СВИ­ДЕ­ТЕ­ЛИ ВО­ЕН­НЫХ ПЕ­РЕ­ВО­РО­ТОВ

Как ра­бо­та­ли со­вет­ские во­ен­ные ра­звед­чи­ки во вре­мя мя­те­жей, ре­во­лю­ций и пу­тчей в Га­не, Аф­га­ни­ста­не, Эфи­о­пии и Ли­вии

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Первая Страница - Ми­хаил Бол­ту­нов Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

По­здно ве­че­ром, ко­гда нем­но­го спа­да­ла жа­ра, на открытой пло­щад­ке со­вет­ско­го по­соль­ства в Га­не по­ка­зыва­ли ки­но. На про­смо­тры соби­ра­лись ди­пло­ма­ты, те­хни­че­ские ра­бо­тни­ки дип­пред­ста­ви­тель­ства. За­вер­шив де­ла, в этот ве­чер при­шёл на пло­щад­ку и по­мо­щник во­ен­но­го ат­та­ше ма­йор Ва­ле­рий Амо­сов. В Га­ну он при­е­хал не­дав­но, два с не­боль­шим ме­ся­ца на­зад, по­сле окон­ча­ния Во­ен­но­ди­пло­ма­ти­че­ской ака­де­мии. По­ка­зыва­ли ки­но­фильм о Саль­ва­до­ре Альен­де, Пре­зи­ден­те Чи­ли, свер­гну­том в ре­зуль­та­те во­ен­но­го пе­ре­во­ро­та. Он по­гиб на бо­е­вом посту, как ге­рой, с ору­жи­ем в ру­ках. С тех пор про­шло пять лет, но со­вет­ские лю­ди пом­ни­ли со­бытия сен­тя­бря 1973 го­да. В те­а­трах стра­ны шли по­ста­нов­ки по­пу­ляр­ной пье­сы Ген­ри­ха Бо­ро­ви­ка о со­быти­ях в Сан­тья­го. По ра­дио зву­ча­ли пе­сни чи­лий­ско­го по­эта и пев­ца Ви­кто­ра Ха­ры. Ки­но о тех тра­ги­че­ских днях смо­тре­ли в пол­ной ти­ши­не. По­сле­дние сце­ны были осо­бен­но за­по­ми­на­ю­щи­ми­ся: Саль­ва­дор Альен­де в сво­ём ка­би­не­те с ав­то­ма­том Ка­ла­шни­ко­ва, а за ка­дром на­ра­ста­ет гул пи­ки­ру­ю­щих на дво­рец Ла Мо­не­да бом­бар­ди­ров­щи­ков.

Утром Амо­сов вдруг яв­ствен­но услышал звук тур­бин ре­актив­но­го са­мо­лёта, от­да­лён­ную стрель­бу. По­на­ча­лу ма­йор ни­как не мог по­нять, при­ви­де­лось ли ему во сне вче­ра­шнее ки­но или это на­яву. Толь­ко на­яву по­до­бно­го быть не мо­гло. Он то­чно знал: в Га­не во­ен­ные са­мо­лёты не ле­та­ли. Не­сколь­ко ма­шин сто­я­ли в ан­га­рах. Ко­гда в аэро­пор­ту Ак­кра со­вер­шал по­сад­ку са­мо­лёт ка­ко­го-ли­бо ме­жду­на­ро­дно­го рей­са, во­ен­ные выка­тыва­ли истре­би­те­ли из укрытий для де­мон­стра­ции мо­щи во­ен­но-во­зду­шных сил. Как толь­ко рейс уле­тал, за­ка­тыва­ли обра­тно.

«При­сни­тся же та­кое», – по­ду­мал Ва­ле­рий Ан­дре­е­вич и по­вер­нул­ся на дру­гой бок. Но гул тур­бин не умол­кал. К не­му при­со­е­ди­нил­ся крик встре­во­жен­но­го са­дов­ни­ка Ио­си­фа за окном вил­лы. И то­гда по­мо­щник во­ен­но­го ат­та­ше по­нял: прои­зо­шло что-то се­рьёзное. Он быстро на­бро­сил на пле­чи ха­лат и выбе­жал на крыль­цо. Са­дов­ник ука­зывал паль­цем на не­бо, где кру­жил истре­би­тель, и кри­чал: «Пе­ре­во­рот! Пе­ре­во­рот!»

Дей­стви­тель­но, в этот день в Га­не прои­зо­шёл во­ен­ный пе­ре­во­рот. Один ге­не­рал Фред Акуф­фо сме­стил с по­ста гла­вы го­су­дар­ства дру­го­го ге­не­ра­ла Ачам­пон­га. Прав­да, его че­рез год то­же сме­сти­ли. Но об этом Ва­ле­рий Амо­сов узнал уже в Мо­скве. Но­вый пре­зи­дент Акуф­фо, при­дя к вла­сти, выслал по­мо­щни­ка со­вет­ско­го во­ен­но­го ат­та­ше из стра­ны. Не­по­ня­тно за что, но выслал. Успо­каи­ва­ло одно – на ро­ди­ну отпра­вил­ся и во­ен­ный ат­та­ше США.

В ту пору в Афри­ке то и де­ло прои­схо­ди­ли во­ен­ные пе­ре­во­ро­ты, и выпол­нять свои обя­зан­но­сти в та­ких усло­ви­ях со­вет­ским пред­ста­ви­те­лям было край­не сло­жно. Но если ди­пло­ма­ты и их се­мьи при опа­сном ра­зви­тии со­бытий, как пра­ви­ло, по­ки­да­ли стра­ну, то ра­звед­чи­ки, ра­бо­тав­шие в ап­па­ра­те во­ен­но­го ат­та­ше или под при­крыти­ем по­соль­ских дол­жно­стей, оста­ва­лись на ме­сте. Как бы опа­сно это ни было. Ина­че кто отсле­дит, про­ана­ли­зи­ру­ет и пе­ре­даст в Центр ин­фор­ма­цию об об­ста­нов­ке в стра­не, охва­чен­ной мя­те­жом. В Глав­ном ра­зве­дыва­тель­ном управ­ле­нии да­же быто­ва­ла эта­кая не­ве­сёлая шу­тка: ка­ждо­му ре­зи­ден­ту – по пе­ре­во­ро­ту. «Свой» пе­ре­во­рот пе­ре­жил и Ва­ле­рий Амо­сов.

Что ж, высыл­ка из стра­ны пре­быва­ния – де­ло ве­сьма не­при­я­тное и край­не вре­дит ка­рье­ре. Кста­ти го­во­ря, по­сле отъе­зда из Га­ны за Амо­со­вым всю его слу­жбу тя­нул­ся шлейф по­до­зре­ний. Так, Ре­спу­бли­ка Бан­гла­деш не да­ла Ва­ле­рию Ан­дре­е­ви­чу агре­ман, то есть своё со­гла­сие на его на­зна­че­ние по­мо­щни­ком во­ен­но­го ат­та­ше. Дол­го рас­сма­три­ва­ла пре­дло­же­ние со­вет­ской сто­ро­ны и Ин­дия. И толь­ко по­сле отве­тных ша­гов Со­вет­ско­го Со­ю­за он был на­зна­чен в ап­па­рат во­ен­но­го ат­та­ше в Де­ли. А че­рез ме­сяц по­сле его всту­пле­ния в дол­жность в жур­на­ле «Ази­ат­ская не­де­ля», ко­то­рый изда­вал­ся в Гон­кон­ге, но ра­с­про­стра­нял­ся в Де­ли, по­яви­лась ста­тья под за­го­лов­ком: «В Ин­дию при­был кру­пней­ший ор­га­ни­за­тор во­ен­ных пе­ре­во­ро­тов ма­йор Амо­сов».

Кста­ти, здесь, в сто­ли­це Ин­дии, с ним прои­зо­шла стран­ная, по­чти ми­сти­че­ская исто­рия. «31 октя­бря 1984 го­да, – рас­ска­зыва­ет Амо­сов, – нас вме­сте с кол­ле­гой при­гла­си­ли в штаб ВВС Ин­дии. Ре­зи­ден­ция Ин­ди­ры Ган­ди на­хо­ди­лась в по­лу­ки­ло­ме­тре от на­ше­го по­соль­ства. Вся­кий раз, сле­дуя в штаб, мы про­е­зжа­ли ми­мо ре­зи­ден­ции пре­мьер-ми­ни­стра. Так было и те­перь. Вые­ха­ли в 9 ча­сов. Дви­га­ясь ми­мо ре­зи­ден­ции, услыша­ли хло­пки, по­хо­жие то ли на выстре­лы, то ли на фейер­вер­ки. Уди­ви­лись, вро­де бы глав­ный ин­дуист­ский пра­здник Ди­ва­ли вче­ра за­кон­чил­ся, а у Ган­ди ещё гу­ля­ют. Ни­че­го дру­го­го и в го­ло­ву не при­шло.

При­были в штаб, обго­во­ри­ли ра­бо­чие во­про­сы, вые­зжа­ем, а весь ра­йон оце­плен по­ли­ци­ей. Ока­зыва­е­тся, ко­гда мы дви­га­лись ми­мо ре­зи­ден­ции, охран­ни­ки-си­кхи рас­стре­ли­ва­ли Ин­ди­ру Ган­ди».

А те­перь пред­ста­вьте во­прос, ко­то­рым мо­гли за­да­ться ме­стные спец­слу­жбы: «Что де­лал «кру­пней­ший ор­га­ни­за­тор во­ен­ных пе­ре­во­ро­тов ма­йор Амо­сов» ря­дом с ре­зи­ден­ци­ей пре­мьер-ми­ни­стра в ми­ну­ты по­ку­ше­ния на гла­ву го­су­дар­ства?» Слу­чай­ность? Бе­зу­слов­но. Но она мо­гла до­ро­го обой­тись на­ше­му по­мо­щни­ку во­ен­но­го ат­та­ше.

В рус­ском языке на­силь­ствен­ная сме­на вла­сти опи­сыва­е­тся ра­зными тер­ми­на­ми. Но, как пра­ви­ло, они име­ют отри­ца­тель­ную окра­ску. Сло­во «бунт» при­шло к нам из поль­ско­го языка и озна­ча­ет не что иное, как «мя­теж», «вос­ста­ние». Тер­мин «путч», в своё вре­мя заим­ство­ван­ный нем­ца­ми из швей­цар­ско­го ди­а­ле­кта, пе­ре­во­ди­тся как «удар», «стол­кно­ве­ние». Близ­ким по зна­че­нию сло­ву «пе­ре­во­рот» яв­ля­е­тся мра­чное по­ня­тие «сму­та», иду­щее из глу­бин на­шей исто­рии. В ХХI ве­ке сов­ре­мен­ные по­лит­те­хно­ло­ги при­ду­ма­ли за­ме­ну всем этим не­бла­го­зву­чным тер­ми­нам. Те­перь пе­ре­во­ро­ты, пу­тчи и мя­те­жи име­ну­ю­тся не ина­че как «цве­тными ре­во­лю­ци­я­ми». Толь­ко вот при­скор­бно, что цве­то­чки этих ре­во­лю­ций по-пре­жне­му прои­зра­ста­ют на кро­ви.

РАССТРЕЛЬНЫЙ СПИ­СОК ГЕ­НЕ­РА­ЛА ГРИВАСА

…В фев­ра­ле 1972 го­да ре­зи­ден­ту­рой со­вет­ской во­ен­ной ра­звед­ки на Ки­пре был до­быт осо­бо цен­ный до­ку­мент. Из не­го яв­ство­ва­ло, что бо­е­ви­ка­ми ге­не­ра­ла Гриваса по­дго­тов­лен во­о­ру­жён­ный пе­ре­во­рот с це­лью свер­же­ния за­кон­но­го пра­ви­тель­ства и президента ре­спу­бли­ки. Об­ста­нов­ка на Ки­пре в те го­ды была пои­сти­не фрон­то­вой. Гре­ко-ту­ре­цкое про­ти­во­сто­я­ние на­ра­ста­ло. Не про­хо­ди­ло не­де­ли без ка­ких-ли­бо ин­ци­ден­тов. Три го­да на­зад тур­ки не­о­жи­дан­ным уда­ром, в одну но­чь, овла­де­ли ва­жным та­кти­че­ским ра­йо­ном – го­рой Свя­той Ил­ла­ри­он, пол­но­стью ра­згро­мив пре­во­схо­дя­щие си­лы гре­ков­ки­при­о­тов.

Во гла­ве Ки­пра сто­ял ар­хи­е­пи­скоп Ма­ка­ри­ос. В те­че­ние не­сколь­ких лет ме­стная ре­а­кция, гре­че­ская «чёр­ная хун­та», пыта­лась фи­зи­че­ски ли­кви­ди­ро­вать президента. Одна­ко эти по­пытки ре­зуль­та­тов не да­ли. Про­ти­во­сто­ял гла­ве Ки­пра ма­стер те­ра­ктов и кон­спи­ра­ции, же­сто­кий ге­не­рал Ге­ор­ги­ос Гри­вас. В пе­ри­од ги­тле­ров­ской ок­ку­па­ции Гре­ции он во­шёл в со­став ор­га­ни­за­ции край­не пра­вых гре­че­ских офи­це­ров. В 1944 го­ду, по­сле высад­ки в Гре­ции ан­гли­чан, со­здал тер­ро­ри­сти­че­скую ор­га­ни­за­цию «Хи­то­сы». Пре­сле­до­вал и уби­вал ком­му­ни­стов. Ви­дел се­бя в ро­ли ли­де­ра ки­при­о­тов.

По­сле со­з­да­ния ки­пр­ско­го го­су­дар­ства Гри­вас по­ки­нул остров, одна­ко в 1971 го­ду не­ле­галь­но вер­нул­ся, что­бы ор­га­ни­зо­вать за­го­вор про­тив Ма­ка­ри­о­са. Под его ру­ко­вод­ством го­то­ви­тся не­сколь­ко по­ку­ше­ний на гла­ву го­су­дар­ства: ему под­сыпа­ют отра­ву в еду, об­стре­ли­ва­ют из пу­ле­мёта вер­то­лёт, в ко­то­ром тот на­хо­дил­ся, пыта­ю­тся уни­что­жить по пу­ти сле­до­ва­ния, а та­кже в цер­кви во вре­мя про­по­ве­дей. Но Ма­ка­ри­ос оста­ётся нев­ре­ди­мым. И то­гда го­то­ви­тся во­ен­ный пе­ре­во­рот.

До на­ча­ла пу­тча оста­ва­лось не­сколь­ко ча­сов, ко­гда ре­зи­дент со­вет­ской во­ен­ной ра­звед­ки на Ки­пре пол­ков­ник Ви­ктор Бо­чка­рёв опе­ра­тив­ным пу­тём по­лу­чил изве­стие о во­о­ру­жён­ном мя­те­же. Об этом было опе­ра­тив­но со­об­ще­но спец­слу­жбам Ки­пра, и ко­вар­ный за­мысел тер­ро­ри­стов про­ва­лил­ся. Ка­ко­во же было по­тря­се­ние ре­зи­ден­та, ко­гда вско­ре к не­му в ру­ки по­пал спи­сок, со­став­лен­ный пу­тчи­ста­ми, – в нём пе­ре­чи­сля­лись фа­ми­лии тех, ко­го сле­до­ва­ло аре­сто­вать и по­двер­гнуть пыткам. Ви­ктор Ви­кто­ро­вич уви­дел фа­ми­лию по­сла, со­тру­дни­ков дип­пред­ста­ви­тель­ства и свою соб­ствен­ную. Гри­вас по­дро­бно ра­спи­сал, ка­ким пыткам по­сле пе­ре­во­ро­та дол­жны по­двер­гну­ться со­вет­ские ди­пло­ма­ты, а та­кже их се­мьи.

Ре­а­кция была не­за­ме­дли­тель­ной. По­сол по­ки­нул стра­ну на пол­го­да, ди­пло­ма­ти­че­ский и те­хпер­со­нал вые­зжа­ли в го­род толь­ко груп­па­ми. Но у ра­звед­чи­ков нет во­змо­жно­сти отси­жи­ва­ться за сте­на­ми пред­ста­ви­тель­ства. Опе­ра­тив­ная ра­бо­та не дол­жна была пре­кра­ща­ться ни на день.

Ге­не­рал Ге­ор­ги­ос Гри­вас пред­при­ни­ма­ет по­пытку отом­стить со­вет­ским ра­звед­чи­кам. Он по­дго­то­вил про­ве­де­ние тер­ро­ри­сти­че­ско­го акта в го­сти­ни­це «Ли­дра», на ди­пло­ма­ти­че­ском при­ёме в честь Дня Со­вет­ской ар­мии и Во­ен­но-мор­ско­го фло­та. Тер­ро­ри­сты за­ло­жи­ли бом­бу в сто­лик для по­су­ды офи­ци­ан­тов. Бо­е­ви­ки та­кже по­пыта­лись про­не­сти в зал ав­то­ма­ти­че­ское ору­жие под ви­дом фо­то­шта­ти­ва и рас­стре­лять го­стей. Одна­ко ни­че­го это­го не слу­чи­лось. На­шим ра­звед­чи­кам уда­лось обе­зв­ре­дить бан­ди­тов. Аген­ту­ра со­вет­ско­го во­ен­но­го ра­зве­дап­па­ра­та на Ки­пре ра­бо­та­ла в этот тру­дный, взрыво­о­па­сный пе­ри­од ве­сьма эф­фе­ктив­но.

Гри­вас был вне се­бя от по­сто­ян­ных про­ва­лов. Он же­лал убрать с до­ро­ги ме­шав­ше­го ему со­вет­ско­го ре­зи­ден­та. И по­это­му в оче­ре­дной раз по­ку­ше­ние было устро­е­но

не на президента ре­спу­бли­ки, а на пол­ков­ни­ка Ви­кто­ра Бо­чка­рёва и его се­мью. Мо­жно счи­тать, их спа­сло чу­до. Ав­то­ма­тная оче­редь про­шла над го­ло­ва­ми Ви­кто­ра Ви­кто­ро­ви­ча, его же­ны и двоих де­тей, ко­гда суб­бо­тним ве­че­ром они от­дыха­ли на бал­ко­не сво­ей вил­лы. Сте­на была изре­ше­че­на пу­ля­ми. При­шлось сме­нить квар­ти­ру.

По­зже ге­не­ра­лу всё-та­ки уда­лось со­вер­шить во­ен­ный пе­ре­во­рот на Ки­пре. Пре­зи­ден­ту Ма­ка­ри­о­су, к сча­стью, уда­лось бе­жать, пе­ре­о­де­ться в оде­жду бе­дно­го па­сту­ха и вый­ти в ра­спо­ло­же­ние ан­глий­ско­го эк­спе­ди­ци­он­но­го кор­пу­са. Но в это вре­мя пол­ков­ник Бо­чка­рёв был уже на ро­ди­не и не мог про­ти­во­сто­ять тер­ро­ри­сту. За­кон­чи­лась его за­ру­бе­жная ко­ман­ди­ров­ка. Ви­ктор Ви­кто­ро­вич Бо­чка­рёв по­зже в бе­се­де со мной с со­жа­ле­ни­ем го­во­рил, что тот пе­ре­во­рот мо­жно было пре­до­тв­ра­тить.

ТАЙНА ДВОРЦОВОГО ПЕ­РЕ­ВО­РО­ТА В КАБУЛЕ

Пре­до­тв­ра­тить во­ен­ный пе­ре­во­рот… Сколь не про­стое это де­ло, как мы уже рас­ска­за­ли, столь и опа­сное. Но на­до по­ни­мать: одна из со­став­ля­ю­щих ра­бо­ты во­ен­ных ра­звед­чи­ков и есть опа­сность. В са­мой ти­хой стра­не, в мир­ное вре­мя они по­сто­ян­но хо­дят по острию но­жа. Впро­чем, опа­сность быва­ет и в дру­гом. Да­же в том, что те­бя про­сто не по­ня­ли, не оце­ни­ли до­бытую ин­фор­ма­цию. И слу­чи­лось это не где-то да­ле­ко, за три­де­вять зе­мель, в чу­жом го­су­дар­стве, а на ро­ди­не, в Мо­скве, в ро­дном Глав­ном ра­зве­д­управ­ле­нии.

Не­что по­до­бное прои­зо­шло с пол­ков­ни­ком Вла­ди­ми­ром Стрель­би­цким, во­ен­ным ат­та­ше Со­вет­ско­го Со­ю­за в Швей­ца­рии. Ве­сной 1973 го­да при­ле­тел к не­му в Берн аф­ган­ский во­ен­ный ат­та­ше в Ин­дии. При­ле­тел не­о­жи­дан­но, про­де­лав не­ма­лый путь из Де­ли в Ев­ро­пу. При­зна­ться, аф­ган­ский во­ен­ный ат­та­ше по­ве­дал тай­ну, за ко­то­рую на ро­ди­не его мо­гли про­сто по­ве­сить. Он рас­ска­зал Вла­ди­ми­ру Ва­си­лье­ви­чу, что в Кабуле го­то­ви­тся во­о­ру­жён­ный двор­цо­вый пе­ре­во­рот. Дво­ю­ро­дный брат ко­ро­ля, принц Му­хам­мед Да­уд, стре­ми­тся свер­гнуть мо­нар­ха Аф­га­ни­ста­на За­хир Ша­ха.

Во­ен­ный ат­та­ше был му­дрым и про­зор­ли­вым че­ло­ве­ком. Он счи­тал, что при­ход к вла­сти ам­би­ци­о­зно­го Да­у­да ни­че­го хо­ро­ше­го не при­не­сёт его стра­не. Пол­ков­ник про­сил пе­ре­дать эту чре­звычай­но ва­жную ин­фор­ма­цию в Мо­скву. Стрель­би­цкий выпол­нил прось­бу. Но ин­фор­ма­ция ка­ну­ла в Ле­ту.

Эту исто­рию Вла­ди­мир Ва­си­лье­вич рас­ска­зал мне в на­ча­ле 2000-х го­дов. Он при­знал­ся, что в мыслях не­ред­ко во­зв­ра­щал­ся к той встре­че с аф­ган­ским кол­ле­гой. Не зря аф­га­нец вол­но­вал­ся. Да­уд за­хва­тил власть, сбро­сил с пре­сто­ла ко­ро­ля За­хир Ша­ха. Че­рез три го­да сбро­си­ли и рас­стре­ля­ли его са­мо­го. И по­шло-по­е­ха­ло… Амин при­ка­зал уду­шить Та­ра­ки. Со­вет­ский спе­цназ ли­кви­ди­ро­вал Ами­на. По­том были Ба­брак Кар­маль, На­джи­бул­ла, та­ли­бы… Аме­ри­кан­цы… И вой­на, вой­на… Уже ко­то­рое де­ся­ти­ле­тие она дли­тся на аф­ган­ской зем­ле.

А что если бы уда­лось пре­до­тв­ра­тить свер­же­ние ко­ро­ля? Мо­жет, исто­рия двух на­ших стран по­шла бы сов­сем дру­гим пу­тём. В Аф­га­ни­ста­не ти­шь да гладь, «шу­ра­ви» здесь лю­бят, как лю­би­ли до вой­ны, и у нас ма­те­ри не рыда­ют на мо­ги­лах по­гиб­ших сыно­вей, по­то­му что нет мо­гил. По­ни­маю, исто­рия не име­ет со­сла­га­тель­но­го на­кло­не­ния. И всё-та­ки стоит за­ду­ма­ться, сколь цен­на и жи­знен­но ва­жна по­до­бная ра­зве­дин­фор­ма­ция.

Впро­чем, исто­рия, о ко­то­рой мы рас­ска­за­ли, ли­шний раз до­ка­зыва­ет, что не ме­нее ва­жна и са­ма ре­а­ли­за­ция этой ин­фор­ма­ции. Ведь во­ен­ный пе­ре­во­рот обре­та­ет по­рой ла­ви­но­обра­зное дви­же­ние, име­ю­щее при­зна­ки ха­о­са и не­пред­ска­зу­е­мо­сти, тру­дно под­да­ётся ана­ли­зу. А Центр в та­кие ча­сы и дни, на­о­бо­рот, тре­бу­ет уси­ле­ния по­то­ка ин­фор­ма­ции, по­сколь­ку пыта­е­тся ра­зо­бра­ться в бы­стро­ме­ня­ю­щей­ся об­ста­нов­ке и до­не­сти её до ру­ко­вод­ства стра­ны.

«ЕСЛИ Бу­дут ВРЫВАТЬСЯ В КАБИНЕТ, ОТКРЫВАЕМ ОГОНЬ»

…16 мая 1989 го­да в 13.15 на ули­цах сто­ли­цы Эфи­о­пии – Ад­дис-абе­бы по­яви­лись бро­не­ма­ши­ны и тан­ки. В ра­зли­чных ча­стях го­ро­да на­ча­лась бе­спо­ря­до­чная стрель­ба. Мя­те­жни­ки за­хва­ти­ли Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны и Ген­штаб, рас­стре­ля­ли высших офи­це­ров во дво­ре во­ен­но­го ве­дом­ства. Был убит ми­нистр обо­ро­ны. Так на­чал­ся во­ен­ный пе­ре­во­рот в этой древ­ней афри­кан­ской стра­не.

В по­сле­дние ме­ся­цы об­ста­нов­ка там ста­но­ви­лась всё сло­жнее. Из Со­вет­ско­го Со­ю­за в Эфи­о­пию шла мо­щная во­ен­ная, эко­но­ми­че­ская, фи­нан­со­вая по­мо­щь. Толь­ко вот не в ко­ня корм. Нель­зя ска­зать, что пра­ви­тель­ство Мен­ги­сту не пыта­лось сде­лать жизнь эфи­о­пов лу­чше. Кое-что да­же по­лу­ча­лось, осо­бен­но в со­ци­аль­ной сфе­ре. Но рос­тки со­ци­аль­ных ре­форм были не за­ме­тны на фо­не кру­пных эко­но­ми­че­ских про­счётов. В об­щем, с тех пор как Мен­ги­сту Хай­ле Ма­ри­ам, устра­нив своих глав­ных со­пер­ни­ков, стал пред­се­да­те­лем Вре­мен­но­го во­ен­но­а­дми­ни­стра­тив­но­го со­ве­та, про­шло 12 лет, но стра­на по основ­ным по­ка­за­те­лям эко­но­ми­че­ско­го ро­ста по-пре­жне­му то­пта­лась на ме­сте. Не уда­лось окон­ча­тель­но пре­о­до­леть и по­след­ствия стра­шно­го го­ло­да 1984–1985 го­дов, ко­гда умер­ло бо­лее мил­ли­о­на че­ло­век.

Одна­ко основ­ной про­бле­мой, с ко­то­рой стол­кнул­ся ре­жим Мен­ги­сту, были эри­трей­ские, а та­кже ти­грай­ские се­па­ра­ти­сты. Они ве­ли бо­рьбу с ре­жи­мом Мен­ги­сту и де­ла­ли это ве­сьма успе­шно. В ар­мии ро­сло не­до­воль­ство цен­траль­ной вла­стью. А по­сле тя­же­лей­ше­го по­ра­же­ния под Афа­бе­том в мар­те 1988 го­да, в вой­сках за­го­во­ри­ли о ско­ром па­де­нии Мен­ги­сту Хай­ле Ма­ри­а­ма.

Обо всём этом ре­зи­ден­ту во­ен­ной ра­звед­ки при­хо­ди­лось до­кла­дывать в Центр. А Мо­сква, есте­ствен­но, на та­кие до­кла­ды ре­а­ги­ро­ва­ла ве­сьма ра­з­дра­жён­но. Ещё бы – тыся­чи еди­ниц те­хни­ки, ору­жия, мил­ли­о­ны дол­ла­ров по­мо­щи ухо­ди­ли, слов­но в пе­сок. А тем вре­ме­нем Фронт осво­бо­жде­ния Эри­треи, На­ро­дный фронт осво­бо­жде­ния Ти­грая успе­шно на­сту­па­ли. По всем опе­ра­тив­ным дан­ным, не­до­воль­ство во­ен­ных до­сти­гло апо­гея. И вот гря­нул путч. Мя­те­жни­ков под­дер­жал ко­ман­ду­ю­щий 2-й ар­ми­ей, штаб ко­то­рой был ра­звёр­нут в Асма­ре.

«Для ме­ня, – ска­зал он, – не име­ет зна­че­ния, что тан­ки окру­жи­ли зда­ние Ми­н­обо­ро­ны, – вспо­ми­на­ет пол­ков­ник в от­став­ке Але­ксандр Еро­хин. – Я ра­зво­ра­чи­ваю свою ар­мию и иду на Ад­дис-абе­бу. И сто­ли­ца па­дёт. Не­сколь­ко де­ся­тков со­ве­тни­ков, ко­то­рые на­хо­ди­лись в Асма­ре, эфи­о­пы ра­збро­са­ли по трём то­чкам. В шта­бе ар­мии оста­ви­ли де­ся­ток че­ло­век, и сре­ди них я. Во­ен­ный со­ве­тник ге­не­рал Кра­сно­штан по­бывал у ко­ман­дар­ма. Тот со­об­щил: «Иду на Ад­дис-абе­бу. Вам на­хо­ди­ться не­о­тлу­чно на тер­ри­то­рии шта­ба. Один раз в день в со­про­во­жде­нии бу­де­те вые­зжать за про­ду­кта­ми».

Итак, ра­звед­чик Але­ксандр Еро­хин, ра­бо­тав­ший под при­крыти­ем со­ве­тни­че­ской дол­жно­сти, и ещё не­сколь­ко во­ен­ных со­ве­тни­ков ока­за­лись за­пер­тыми в шта­бе ар­мии. К сча­стью, эфи­о­пы то ли по не­до­смо­тру, то ли за неи­ме­ни­ем вре­ме­ни, не изъя­ли у со­ве­тни­ков сред­ства свя­зи. Сре­ди офи­це­ров шта­ба ар­мии у Але­ксан­дра Ива­но­ви­ча, есте­ствен­но, были свои ин­фор­ма­то­ры. От них он по­лу­чал све­де­ния, что на­зыва­е­тся, из пер­вых рук и го­то­вил ши­фро­грам­мы. При­ни­мал эти ши­фро­грам­мы, обра­ба­тывал их во­ен­ный ат­та­ше пол­ков­ник Вла­ди­мир Лу­го­вой.

Для не­го, по су­ти, на­сту­пи­ли во­ен­ные бу­дни. Ка­ждые че­тыре ча­са шёл до­клад в Мо­скву. Если на­до было со­об­щить что-то осо­бо сро­чное, при­хо­ди­лось ехать в ап­па­рат Глав­но­го во­ен­но­го со­ве­тни­ка. Узел свя­зи на­хо­дил­ся не в по­соль­стве, а в во­ен­ном го­род­ке, где жи­ли со­ве­тни­ки, на дру­гом кон­це Ад­дис-абе­бы. Там и те­ле­фон Вч-свя­зи с Мо­сквой. В эти тре­во­жные дни к те­ле­фо­ну ВЧ во­ен­но­го ат­та­ше вызывал ми­нистр обо­ро­ны, на­чаль­ник Ген­шта­ба, ру­ко­во­ди­тель ГРУ.

А вот по­е­зд­ка в штаб Глав­но­го во­ен­но­го со­ве­тни­ка прев­ра­ща­лась пра­кти­че­ски в спе­ци­аль­ную опе­ра­цию. В сто­ли­це был вве­дён ко­мен­дант­ский час, ко­то­рый дей­ство­вал с 22 ча­сов до 6 утра. А в свя­зи с раз-

ни­цей во вре­ме­ни по­лу­ча­лось, что мо­сков­ские на­чаль­ни­ки зво­ни­ли но­чью. Но эфи­о­пские па­тру­ли не до­га­дыва­лись о тай­ных же­ла­ни­ях со­вет­ских ге­не­ра­лов и по лю­бой дви­жу­щей­ся ма­ши­не во вне­у­ро­чное вре­мя открыва­ли огонь.

При­хо­ди­лось с упор­ными тру­да­ми и объя­сне­ни­я­ми со­гла­со­вывать по­е­зд­ку с ме­стной ко­мен­да­ту­рой и по­том, с вклю­чён­ными фа­ра­ми, со све­том в са­ло­не, дви­га­ться по стро­го обо­зна­чен­но­му ко­ри­до­ру. Не­ред­ко хо­ло­док про­бе­гал по спи­не: а если не про­шла ко­ман­да и ка­кой-ни­будь па­труль­ный даст оче­редь по дви­жу­ще­му­ся объе­кту? К сча­стью, все по­е­зд­ки за­кон­чи­лись бла­го­по­лу­чно.

«Пу­тчи­сты со­вер­ши­ли боль­шую ошиб­ку, – счи­та­ет Але­ксандр Еро­хин. – При­ня­то ре­ше­ние – на­до дей­ство­вать. А они со­ве­ща­ю­тся день, дру­гой… Об­су­жда­ют, спо­рят. За­то в это вре­мя дей­ство­ва­ли эфи­о­пские спец­слу­жбы, ко­то­рые оста­лись вер­ными Мен­ги­сту Хай­ле Ма­ри­а­му. Так вот, эфи­о­пские «осо­би­сты» очень эф­фе­ктив­но по­ра­бо­та­ли в вой­сках, и на тре­тий день штаб ар­мии был окру­жён. На­чал­ся штурм. Длил­ся он око­ло ча­са. Ши­фро­грам­мы я успел отпра­вить в на­ча­ле штур­ма и в кон­це.

Мы со­бра­лись в одной ком­на­те. Сна­ря­ди­ли ав­то­ма­ты, выло­жи­ли ря­дом гра­на­ты. Ге­не­рал Кра­сно­штан дал ко­ман­ду: «Ору­жие до по­сле­дне­го не при­ме­нять. Если уж кто-то бу­дет врываться в кабинет, открываем огонь». Чув­ство очень не­при­я­тное, ко­гда штаб за­бра­сыва­ют гра­на­та­ми и по­ли­ва­ют огнём из кру­пно­ка­ли­бер­ных пу­ле­мётов. АКМ в ру­ках ка­же­тся му­хо­бой­кой.

В об­щем, уни­что­жи­ли всех, кто ока­зывал со­про­тив­ле­ние. Один­над­цать за­го­вор­щи­ков рас­стре­ля­ли в шта­бе и тру­пы выло­жи­ли пе­ред вхо­дом. Сре­ди них один или два ко­ман­дар­ма, не­сколь­ко ге­не­ра­лов и офи­це­ров. А нас на тре­тий день выве­зли из Асма­ры са­мо­лётом».

Кон­тр­ра­звед­ка Мен­ги­сту вылав­ли­ва­ла, са­жа­ла, пыта­ла, рас­стре­ли­ва­ла ка­ждо­го, кто мог быть при­ча­стен к за­го­во­ру. Был рас­стре­лян высший ге­не­ра­ли­тет и стар­шие офи­це­ры. Рез­ко изме­ни­лось и отно­ше­ние к со­вет­ским во­ен­ным со­ве­тни­кам. Как при­знал­ся один из них: «Было та­кое ощу­ще­ние, что мы ста­ли ини­ци­а­то­ра­ми пе­ре­во­ро­та. Всю ви­ну за свои про­ва­лы Мен­ги­сту по­пытал­ся пе­ре­ло­жить на нас».

ВИЗИТ ПОЛ­КОВ­НИ­КА ИВАНОВА

Впро­чем, в исто­рии на­шей во­ен­ной ра­звед­ки есть и бли­ста­тель­ные спе­цо­пе­ра­ции, ко­гда мы в пол­ной ме­ре смо­гли во­споль­зо­ва­ться ре­зуль­та­та­ми во­ен­но­го пе­ре­во­ро­та, не зная о нём пра­кти­че­ски ни­че­го. Ре­чь идёт о пе­ре­во­ро­те в Ли­вии в 1969 го­ду. Он стал боль­шой не­о­жи­дан­но­стью для США и Ве­ли­ко­бри­та­нии. Хо­тя аме­ри­кан­ские и ан­глий­ские вой­ска ра­зме­ща­лись на ли­вий­ской тер­ри­то­рии не один год. Ко­роль Идрис I был свер­гнут.

В Ва­шинг­то­не, Лон­до­не и, ра­зу­ме­е­тся, в Мо­скве га­да­ли, кто же ста­нет но­вым ру­ко­во­ди­те­лем стра­ны и ка­кой по­ли­ти­ке он бу­дут сле­до­вать. Но ни­кто тол­ком не мог ска­зать, кто эти мо­ло­дые офи­це­ры, за­хва­тив­шие власть в Три­по­ли. Изве­стно было, что ру­ко­во­ди­те­ля вос­ста­ния зва­ли Му­а­мар Кад­да­фи. Пер­вой отре­а­ги­ро­ва­ла на­ша во­ен­ная ра­звед­ка. В кон­це кон­цов, их пред­ста­ви­те­ля – во­ен­но­го ат­та­ше две­над­цать лет на­зад по указ­ке США и Бри­та­нии выбро­си­ли из Ли­вии. Не по­ра ли вер­ну­ться обра­тно?

На­чаль­ник ГРУ ге­не­рал-пол­ков­ник Пётр Ива­шу­тин ре­шил сро­чно на­пра­вить в ре­ги­он сво­е­го пред­ста­ви­те­ля – зам­на­чаль­ни­ка афри­кан­ско­го на­прав­ле­ния пол­ков­ни­ка Ва­си­лия Иванова. Пе­ред по­е­зд­кой ге­не­рал Ива­шу­тин ска­зал пол­ков­ни­ку:

– Ан­гли­ча­не и аме­ри­кан­цы в шо­ке. У них под но­сом свер­гли их став­лен­ни­ка. Но ско­ро они опра­вя­тся от уда­ра и на­чнут дей­ство­вать. На­до сро­чно ле­теть в Три­по­ли и по­ста­ра­ться встре­ти­ться с Кад­да­фи. Лю­бым спосо­бом до­бра­ться до не­го. Пре­дло­жить на­шу по­мо­щь и учре­дить ап­па­рат во­ен­но­го ат­та­ше.

Ива­нов хо­ро­шо пред­став­лял, что там тво­ри­тся по­сле во­ен­но­го пе­ре­во­ро­та. Гра­ни­цы за­крыты, свя­зи нет. Да­же если он про­бе­рётся в Ли­вию, как ему по­пасть к Кад­да­фи? Кто зна­ет, ка­кие взгля­ды испо­ве­ду­ет этот но­вый ру­ко­во­ди­тель стра­ны, за­хо­чет ли ви­деть у се­бя пред­ста­ви­те­ля СССР?

Пря­мо­го ави­а­со­об­ще­ния у Со­вет­ско­го Со­ю­за с Ли­ви­ей в те го­ды не су­ще­ство­ва­ло, и по­то­му Ва­си­лий Ива­но­вич выле­тел в Каир. По­слу и во­ен­но­му ат­та­ше в Еги­пте были да­ны ука­за­ния обе­спе­чить его ско­рей­ший вылет из Каи­ра в Три­по­ли. Во­змо­жно, в дру­гое вре­мя это и не со­ста­ви­ло бы тру­да. Из Еги­пта по­сто­ян­но ле­та­ли са­мо­лёты в Ли­вию, и ор­га­ни­зо­вать ви­зу для по­соль­ства не было про­бле­мой. На это и рас­счи­тыва­ли в Мо­скве. Но не учли одно­го: те­перь в Ли­вии во­ен­ное по­ло­же­ние, и по­пытка по­лу­чить ви­зу для Иванова не увен­ча­лась успе­хом.

5 сен­тя­бря во­ен­ный ат­та­ше Со­вет­ско­го Со­ю­за в Еги­пте на­дел фор­му, все ор­де­на и ме­да­ли и при пол­ном па­ра­де по­е­хал в ли­вий­ское по­соль­ство. До­бил­ся встре­чи с по­слом. Тот ска­зал, что хо­тел бы по­мо­чь, но, увы, не в силах. Та­ков при­каз Три­по­ли. Ва­си­лий Ива­но­вич вно­вь и вно­вь ана­ли­зи­ро­вал си­ту­а­цию, пыта­ясь най­ти выход. Выхо­да не было.

6 сен­тя­бря ра­но утром ему со­об­щи­ли, что че­рез два ча­са из каир­ско­го аэро­пор­та ле­тит са­мо­лёт в Ли­вию, но не в сто­ли­цу Три­по­ли, а в Бен­га­зи. Выби­рать не при­хо­ди­лось. Ко­не­чно, бу­ду­чи опытным со­тру­дни­ком во­ен­ной ра­звед­ки, он по­ни­мал, что кре­пко ри­ску­ет. Ива­нов дол­жен был обо всём до­ло­жить в Мо­скву, до­жда­ться ука­за­ний Цен­тра. Толь­ко ко­му они ну­жны, эти ука­за­ния? Ко вре­ме­ни их при­хо­да в по­соль­ство са­мо­лёт бы уле­тел, и дру­гой та­кой ока­зии мо­гло бы ещё дол­го не по­двер­ну­ться.

Одна­ко де­ло не толь­ко в ука­за­ни­ях Цен­тра. Уже в са­мо­лёте он вспом­нил: у не­го нет де­нег. В по­соль­стве дол­жны были выдать, да так и не успе­ли. Вол­но­вал во­прос и с ви­зой. Ведь ви­за у не­го то­же отсут­ство­ва­ла. Он пред­ста­вил, как это мо­жет вы­гля­деть с ли­вий­ской сто­ро­ны: ино­стра­нец, со­вет­ский пол­ков­ник, при­был в стра­ну, в ко­то­рой толь­ко что прои­зо­шёл го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот, вве­де­но во­ен­ное по­ло­же­ние. Бо­лее то­го, этот пол­ков­ник про­брал­ся не­ле­галь­но, без ви­зы. Откро­вен­но го­во­ря, очень не хо­те­лось ока­за­ться в ли­вий­ской тю­рьме.

Одна­ко, к сча­стью, ни­че­го по­до­бно­го не слу­чи­лось. В 10 ча­сов утра са­мо­лёт ко­снул­ся бе­тон­ки аэро­пор­та в Бен­га­зи. Ива­нов по­ки­нул борт и на­пра­вил­ся в зда­ние вок­за­ла. Нав­стре­чу ему шли ли­вий­ские во­ен­ные, но ни­кто не обра­тил на не­го вни­ма­ния. Ва­си­лий Ива­но­вич вышел на пло­щадь пе­ред аэро­вок­за­лом, взял та­кси. При­е­хал в со­вет­ское кон­суль­ство в Бен­га­зи. Ива­нов по­ве­дал кон­су­лу о сво­ей мис­сии. Тот обе­щал по­мо­чь. Ждать при­шлось не­дол­го. Вско­ре в ответ на зво­нок кон­су­ла из пред­ста­ви­тель­ства ли­вий­ско­го МИДА со­об­щи­ли: в Бен­га­зи на­хо­ди­тся Абдель Са­лам Джел­луд (вто­рой че­ло­век по­сле Кад­да­фи, член Со­ве­та ре­во­лю­ци­он­но­го ко­ман­до­ва­ния, в по­сле­ду­ю­щем ми­нистр пра­ви­тель­ства), и он че­рез два ча­са при­гла­ша­ет Иванова на встре­чу.

К на­зна­чен­но­му вре­ме­ни Ва­си­лий Ива­но­вич вме­сте с кон­су­лом, ко­то­рый вла­дел араб­ским языком, при­был в ука­зан­ное ме­сто, в го­сти­ни­цу. Вско­ре к ним вышел Джел­луд. Ива­нов при­вет­ство­вал но­вое ру­ко­вод­ство и ска­зал, что че­рез не­сколь­ко дней бу­дет в Мо­скве и го­тов до­ло­жить ру­ко­вод­ству Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны СССР, ка­кую по­мо­щь хо­те­ла бы по­лу­чить Ли­вия. Джел­луд отве­тил бла­го­дар­но­стью, но со­об­щил, что по по­во­ду по­мо­щи ему всё ска­жет ли­чно Му­а­мар Кад­да­фи, ко­то­рый при­мет со­вет­ско­го пред­ста­ви­те­ля в Три­по­ли.

7 сен­тя­бря в се­ре­ди­не дня Ива­нов был уже в Три­по­ли. А встре­ча с Кад­да­фи со­сто­я­лась 11 сен­тя­бря. Иванова вме­сте с со­вет­ским по­слом в Ли­вии до­ста­ви­ли в зда­ние ра­ди­о­стан­ции, ра­спо­ла­гав­шей­ся на окраи­не Три­по­ли. Офи­цер изви­нил­ся, ска­зав, что Кад­да­фи очень за­нят и для бе­се­ды у не­го бу­дет все­го че­тверть ча­са. Столь­ко пе­ре­лётов, пе­ре­е­здов, сло­жно­стей, вол­не­ний – и все­го 15 ми­нут. Да что тут ска­же­шь, тем бо­лее при пе­ре­во­де с араб­ско­го.

…Му­а­мар Кад­да­фи во­шёл в ком­на­ту с ав­то­ма­том Ка­ла­шни­ко­ва. Он был одет в во­ен­ную фор­му без зна­ков ра­зли­чия. На­ча­лась бе­се­да. По по­во­ду по­мо­щи Кад­да­фи ска­зал, что сей­час но­вое ру­ко­вод­ство край­не за­ня­то вну­трен­ни­ми про­бле­ма­ми, но вско­ре обра­ти­тся и к во­про­сам ме­жду­на­ро­дным. То­гда и опре­де­лим­ся. Но за пре­дло­же­ние по­мо­щи боль­шое спа­си­бо.

Про­шло че­тверть ча­са. При­о­ткрылась дверь, вы­гля­нул офи­цер. Кад­да­фи ма­хнул ру­кой. Дверь за­крылась. Пе­ре­го­во­ры дли­лись 45 ми­нут. Пол­ков­ни­ку Ива­но­ву уда­лось об­су­дить все во­про­сы, ко­то­рые он пла­ни­ро­вал пре­дло­жить к рас­смо­тре­нию. …Че­рез два дня Ва­си­лий Ива­нов выле­тел из Три­по­ли в Ту­нис, от­ту­да в Ал­жир и уже по­том в Мо­скву.

Оста­ётся толь­ко до­ба­вить, что со­вет­ский во­ен­ный ра­звед­чик был пер­вым из ме­жду­на­ро­дных пред­ста­ви­те­лей, с кем встре­тил­ся но­вый пра­ви­тель Ли­вии. Эта встре­ча сыгра­ла ва­жную роль в на­ла­жи­ва­нии отно­ше­ний Со­вет­ско­го Со­ю­за с Ли­ви­ей.

…В ныне­шнем не­спо­кой­ном ми­ре сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции то и де­ло взрыва­ю­тся со­об­ще­ни­я­ми: в ка­кой-то да­лёкой или близ­кой стра­не прои­зо­шёл путч, мя­теж, «цве­тная ре­во­лю­ция»… Впро­чем, как его ни на­зо­ви, а пе­ре­во­рот он и есть пе­ре­во­рот. И я твёр­до знаю: где-то там, в огне этих со­бытий, ра­бо­та­ют лю­ди, имя ко­то­рым – во­ен­ные ра­звед­чи­ки.

Об ав­то­ре: Бол­ту­нов Ми­хаил Ефи­мо­вич – глав­ный ре­да­ктор жур­на­ла Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны «Ори­ен­тир», член Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии, ав­тор книг о во­ен­ной ра­звед­ке и груп­пах спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния «Аль­фа» и «Вым­пел».

Вла­ди­мир Стрель­би­цкий (Спра­ва) С Во­ен­ными ат­та­ше ру­мынии и ита­лии

пол­ков­ник але­ксандр еро­хин (пя­тый Сле­ва) С гре­че­ски­ми и Серб­ски­ми офи­це­ра­ми

Ва­си­лий ива­нов по­сле Встре­чи С му­а­ма­ром кад­да­фи, по до­ро­ге до­мой. ал­жир. 1969

Встре­ча ми­ни­стра обо­ро­ны ав­стрии Сте­фа­ни (Сле­ва) и ми­ни­стра обо­ро­ны СССР ро­ди­о­на ма­ли­нов­ско­го (Спра­ва). пе­ре­во­дит В. бо­чка­рёв (В цен­тре). мо­сква

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.