«ОПРИ­ЧНИ­КИ» ГУ­ВЕ­РА

Ка­кие про­во­ка­ции осу­ще­ств­ля­ли спец­слу­жбы США и дру­гих стран про­тив со­вет­ских во­ен­ных ра­звед­чи­ков

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Первая Страница - Ми­хаил Бол­ту­нов Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Стар­ший по­мо­щник во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше при По­соль­стве СССР в США Игорь Амо­сов до­брых пол­дня мо­тал­ся по го­ро­ду по слу­же­бным де­лам. И всё, ка­за­лось бы, об­сто­я­ло нор­маль­но, да вот не­за­да­ча – исче­зла ку­да-то «на­руж­ка». Обычно его со­про­во­жда­ли ма­ши­ны фэбээров­цев. Он знал их на­пе­ре­чёт. Мар­ки, цвет ав­то­мо­би­лей, но­ме­ра, да­же их по­зыв­ные в эфи­ре: Грин, Блю, Блек. А тут ни­ко­го.

Обычно, ко­гда он пар­ко­вал­ся и выхо­дил из ма­ши­ны, его со­про­во­жда­ли не­сколь­ко со­гля­да­та­ев. Впро­чем, аме­ри­кан­ские кон­тр­ра­звед­чи­ки страсть как лю­би­ли по­ка­зать си­лу. Они встре­ча­ли Амо­со­ва у до­ма утром, де­мон­стра­тив­но при­вет­ствуя его. Про­во­жа­ли в про­гул­ках по го­ро­ду, не­ред­ко «бра­ли в ко­ро­бо­чку», ко­гда один из них шёл впе­ре­ди, вто­рой – сза­ди, двое – по бо­кам.

А тут вдруг ни ма­шин, ни лю­дей. Да­же как-то ску­чно. «В отпуск их, что ли, однов­ре­мен­но отпра­ви­ли?» – пытал­ся по­шу­тить он про се­бя. «Да вам не уго­ди­шь, Игорь Але­ксан­дро­вич. Есть «на­руж­ка» – пло­хо, нет «на­руж­ки» – то­же хре­но­во».

Амо­сов гля­нул на ча­сы. По­ра было ру­лить в по­соль­ство. Там ждал его ре­зи­дент. Он дол­жен был со­об­щить, уда­лось ли ре­шить во­прос с го­спи­та­ли­за­ци­ей же­ны в одну из аме­ри­кан­ских кли­ник. Де­ло в том, что не­дав­но по­соль­ский врач, ко­то­рый на­блю­дал за его бе­ре­мен­ной су­пру­гой, за­бе­спо­коил­ся. Бе­ре­мен­ность про­те­ка­ла тя­же­ло. А те­перь, как выра­зил­ся до­ктор, вызыва­ло опа­се­ние «по­ло­же­ние ре­бён­ка в утро­бе ма­те­ри». В об­щем, же­на ну­жда­лась в ме­ди­цин­ской по­мо­щи в усло­ви­ях ста­ци­о­на­ра. Ру­ко­во­ди­тель ра­зве­дап­па­ра­та обе­щал пе­ре­го­во­рить с по­слом и ре­шить эту про­бле­му. Своё сло­во он сдер­жал. Как толь­ко Амо­сов пе­ре­сту­пил по­рог его ка­би­не­та, со­об­щил бла­гую весть.

– А те­перь к де­лу, – ска­зал он, – до­кла­дывай!

Стар­ший по­мо­щник во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше рас­ска­зал о своих утрен­них по­е­зд­ках и за­о­дно по­шу­тил, мол, ку­да-то про­па­ла «на­руж­ка». Одна­ко ре­зи­дент, и сам изря­дный шу­тник, на этот раз под­чи­нён­но­го не под­дер­жал.

– Ты на мар­шру­те слу­ча­ем не ло­пу­хнул­ся? Мо­жет, не за­ме­тил слеж­ку? – впол­не се­рьёзно спро­сил ре­зи­дент.

– Да нет, про­ве­рял­ся по­сто­ян­но. Ма­ши­ны как ко­ро­ва языком сли­за­ла, и пе­ших «то­пту­нов» нет.

Ре­зи­дент отпу­стил Амо­со­ва. Ка­за­лось бы, ни­че­го осо­бен­но­го не слу­чи­лось. Фэбээров­цы вре­мен­но сня­ли слеж­ку. Та­кое быва­ет. Но то­гда по­че­му со­об­ще­ние Иго­ря Але­ксан­дро­ви­ча встре­во­жи­ло его. Вро­де и нет ни­ка­ких осно­ва­ний вол­но­ва­ться, а на ду­ше как-то тре­во­жно. Мо­жет, по­то­му, что ме­сяц на­зад к Амо­со­ву уже был под­ход кон­тр­ра­звед­чи­ков. Они пре­дло­жи­ли ему оста­ться в США, стать не­во­зв­ра­щен­цем, обе­ща­ли боль­шое де­не­жное во­зна­гра­жде­ние, ма­те­ри­аль­ные бла­га. Офи­цер на­о­трез отка­зал­ся. По­сле это­го фэбээров­цы ни­как се­бя не про­яв­ля­ли.

Про­шло не­сколь­ко дней. К со­жа­ле­нию, ин­туи­ция и на этот раз не обма­ну­ла опытно­го ра­звед­чи­ка. «Опри­чни­ки» Гу­ве­ра высле­ди­ли стар­ше­го по­мо­щни­ка во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше и пе­ре­шли к пря­мым угро­зам. Агент спец­служб за­явил офи­це­ру: «Кэптен Амо­сов, у вас два ва­ри­ан­та – если оста­не­тесь в США, бу­де­те иметь сча­стли­вую се­мью: же­ну и здо­ро­во­го ре­бён­ка, если отка­же­тесь – по­те­ря­е­те и же­ну, и ре­бён­ка».

Но за­пу­гать ра­звед­чи­ка не уда­лось. «Не тра­тьте вре­мя, го­спо­да, ва­ши на­де­жды ни­ко­гда не сбу­ду­тся!» – отве­тил Амо­сов.

В тот же день из ре­зи­ден­ту­ры в Центр ушла ши­фро­грам­ма: «Спе­цо­пе­ра­ция аме­ри­кан­ской кон­тр­ра­звед­ки про­тив ка­пи­та­на 2 ран­га Амо­со­ва ха­ра­кте­ри­зу­е­тся пре­жде все­го бе­с­пре­це­ден­тной на­гло­стью и дер­зо­стью. Для её про­ве­де­ния были прив­ле­че­ны боль­шие си­лы КРО. В спе­цо­пе­ра­ции про­тив Амо­со­ва с 13.00 до 20.00 ча­сов уча­ство­ва­ли 9 ма­шин: LUCKY («Ла­ки»), CAMEL («Кэмел»), KODAK («Ко­дак»), BENRIS («Бен­рис»), KING («Кинг»), NUT («Нат»), CHARLY («Чар­ли»), MUTT («Матт»), JOCKER («Джо­кер»), а та­кже три ста­ци­о­нар­ных по­ста PAT («Пэт»), LOYI («Луи») и MICKEY («Мик­ки»). Об­щее ру­ко­вод­ство опе­ра­ци­ей осу­ще­ств­ля­лось че­рез ра­ди­о­стан­цию ста­ци­о­нар­но­го по­ста PAT («Пэт») на 16-й ули­це. На успех этой про­во­ка­ции аме­ри­кан­цы во­зла­га­ли боль­шие на­де­жды. Ра­счёт их опи­рал­ся на сло­жную си­ту­а­цию в се­мье Амо­со­ва. По­сле про­ва­ла спе­цо­пе­ра­ции, по на­шим опе­ра­тив­ным дан­ным, кон­тр­ра­звед­ка США го­то­ви­тся к по­хи­ще­нию Амо­со­ва и его же­ны».

Мо­сква при­ка­за­ла ре­зи­ден­ту дей­ство­вать ре­ши­тель­но и быстро. Стар­ший по­мо­щник во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше и его же­на сме­ни­ли ме­сто жи­тель­ства. Из сво­ей квар­ти­ры их пе­ре­ве­зли и по­се­ли­ли в до­ме, где на­хо­ди­лись се­мьи со­тру­дни­ков дип­пред­ста­ви­тель­ства. Сам дом ра­спо­ла­гал­ся вбли­зи слу­же­бно­го зда­ния ап­па­ра­тов во­ен­ных ат­та­ше. При выхо­де в го­род Амо­со­ва все­гда со­про­во­жда­ли два-три ра­бо­тни­ка ре­зи­ден­ту­ры. Его же­на на­хо­ди­лась под по­сто­ян­ным на­блю­де­ни­ем мед­пер­со­на­ла по­соль­ства.

Ком­плекс ме­ро­при­я­тий, про­ве­дён­ный на­шей ва­шинг­тон­ской ре­зи­ден­ту­рой, дал во­змо­жность сор­вать за­мысел аме­ри­кан­ских спец­служб, а Амо­со­ву – бла­го­по­лу­чно во­зв­ра­ти­ться на Ро­ди­ну. Его же­ну оста­ви­ли в США, и вско­ре она ро­ди­ла до­чь в одном из аме­ри­кан­ских го­спи­та­лей. Ра­зу­ме­е­тся, су­пру­га Амо­со­ва по­сто­ян­но на­хо­ди­лась под на­блю­де­ни­ем со­тру­дни­ков со­вет­ской ре­зи­ден­ту­ры. И вско­ре ра­до­стный отец встре­чал же­ну и до­чь в Мо­скве. Всё за­кон­чи­лось бла­го­по­лу­чно. Но так было не все­гда.

«СИЛЬ­НО НЕ БИЛИ – УДАРИЛИ РА­ЗОК ДЛЯ ОСТРАСТКИ»

Ра­звед­ка, как изве­стно, де­ло тай­ное. Одна­ко и она жи­вёт по пи­са­ным и не­пи­са­ным за­ко­нам. И если те­бя дей­стви­тель­но взя­ли на го­ря­чем – на встре­че с аген­том, при пе­ре­да­че се­кре­тных ма­те­ри­а­лов, образ­цов во­о­ру­же­ния, – если кон­тр­ра­звед­ка обла­да­ет ком­про­ме­ти­ру­ю­щи­ми до­ку­мен­та­ми, тут уж не обес­судь. Ста­ло быть, ты прои­грал или стал жер­твой пре­да­тель­ства.

«У ме­ня был провал в 1982 го­ду в Па­ри­же, – рас­ска­зыва­ет пол­ков­ник Юрий Але­ксан­дро­вич С., – я был ещё мо­ло­дым ра­звед­чи­ком. Пер­вая ко­ман­ди­ров­ка. Ра­зра­ба­тывал исто­чни­ка ин­фор­ма­ции: в про­шлом – мор­ской офи­цер, те­перь, уво­лив­шись в за­пас, ра­бо­тал в одном из во­ен­ных жур­на­лов. Он имел до­ступ к се­кре­тным ма­те­ри­а­лам, ко­то­рые нас ин­те­ре­со­ва­ли. Про­бле­ма была в ко­пи­ро­ва­нии этих до­ку­мен­тов. Та­скал их в ко­пи­ро­валь­ную ком­на­ту, при­крывая жур­на­ла­ми. Я пре­ду­пре­ждал его, что это опа­сно. Но он по сво­ей при­ро­де был че­ло­ве­ком са­мо­у­ве­рен­ным и не слу­шал со­ве­тов. С уве­рен­но­стью го­во­рил, что за ним нет на­блю­де­ния. И про­счи­тал­ся. На этом его и взя­ли. На оче­ре­дную встре­чу он уже шёл под на­блю­де­ни­ем кон­тр­ра­звед­ки.

У ме­ня в тот день было не­до­брое пред­чув­ствие. Не хо­те­лось ид­ти на встре­чу, что­то тя­го­ти­ло, бе­спо­кои­ло. А при­чин отка­за­ться нет. На­ру­жно­го на­блю­де­ния то­же нет. Как отка­же­шься? Стру­сил? Про­ве­рял­ся тща­тель­но. Боль­ше двух ча­сов про­был в ве­дом­стве гра­ж­дан­ской ави­а­ции, че­тыре ча­са ездил по го­ро­ду и толь­ко по­том вышел на встре­чу. Он пе­ре­дал ма­те­ри­а­лы, и на выхо­де из ре­сто­ра­на ме­ня взя­ли.

В кон­тр­ра­звед­ке силь­но не били – ударили ра­зок для острастки, до­пра­ши­ва­ли пять ча­сов, скло­ня­ли к со­тру­дни­че­ству. С со­чув­стви­ем го­во­ри­ли, что по­ни­ма­ют, как тру­дно на это ре­ши­ться. Не то­ро­пи­ли, да­ли те­ле­фон для свя­зи. Рас­счи­тыва­ли, что я не до­ло­жу ру­ко­вод­ству. До­ло­жить – это зна­чит уе­хать до­мой. И я уе­хал. Вдо­гон­ку они объя­ви­ли ме­ня пер­со­ной нон гра­та».

Что ж, те, кто ра­бо­та­ет под ди­пло­ма­ти­че­ским при­крыти­ем, сов­сем не же­ла­ют по­лу­чить нон гра­та и сро­чно по­ки­нуть стра­ну пре­быва­ния, испор­тив се­бе ка­рье­ру. Тем бо­лее ни­кто не хо­чет ока­за­ться в тю­рьме. По­это­му игра все­гда идёт по-кру­пно­му, с пол­ной са­мо­от­да­чей и на­пря­же­ни­ем сил. Ибо по­бе­ди­те­лем ста­нет не тот, кто лу­чше стре­ля­ет и быстрее бе­га­ет (хо­тя и это мо­жет при­го­ди­ться), но тот, кто ум­нее, опытнее, та­лан­тли­вее. Ну и уда­ча не по­ме­ша­ет – вер­ная се­стра ра­звед­чи­ка.

Одна­ко, что­бы пе­ре­и­грать про­тив­ни­ка, ну­жно дли­тель­ное вре­мя, прив­ле­че­ние боль­ших те­хни­че­ских средств и люд­ских ре­сур­сов. Так ва­шинг­тон­ской ре­зи­ден­ту­рой со­вет­ской во­ен­ной ра­звед­ки было выяв­ле­но, что в 1954 го­ду, ко­гда и про­во­ди­лась спе­цо­пе­ра­ция про­тив Иго­ря Амо­со­ва, на­блю­де­ние за со­тру­дни­ка­ми ап­па­ра­тов во­ен­но­го, во­ен­но-мор­ско­го и во­ен­но-во­зду­шных ат­та­ше ве­ли 12 бри­гад кон­тр­ра­звед­чи­ков. В ав­то­мо­би­лях при ве­де­нии слеж­ки кро­ме шо­фёра на­хо­ди­лись от одно­го до трёх аген­тов, ко­то­рые в за­ви­си­мо­сти от об­ста­нов­ки по­ки­да­ли ма­ши­ну и сле­до­ва­ли за на­шим со­тру­дни­ком в пе­шем по­ряд­ке. При­ба­вьте сю­да ещё ста­ци­о­нар­ные по­сты на­ру­жно­го на­блю­де­ния в ме­стах про­жи­ва­ния со­вет­ских со­тру­дни­ков дип­пред­ста­ви­тельств. За их квар­ти­ра­ми шла не­у­стан­ная слеж­ка. Так, пост, ко­то­рый сле­дил за квар­ти­рой Амо­со­ва, на­зывал­ся «Мер­фи». Он дер­жал связь с по­стом «Ми­ки» и ав­то­ма­ши­на­ми, ко­то­рые обе­спе­чи­ва­ли на­блю­де­ние.

ЖГУЧЕЕ ЖЕ­ЛА­НИЕ НАСОЛИТЬ…

Одна­ко на­ру­жное на­блю­де­ние – это толь­ко одна сто­ро­на (хо­тя и ве­сьма энер­го­за­тра­тная) де­я­тель­но­сти кон­тр­ра­звед­ки. А если про­хо­дит ме­сяц, дру­гой, тре­тий, а ре­зуль­та­ты на ну­ле, во­зни­ка­ет жгучее

же­ла­ние хоть как-то насолить про­тив­ни­ку. И если не по­лу­ча­лось это сде­лать по-кру­пно­му, то шли в ход мел­кие па­ко­сти: за­сыпа­ли са­хар­ный пе­сок в бен­зо­ба­ки ав­то­мо­би­лей со­вет­ских пред­ста­ви­те­лей, в ма­га­зи­нах по­дбра­сыва­ли в то­вар­ные кор­зи­ны ра­зли­чные ве­щи, что­бы по­том ор­га­ни­зо­вать шум­ное ра­зби­ра­тель­ство и обви­нить в во­ров­стве. Устраи­ва­ли не­о­бо­сно­ван­ные за­дер­жа­ния гра­ж­дан СССР при по­ку­пке об­ще­до­сту­пных то­ва­ров: книг, спра­во­чной ли­те­ра­ту­ры, то­по­карт, аэро­фо­то­сним­ков.

По­пал­ся «под ра­зда­чу» фэбээров­цев и со­тру­дник ап­па­ра­та во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше в Ва­шинг­то­не ка­пи­тан-лей­те­нант Ви­ктор Лю­би­мов. Одна­жды ему при­шлось сыграть роль двой­ни­ка во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше и отв­ле­чь на се­бя вни­ма­ние «то­пту­нов». У ат­та­ше была встре­ча с аген­том, и кон­тр­ра­звед­ка не дол­жна была о ней знать. Лю­би­мов же и ро­стом, и ком­пле­кци­ей впол­не по­хо­дил на сво­е­го ше­фа. Сло­вом, он сел в ма­ши­ну ат­та­ше и вые­хал в го­род. По­кру­тил­ся, по­мо­тал кон­тр­ра­звед­ку по ули­цам, за­пар­ко­вал ав­то­мо­биль и по­шёл по ма­га­зи­нам. Сде­лал кое-ка­кие по­ку­пки.

Ка­ко­во же было удив­ле­ние «на­руж­ки», ко­гда один из них уви­дел ли­цо Ви­кто­ра. Он с удив­ле­ни­ем во­скли­кнул: «Это же Лио!» Под та­ким псев­до­ни­мом Лю­би­мов чи­слил­ся в кар­то­те­ке ФБР. И вся бри­га­да по оче­ре­ди под­хо­ди­ла, на­халь­но ра­з­гля­дывая. Они яв­но были не­до­воль­ны и Лио, и сы­гран­ной им ро­лью. И, ко­не­чно же, вско­ре мел­ко и гну­сно отом­сти­ли. По­сле одно­го из при­ёмов у поль­ско­го во­ен­но­го ат­та­ше Лю­би­мов не най­дёт сво­е­го ав­то­мо­би­ля на пар­ков­ке. О про­па­же бу­дет за­яв­ле­но в по­ли­цию, и та вско­ре отыщет «Форд». Его за­гна­ли в один из бли­жай­ших дво­ров, ра­зби­ли ра­ди­а­тор и бро­си­ли.

На­пом­ним, что всё это прои­схо­ди­ло в сто­ли­це США. Зна­чи­тель­но ху­же де­ло об­сто­я­ло, ко­гда со­тру­дни­ки ап­па­ра­тов ат­та­ше вые­зжа­ли в по­е­зд­ки по шта­там. Это была обычная пра­кти­ка. Ра­зу­ме­е­тся, всё де­ла­лось с ра­зре­ше­ния Гос­де­пар­та­мен­та и Пен­та­го­на, и тем не ме­нее аме­ри­кан­ские «кон­три­ки» за­ни­ма­лись по­сто­ян­ными про­во­ка­ци­я­ми. Вот как об этих про­во­ка­ци­ях вспо­ми­нал по­мо­щник во­ен­но-во­зду­шно­го ат­та­ше при По­соль­стве СССР в США Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за под­пол­ков­ник Иван Ле­зжов.

Они со­вер­ша­ли по­е­зд­ку и оста­но­ви­лись на но­чёв­ку в при­до­ро­жном мо­те­ле в 40 ки­ло­ме­трах во­сто­чнее го­ро­да Ту­со­на. Ав­то­ма­ши­ну по­ста­ви­ли к сте­не кот­те­джа. Утром сле­ду­ю­ще­го дня офи­це­ры обна­ру­жи­ли, что они не мо­гут по­гру­зить ве­щи в ба­га­жник сво­е­го ав­то­мо­би­ля. Впло­тную к бам­пе­ру их ма­ши­ны сто­ял ав­то­мо­биль ше­ри­фа ме­стной по­ли­ции. А на пе­ре­днем си­де­нье на­хо­дил­ся на­пыщен­ный по­ли­цей­ский чи­нов­ник. Не­вда­ле­ке ра­спо­ло­жи­лись ма­ши­ны кон­тр­ра­звед­чи­ков. Не было сом­не­ний, что имен­но они ру­ко­во­ди­ли дей­стви­я­ми по­ли­цей­ских. Ле­зжов по­про­сил ше­ри­фа отъе­хать. На что по­лу­чил ответ: – Ни­ку­да вы даль­ше не по­е­де­те. – По ка­кой при­чи­не? Мы рус­ские ди­пло­ма­ты. Име­ем ра­зре­ше­ние Пен­та­го­на на по­е­зд­ку. – Ни­ку­да вы не по­е­де­те. – Вы что, аре­сто­ва­ли нас? В ответ ше­риф толь­ко зло­бно за­со­пел. При­шлось во­зв­ра­ща­ться в мо­тель и зво­нить в по­соль­ство, объя­снять си­ту­а­цию. А даль­ше ждать. На ожи­да­ние ушло че­тыре ча­са. По­том по­зво­нил во­ен­ный ат­та­ше ге­не­рал Ро­ди­о­нов и со­об­щил, что за­яв­лен про­тест в Гос­де­пар­та­мент. Вско­ре по­сле его звон­ка у кот­те­джа на­ча­лось дви­же­ние, уе­ха­ли аген­ты ФБР, по­том убрал­ся и ше­риф. Что ска­зать? Та­ки на­со­ли­ли со­вет­ским. Мел­ко­ва­то, прав­да… Но уж как смо­гли.

«До ию­ля 1959 го­да с на­пар­ни­ком Ива­ном Ива­но­вым мы прои­зве­ли не­сколь­ко по­е­здок в шта­ты США, – на­пи­шет по­зже Ле­зжов. – По при­бытии са­мо­лётом в один из аэро­пор­тов шта­та Не­бра­ска мы со­вер­ши­ли та­кже по­е­зд­ку по шта­там Ва­йо­минг, Ай­да­хо, Не­ва­да, Юта, Ко­ло­ра­до. По­се­ти­ли ра­зные го­ро­да, соби­рая ин­фор­ма­ци­он­ный ма­те­ри­ал в тор­го­вых па­ла­тах и осма­три­вая вне­шне ин­те­ре­су­ю­щие нас объе­кты. По­е­зд­ка про­хо­ди­ла в усло­ви­ях ху­ли­ган­ско­го (ино­го сло­ва не по­дбе­рёшь) по­ве­де­ния аген­тов ФБР – на­ше­го «хво­ста». Были с их сто­ро­ны по­пытки ор­га­ни­зо­вать про­во­ка­ции во вре­мя по­се­ще­ния го­ро­дов, а при на­шем дви­же­нии по мар­шру­там – сбро­сить нас с про­е­зжей ча­сти до­рог в кю­вет. Они про­во­ди­ли та­кже опа­сные ма­нёв­ры: вы­дви­га­ли одну ма­ши­ну впе­рёд пе­ред на­ми, за­тем рез­ко тор­мо­зи­ли, что­бы мы вре­за­лись в их ав­то­мо­биль. В те­че­ние 10 дней по­е­зд­ка по­хо­ди­ла на до­то­шное испыта­ние на­ших нер­вов аген­та­ми ФБР».

ЦЕНА СОГЛАСИЯ ГОС­ДЕ­ПАР­ТА­МЕН­ТА

А вот с по­мо­щни­ком во­ен­но­го ат­та­ше под­пол­ков­ни­ком Але­ксан­дром Ни­ки­фо­ро­вым аме­ри­кан­цы по­сту­пи­ли ина­че. Он та­кже соби­рал­ся в по­е­зд­ку по стра­не, но в этот мо­мент его при­зна­ли пер­со­ной нон гра­та. В та­ком слу­чае под­пол­ков­ник дол­жен был сро­чно по­ки­нуть стра­ну. Одна­ко ему не толь­ко не объя­ви­ли о ре­ше­нии аме­ри­кан­ских вла­стей, но и ра­зре­ши­ли по­е­зд­ку. Та­ким обра­зом, устрои­ли изо­щрён­ную ло­ву­шку по­мо­щни­ку во­ен­но­го ат­та­ше. Ведь те­перь со­вет­ский офи­цер был ли­шён ди­пло­ма­ти­че­ско­го ста­ту­са. Его мо­гли не­на­ро­ком по­бить, иска­ле­чить, оскор­бить.

Уж очень утом­ля­ла кон­тр­ра­звед­ку актив­ность под­пол­ков­ни­ка Ни­ки­фо­ро­ва: то он на­ла­дит отно­ше­ния с ге­не­ра­лом из опе­ра­тив­но­го управ­ле­ния Пен­та­го­на, то по­зна­ко­ми­тся с ли­чным вра­чом Президента США. Ни­че­го не по­до­зре­ва­ю­щий по­мо­щник во­ен­но­го ат­та­ше доби­рал­ся из Ари­зо­ны в Не­ва­ду, Ка­ли­фор­нию, по­том в Ко­ло­ра­до. Ко­не­чно же, эта по­е­зд­ка – не про­гул­ка по Аме­ри­ке, а ра­зве­дза­да­ние. И, не­смо­тря на пло­тную опёку кон­тр­ра­звед­ки, Ни­ки­фо­ров его выпол­нил. Ко­гда во­зв­ра­тил­ся – обра­до­ва­ли: он объяв­лен пер­со­ной нон гра­та. Ну что ж, со­брал че­мо­да­ны и отпра­вил­ся на Ро­ди­ну. Прав­да, горь­кий оса­док остал­ся.

По­е­зд­ки на­ших офи­це­ров по стра­не со­про­во­жда­лись не толь­ко изо­щрён­ными про­во­ка­ци­я­ми со сто­ро­ны спец­служб, но и за­ча­стую не­ве­ро­я­тной шу­ми­хой в сред­ствах мас­со­вой ин­фор­ма­ции, ко­то­рые вдруг на­чи­на­ли огол­те­лую кам­па­нию шпи­о­но­ма­нии. Как пра­ви­ло, это прои­схо­ди­ло с по­да­чи по­ли­ти­че­ских и го­су­дар­ствен­ных де­я­те­лей. Они да­ва­ли отма­шку – га­зе­ты, жур­на­лы, ра­дио бро­са­лись в бой, сма­ко­ва­ли по­дро­бно­сти, вра­ли, при­ду­мыва­ли то, че­го и вов­се не су­ще­ство­ва­ло. Прав­да ни­ко­го не ин­те­ре­со­ва­ла.

В апре­ле 1956 го­да стар­ший по­мо­щник во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше при По­соль­стве СССР в США под­пол­ков­ник Сер­гей Фёдо­ров и со­тру­дник ап­па­ра­та ка­пи­тан­лей­те­нант Иван Са­куль­кин, по­лу­чив ра­зре­ше­ние Пен­та­го­на, выле­те­ли в го­род Си­этл. Там они арен­до­ва­ли ма­ши­ну и на про­тя­же­нии трёх не­дель со­вер­ша­ли по­е­зд­ки по шта­там Оре­гон и Ва­шинг­тон. Де­ла­ли они это без ка­ких-ли­бо на­ру­ше­ний или откло­не­ний от за­ра­нее за­пла­ни­ро­ван­но­го мар­шру­та. Одна­ко ме­стная прес­са по­дня­ла шу­ми­ху, и по во­зв­ра­ще­нии в Си­этл в аэро­пор­ту со­вет­ских офи­це­ров встре­ти­ла тол­па жур­на­ли­стов, тре­буя отве­тов по по­во­ду их яко­бы шпи­он­ской де­я­тель­но­сти.

При­быв в сто­ли­цу, во­ен­ные ди­пло­ма­ты с удив­ле­ни­ем узна­ли, что се­на­тор от шта­та Ва­шинг­тон Ма­гну­сон вы­сту­пил с гнев­ной ре­чью в Кон­грес­се. «В мо­ём шта­те в те­че­ние по­сле­дней не­де­ли прои­зо­шёл ряд со­бытий, ко­то­рые на­гля­дно про­де­мон­стри­ро­ва­ли во­пи­ю­щие не­до­ста­тки в на­шей си­сте­ме без­о­па­сно­сти, – во­зму­щал­ся он. – Если бы не бди­тель­ность ре­пор­тёра еже­днев­ной га­зе­ты «Пост Ин­тел­ли­джен­сер» в Си­этле, на­ция не узна­ла бы об этих не­до­ста­тках. Двое во­ен­ных ат­та­ше, не обыкно­вен­ные рус­ские го­сти, а во­ен­ные ат­та­ше из по­соль­ства СССР, ли­ца, ин­те­ре­су­ю­щи­е­ся во­про­са­ми обо­ро­ны, по­яви­лись в се­ве­ро-за­па­дных ра­йо­нах Ти­хо­оке­ан­ско­го по­бе­ре­жья США, имея при се­бе ра­зре­ше­ние Гос­де­пар­та­мен­та. Один из рус­ских был во­ен­ным ат­та­ше, а дру­гой – во­ен­но-мор­ским ат­та­ше. Оба они из по­соль­ства СССР в Ва­шинг­то­не. Их име­на – под­пол­ков­ник Фёдо­ров С.С. и ка­пи­тан-лей­те­нант Са­куль­кин И.П. Пов­то­ряю. Эта по­е­зд­ка была осу­ще­ств­ле­на не толь­ко в со­о­твет­ствии с их пла­ном, но и с ра­зре­ше­ния Гос­де­пар­та­мен­та. В хо­де по­е­зд­ки рус­ские по­се­ти­ли ра­йо­ны ра­спо­ло­же­ния наи­бо­лее ва­жных во­ен­ных объе­ктов США. В США есть ряд за­крытых ра­йо­нов, ко­то­рые не име­ют пра­ва по­се­щать да­же ко­рен­ные аме­ри­кан­цы. Су­ще­ству­ют та­кже ра­йо­ны, за­крытые для ино­стран­цев. Я не знаю в та­ком слу­чае, ка­кие ра­йо­ны за­крыты для рус­ских во­ен­ных ат­та­ше, если они по­лу­чи­ли со­гла­сие Гос­де­пар­та­мен­та на по­до­бную по­е­зд­ку».

По­е­зд­ка дей­стви­тель­но была об­шир­ная, и мар­шрут про­ле­гал че­рез го­ро­да с во­ен­ными прои­звод­ства­ми, обо­рон­ными объе­кта­ми, за­во­да­ми, но, по­вто­ря­ем, она осу­ще­ств­ля­лась впол­не за­кон­но, с ра­зре­ше­ния аме­ри­кан­ских вла­стей. И вдруг, как по за­ка­зу, по­яви­лись во­зму­щён­ные гра­ж­да­не, шум в прес­се, вы­сту­пле­ние в Кон­грес­се.

«По оцен­ке со­тру­дни­ков на­ше­го по­соль­ства, – при­знал­ся спу­стя мно­го лет контр-адми­рал Иван Са­куль­кин, – по­дня­тая в Кон­грес­се шу­ми­ха дол­жна была за­кон­чи­ться пре­кра­ще­ни­ем на­шей во­ен­но-ди­пло­ма­ти­че­ской ка­рье­ры. Одна­ко это­го не слу­чи­лось. На­до от­дать дол­жное, Гос­де­пар­та­мент США всю пол­но­ту ответ­ствен­но­сти взял на се­бя. Вме­сте с тем он за­крыл на дли­тель­ное вре­мя штат Ва­шинг­тон для по­се­ще­ния со­вет­ски­ми пред­ста­ви­те­ля­ми».

РА­ЗВЕД­ЧИК НА ДЫБЕ

Впро­чем, всё пе­ре­чи­слен­ное ра­нее мо­жно счи­тать дет­ски­ми ша­ло­стя­ми на фо­не тех со­бытий, ко­то­рые прои­зо­шли с на­шим во­ен­ным ра­звед­чи­ком Вла­ди­ми­ром Глу­хо­вым. Он ра­бо­тал под при­крыти­ем дол­жно­сти ге­не­раль­но­го пред­ста­ви­те­ля ком­па­нии «Аэро­флот» в Ни­дер­лан­дах. Так вот, гол­ланд­ские спец­слу­жбы, не имея до­ка­за­тельств его ра­звед­де­я­тель­но­сти, ре­ши­ли по­про­сту выбить их из со­вет­ско­го офи­це­ра. 12 апре­ля 1967 го­да, в День ко­смо­нав­ти­ки, они по-бан­дит­ски на­па­ли на Вла­ди­ми­ра Але­ксе­е­ви­ча у его до­ма в Ам­стер­да­ме, без пре­дъяв­ле­ния обви­не­ний, не пред­ста­вив­шись, без пре­дъяв­ле­ния ка­ких-ли­бо до­ку­мен­тов.

Сде­ла­но это было с осо­бым ци­ни­змом, что­бы по­да­вить, сло­мить во­лю ра­звед­чи­ка. Де­ло в том, что этот день стал не толь­ко ве­ли­ким со­быти­ем в исто­рии на­шей стра­ны и все­го ми­ра – он был боль­шим пра­здни­ком для пол­ков­ни­ка Глу­хо­ва. И не толь­ко по­то­му, что Вла­ди­мир Але­ксе­е­вич всю вой­ну про­шёл в ави­а­ци­он­ных ча­стях – он внёс свой ли­чный вклад в ве­ли­кую по­бе­ду на­шей на­у­ки и те­хни­ки. Так было ска­за­но в Ука­зе Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР о на­гра­жде­нии его ор­де­ном Кра­сной Зве­зды по ито­гам пер­во­го по­лёта че­ло­ве­ка в ко­смос в 1961 го­ду. Прав­да, на ука­зе сто­ял гриф «се­кре­тно», и по­то­му о нём не зна­ли не толь­ко гол­ланд­цы, но да­же его кол­ле­ги, со­тру­дни­ки пред­ста­ви­тель­ства «Аэро­фло­та». Но вот о том, что он фрон­то­вик и име­ет пря­мое отно­ше­ние к ави­а­ции, гол­ланд­цы, бе­зу­слов­но, зна­ли.

В на­па­де­нии уча­ство­ва­ли 11 че­ло­век. Глу­хов не сдал­ся. Пер­вый отве­тный удар он на­нёс ка­блу­ком бо­тин­ка то­му, кто об­хва­тил его сза­ди за ту­ло­ви­ще и ру­ки. Хо­ро­ший по­лу­чил­ся удар. Ба­шмак был но­вый, ка­че­ствен­ный, гол­ланд­ский, ка­блук кре­пкий, острый, как нож. Он во­шёл в плоть но­ги на­па­дав­ше­го, ра­зру­бив её до ко­сти. Сло­вом, при­ло­жил­ся от ду­ши. Гол­лан­дец взвыл, как ди­кий зверь, и отпу­стил за­хват. Одна­ко осво­бо­ди­ться пол­ков­ни­ку не да­ли – на­ва­лил­ся один, дру­гой, тре­тий. Глу­хов уда­ром в че­люсть сва­лил одно­го. Хру­стну­ла ко­лен­ная ча­ше­чка у дру­го­го, и тот с пе­ре­ко­шен­ной от бо­ли фи­зи­о­но­ми­ей отполз на обо­чи­ну до­ро­ги. Но Вла­ди­ми­ра Але­ксе­е­ви­ча уже изби­ва­ли со всех сто­рон. Си­лы яв­но были не рав­ны. Его за­тол­кну­ли в ма­ши­ну. Ав­то­мо­биль рва­нул с ме­ста.

Пол­ков­ни­ка при­ве­зли в тю­рьму, выта­щи­ли из ма­ши­ны, и, как в филь­мах о фа­ши­стах, при­ме­ни­ли впол­не ге­ста­пов­ский при­ём: по­две­си­ли за ру­ки на высо­кую ско­бу в сте­не, ра­зде­ли, сня­ли брю­ки. И толь­ко по­том пре­дъя­ви­ли ор­дер на за­дер­жа­ние, в ко­то­ром ука­зыва­лось, что он, Глу­хов Вла­ди­мир Але­ксе­е­вич, обви­ня­е­тся в шпи­о­на­же про­тив Гол­лан­дии. По­том сня­ли с дыбы и отве­ли в ка­ме­ру-оди­но­чку.

…Се­мь дней про­вёл в тю­рьме Вла­ди­мир Глу­хов. Его по­сто­ян­но до­пра­ши­ва­ли не­сколь­ко сле­до­ва­те­лей, за­пу­ги­ва­ли, за­став­ля­ли при­зна­ться в шпи­он­ской де­я­тель­но­сти. Наш ра­звед­чик объя­вил го­ло­дов­ку. До­ка­за­тельств не было. Выбить их то­же не уда­лось. Но и сво­бо­ду да­вать не хо­те­лось. Это же удар по ими­джу спец­слу­жбы. И то­гда сле­до­ва­те­ли пу­сти­лись во все тяж­кие. Они за­яви­ли Вла­ди­ми­ру Але­ксе­е­ви­чу, что со­про­тив­ле­ние бе­спо­ле­зно, он изо­бли­чён, как со­вет­ский шпи­он. Ока­зыва­е­тся, изо­бли­чи­ла его же­на.

– Она и ваш ре­бёнок на­хо­дя­тся в на­ших ру­ках, – на­гло сол­гал один из аген­тов. Он при­сталь­но смо­трел в ли­цо Глу­хо­ва. Ждал ре­а­кции, испу­га. Одна­ко ни один му­скул не дро­гнул на ли­це Вла­ди­ми­ра Але­ксе­е­ви­ча.

– Вы взя­ли в за­ло­жни­ки мою же­ну и ре­бён­ка? Ве­рю. Ме­ня изби­ли и за­тол­кну­ли в ма­ши­ну, не пре­дъя­вив ни­ка­ких до­ку­мен­тов, а уж с бе­дной жен­щи­ной и ма­лень­ким ре­бён­ком то­чно спра­ви­лись. Но вот то, что она ска­за­ла, что я яко­бы шпи­он, – гря­зная ло­жь.

Не су­мев до­ка­зать ви­ну пол­ков­ни­ка Глу­хо­ва, гол­ланд­ские спец­слу­жбы были выну­жде­ны отпу­стить его на сво­бо­ду.

Впро­чем, и арест, да­же та­кой ди­кий и бан­дит­ский, ко­то­рый прои­зве­ли гол­ланд­ские спец­слу­жбы, по­две­ши­ва­ние на сре­дне­ве­ко­вую дыбу, до­про­сы, шан­таж, по­пытка выбить по­ка­за­ния – это ещё не са­мое стра­шное, что мо­жет устроить кон­тр­ра­звед­ка.

НЕИЗВЕСТНЫЙ СТРЕЛЯЛ В упор

В 1969 го­ду в Ли­ва­не пя­тью выстре­ла­ми в упор был рас­стре­лян ре­зи­дент со­вет­ской во­ен­ной ра­звед­ки пол­ков­ник Але­ксандр Хо­мя­ков. Со­вет­ско­му офи­це­ру, не­смо­тря на чу­до­ви­щные ра­не­ния, уда­лось выжить. Ли­ван­ские вра­чи сде­ла­ли всё во­змо­жное и не­во­змо­жное, что­бы спа­сти со­вет­ско­го пол­ков­ни­ка, а че­рез су­тки спе­ци­аль­ным рей­сом он был до­став­лен в Мо­скву. В Цен­тре про­ве­ли де­таль­ный ана­лиз прои­зо­шед­ше­го и сде­ла­ли за­клю­че­ние, что по­ку­шав­ши­е­ся на жизнь со­вет­ско­го ре­зи­ден­та ли­ван­ские бо­е­ви­ки были ли­шь ору­жи­ем в ру­ках на­ших за­о­ке­ан­ских про­тив­ни­ков.

…«Се­го­дня в Исла­ма­ба­де со­вер­ше­но по­ку­ше­ние на испол­ня­ю­ще­го обя­зан­но­сти во­ен­но­го ат­та­ше при По­соль­стве СССР в Па­ки­ста­не пол­ков­ни­ка Го­рень­ко­ва Ф.И. В ре­зуль­та­те по­лу­чен­ных огне­стрель­ных ра­не­ний он скон­чал­ся...» – та­кое со­об­ще­ние по­яви­лось на лен­те ТАСС 16 сен­тя­бря 1986 го­да. Фёдор Го­рень­ков был убит не­сколь­ки­ми выстре­ла­ми из пи­сто­ле­та на одной из глав­ных улиц па­ки­стан­ской сто­ли­цы. Вме­сте с же­ной и до­че­рью он ехал на обед из офи­са во­ен­но­го ат­та­ше до­мой. На одном из учас­тков до­ро­ги, где вдоль обо­чи­ны был пло­тный ку­стар­ник и де­ре­вья, на про­е­зжую часть вышел че­ло­век. В ру­ках он дер­жал лист бу­ма­ги, ра­зма­хи­вая им пе­ред со­бой. Пол­ков­ник Го­рень­ков за­тор­мо­зил и оста­но­вил­ся в не­сколь­ких ме­трах от не­зна­ком­ца. Тот по­до­шёл к ма­ши­не и бро­сил лист бу­ма­ги в при­о­ткрытое окно ав­то­мо­би­ля. Она упа­ла на пол. Фёдор Ива­но­вич на­кло­нил­ся, что­бы по­днять её, и тут ра­зда­лись выстре­лы. Неизвестный стрелял в упор. Про­ма­хну­ться было не­во­змо­жно. Же­на Ан­то­ни­на, ко­то­рая си­де­ла ря­дом с му­жем, успе­ла толь­ко кри­кнуть до­че­ри: «Ло­жись!» Но­га пол­ков­ни­ка со­сколь­зну­ла с пе­да­ли тор­мо­за, и ма­ши­на по­ка­ти­лась впе­рёд, под уклон. Убий­ца по­бе­жал в сто­ро­ну за­ро­слей ку­стар­ни­ка.

Убий­ство по­тря­сло не толь­ко со­вет­ское ди­пло­ма­ти­че­ское пред­ста­ви­тель­ство в Исла­ма­ба­де, но и всю на­шу стра­ну. Па­ки­стан­ские след­ствен­ные ор­га­ны спе­шно на­шли убий­цу. По вер­сии след­ствия, им ока­зал­ся «го­род­ской су­ма­сшед­ший», пси­хи­че­ски боль­ной че­ло­век, не­кто Ахмад Фа­зал. Кор­ре­спон­дент ТАСС Ев­ге­ний Тю­ри­ков, ко­то­рый в этот пе­ри­од ра­бо­тал в Па­ки­ста­не, хо­ро­шо знал пол­ков­ни­ка Го­рень­ко­ва, про­вёл своё рас­сле­до­ва­ние. Он в кор­не не со­гла­сен с па­ки­стан­ски­ми сле­до­ва­те­ля­ми. Во-пер­вых, на очной став­ке убий­цу не опо­зна­ла же­на пол­ков­ни­ка, един­ствен­ная, кто ви­де­ла убий­цу. Во-вто­рых, у со­вет­ских ди­пло­ма­тов, об­щав­ши­хся с Фа­за­лом, по­яви­лось боль­шое сом­не­ние, что он во­об­ще мог са­мо­сто­я­тель­но ор­га­ни­зо­вать и уж тем бо­лее спла­ни­ро­вать и осу­ще­ствить та­кую сло­жную опе­ра­цию. В-тре­тьих, со­вет­ский эк­сперт-кри­ми­на­лист, при­быв­ший из Мо­сквы и изу­чив­ший ав­то­мо­биль ат­та­ше, сде­лал, как пи­шет кор­ре­спон­дент ТАСС, «оше­лом­ля­ю­щий вывод: стрель­ба ве­лась не толь­ко по Фёдо­ру Ива­но­ви­чу, но и по его же­не и до­че­ри, при­чём с двух ра­зных то­чек и из двух ра­зли­чных си­стем ору­жия». Одна­ко эти эк­спер­тные оцен­ки не были при­ня­ты па­ки­стан­ской сто­ро­ной.

Ка­кие же выво­ды по ре­зуль­та­там сво­е­го рас­сле­до­ва­ния де­ла­ет Ев­ге­ний Тю­ри­ков, кто это мог сде­лать. «Заин­те­ре­со­ван­ные в тот пе­ри­од в на­не­се­нии лю­бо­го ви­да ущер­ба Со­вет­ско­му Со­ю­зу – аф­ган­ские мо­джа­хе­ды и США со свои­ми спец­слу­жба­ми. Обе ра­спо­ла­га­ли во­змо­жно­стя­ми по про­ве­де­нию спе­цо­пе­ра­ций на па­ки­стан­ской тер­ри­то­рии», – счи­та­ет он.

Ге­ро­ем его вто­рой вер­сии яв­ля­е­тся во­ен­ная ра­звед­ка Па­ки­ста­на. Фёдор Ива­но­вич вёл актив­ный поиск ин­фор­ма­ции о вос­ста­нии со­вет­ских во­ен­но­плен­ных 26 апре­ля 1985 го­да в уче­бном ла­ге­ре Ба­да­бер в 10 км от па­ки­стан­ско­го Пе­ша­ва­ра. (Кста­ти, не­дав­но по Пер­во­му ка­на­лу на­ше­го те­ле­ви­де­ния был по­ка­зан фильм, по­свя­щён­ный тем со­быти­ям.) Но па­ки­стан­ская сто­ро­на пол­но­стью отри­ца­ла не толь­ко факт вос­ста­ния, но и са­му во­змо­жность пре­быва­ния на сво­ей тер­ри­то­рии со­вет­ских во­ен­но­плен­ных. В та­кой си­ту­а­ции пол­ков­ник Го­рень­ков, при­бли­зив­ший­ся к ра­згад­ке тай­ны Ба­да­бе­ра, впол­не мог стать це­лью для про­фес­си­о­наль­ных убийц.

Та­ко­ва горь­кая прав­да о ра­бо­те на­ших во­ен­ных ра­звед­чи­ков за ру­бе­жом. В со­вет­ские вре­ме­на, что уж гре­ха таить, ко­гда выезд за гра­ни­цу был край­не за­тру­днён, мно­гие за­ви­до­ва­ли этим лю­дям. На пер­вый взгляд, и вправ­ду, ве­сьма прив­ле­ка­тель­ная идея – съе­здить в Па­риж, Лон­дон, пусть да­же в Ан­ка­ру. Толь­ко вот ра­бо­та ра­звед­чи­ка – это не ра­зв­ле­ка­тель­ная тур­по­е­зд­ка. Это был ка­ждо­днев­ный, тя­жёлый, опа­сный, на­пол­нен­ный изма­тыва­ю­щим нерв­ным на­пря­же­ни­ем труд.

Фо­то из ар­хи­ва ав­то­ра

по­мо­щник Во­ен­но-во­зду­шно­го ат­та­ше при по­соль­стве СССР В Сша иван ле­зжов Во Вре­мя по­е­зд­ки по шта­ту не­ва­да. Сша. 1959

Со­тру­дник ап­па­ра­та Во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше, ка­пи­тан-лей­те­нант Ви­ктор лю­би­мов (тре­тий Спра­ва) С Су­пру­гой Ва­лен­ти­ной (че­твёр­тая Спра­ва). Ва­шинг­тон. 1954

Со­вет­ский ра­звед­чик Вла­ди­мир глу­хов по­сле осво­бо­жде­ния из тю­рьмы С же­ной и Сыном по­ки­да­ет гол­лан­дию. фо­то, опу­бли­ко­ван­ное В одной из гол­ланд­ских га­зет. 1967

контр-адми­рал иван Са­куль­кин (Сле­ва) С по­слом СССР В Сша ана­то­ли­ем до­брыни­ным (В цен­тре)

Во­ен­ный ат­та­ше СССР В ли­ва­не пол­ков­ник але­ксандр ни­ки­фо­ров (Спра­ва). В Своё Вре­мя, ко­гда он Слу­жил по­мо­щни­ком Во­ен­но­го ат­та­ше, его объя­ви­ли пер­со­ной нон гра­та и Высла­ли из Сша

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.