Сам Се­бе Са­му­рай

На­во­днив мир свои­ми «нис­са­на­ми» и «то­йо­та­ми», «со­ни» и «та­ма­гу­чи», при­ду­мав спосо­бно­го пла­кать ро­бо­та, «ум­ные до­ма» и еще бог зна­ет что, япон­цы на­де­ли­ли чув­ством гор­до­сти обла­да­те­ля ка­ждой ве­щи с мар­кой Made in Japan.

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Первая Страница - Сер­гей СТРОКАНЬ Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Столь же при­тя­га­тель­ной ста­ла япон­ская пи­ща, ока­зав­ша­я­ся опти­маль­ной ди­е­той для тех, кто хо­чет на­сла­жда­ться жи­знью и до­жить до глу­бо­кой ста­ро­сти. Одна­ко че­го до не­дав­них пор не зна­ли в Стра­не во­схо­дя­ще­го солн­ца, так это «се­кре­та прои­звод­ства» на­ци­о­наль­ных ли­де­ров, вызыва­ю­щих та­кое же ува­же­ние, как япон­ские то­ва­ры и те­хно­ло­гии.

Осо­бен­но яв­но де­фи­цит по­ли­ти­ков, спосо­бных управ­лять «ло­ко­мо­ти­вом Азии», выя­вил­ся на ру­бе­же ныне­шне­го и про­шло­го сто­ле­тий. Пред­ше­ствен­ник Дзю­нъи­ти­ро Кои­дзу­ми Ио­си­ро Мо­ри, быв­ший бейс­бо­лист и ве­те­ран Ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии, рей­тинг по­пу­ляр­но­сти ко­то­ро­го на изле­те его ка­рье­ры ска­тил­ся до 6 про­цен­тов, был излю­блен­ной ми­ше­нью жур­на­ли­стов, изде­вав­ши­хся над этим до­бро­ду­шным, но аб­со­лю­тно не под­хо­див­шим для ро­ли по­ли­тли­де­ра здо­ро­вя­ком. Бой­кие пе­рья на­зыва­ли Мо­ри ту­пым жи­во­тным и выска­зыва­лись в том ду­хе, что, де­скать, его тол­сто­ко­жесть не про­бить да­же бейс­боль­ной би­той.

Зло­сло­вие не было пу­стым. Ио­си­ро Мо­ри, ко­то­ро­го фун­кци­о­не­ры Ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии на сво­ей эк­стрен­ном съе­зде избра­ли пре­мье­ром по­сле вне­за­пной смер­ти пре­мьер-ми­ни­стра Кей­дзо Обу­ти, до­пу­скал мно­го­чи­слен­ные ля­пы и ку­рье­зные ошиб­ки и чув­ство­вал се­бя на ка­пи­тан­ском мо­сти­ке край­не не­у­ю­тно. Да, в об­щем-то, и по­кой­ный Обу­ти не был яр­кой ли­чно­стью, при жи­зни сни­скав оби­дное про­зви­ще «Го­спо­дин «Остыв­шая пиц­ца». Не смог до­стой­но за­вер­шить свое пре­мьер­ство и пра­вив­ший до Обу­ти Рю­та­ро Ха­си­мо­то, бо­лее изве­стный в Рос­сии как ли­чный ель­цин­ский «друг Рю». За 12 лет до при­хо­да к вла­сти Кои­дзу­ми сме­ни­лось 11 пре­мье­ров, то есть одно­го ли­де­ра стра­не хва­та­ло в сре­днем на год. И это при том, что пре­мьер­ский ман­дат по­зво­ля­ет за­кон­но пра­вить це­лых че­тыре.

Что было при­чи­ной то­го, что в стра­не, где лю­ди и ве­щи спосо­бны жить дол­го, ли­де­ры ока­зыва­лись столь не­дол­го­ве­чны?

Са­ма си­сте­ма япон­ской вла­сти, не­смо­тря на при­на­дле­жность Япо­нии к ве­ду­щим де­мо­кра­ти­ям ми­ра, это ве­сьма сво­е­обра­зная де­мо­кра­тия. Кан­ди­дат на пост пре­мьер­ми­ни­стра Япо­нии изби­ра­е­тся обеи­ми па­ла­та­ми Пар­ла­мен­та. За­тем им­пе­ра­тор Япо­нии на­зна­ча­ет его на дол­жность пре­мьер-ми­ни­стра. Япон­ская Кон­сти­ту­ция не пре­ду­сма­три­ва­ет во­змо­жно­сти откло­не­ния им­пе­ра­то­ром пре­дло­жен­ной кан­ди­да­ту­ры. Если же Па­ла­та пред­ста­ви­те­лей и Па­ла­та со­ве­тни­ков избе­рут ра­зных кан­ди­да­тов, то дол­жна со­сто­я­ться со­гла­си­тель­ная про­це­ду­ра. Но если эта про­це­ду­ра та­кже не да­ет ре­зуль­та­та, ре­ше­ние Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей ста­но­ви­тся ре­ше­ни­ем Пар­ла­мен­та. Та­ким обра­зом, на пра­кти­ке пар­тия или ко­а­ли­ция, име­ю­щая боль­шин­ство в Па­ла­те пред­ста­ви­те­лей, все­гда мо­жет про­дви­нуть на пост пре­мьер-ми­ни­стра сво­е­го кан­ди­да­та. Одни и те же лю­ди выби­ра­ют из сво­е­го кру­га но­во­го ли­де­ра исклю­чи­тель­но за его пар­тий­ный стаж, свя­зи, спосо­бность к ап­па­ра­тным ин­три­гам или ка­кие-то дру­гие за­слу­ги, изве­стные ли­шь «уз­кой груп­пе то­ва­ри­щей». Ни­ка­кой ха­ри­змой здесь и не па­хнет, бо­лее то­го, ее не мо­жет быть по опре­де­ле­нию. Об­ще­ство отве­ча­ет на это стой­кой по­ли­ти­че­ской апа­ти­ей и аб­со­лю­тным рав­но­ду­ши­ем к то­му, кто бу­дет пра­вить стра­ной.

Ме­жду тем к но­во­му тыся­че­ле­тию Япо­ния по­до­шла с це­лым во­ро­хом про­блем, сре­ди ко­то­рых по­те­ряв­шая ди­на­ми­ку эко­но­ми­ка была глав­ной, но да­ле­ко не един­ствен­ной. Для их ре­ше­ния дол­жна была по­яви­ться яр­кая, не­ор­ди­нар­ная ли­чность. По­ли­тик, спосо­бный вер­нуть мил­ли­о­нам япон­цев эн­ту­зи­азм пер­вых по­сле­во­ен­ных де­ся­ти­ле­тий. Тот су­ма­сшед­ший драйв и ве­ру в япон­ское ве­ли­чие, на ко­то­рых, соб­ствен­но, и выро­сло «япон­ское чу­до». В апре­ле 2001 го­да в ро­ли та­ко­го ли­де­ра и пред­стал Дзю­нъи­ти­ро Кои­дзу­ми.

Дзюн-тан «льви­ное Серд­це»

Он впол­не мог стать еще одним «одно­ра­зо­вым пре­мье­ром»: ведь он сде­лал та­кую же, как и его пред­ше­ствен­ни­ки, ску­чную ка­рье­ру пар­тий­но­го бос­са. Дед и отец Кои­дзу­ми были ви­дными фун­кци­о­не­ра­ми ЛДП (без че­го, соб­ствен­но, его выдви­же­ние на пер­вые ро­ли было бы не­во­змо­жно). Одна­ко он пе­ре­хи­трил выдви­нув­шую его в пре­мье­ры ста­рую пар­тий­ную гвар­дию. «Ста­ри­ки» были оча­ро­ва­ны его мо­ло­до­стью (58 лет для по­ли­ти­ка по япон­ским мер­кам – вре­мя отро­че­ства, здесь счи­та­е­тся, что для та­ких боль­ших дел че­ло­век со­зре­ва­ет го­дам к 70, а то и к 80) и не пред­по­ла­га­ли, что при­ве­ли к вла­сти со­кру­ша­ю­ще­го устои бун­та­ря, спосо­бно­го не по­ща­дить соб­ствен­ную аль­ма­ма­тер.

Кои­дзу­ми по­нял, что ну­жно про­бу­дить об­ще­ство от спя­чки. Си­ту­а­ция, ко­гда по­ли­ти­ка оста­е­тся уде­лом не­сколь­ких пар­тий­ных фун­кци­о­не­ров, ре­ша­ю­щих су­дьбы стра­ны в на­глу­хо за­пер­тых про­ку­рен­ных ка­би­не­тах или по­лум­ра­ке то­кий­ских ба­ров, боль­ше не­д­опу­сти­ма, про­во­згла­сил он, едва при­дя к вла­сти. Но ведь япон­ская кон­сти­ту­ция не пре­ду­сма­три­ва­ет пря­мых все­на­ро­дных выбо­ров пре­мье­ра, во­зра­жа­ли ему со­ра­тни­ки по пар­тии. То­гда ну­жно изме­нить кон­сти­ту­цию, отве­чал Кои­дзу­ми. Ты за­ма­хнул­ся на свя­тое, не­у­же­ли не по­ни­ма­е­шь, что ру­би­шь сук, на ко­то­ром си­ди­шь? – пыта­лись обра­з­умить «за­рвав­ше­го­ся маль­чи­шку» стар­шие то­ва­ри­щи. Но без­успе­шно. Кои­дзу­ми уже осе­длал сво­е­го конь­ка. Его окрыля­ло то, что, уви­дев в нем ли­де­ра но­во­го ти­па, мас­сы без­о­гля­дно его под­дер­жи­ва­ли. Рей­тинг но­во­го пре­мье­ра взле­тел до за­о­бла­чных 70 про­цен­тов.

Ле­чить об­ще­ство от по­ли­ти­че­ской фри­ги­дно­сти Кои­дзу­ми стал по соб­ствен­ной ме­то­ди­ке, ве­жли­во, но твер­до ото­дви­нув в сто­ро­ну ар­мию пи­ар­щи­ков и ими­джмей­ке­ров. Про­во­згла­сив ло­зунг «по­ли­ти­ка в ка­ждый дом», для ка­ждо­днев­но­го об­ще­ния с со­гра­ж­да­на­ми он открыл в ин­тер­не­те соб­ствен­ный сайт, дав ему по­эти­че­ское на­зва­ние «Льви­ное серд­це». Во­змо­жно, он и впря­мь во­обра­жал се­бя ца­рем зве­рей, по­ла­гая, что его пышная, за­че­сан­ная на­зад ше­ве­лю­ра с про­се­дью (то­же аб­со­лю­тно не­ти­пи­чная для япон­ских по­ли­ти­ков) де­ла­ет его по­хо­жим на льва. Эф­фект прев­зо­шел все ожи­да­ния. Толь­ко за пер­вый ме­сяц по­сле открытия сай­та его по­се­ти­ли бо­лее двух мил­ли­о­нов че­ло­век. Что­бы обра­ба­тывать на­ра­ста­ю­щее чи­сло со­об­ще­ний, еже­днев­но по­сту­па­ю­щих на имя пре­мье­ра, штат эле­ктрон­но­го жур­на­ла при­шлось не­о­дно­кра­тно ра­сши­рять.

Ме­жду тем Кои­дзу­ми вся­че­ски пытал­ся сло­мать устой­чи­вый образ пре­мье­ра – обла­чен­но­го в чер­ный ко­стюм, за­сте­гну­то­го на все пу­го­ви­цы пар­тий­но­го фун­кци­о­не­ра.

Это про­яв­ля­лось во всем. К при­ме­ру, в оде­жде. «Ко­гда я ви­жу мя­тые ру­ка­ва его пи­джа­ка, я ду­маю, что так дол­жен вы­гля­деть че­ло­век, ко­то­ро­му тру­дно жи­ве­тся, а не пре­мьер-ми­нистр вто­рой эко­но­ми­ки ми­ра», – зло­рад­ство­вал изве­стный япон­ский ди­зай­нер Йо­си­ю­ки Ко­ни­си. Но Кои­дзу­ми это ни­сколь­ко не сму­ща­ло. В сво­ем «не­по­до­ба­ю­щем пи­джа­ке» он си­дел на за­се­да­ни­ях пра­ви­тель­ства в не­при­ну­жден­ной по­зе, за­ки­нув но­гу на но­гу. Что для Япо­нии – не­слыхан­ная дер­зость.

Уже сам со­став его ка­би­не­та за­ста­вил япон­цев открыть от изум­ле­ния рты. В нем ока­за­лось сра­зу пять жен­щин (это при том, что в япон­ском об­ще­стве до­ми­ни­ру­ют муж­чи­ны). Ми­ни­стром ино­стран­ных дел, к при­ме­ру, ста­ла Ма­ки­ко Та­на­ка, до­чь изве­стно­го япон­ско­го по­ли­ти­ка Ка­ку­эя Та­на­ки, в 70-е го­ды за­ни­мав­ше­го пост пре­мьер-ми­ни­стра. Она тут же за­те­я­ла в сво­ем ве­дом­стве не­шу­то­чную пе­ре­строй­ку, бро­сив­шись кру­шить все на­пра­во и на­ле­во и на­пле­вав на мно­гие по­ли­ти­че­ские та­бу. За что не­ме­длен­но по­лу­чи­ла про­зви­ще «Кои­дзу­ми в юб­ке».

А сам Кои­дзу­ми тем вре­ме­нем про­дол­жал вы­сту­пать в ро­ли за­ко­но­да­те­ля но­вой по­ли­ти­че­ской мо­ды. Вый­дя на три­бу­ну пар­ла­мен­та, он за­явил: «Я еще не знаю, кто осме­ли­тся встать на пу­ти моих ре­форм, но пре­ду­пре­ждаю – вся­кий, кто пой­дет про­тив ка­би­не­та Кои­дзу­ми, бу­дет счи­та­ться бун­та­рем. Толь­ко по­про­буй­те вы­сту­пить про­тив ме­ня – не по­ща­жу ни­ко­го». Ра­зве что ба­шма­ком по три­бу­не не сту­чал.

Ка­ждая но­вая ре­чь Кои­дзу­ми в пар­ла­мен­те на пер­вых по­рах вызыва­ла шум, хо­хот, кри­ки, апло­ди­смен­ты. Если в Бри­та­нии, ска­жем, это ве­щь обычная, то в Япо­нии – не­мысли­мая. Не­у­ди­ви­тель­но, что транс­ля­ции пар­ла­мент­ских за­се­да­ний с его уча­сти­ем япон­цы ста­ли смо­треть бо­лее охо­тно, чем по­пу­ляр­ные се­ри­а­лы или спор­тив­ные со­рев­но­ва­ния. Они были в во­стор­ге. Дзю­нъи­ти­ро Кои­дзу­ми ла­ско­во окре­сти­ли «Дзюн-тан» («Дзюн­чик»). И это не­смо­тря на то, что но­вый ли­дер, взяв­ший­ся вра­че­вать Япо­нию, пре­ду­пре­дил со­о­те­че­ствен­ни­ков: «Я при­чи­ню вам боль, ра­зру­шу устои, на ко­то­рых по­кои­лось ва­ше су­ще­ство­ва­ние. Будь­те го­то­вы».

С Открытым за­бра­лом

Обе­щая «при­чи­нить боль», Кои­дзу­ми пре­жде все­го имел в ви­ду эко­но­ми­ку. Про­ве­сти ре­фор­мы в этой обла­сти было неи­зме­ри­мо сло­жнее, чем со­вер­шить ре­во­лю­цию в по­ли­ти­ке. Одна­ко ино­го пу­ти у Стра­ны во­схо­дя­ще­го солн­ца на стыке двух ве­ков не ока­за­лось.

Пер­вые сим­пто­мы то­го, что не все в по­ряд­ке в япон­ском ко­ро­лев­стве, про­я­ви­лись еще в на­ча­ле 90-х. Имен­но то­гда во всей сво­ей не­при­гля­дно­сти выя­ви­лась обра­тная сто­ро­на «япон­ско­го чу­да». По­жи­знен­ный на­ем, при ко­то­ром ло­яль­но­му одной ком­па­нии ра­бо­тни­ку были га­ран-

ти­ро­ва­ны устой­чи­вый рост зар­пла­ты и мно­го­чи­слен­ные со­ци­аль­ные посо­бия, не слу­жил сти­му­лом ра­бо­тать как мо­жно лу­чше. Си­сте­ма ка­дро­во­го ро­ста в за­ви­си­мо­сти от ста­жа, при ко­то­рой, как в ар­мии, по исте­че­нии опре­де­лен­но­го сро­ка слу­жа­щий мог рас­счи­тывать на про­дви­же­ние по слу­жбе, пре­пят­ство­ва­ла выдви­же­нию на ру­ко­во­дя­щие по­сты мо­ло­дых та­лан­тли­вых лю­дей.

Мо­ло­де­жь взбун­то­ва­лась: до­лой урав­ни­лов­ку, не хо­тим жить и ра­бо­тать, как отцы и де­ды. Те при­шли в ужас: Япо­ния все­гда была силь­на своим кол­ле­кти­ви­змом, ди­сци­пли­ной, со­ци­аль­ной за­щи­щен­но­стью; имен­но эти прин­ци­пы по­мо­гли нам по­днять стра­ну из руин, не­о­до­бри­тель­но ка­чая го­ло­вой, го­во­ри­ли пред­ста­ви­те­ли стар­ше­го по­ко­ле­ния. А эти со­пля­ки, эти на­смо­трев­ши­е­ся аме­ри­кан­ских филь­мов «но­вые япон­цы» толь­ко и мо­гут, что кра­сить во­ло­сы в зе­ле­ный цвет и тор­чать у играль­ных ав­то­ма­тов! Кон­фликт «отцов и де­тей» в со­во­ку­пно­сти с дру­ги­ми фа­кто­ра­ми имел не толь­ко со­ци­аль­ные, но и эко­но­ми­че­ские по­след­ствия. По ме­ре ро­ста не­у­ве­рен­но­сти в бу­ду­щем япон­цы ста­ли мень­ше по­ку­пать и боль­ше откла­дывать на чер­ный день. Во­зни­кшее па­де­ние по­тре­бле­ния не­ме­длен­но уда­ри­ло по прои­зво­ди­те­лям. Круг за­мкнул­ся. Япо­ния всту­пи­ла в по­ло­су за­стоя.

Не­об­хо­ди­мо при­знать, что и пред­ше­ствен­ни­ки Кои­дзу­ми пре­дла­га­ли пла­ны эко­но­ми­че­ской пе­ре­строй­ки. И кое-что им да­же уда­лось ре­а­ли­зо­вать. На­при­мер, в 1998 го­ду, при Рю­та­ро Ха­си­мо­то, Япо­ния осу­ще­стви­ла про­грам­му Big Bang («Боль­шой взрыв»). Одна­ко она не при­не­сла ра­ди­каль­но­го оздо­ров­ле­ния вто­рой эко­но­ми­ки ми­ра.

Как и в по­ли­ти­ке, в эко­но­ми­ке Кои­дзу­ми ре­шил дей­ство­вать ме­то­дом шо­ко­вой те­ра­пии. Опре­де­лив свою про­грам­му как «со­зи­да­тель­ное ра­зру­ше­ние», он ре­шил рез­ко со­кра­тить го­су­дар­ствен­ные ра­схо­ды. То, что при этом под нож шла та же си­сте­ма льгот, Кои­дзу­ми не оста­но­ви­ло. Я же пре­ду­пре­ждал, что при­чи­ню вам боль, на­по­ми­нал он япон­цам.

Шаг за ша­гом жер­но­ва его ре­форм ста­ли пе­ре­ма­лывать не­эф­фе­ктив­ный гос­се­ктор, где мно­гие го­ды про­цве­та­ла кор­ру­пция, а бю­дже­тные сред­ства тран­жи­ри­лись на осу­ще­ств­ле­ние бе­спер­спе­ктив­ных про­е­ктов вро­де строи­тель­ства не­ну­жных до­рог и мо­стов (не­ну­жных по­то­му, что в отли­чие от Рос­сии, Япо­ния от не­хва­тки до­рог не стра­да­ет). Эти про­е­кты выса­сыва­ли из бю­дже­та огром­ные сред­ства и слу­жи­ли бла­го­да­тной по­чвой для мно­го­чи­слен­ных зло­у­по­тре­бле­ний.

По­пытка пре­мье­ра со­кра­тить объе­мы об­ще­ствен­ных ра­бот вызва­ла отча­ян­ное со­про­тив­ле­ние фун­кци­о­не­ров ЛДП и чи­нов­ни­ков, по­лу­ча­ю­щих взя­тки от пред­при­ни­ма­те­лей. Одна­ко Кои­дзу­ми был не­у­мо­лим – не­об­хо­ди­мо во что бы то ни ста­ло ра­зор­вать по­ро­чный круг, сло­мать «же­ле­зный тре­у­голь­ник» – кор­рум­пи­ро­ван­ную спай­ку чи­нов­ни­ков, по­ли­ти­ков и би­зне­сме­нов. А ко­гда в эко­но­ми­ке все вста­нет на ме­сто, ми­кро­кли­мат в об­ще­стве неи­збе­жно очи­сти­тся. По­сле че­го, гля­ди­шь, и тра­ди­ци­он­ный для лю­бо­го об­ще­ства кон­фликт по­ко­ле­ний, уже ли­шен­ный эко­но­ми­че­ской по­до­пле­ки, пе­ре­ста­нет быть столь острым.

До­ро­га К за­пре­тно­му хра­му

Спосо­бность Дзю­нъи­ти­ро Кои­дзу­ми быть во­зму­ти­те­лем спо­кой­ствия во всем, на­пле­вав на об­ще­при­ня­тые по­ли­ти­че­ские при­ли­чия, мо­жет быть, яр­че все­го про­я­ви­лась в его отно­ше­нии к по­се­ще­нию син­тоист­ско­го хра­ма Ясу­ку­ни. И это не­смо­тря на то, что ка­ждое та­кое по­се­ще­ние в гла­зах мил­ли­о­нов лю­дей вы­гля­дит кра­мо­лой, раз за ра­зом вызывая вол­ну во­зму­ще­ния во мно­гих стра­нах ази­ат­ско­го ми­ра – пре­жде все­го, в Ки­тае и Южной Ко­рее.

Ведь до Кои­дзу­ми япон­ские ли­де­ры, в отли­чие от про­стых гра­ж­дан, в храм Ясу­ку­ни пред­по­чи­та­ли не хо­дить. Это со­вер­шен­но осо­бый храм. Япон­цы ве­рят, что в хра­ме Ясу­ку­ни, ра­спо­ло­жен­ном в цен­тре То­кио, ря­дом с им­пе­ра­тор­ским двор­цом, оби­та­ют ду­ши по­гиб­ших в сра­же­ни­ях за стра­ну. По­это­му по­се­ще­ние хра­ма ли­де­ра­ми стра­ны, по до­го­во­ру о ка­пи­ту­ля­ции от 2 сен­тя­бря 1945 го­да ли­шен­ной пра­ва иметь свои во­о­ру­жен­ные си­лы, все­гда во­с­при­ни­ма­лось со­се­дя­ми, по­стра­дав­ши­ми от япон­ской агрес­сии, да и мно­ги­ми япон­ца­ми как по­пытка если не во­зро­жде­ния, то оправ­да­ния на­ци­о­на­ли­зма и ми­ли­та­ри­зма.

Одна­ко Кои­дзу­ми про­де­мон­стри­ро­вал, что ему на­пле­вать на за­пре­ты, ко­гда «ре­чь идет о свя­том». В 1997 го­ду, ко­гда он еще был ми­ни­стром здра­во­о­хра­не­ния, стоя под сво­да­ми Ясу­ку­ни, он за­явил, что своим про­цве­та­ни­ем япон­цы обя­за­ны жер­твам, ко­то­рые при­не­сли по­гиб­шие в вой­нах за свою стра­ну. В год из­бра­ния его гла­вой ка­би­не­та он де­мон­стра­тив­но пе­ре­сту­пил по­рог хра­ма 15 ав­гу­ста – в день по­ра­же­ния ми­ли­та­рист­ской Япо­нии во Вто­рой ми­ро­вой вой­не. Без ко­ле­ба­ний сде­лал это, хо­тя со­тни го­ло­сов до са­мо­го по­сле­дне­го мо­мен­та отча­ян­но взыва­ли: не хо­ди в храм, не пе­ре­сту­пай кра­сную чер­ту. Но он пе­ре­сту­пил, по­сле че­го ра­зра­зил­ся ме­жду­на­ро­дный скан­дал.

Го­во­рят, его лю­би­мая кни­га – сбор­ник пи­сем япон­ских сту­ден­тов, по­гиб­ших в го­ды вой­ны, бу­ду­чи пи­ло­та­ми-ка­ми­ка­дзе. Су­дя по все­му, имен­но они в гла­зах Кои­дзу­ми яв­ля­ю­тся но­си­те­ля­ми столь близ­ко­го ему тра­ди­ци­он­но­го са­му­рай­ско­го ду­ха.

По­че­му, соб­ствен­но, он так оза­бо­чен про­бле­мой во­зро­жде­ния япон­ско­го па­три­о­ти­зма? Он что, шо­ви­нист, на­ци­о­на­лист? Вряд ли. Как и вся­кий ра­зум­ный по­ли­тик, он пре­жде все­го пра­гма­тик. По мне­нию Кои­дзу­ми, имен­но па­три­о­тизм, по­до­бно обе­збо­ли­ва­ю­ще­му сред­ству, по­мо­жет на­ции пе­ре­не­сти хи­рур­ги­че­скую опе­ра­цию под на­зва­ни­ем «стру­ктур­ные ре­фор­мы». А без них, как не раз по­вто­рял пре­мьер, не­че­го и ме­чтать о выхо­де Япо­нии из эко­но­ми­че­ско­го за­стоя и по­ли­ти­че­ской апа­тии.

фи­ни­ки От Бу­ша

Ко­гда Дзю­нъи­ти­ро Кои­дзу­ми при­ле­тел к Джор­джу Бу­шу в Те­хас, аме­ри­кан­ский пре­зи­дент, обла­чен­ный в джин­сы, кле­тча­тую ру­ба­ху и гру­бые фер­мер­ские бо­тин­ки, ли­чно встре­тил го­стя на вер­то­ле­тной пло­щад­ке сво­е­го ран­чо в Кро­у­фор­де. На бе­лом вне­до­ро­жни­ке хо­зяин дол­го ка­тал япон­ско­го пре­мье­ра по по­ме­стью пло­ща­дью 547 ге­кта­ров, а по­том пре­дло­жил по­го­во­рить без сви­де­те­лей под зон­ти­ка­ми у бас­сей­на. Кон­фи­ден­ци­аль­ная бе­се­да в при­сут­ствии пе­ре­вод­чи­ков про­дол­жа­лась два ча­са. Еще два ча­са за­ня­ли офи­ци­аль­ные пе­ре­го­во­ры в ра­сши­рен­ном со­ста­ве. А в про­ме­жу­тке со­сто­ял­ся дру­же­ский ужин, ме­ню ко­то­ро­го, по­хо­же, было со­став­ле­но с на­ме­ком. Стейк из под­ко­пчен­но­го мя­са сим­во­ли­зи­ро­вал не­что по­хо­дно-во­ен­ное – в па­мять о со­тру­дни­че­стве в хо­де не­дав­ней ра­спра­вы над ре­жи­мом Сад­да­ма Ху­сей­на. По­дан­ные к сто­лу бли­жне­во­сто­чные фи­ни­ки, на­вер­ное, мо­гли слу­жить ал­ле­го­ри­ей успе­ха этой опе­ра­ции и тех выгод, ко­то­рые она дол­жна была при­не­сти Ва­шинг­то­ну и То­кио.

Пре­зи­дент Буш высо­ко оце­нил под­держ­ку япон­ским пре­мье­ром вой­ны в Ира­ке. Ме­жду тем пре­мьер Кои­дзу­ми в оче­ре­дной раз ри­ско­вал. При­чем это был неи­зме­ри­мо бо­лее ри­ско­ван­ный шаг, чем по­ход в храм Ясу­ку­ни или объяв­ле­ние не­по­пу­ляр­ных, но неи­збе­жных ре­форм. На сей раз, впер­вые за го­ды сво­е­го прав­ле­ния, Дзю­нъи­ти­ро Кои­дзу­ми открыто по­шел про­тив соб­ствен­ных изби­ра­те­лей, 80 про­цен­тов ко­то­рых осу­жда­ли си­ло­вую акцию про­тив Ба­гда­да.

Всту­пив в ан­ти­сад­да­мов­скую «ко­а­ли­цию во­ли», Кои­дзу­ми взял на се­бя сме­лость за­явить, что «об­ще­ствен­ное мне­ние не все­гда пра­во», и стал ра­зъя­снять, по­че­му на­до за­нять сто­ро­ну Ва­шинг­то­на. Глав­ный те­зис Кои­дзу­ми ни­кто в Япо­нии опро­вер­гнуть не смог: глу­по по­но­сить аме­ри­кан­цев за дей­ствия про­тив ира­кско­го ди­кта­то­ра и однов­ре­мен­но искать у США за­щи­ты от дру­го­го ти­ра­на – се­ве­ро­ко­рей­ско­го ли­де­ра Ким Чен Ира, гро­зя­ще­го со­се­дям бал­ли­сти­че­ски­ми ра­ке­та­ми и ядер­ной бом­бой.

Вна­ча­ле Кои­дзу­ми выра­зил го­тов­ность на­пра­вить со­ли­дные сум­мы в по­мо­щь но­вой адми­ни­стра­ции в Ира­ке. За­тем за­явил о на­ме­ре­нии как мо­жно ско­рее про­ве­сти в То­кио ме­жду­на­ро­дную кон­фе­рен­цию по во­про­сам вос­ста­нов­ле­ния эко­но­ми­ки Ира­ка. Одна­ко, су­дя по все­му, в хо­де кон­фи­ден­ци­аль­ной бе­се­ды на ран­чо в Кро­у­фор­де ре­чь шла не толь­ко об этом: США про­си­ли даль­не­во­сто­чно­го со­ю­зни­ка на­пра­вить на Бли­жний Во­сток вой­ска.

«Япон­ские си­лы бу­дут ока­зывать тыло­вую под­держ­ку гу­ма­ни­тар­ным опе­ра­ци­ям и ре­кон­стру­кции Ира­ка», – не скрывая удов­ле­тво­ре­ния, за­явил то­гда пре­зи­дент Буш на пресс-кон­фе­рен­ции по окон­ча­нии встре­чи в Кро­у­фор­де. Сам япон­ский пре­мьер, прав­да, выра­жал­ся бо­лее ту­ман­но, по­сколь­ку по­сылать вой­ска за гра­ни­цу без сан­кции ООН за­ко­но­да­тель­ство стра­ны не по­зво­ля­ло. В Япо­нии было ве­сьма силь­но па­ци­фист­ское лоб­би, и пре­мьер не мог его игно­ри­ро­вать. Ди­пло­ма­ти­че­ские исто­чни­ки, впро­чем, уве­ря­ли, что в при­ва­тном ра­зго­во­ре на ран­чо япон­ский пре­мьер по­обе­щал аме­ри­кан­ско­му пре­зи­ден­ту вне­сти в пар­ла­мент про­ект за­ко­но­да­тель­ства, рез­ко ра­сши­ря­ю­ще­го пол­но­мо­чия То­кио в исполь­зо­ва­нии во­о­ру­жен­ных сил за гра­ни­цей. Его при­ня­тие дол­жно было стать ва­жней­шим ша­гом в по­сте­пен­ном прев­ра­ще­нии Япо­нии в «даль­не­во­сто­чную Бри­та­нию», ко­то­рая спосо­бна не толь­ко на сло­вах под­дер­жи­вать Ва­шинг­тон, но и при­ни­мать пря­мое уча­стие в опе­ра­ци­ях по на­ве­де­нию по­ряд­ка в ра­зли­чных ра­йо­нах ми­ра. Исто­чни­ки не оши­блись, и вско­ре япон­ские во­ен­но­слу­жа­щие при­были в Ирак для осу­ще­ств­ле­ния гу­ма­ни­тар­ных мис­сий.

Еще одной те­мой об­су­жде­ния в Кро­у­фор­де ста­ла выра­бо­тка об­ще­го под­хо­да к Пхе­нья­ну, не пер­вый год гро­зя­ще­му вый­ти из ре­жи­ма не­ра­с­про­стра­не­ния ядер­но­го ору­жия и на­чать его прои­звод­ство. По дан­ным тех же япон­ских исто­чни­ков, бе­се­дуя в Кро­у­фор­де, Буш и Кои­дзу­ми до­го­во­ри­лись про­дол­жить ди­а­лог с КНДР, одна­ко при этом ре­ши­ли при­бе­гнуть к эко­но­ми­че­ским сан­кци­ям, если Ким Чен Ир пой­дет на но­вые про­во­ка­ции.

пар­тия С Ким чен иром

Ме­жду тем имен­но взаи­мо­о­тно­ше­ния с Ким Чен Иром, свои­ми не­о­жи­дан­ными по­во­ро­та­ми на­по­ми­на­ю­щие кру­той де­те­ктив, ста­ли глав­ной ин­три­гой вне­шней по­ли­ти­ки Кои­дзу­ми. В этих взаи­мо­о­тно­ше­ни­ях в пол­ной ме­ре про­я­ви­лись ли­чные ка­че­ства пре­мье­ра «Льви­ное серд­це» – стрем­ле­ние к не­ор­ди­нар­ным, хо­тя и про­ти­во­ре­чи­вым, ри­ско­ван­ным ре­ше­ни­ям.

На­пом­ним, что во вре­мя сен­са­ци­он­ной встре­чи Кои­дзу­ми и Ким Чен Ира в Пхе­нья­не в сен­тя­бре 2002 го­да се­ве­ро­ко­рей­ский ли­дер впер­вые при­знал факт по­хи­ще­ний, имев­ших ме­сто в 70–80-е го­ды, при­нес Япо­нии свои изви­не­ния и по­обе­щал на­ка­зать по­хи­ти­те­лей (япон­цы были на­силь­ствен­но выве­зе­ны на се­вер Ко­реи в 70–80-х го­дах про­шло­го ве­ка для ра­бо­ты в ка­че­стве ин­стру­кто­ров-не­воль­ни­ков в ра­звед­шко­лах). Ви­зит в Пхе­ньян вы­гля­дел боль­шой ди­пло­ма­ти­че­ской по­бе­дой Кои­дзу­ми, пер­вым из япон­ских пре­мье­ров ри­скнув­ше­го сле­тать к че­ло­ве­ку, чье имя на­во­дит ужас на мил­ли­о­ны его со­о­те­че­стве­ни­ков. Са­мое глав­ное, сто­ро­ны до­го­во­ри­лись, что остав­ши­е­ся в жи­вых япон­цы при­е­дут в Япо­нию на па­ру не­дель, за­тем вер­ну­тся в КНДР и че­рез не­ко­то­рое вре­мя уе­дут на ро­ди­ну окон­ча­тель­но – уже с се­мья­ми. Не­де­лю спу­стя пя­те­ро по­хи­щен­ных ра­нее япон­цев при­были в То­кио, а еще че­рез две они отка­за­лись во­зв­ра­ща­ться в КНДР, где оста­лись их ро­дные.

Ким Чен Ир при­шел в ярость. Он ре­шил на­ка­зать на­ру­ши­те­лей до­го­во­рен­но­сти и отка­зал­ся выпу­стить из стра­ны их род­ствен­ни­ков.

По­сле че­го на­ча­лась игра нер­вов, по­ка­зав­шая, что Кои­дзу­ми мо­жет и не усту­пать Ким Чен Иру в сме­ло­сти, но прев­зой­ти его в хи­тро­сти – вряд ли.

Стре­мясь до­ве­сти исто­рию с за­ло­жни­ка­ми до по­бе­дно­го кон­ца, Кои­дзу­ми во вто­рой раз по­ле­тел в Пхе­ньян.

Встре­ча с Ким Чен Иром про­дол­жа­лась 90 ми­нут – го­ра­здо мень­ше, чем ожи­да­лось. Се­ве­ро­ко­рей­ский ли­дер, обла­чен­ный в обычный по­лу­во­ен­ный на­ряд цве­та ха­ки, вел се­бя ра­ско­ван­но, улыбал­ся, по­зи­руя пе­ред ре­пор­те­ра­ми, и дол­го не выпу­скал ру­ку япон­ско­го го­стя. Для на­ча­ла Ким Чен Ир за­го­во­рил на дру­гую те­му – под­твер­дил на­ме­ре­ние со­блю­дать мо­ра­то­рий на за­пу­ски бал­ли­сти­че­ских ра­кет. Кои­дзу­ми дер­жал­ся су­ро­во, ла­цкан пи­джа­ка мно­го­зна­чи­тель­но укра­сил не­боль­шим зна­чком го­лу­бой эма­ли – их но­сят в знак со­ли­дар­но­сти с по­хи­щен­ными япон­ца­ми.

Ким Чен Ир за­явил, что его гость по­лу­ча­ет пол­ную сво­бо­ду при ре­ше­нии су­дьбы остав­ши­хся в КНДР род­ствен­ни­ков япон­цев. Ка­за­лось бы, уже это была по­бе­да Кои­дзу­ми. Одна­ко все ока­за­лось не так про­сто. По­двох вскрыл­ся по­сле то­го, как япон­ско­му пре­мье­ру пре­до­ста­ви­ли во­змо­жность ли­чно по­бе­се­до­вать с по­тен­ци­аль­ными ре­па­три­ан­та­ми. В хо­де бе­се­ды выя­сни­лось, что муж одной из по­хи­щен­ных япо­нок 64-ле­тний гра­ж­да­нин США Ро­берт Джен­кинс ка­те­го­ри­че­ски отка­зыва­е­тся уе­зжать из по­лю­бив­шей­ся ему «стра­ны чу­чхе». Со­рок лет на­зад этот аме­ри­кан­ский сер­жант по сво­ей во­ле пе­ре­бе­жал в КНДР во вре­мя выпол­не­ния бо­е­во­го за­да­ния в де­ми­ли­та­ри­зо­ван­ной зо­не на Ко­рей­ском по­лу­о­стро­ве. Ро­берт Джен­кинс за­тем охо­тно по­мо­гал пхе­ньян­ской про­па­ган­де: играл в ху­до­же­ствен­ных филь­мах шпи­о­нов ЦРУ и са­ди­стов из Пен­та­го­на. И те­перь быв­ший сер­жант го­во­рил, что в слу­чае при­е­зда в Япо­нию мо­жет ока­за­ться пе­ред аме­ри­кан­ским во­ен­ным три­бу­на­лом. Сер­жан­та Джен-кин­са не успо­кои­ло да­же пи­сьмен­ное обе­ща­ние Кои­дзу­ми до­би­ва­ться смяг­че­ния уча­сти пре­ста­ре­ло­го де­зер­ти­ра. Зве­зда се­ве­ро­ко­рей­ско­го ки­но за­явил, что оста­е­тся в КНДР вме­сте с дву­мя до­че­рьми-по­лу­я­пон­ка­ми. (И ли­шь вско­ре не­за­да­чли­вый сер­жант все-та­ки «выбрал сво­бо­ду»: вос­со­е­ди­нил­ся с же­ной на япон­ской зем­ле, не­смо­тря на ожи­да­ю­щий его три­бу­нал. – Ред.)

В ито­ге япон­ский пра­ви­тель­ствен­ный «боинг» до­ста­вил в То­кио толь­ко пя­те­рых де­тей по­хи­щен­ных: троих юно­шей и двух де­ву­шек в во­зра­сте от 16 до 22 лет. Во­пре­ки ожи­да­ни­ям, их во­зв­ра­ще­ние не ста­ло для Кои­дзу­ми три­ум­фом. Едва он вер­нул­ся до­мой, как его тут же обви­ни­ли в про­ма­хах и чре­змер­ных обе­ща­ни­ях. Мно­гих в Япо­нии во­зму­ти­ло, что Кои­дзу­ми обя­зал­ся без­во­зме­здно пе­ре­дать в КНДР 250 тысяч тонн про­до­воль­ствия и на 10 мил­ли­о­нов дол­ла­ров ме­ди­ка­мен­тов. В прес­се это открыто ста­ли на­зывать «выпла­той выку­па».

Но са­мое боль­шое не­го­до­ва­ние вызва­ло то, что Дзю­нъи­ти­ро Кои­дзу­ми не сли­шком да­вил на Ким Чен Ира по по­во­ду выя­сне­ния су­дьбы тех по­хи­щен­ных, ко­то­рых Пхе­ньян объя­вил умер­ши­ми. Се­ве­ро­ко­рей­ский ли­дер, как было ска­за­но, со­гла­сил­ся ли­шь «тща­тель­но рас­сле­до­вать» эти слу­чаи – без упо­ми­на­ния о ка­ких-ли­бо кон­кре­тных сро­ках. Мно­гие в Япо­нии не­до­уме­ва­ли: че­го, мол, рас­сле­до­вать, если в се­ве­ро­ко­рей­ской ра­звед­ке пре­кра­сно зна­ют, что слу­чи­лось с эти­ми лю­дьми. Эк­спер­ты по­ла­га­ют, что по мень­шей ме­ре не­ко­то­рые из объяв­лен­ных умер­ши­ми на са­мом де­ле по сей день то­мя­тся где-ни­будь на тай­ных объе­ктах спец­служб КНДР.

На встре­че с род­ствен­ни­ка­ми по­хи­щен­ных по во­зв­ра­ще­нии из Пхе­нья­на пре­мьер вы­гля­дел ра­сте­рян­ным. «Се­вер­ная Ко­рея оду­ра­чи­ла япон­ско­го пре­мье­ра. Вы бро­си­ли на­ших де­тей. Нас пре­да­ли. Го­во­рить об успе­хах ви­зи­та – ли­це­ме­рие», – услышал он от рас­сер­жен­ных род­ствен­ни­ков. Под огнем этих обви­не­ний Кои­дзу­ми был выну­жден за­явить, что «ви­но­ват и бе­рет всю ответ­ствен­ность за слу­чив­ше­е­ся на се­бя».

Без Сча­стья в ли­чной жи­зни

Спло­шным па­ра­до­ксом и вызо­вом усто­ям ста­ла и ли­чная жизнь Кои­дзу­ми, пи­кан­тные по­дро­бно­сти ко­то­рой вре­мя от вре­ме­ни ста­но­вя­тся до­сто­я­ни­ем прес­сы. Как это ча­сто быва­ет в Япо­нии, Кои­дзу­ми же­нил­ся не по лю­бви – брак был ор­га­ни­зо­ван ро­ди­те­ля­ми, при­чем по­сре­дни­ком вы­сту­пал не кто иной как сам то­гда­шний пре­мьер Та­коэ Фу­ку­да. Ро­ди­те­лям ка­за­лось, что мо­ло­дые под­хо­дят друг дру­гу. Он – на­след­ствен­ный по­ли­тик, она – вну­чка пред­се­да­те­ля кру­пной фар­ма­цев­ти­че­ской ком­па­нии. На их сва­дьбе гу­ля­ли две с по­ло­ви­ной тыся­чи че­ло­век, огром­ный сва­де­бный торт был выпол­нен в ви­де зда­ния япон­ско­го пар­ла­мен­та. Спу­стя че­тыре го­да брак ра­спал­ся. Кои­дзу­ми за­брал двух сыно­вей жить с со­бой. Тре­тий, на мо­мент ра­зво­да еще не ро­див­ший­ся маль­чик, впо­след­ствии остал­ся с ма­те­рью.

Се­го­дня быв­шая же­на по­лу­ча­ет от Кои­дзу­ми одну открытку в год – но­во­го­днее по­здрав­ле­ние. При­чем по­сыла­ет открытку не он сам, а его адво­кат, ко­то­рый за­о­дно ин­те­ре­су­е­тся, не ну­жно ли ей че­го­ни­будь. Ка­йо­ко Ми­я­мо­то го­во­рит, что та­кую опе­ку она про­ме­ня­ла бы на один те­ле­фон­ный зво­нок от быв­ше­го му­жа, с ко­то­рым не го­во­ри­ла со вре­ме­ни ра­зво­да. При этом за мно­гие го­ды мать ни ра­зу не уви­де­ла своих сыно­вей – на все прось­бы ра­зре­шить ей встре­ти­ться с де­тьми Кои­дзу­ми отве­ча­ет ре­ши­тель­ным отка­зом.

Кои­дзу­ми за­ра­нее объя­вил, что в 2006 он уй­дет в от­став­ку с по­ста пре­мьер-ми­ни­стра в со­о­твет­ствии с пра­ви­ла­ми ЛДП. Во­прос о пре­ем­ни­ке Кои­дзу­ми дол­го ожив­лен­но об­су­ждал­ся в прес­се. На обоих по­стах его сме­нил в сен­тя­бре 2006 г. Син­дзо Абэ.

не­смо­тря на про­те­сты ази­ат­ских стран, кои­дзу­ми ре­гу­ляр­но от­да­ет дань ува­же­ния япон­цам, по­гиб­шим в вой­нах

ми­нистр ино­стран­ных дел япо­нии ма­ки­ко та­на­ка с по­да­чи пре­мье­ра за­те­я­ла ко­рен­ную пе­ре­строй­ку в сво­ем ве­дом­стве, за что и Была про­зва­на «кои­дзу­ми в юб­ке»

пре­мьер скло­ня­е­тся пе­ред им­пе­ра­то­ром в день сво­е­го на­зна­че­ния на высо­кий пост

ра­ди Бу­ду­щих по­ко­ле­ний кои­дзу­ми рас­счи­тывал ра­зо­гнать ло­ко­мо­тив япон­ской эко­но­ми­ки.

стар­ший сын пре­мье­ра, ко­та­ро

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.