3000 Се­ре­бря­ных араб­ских дир­хе­мов

Древ­няя Русь и бли­жний во­сток вхо­ди­ли в еди­ное ва­лю­тное про­странс­тво

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Первая Страница - Дми­трий РУДНЕВ Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Ар­хе­о­ло­ги­че­ский се­зон 2015 го­да был край­не бо­гат на сен­са­ци­он­ные, уни­каль­ные и за­га­до­чные на­ход­ки. Но не­ко­то­рые ве­щи, ко­то­рые исто­ри­ки изв­ле­ка­ют из зем­ли, ин­те­ре­сны не толь­ко са­ми по се­бе, они рас­ска­зыва­ют нам об уди­ви­тель­ных свя­зях, су­ще­ство­ва­ние ко­то­рых сов­ре­мен­но­му че­ло­ве­ку ка­же­тся фан­та­сти­че­ским.

На­при­мер, в ию­ле 2015 го­да, на ра­ско­пках кру­пней­ше­го кур­ган­но­го ком­пле­кса Ев­ро­пы, на­хо­дя­ще­го­ся в не­сколь­ких ки­ло­ме­трах от сов­ре­мен­но­го Смо­лен­ска, во­зле се­ла Гнёздо­во, были най­де­ны во­се­мь се­ре­бря­ных мо­нет. Они про­ле­жа­ли в зем­ле боль­ше тыся­чи лет, их обна­ру­жи­ли в сло­ях X ве­ка, а вот отче­ка­не­ны они были ли­бо в Да­ма­ске, ли­бо в Ба­гда­де. И эти не­сколь­ко мо­нет – одно из мно­же­ства до­ка­за­тельств то­го, что у Древ­ней Ру­си были очень те­сные эко­но­ми­че­ские свя­зи с Бли­жним Во­сто­ком, в ча­стно­сти с Си­ри­ей.

А на­ча­лось всё с то­го, что араб­ские ар­мии, ра­сши­ряя тер­ри­то­рию Ха­ли­фа­та вышли к Кав­каз­ским го­рам. Пе­рей­ти за них с боль­шой ар­ми­ей мо­жно было ли­бо че­рез Да­рьяль­ское уще­лье, ли­бо че­рез «же­ле­зные во­ро­та» Ка­спия – Дер­бент. Во­круг это­го, ныне да­ге­стан­ско­го, го­ро­да на­чи­на­е­тся дол­гая и кро­во­про­ли­тная исто­рия войн, на­бе­гов и битв ме­жду Ха­ли­фа­том и Ха­за­ри­ей, го­су­дар­ством, ра­ски­нув­шим­ся от Се­ве­ро-ка­спий­ской ни­змен­но­сти до при­чер­но­мор­ских сте­пей. То ара­бы пе­ре­ва­ли­ва­ли че­рез Кав­каз, жгли ха­зар­ские го­ро­да и уво­ди­ли в раб­ство тыся­чи плен­ни­ков, то, на­про­тив, ха­зар­ские вса­дни­ки смер­чем про­но­си­лись по За­кав­ка­зью, до­хо­дя да­же до Ди­яр­ба­кыра и Мо­су­ла.

опи­са­ние зе­мель Ру­сов

Араб­ская эк­спан­сия оста­но­ви­лась имен­но на гра­ни­цах Ха­за­рии. Но бе­скрай­ние про­сто­ры, ра­ски­нув­ши­е­ся по дру­гую сто­ро­ну Кав­каз­ско­го хреб­та, огром­ные ре­ки – Итиль (Вол­га) и Та­наис (Дон) ма­ни­ли не остыв­шие от жа­жды при­клю­че­ний араб­ские ду­ши. Бли­жний Во­сток на ру­бе­же I и II тыся­че­ле­тий был ро­ди­ной пыл­ких аван­тю­ри­стов, со­вер­шен­но не по­хо­жим на тот дре­мо­тный мир, ко­то­рый опи­сыва­ет Ми­хаил Лер­мон­тов в сво­ём сти­хо­тво­ре­нии «Спор».

И вот в X ве­ке, в фун­да­мен­таль­ном тру­де по гео­гра­фии Ибра­ги­ма альи­ста­хри по­яв­ля­е­тся опи­са­ние зе­мель ру­сов, в ко­то­рых ав­тор, ни ра­зу не по­ки­нув­ший пре­де­лов Ха­ли­фа­та, ра­зме­ща­ет три боль­ших го­ро­да. Пер­вый – Ку­я­ба, вто­рой на­зыва­е­тся Сла­вия, и тре­тий – Ар­та, ку­да, по ин­фор­ма­ции ав­то­ра, за­крыт путь всем ино­зем­цам, но отку­да до­став­ля­е­тся со­бо­лий мех и сви­нец.

Все без исклю­че­ния ис­сле­до­ва­те­ли обви­ня­ют аль-иста­хри в не­ком­пе­тен­тно­сти и не­до­сто­вер­но­сти изло­жен­ных све­де­ний. Но ма­ло кто из учёных смог спо­кой­но прой­ти ми­мо рас­став­лен­ной им ло­ву­шки. Ведь упо­мя­ну­тую ав­то­ром Ку­я­бу так за­ман­чи­во ото­жде­ствить с Ки­е­вом, а Сла­вию – с зем­ля­ми иль­мен­ских сло­вен и их сто­ли­цей Нов­го­ро­дом! Оста­ётся толь­ко за­га­до­чная Ар­та, ко­то­рую и на­до-то все­го ли­шь ку­да-то при­строить. Но в рам­ках ло­ги­ки и со­о­тно­си­мых с исто­ри­че­ской на­у­кой дан­ных это­го сде­лать не­во­змо­жно. А по­то­му её про­пи­сыва­ют то на бе­ре­гах Бал­ти­ки, то выда­ют за неё стра­ну Би­ар­мию – Ве­ли­кую Пер­мь, то пыта­ю­тся ра­зме­стить в са­мом ме­две­жьем углу сла­вян­ско­го ми­ра X ве­ка – Вол­го-окском ме­жду­ре­чье. Но, чем бы она ни ока­за­лась в ко­не­чном ито­ге, пусть да­же пол­но­ве­сным вымыслом аль-иста­хри, мы дол­жны быть бла­го­дар­ны это­му ав­то­ру уже за то, что он упо­мя­нул имя на­ших пред­ков – ру­сов.

по­гре­бе­ние № 100

А вот дру­гой араб, Ахмад Ибн-фа­длан, в X ве­ке ли­чно пред­при­нял пу­те­ше­ствие в Cре­днее По­вол­жье, в сто­ли­цу Волж­ской Бул­га­рии. Изна­чаль­но свой путь он пред­при­нял в ка­че­стве пи­сца, но, ко­гда на гра­ни­це зе­мель ко­чев­ни­ков-огу­зов, на тер­ри­то­рии ныне­шне­го Ка­зах­ста­на, все офи­ци­аль­ные ли­ца ха­ли­фско­го по­соль­ства стру­си­ли и по­вер­ну­ли на­зад, Ибн-фа­длан выну­жде­но стал ру­ко­во­ди­те­лем эк­спе­ди­ции. По пу­ти он де­лал по­дро­бней­шие за­пи­ски, а по во­зв­ра­ще­нии свёл их в еди­ный, но до­воль­но сжа­тый до­ку­мент. Этот текст был обна­ру­жен в 1823 го­ду, фи­наль­ная его часть не со­хра­ни­лась, а жаль! Ибн-фа­длан был край­не до­бро­со­ве­стным и скру­пу­лёзным ис­сле­до­ва­те­лем.

Араб­ский пу­те­ше­ствен­ник стол­кнул­ся с ру­си­ча­ми слу­чай­но. Их тор­го­вый ка­ра­ван при­был в Бул­гар (сто­ли­цу Волж­ской Бул­га­рии. – Ред.) для тор­гов­ли. Ста­тные све­тло­во­ло­сые лю­ди сра­зу вызва­ли ин­те­рес у ара­ба. Одна­ко, по­ка сла­вя­не обу­страи­ва­лись на бе­ре­гу, ме­стные жи­те­ли по­со­ве­то­ва­ли пу­те­ше­ствен­ни­ку не вме­ши­ва­ться в их де­ла. Но, толь­ко ру­сы ра­зби­ли ла­герь, Ибн­фа­длан отпра­вил­ся на­во­дить с ни­ми кон­такт. И ему это уда­лось. Не­до­вер­чи­вые и хо­ро­шо во­о­ру­жён­ные ве­ли­ка­ны то­же на­шли что-то при­тя­ги­ва­ю­щее в ли­чно­сти при­шель­ца с юга и, обме­няв­шись по­дар­ка­ми, уста­но­ви­ли с ним до­ве­ри­тель­ные отно­ше­ния. Пу­те­ше­ствен­ни­ку да­же ра­зре­ши­ли жить в рус­ском ла­ге­ре.

Одна­жды по­сре­ди но­чи Ибн-фа­дла­на ра­збу­дил стран­ный шум. Как ока­за­лось, вне­за­пно умер пре­дво­ди­тель сла­вян­ско­го ка­ра­ва­на. Араб отпра­вил­ся к ста­рей­ши­нам ру­сов, и те по­сле ра­зду­мий ра­зре­ши­ли го­стю при­сут­ство­вать при обря­де по­гре­бе­ния.

Ибн-фа­длан ди­вил­ся всем обыча­ям ру­сов, по­сколь­ку в них было дей­стви­тель­но не­ма­ло и ра­спут­ства, и же­сто­ко­сти. Но он остав­ля­ет край­не по­дро­бный рас­сказ о том, как про­хо­ди­ли похо­ро­ны. Пре­жде все­го умер­ше­го на­ря­ди­ли в па­ра­дные оде­жды, за­тем по­са­ди­ли в спе­ци­аль­ную ка­бин­ку на ла­дье. Пе­ред по­кой­ни­ком ра­зло­жи­ли снедь, за­тем при­ве­ли пса и, за­ко­лов, оста­ви­ли вну­три су­дна. За­тем по оче­ре­ди по­ло­жи­ли пе­ред по­кой­ни­ком пол­ный ком­плект его ору­жия, на­чи­ная с ме­ча и за­кан­чи­вая ме­тал­ли­че­ски­ми и ко­жа­ными до­спе­ха­ми. По­сле это­го были за­ко­ло­ты два бо­е­вых ко­ня в пол­ной сбруе и по­ме­ще­ны на ла­дью. Так же с во­ждём по­ло­жи­ли и двух толь­ко что уби­тых быков. На­ко­нец, в ко­рабль вве­ли же­ну, а по дру­гим ва­ри­ан­там пе­ре­во­да, на­ло­жни­цу зна­тно­го ру­са. Три вои­на уве­ли её в ка­бин­ку, где си­дел умер­ший, и че­рез не­ко­то­рое вре­мя вышли от­ту­да, по­ка­зывая со­брав­шим­ся окро­вав­лен­ные но­жи. По за­вер­ше­нии са­мо­го стра­шно­го ри­ту­а­ла ко­рабль быстро обло­жи­ли хво­ро­стом и дро­ва­ми и по­до­жгли. Вот та­кое опи­са­ние оста­вил нам араб­ский пу­те­ше­ствен­ник.

Про­шла по­чти тыся­ча лет. И при­мер­но в 650 ки­ло­ме­трах от то­го ме­ста, где в X ве­ке похо­ро­ни­ли древ­не­го ру­са, не­по­да­лёку от го­ро­да Яро­слав­ля, ар­хе­о­ло­ги

Во­е­во­да при­ну­ждал нас мно­го пить, хо­тя мы ещё не зав­тра­ка­ли, так что до­вёл нас до изне­мо­же­ния. Сна­ча­ла пи­ли стоя здра­ви­цу за их па­три­ар­ха, по­сле мо­ли­твы за не­го, по­том за ца­ря и всех его при­бли­жён­ных.

най­ден­ная в XIX ве­ке и пе­ре­ве­дён­ная на рус­ский язык ру­ко­пись ибн-фа­дла­на прои­зве­ла впе­ча­тле­ние на мно­гих пред­ста­ви­те­лей искус­ства. ген­рих се­ми­град­ский, «похо­ро­ны зна­тно­го ру­са в бул­га­ре», 1883

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.