. Так на­ча­лось их мно­го­ле­тнее со­тру­дни­че­ство.

ЦЕН­НЫЙ АГЕНТ ПОД­ПОЛ­КОВ­НИ­КА д.

О та­лан­те вер­бов­щи­ка ска­за­но ма­ло и ску­по. А ведь это осо­бый та­лант, ко­то­рый да­ру­е­тся не ка­ждо­му смер­тно­му. Жур­на­ли­сты и пи­са­те­ли зна­ют о нём нем­но­го, ра­звед­чи­ки го­во­рить не лю­бят. То­му до­ста­то­чно при­чин. Как вся­кий та­лант, он не толь­ко ре­док и са­мо­бытен, но да­ле­ко спря­тан от по­сто­рон­них глаз. Он ка­че­ствен­но отли­чен от дру­гих. Если та­лант ху­до­жни­ка, му­зыкан­та, ли­те­ра­то­ра не­во­змо­жен без ши­ро­ко­го при­зна­ния, то та­лант вер­бов­щи­ка ра­сцве­та­ет в со­вер­шен­ной без­ве­стно­сти. О нём зна­ют еди­ни­цы. И чем мень­ше та­ко­вых «по­клон­ни­ков», тем лу­чше. Пе­ре­фра­зи­руя изве­стную по­сло­ви­цу, мо­жно ска­зать: что дру­го­му та­лан­ту до­бро, то вер­бов­щи­ку – смерть.

Вер­бов­щи­ки – высший класс ра­звед­ки, её эли­та. Это все­гда ли­чно­сти. Жи­вётся им не про­сто. Им часто за­ви­ду­ют. У них скла­дыва­ю­тся не са­мые про­стые отно­ше­ния с со­слу­жив­ца­ми. Что же ка­са­е­тся ру­ко­вод­ства, то оно, как пра­ви­ло, стре­ми­тся ма­кси­маль­но исполь­зо­вать этих са­мо­род­ков, ибо от них за­ви­сит эф­фе­ктив­ность ра­бо­ты ра­зве­дыва­тель­но­го ап­па­ра­та. Имен­но они не­сут в кор­зи­ну ре­зи­ден­ту­ры «зо­ло­тые яй­ца».

…Под­пол­ков­ни­ка Вла­ди­ми­ра Але­ксе­е­ви­ча Д. по­сле окон­ча­ния Во­ен­но­ди­пло­ма­ти­че­ской ака­де­мии в 1959 го­ду на­пра­ви­ли в Лон­дон под «крышу» со­вет­ско­го торг­пред­ства, на дол­жность стар­ше­го ин­же­не­ра. Вре­ме­ни для по­сте­пен­но­го вхо­жде­ния, вра­ста­ния в об­ста­нов­ку и вов­се не было. Как шу­тил по­том Вла­ди­мир Але­ксе­е­вич, «я ещё толь­ко еду в Лон­дон, а мне уже пе­ре­да­ли аген­та Грэя».

Агент был цен­ный, он тру­дил­ся в Оксфор­де, в на­учно-ис­сле­до­ва­тель­ском ин­сти­ту­те, за­ни­мал­ся ра­зра­бо­ткой то­пли­ва для ра­ке­тных дви­га­те­лей. Одна­ко за не­сколь­ко ме­ся­цев до при­е­зда на­ше­го офи­це­ра в Ве­ли­ко­бри­та­нию он по­те­рял ра­бо­ту, его уво­ли­ли из ин­сти­ту­та.

Вла­ди­мир Але­ксе­е­вич про­вёл с ним пер­вую встре­чу. Грэй ста­рал­ся дер­жа­ться, но было ви­дно, что он рас­стро­ен по­те­рей ра­бо­ты, а зна­чит, и опе­ра­тив­ных во­змо­жно­стей. Одна­ко агент с уве­рен­но­стью ска­зал, что най­дёт но­вое ме­сто, не ху­же пре­жне­го. Офи­цер по­го­во­рил с ним, под­дер­жал мо­раль­но, дал не­боль­шую сум­му де­нег. Откро­вен­но го­во­ря, не очень ве­ри­лось в за­ве­ре­ния Грэя. Оксфорд, он и есть Оксфорд: тру­дно най­ти рав­но­цен­ную за­ме­ну.

Но на сле­ду­ю­щей встре­че агент с ра­до­стью со­об­щил, что его при­ня­ли в один из фи­ли­а­лов ни­дер­ланд­ской ком­па­нии «Фи­липс». За­ни­ма­ю­тся они эле­ктро­ни­кой. По­сле это­го под­пол­ков­ник как со­тру­дник со­вет­ско­го торг­пред­ства на­ла­дил с Грэем впол­не офи­ци­аль­ные кон­та­кты. А вско­ре в торг­пред­стве ра­здал­ся зво­нок, агент про­сил о встре­че. Ока­за­лось, что на­чаль­ник от­де­ла, в ко­то­ром тру­дил­ся Грэй, уе­хал в ко­ман­ди­ров­ку на три дня.

– И что? – спро­сил Вла­ди­мир Але­ксе­е­вич.

– А то, что я знаю, где он пря­чет ключ от сей­фа, в ко­то­ром хра­ня­тся очень цен­ные се­кре­тные ма­те­ри­а­лы.

– То­гда да­вай зав­тра всё сде­ла­ем, – ска­зал под­пол­ков­ник. Агент со­гла­сил­ся. «На­ме­ти­ли ме­сто и вре­мя встре­чи, – бу­дет вспо­ми­нать по­том Вла­ди­мир Але­ксе­е­вич. – Я вые­хал. Он при­нёс мне объём­ную па­пку с се­кре­тными до­ку­мен­та­ми. До­го­во­ри­лись: сей­час по­е­ду всё пе­ре­фо­то­гра­фи­рую. Че­рез два ча­са ре­ши­ли встре­ти­ться в дру­гом ме­сте.

При пе­ре­съём­ке до­ку­мен­тов по­лу­чи­лось бо­лее 600 ка­дров. Вер­нул ма­те­ри­а­лы, как и обе­щал, и до­го­во­ри­лись с ним о зав­тра­шнем кон­та­кте. То же са­мое про­де­ла­ли на­зав­тра. Те­перь он вру­чил мне до­ку­мен­ты по тан­ко­вым ин­фра­кра­сным при­це­лам. А ве­че­ром я, как на крыльях, пом­чал­ся к ре­зи­ден­ту ге­не­ра­лу То­ло­кон­ни­ко­ву. Это было со­бытие. Мы выпол­ни­ли го­до­вой план ре­зи­ден­ту­ры, там ока­за­лось 80 цен­ных до­ку­мен­тов!»

Та­кой стре­ми­тель­ный взлёт мо­ло­до­го со­тру­дни­ка, увы, нра­вил­ся не всем. Уж очень бле­дно смо­тре­лись не­ко­то­рые со­слу­жив­цы на его фо­не.

«Вре­мя идёт, – рас­ска­зывал Вла­ди­мир Але­ксе­е­вич, – а мно­гие по­зи­ции по пе­ре­чню ВПК про­ви­са­ют, не выпол­ня-

…Под­пол­ков­ни­ка Вла­ди­ми­ра Але­ксе­е­ви­ча Д. по­сле окон­ча­ния Во­ен­но-ди­пло­ма­ти­че­ской ака­де­мии в 1959 го­ду на­пра­ви­ли в Лон­дон под «крышу» со­вет­ско­го торг­пред­ства, на дол­жность стар­ше­го ин­же­не­ра.

ются. А тут ещё этот мо­ло­дой, ре­звый «ма­як». И то­гда не­ко­то­рые кол­ле­ги ре­ши­ли от ме­ня изба­ви­ться. Но как? На­пи­сать пи­сьмо в Центр, мол, офи­цер Д. оби­ды выра­жа­ет, про­тив стра­ны, про­тив со­вет­ской вла­сти аги­ти­ру­ет, не­до­во­лен, что у не­го нет квар­ти­ры. Что тут ска­же­шь? Квар­ти­ры у ме­ня дей­стви­тель­но не было. А что ка­са­е­тся стра­ны, так я за неё на фрон­те кро­вь про­ли­вал. Толь­ко кто бы ме­ня стал слу­шать, на­ка­тай они та­кое пи­сьмо. Спас ме­ня стар­ший то­ва­рищ, пол­ков­ник Ва­си­лий Его­ров. Ко­гда не­до­воль­ные к не­му обра­ти­лись, он ска­зал: «По­смо­три­те, как он ра­бо­та­ет. Жи­вёт ра­бо­той. Нель­зя шель­мо­вать че­ло­ве­ка. Если на­пи­ши­те гря­зное пи­сьмо, са­ми за не­го отве­ти­те».

Для ме­ня это был хо­ро­ший урок. Я по­нял, что в ра­звед­ке не все пре­кра­сные рыца­ри без стра­ха и упрёка…»

«РАЗБЕЙ ЕМУ МА­ШИ­НУ»

Про­фес­сия вер­бов­щи­ка стра­те­ги­че­ской аген­тур­ной ра­звед­ки во­бра­ла в се­бя лу­чшие чер­ты мно­гих про­фес­сий. Он, как хо­ро­ший актёр, дол­жен играть свою, для ка­ждой встре­чи за­дан­ную роль. Да так, что­бы ему по­ве­ри­ли не толь­ко в мо­мент бе­се­ды, но и по­зже, при по­сле­ду­ю­щем, «хо­ло­дном» ана­ли­зе. Де­ло в том, что актёр в те­а­тре со­зда­ёт образ пер­со­на­жа, в ко­то­рый до­бро­воль­но стре­мя­тся по­ве­рить мно­го зри­те­лей. Ра­звед­чик-вер­бов­щик игра­ет роль для одно­го зри­те­ля. Это зна­чи­тель­но тру­днее. Нет эмо­ци­о­наль­но­го во­здей­ствия зри­те­лей, как в те­а­тре, нет пле­ча кол­лег. И тут ну­жно хо­ро­шо играть, та­лан­тли­во, что­бы со­здать, как мо­дно го­во­рить те­перь, вир­ту­аль­ную ре­аль­ность.

Имен­но та­кую ре­аль­ность при­шлось со­зда­вать по­мо­щни­ку во­ен­но­го ат­та­ше СССР в Еги­пте ма­йо­ру Вла­ди­ми­ру На­о­ну. Для мо­ло­до­го ра­звед­чи­ка это было очень не­про­сто. К сча­стью, ему по­ве­зло на учи­те­лей. В ту пору ре­зи­ден­том со­вет­ской во­ен­ной ра­звед­ки в Каи­ре был ге­не­рал Ни­ко­лай Ле­о­ни­до­вич Ру­мян­цев. Ли­чность не­ор­ди­нар­ная, про­фес­си­о­нал са­мой высо­кой про­бы с огром­ным опытом ра­бо­ты за ру­бе­жом.

Как вспо­ми­нал сам На­он, «у Ру­мян­це­ва была по­тря­са­ю­щая ра­бо­то­сп­осо­бность. Мог ра­бо­тать без от­дыха су­тка­ми. А ещё он все­гда мыслил не­стан­дар­тно».

Да, уж ге­не­рал Ру­мян­цев был клас­сным пе­да­го­гом. Одна­жды, на­про­чь выбив­шись из сил, исполь­зо­вав, на свой взгляд, все во­змо­жные ва­ри­ан­ты под­хо­да к аген­ту, Вла­ди­мир На­он сдал­ся. Право сло­во, не в его пра­ви­лах сда­ва­ться, но тут, как ка­за­лось ра­звед­чи­ку, был слу­чай осо­бый. А по­зна­ко­ми­ться по­мо­щник во­ен­но­го ат­та­ше же­лал ни мно­го ни ма­ло с еги­пет­ским ге­не­ра­лом. Ста­нет ли этот ге­не­рал впо­след­ствии исто­чни­ком, вре­мя по­ка­жет, а по­ка за­да­ча одна – «по­дой­ти к не­му по­бли­же», как го­во­рят в ра­звед­ке.

В об­щем, про­бо­вал Вла­ди­мир и так и этак – не выхо­дит. При­шло вре­мя – до­ло­жил ше­фу всё как на ду­ху. Тот выслу­шал да как гар­кнет:

– Ах, мать ва­шу, ни­кто ду­мать не хо­чет.

– Да ду­мал я, всё вре­мя ду­мал, – пытал­ся оправ­да­ться На­он.

– Пло­хо ду­мал. Разбей ему ма­ши­ну. И де­ло с кон­цом.

Ви­дя, как опе­шил ма­йор, Ру­мян­цев улыбнул­ся:

– За­о­дно и по­вод бу­дет по­зна­ко­ми­ться. Толь­ко сы­грай эту роль, что­бы ко­мар но­са не под­то­чил.

Ра­збить ма­ши­ну… Для мо­ло­до­го со­вет­ско­го ра­звед­чи­ка, чьё дет­ство при­шлось на вой­ну, а юность – на го­ло­дные по­сле­во­ен­ные го­ды, про­де­лать по­до­бное – из ра­зря­да фан­та­сти­ки. Ему и в го­ло­ву та­кое при­йти не мо­гло. Но шеф дал до­бро. И че­рез два дня ста­рень­кая по­соль­ская «Вол­га», не­уклю­же пыта­ясь при­пар­ко­ва­ться у не­боль­шой лав­чон­ки ря­дом с до­мом ге­не­ра­ла, ра­зби­ла фа­ру у «Мер­се­де­са». Из «Вол­ги» вышли двое, из ма­га­зи­на вы­ско­чил испу­ган­ный хо­зяин, все аха­ли, со­жа­ле­ли. Один из двоих спро­сил хо­зяи­на лав­ки: – Кто хо­зяин этой ма­ши­ны? – О, это боль­шой че­ло­век! – за­ка­тил гла­за к не­бу араб. – Он в фор­ме? – Да, но фор­му на­де­ва­ет ред­ко. По пра­здни­кам, – и тут же по­со­ве­то­вал: – Вы уе­зжай­те ско­рее, он се­го­дня был не в ду­хе. На­он не со­гла­сил­ся: – Как же уе­хать, ведь мы ра­зби­ли ма­ши­ну. Где он жи­вёт?

Хо­зяин лав­ки на­звал по­дъезд, квар­ти­ру. Вла­ди­мир Ова­не­со­вич по­дни­ма­е­тся, зво­нит. Дверь открыва­ет за­спан­ный не­до­воль­ный ге­не­рал. Прои­схо­дит объя­сне­ние не из при­я­тных, мол, я ра­бо­тник со­вет­ско­го по­соль­ства, слу­чай­но ра­збил фа­ру у ва­шей ма­ши­ны. Но обя­зу­юсь вос­ста­но­вить, а по­ка она бу­дет в ре­мон­те, по­ра­бо­таю у вас во­ди­те­лем.

На­зав­тра На­он отвёз ге­не­ра­ла на слу­жбу, до­ста­вил обра­тно, на сле­ду­ю­щий день про­де­лал то же. В до­ро­ге ра­зго­во­ри­лись. Ве­че­ром, ко­гда во­зв­ра­ща­лись к до­му ге­не­ра­ла, отре­мон­ти­ро­ван­ный си­я­ю­щий «Мер­се­дес» уже сто­ял на сто­ян­ке. Так они по­зна­ко­ми­лись. Су­дя по все­му, Вла­ди­мир Ова­не­со­вич свою роль сыграл не­пло­хо. В даль­ней­шем ге­не­рал стал на­шим ин­фор­ма­то­ром.

Одна­ко толь­ко актёр­ско­го та­лан­та вер­бов­щи­ку ма­ло­ва­то. Ему, на­при­мер, как пси­хо­ана­ли­ти­ку, ну­жно без­о­ши­бо­чно опре­де­лять уя­зви­мость изу­ча­е­мо­го че­ло­ве­ка, его силь­ные и сла­бые сто­ро­ны, же­ла­ния, скрыва­е­мые за сло­ве­сной ше­лу­хой. От это­го во мно­гом за­ви­сит пра­виль­ность по­сле­ду­ю­щих действий. Эти дан­ные от пер­во­го кон­та­кта, от встре­чи к встре­че уто­чня­ю­тся и кор­ре­кти­ру­ю­тся. Ва­жно не допу­стить ошиб­ку, не уще­мить ли­чные и на­ци­о­наль­ные чув­ства ино­стран­ца.

Один из ра­звед­чи­ков-фрон­то­ви­ков рас­ска­зал мне ин­те­ре­сную исто­рию. Она как раз ка­са­е­тся на­ци­о­наль­ных осо­бен­но­стей и тра­ди­ций. То­чнее, не­зна­ния этих тра­ди­ций на­ши­ми ра­звед­чи­ка­ми. «Это была край­не не­у­да­чная вер­бов­ка. Пом­ни­тся, в по­ле зре­ния на­шей ре­зи­ден­ту­ры в одной из ев­ро­пей­ских стран по­пал би­зне­смен-араб. В ка­че­стве ком­про­ме­ти­ру­ю­ще­го ма­те­ри­а­ла мы хо­те­ли исполь­зо­вать фо­то­гра­фии, сде­лан­ные скрытой ка­ме­рой. На них были за­пе­ча­тле­ны не­ко­то­рые се­ксу­аль­ные по­хо­жде­ния би­зне­сме­на. Ко­гда мы за­ве­ли с ним ра­зго­вор на эту те­му, араб с ухмыл­кой отве­тил: «Дай­те мне эти сним­ки, и я по­ка­жу их до­ма. Это во­звысит ме­ня, по­дни­мет ав­то­ри­тет как пред­ста­ви­те­ля муж­ско­го по­ла».

ПРОВАЛ ИРАН­СКОЙ РЕ­ЗИ­ДЕН­ТУ­РЫ

«Ри­ско­ван­нее всех труд вер­бов­щи­ка, – при­зна­вал­ся со­вет­ский ра­звед­чик-не­ле­гал Дми­трий Быстро­лётов, – ска­зал не то, по­вер­нул­ся не так – ра­спла­та не­ме­длен­ная».

А ведь не всё за­ви­сит от са­мо­го вер­бов­щи­ка. Ге­не­рал-лей­те­нант Гри­го­рий До­лин, в се­ре­ди­не 1950-х го­дов – стар­ший по­мо­щник во­ен­но­го ат­та­ше в Ира­не, про­чув­ство­вал это, что на­зыва­е­тся, на соб­ствен­ной шку­ре и по­лу­чил се­рьёзный урок на всю жизнь.

…Ве­сной 1954 го­да к со­тру­дни­че­ству с со­вет­ской во­ен­ной ра­звед­кой был прив­ле­чён стар­ший офи­цер иран­ских ВВС, по­лу­чив­ший псев­до­ним Ави­а­тор. Он имел до­ступ к се­кре­тным до­ку­мен­там, ко­то­рые по­сле фо­то­гра­фи­ро­ва­ния в тот же день во­зв­ра­ща­лись аген­ту, исправ­но пе­ре­да­вал их в ре­зи­ден­ту­ру. За­вер­бо­вал Ави­а­то­ра До­лин, но по при­ка­зу ру­ко­во­ди­те­ля ра­зве­дап­па­ра­та он был пе­ре­дан на связь его кол­ле­ге под­пол­ков­ни­ку Ку­зне­цо­ву. Отно­ше­ния опе­ра­тив­но­го офи­це­ра и аген­та ра­зви­ва­лись впол­не успе­шно.

Че­рез год ра­бо­ты ре­зи­ден­ту­ра ра­спо­ла­га­ла до­ста­то­чно пол­ной ин­фор­ма­ци­ей по Ави­а­то­ру. Зна­ли, в ча­стно­сти, что его млад­ший брат слу­жит в иран­ской во­ен­ной кон­тр­ра­звед­ке. Что и го­во­рить, дол­жность ве­сьма прив­ле­ка­тель­ная для ра­звед­ки. Одна­ко в ре­зи­ден­ту­ре да­же и не по­мышля­ли о под­хо­дах к бра­ту Ави­а­то­ра. Они пре­кра­сно зна­ли, что тот яв­ля­е­тся пол­ной про­ти­во­по­ло­жно­стью бра­ту, ко­то­рый сим­па­ти­зи­ро­вал Со­вет­ско­му Со­ю­зу. Агент не­о­дно­кра­тно го­во­рил о нём как о яром сто­рон­ни­ке ре­а­кци­он­но­го про­ша­хско­го ре­жи­ма. Ра­зу­ме­е­тся, об этом до­кла­дыва­ли и в Центр.

«Не­о­жи­дан­но, – вспо­ми­нал ге­не­рал До­лин, – в пла­не на 1956 год Центр по­ста­вил за­да­чу: с по­мо­щью Ави­а­то­ра прив­ле­чь к со­тру­дни­че­ству бра­та. Агент был про­тив, дол­го со­про­тив­лял­ся, го­во­рил, что бои­тся ра­скрыва­ться пе­ред бра­том. Но Центр жёс­тко тре­бо­вал от нас – мы да­ви­ли на Ави­а­то­ра.

На­ко­нец, в апре­ле агент до­ло­жил, что ра­зго­вор все-та­ки со­сто­ял­ся, но по­ло­жи­тель­ных ре­зуль­та­тов не при­нёс. На­о­бо­рот, как мы узна­ли по­зже, брат тут же сдал

Как вспо­ми­нал сам На­он, «у Ру­мян­це­ва была по­тря­са­ю­щая ра­бо­то­сп­осо­бность. Мог ра­бо­тать без от­дыха су­тка­ми. А ещё он все­гда мыслил не­стан­дар­тно».

Ави­а­то­ра, при­вёз его в дом гу­бер­на­то­ра, по­ста­вил на ко­ле­ни, при­ну­дил мо­лить о по­ща­де.

Кон­тр­ра­звед­ка по­дго­то­ви­ла спе­цо­пе­ра­цию по за­хва­ту Ку­зне­цо­ва при пе­ре­да­че ма­те­ри­а­лов. Офи­цер был аре­сто­ван, всю но­чь его до­пра­ши­ва­ли, скло­ня­ли к не­во­зв­ра­ще­нию на Ро­ди­ну. Он вёл се­бя му­же­ствен­но, ре­ши­тель­но отвер­гал все без исклю­че­ния пре­дъяв­лен­ные обви­не­ния. По­сле выхо­да из за­то­че­ния Ку­зне­цо­ву было пре­дло­же­но сро­чно по­ки­нуть стра­ну.

Этот провал – ошиб­ка, как ре­зи­ден­ту­ры, так и Цен­тра. Ру­ко­во­ди­тель ра­зве­дап­па­ра­та не смог убе­дить Мо­скву в не­д­опу­сти­мо­сти по­до­бных действий. Центр, в свою оче­редь, не про­счи­тал всю опа­сность вербовки. По­сле про­ва­ла встал во­прос и о мо­ём пре­быва­нии в стра­не, ведь я вер­бо­вал Ави­а­то­ра. При­шлось пе­ре­жить не­ма­ло тре­во­жных ми­нут. К сча­стью, всё обо­шлось».

…Кру­пный де­я­тель по­ли­ти­че­ско­го сыска, на­чаль­ни­ка Санкт-пе­тер­бург­ско­го охран­но­го от­де­ле­ния (1905 – 1909) ге­не­рал Але­ксандр Ге­ра­си­мов ка­кто ска­зал: «Ве­нец на­шей ра­бо­ты – это вер­бов­ка быв­ше­го про­тив­ни­ка, за­клю­че­ние до­го­во­ра о со­тру­дни­че­стве, дру­же­ство до гро­бо­вой до­ски». Мне ка­же­тся, за­ме­ча­тель­ные сло­ва, осо­бен­но на­счёт со­тру­дни­че­ства и дру­же­ства. А те­перь, су­ди­те са­ми, мо­жно ли слу­жить в ра­звед­ке и не ра­бо­тать с аген­та­ми.

лу­чший Вер­бов­щик фран­цуз­ской ре­зи­ден­ту­ры але­ксей лебедев (В цен­тре)

лётчик-штур­мо­вик але­ксей лебедев на фрон­те

по­мо­щник Во­ен­но­го ат­та­ше СССР В еги­пте Вла­ди­мир на­он (В цен­тре)

Стар­ший по­мо­щник Во­ен­но­го ат­та­ше В ира­не гри­го­рий до­лин (Вто­рой Сле­ва)

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.