Кто най­дет Клад Сте­па­на Ра­зи­на

Кла­дои­ска­тель­ство — искон­ная страсть че­ло­ве­че­ства. С древ­них вре­мен ме­чта о не­сме­тных со­кро­ви­щах за­став­ля­ет отча­ян­ные го­ло­вы опу­ска­ться на дно мор­ское, лезть в за­га­до­чные пе­ще­ры, ра­зби­рать ра­зва­ли­ны ста­рых зам­ков

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Первая Страница - Таи­сия БЕЛОУСОВА Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Унас кла­дои­ска­тель­ство было ве­сьма ра­зви­то до ре­во­лю­ции. Объя­сня­е­тся это тем, что кла­ды, най­ден­ные в ча­стных вла­де­ни­ях, при­на­дле­жа­ли хо­зяи­ну зем­ли. Если клад на­хо­дил че­ло­век чу­жой, то вла­дель­цу зем­ли все рав­но выде­ля­лась по­ло­ви­на най­ден­но­го. К то­му же клад мо­жно было сдать ме­стным вла­стям и по­лу­чить пол­ную стои­мость се­ре­бра, зо­ло­та или дра­го­цен­ных кам­ней.

Иска­ли кла­ды по­о­ди­но­чке и ар­те­лью. Так, в 1799 го­ду по­сле обра­ще­ния к им­пе­ра­то­ру Пав­лу граф Му­син-пу­шкин по­лу­чил ра­зре­ше­ние, сол­дат и сред­ства на пои­ски кла­да в пе­ще­ре Эль­бру­са. А в 1906 го­ду в Украи­не было со­з­да­но акци­о­нер­ное об­ще­ство по пои­ску со­кро­вищ ге­тма­на По­лу­бо­тки. Кла­дои­ска­те­ли де­ли­лись на лю­би­те­лей и «про­фес­си­о­на­лов».

По­сле­дни­ми была со­з­да­на це­лая кла­дои­ска­тель­ская «на­у­ка», пе­ре­да­вав­ша­я­ся из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние. С кла­да­ми и кла­дои­ска­те­ля­ми в ра­зных ме­стно­стях свя­за­но не­ма­ло за­ня­тных пре­да­ний, ле­генд, по­ве­рий. Пре­дла­га­ем чи­та­те­лям по­зна­ко­ми­ться с не­сколь­ки­ми стра­ни­ца­ми из исто­рии кла­дои­ска­тель­ства. Пу­бли­ка­ция по­дго­тов­ле­на по ма­те­ри­а­лам ар­хи­ва И.Я. Стел­ле­цко­го.

Кла­дои­ска­те­ли

Есть че­тыре зна­ме­ни­тых име­ни в рус­ской исто­рии, с ко­то­рыми в не­ра­зрыв­ной свя­зи стоит идея кла­дов и кла­дои­ска­тель­ства. Эти име­на для XVI в. — Гро­зный и Ку­де­яр, для XVII в. — Сте­пан Ра­зин, для XVIII в. — Пу­га­чев. О кла­де Гро­зно­го (ле­ген­дар­ной би­бли­о­те­ке в под­зе­ме­льях Мо­сков­ско­го Крем­ля) на­пи­са­но два то­ма. Царь Иван Гро­зный и Ку­де­яр не толь­ко были сов­ре­мен­ни­ка­ми, но и ли­чно зна­ли друг дру­га. Да­же одно вре­мя Ку­де­яр поль­зо­вал­ся ра­спо­ло­же­ни­ем ца­ря. Но с ду­хов­но не­у­рав­но­ве­шен­ным Гро­зным тру­дно было ужи­ться. Ку­де­яр из дру­га Гро­зно­го прев­ра­тил­ся в гро­зно­го и не­при­ми­ри­мо­го вра­га. Сво­е­му быв­ше­му па­тро­ну он су­мел же­сто­ко отом­стить, открыв путь на Мо­скву Дав­лет-ги­рею, ко­то­рый ее сжег. На все или по­чти на все свои кла­ды Ку­де­яр оста­вил спе­ци­аль­ные «кла­до­вые за­пи­си» для своих сов­ре­мен­ни­ков и бу­ду­щих иска­те­лей. Пер­вые «про­спа­ли», толь­ко XVII в. пу­стил­ся в бе­ше­ную по­го­ню за кла­да­ми, исполь­зуя кла­до­вые за­пи­си, ко­то­рые на­ча­ли в изо­би­лии на­хо­дить одну за дру­гой. Ров­но че­рез сто лет, по­сле то­го как за­рыл ра­збой­ник Ку­де­яр свой клад за Ве­тлу­гой, око­ло Зем­лян­ска, его на­ча­ли искать с кла­до­вой за­пи­сью в ру­ках. Двад­цать лет спу­стя дру­гую ку­де­я­ров­скую «по­кла­жу» иска­ли близ Мцен­ска, иска­ли дол­го и упор­но, це­лых 12 лет. Око­ло то­го же вре­ме­ни (1683 г.) де­сять лет ушло на пои­ски кла­да ра­збой­ни­ка Ку­де­я­ра в окре­стно­стях Ту­лы. Ши­ро­кое уча­стие в пои­сках по до­но­су стря­пче­го Се­кта Хру­ще­ва при­ня­ли и ме­стные вла­сти. Для не­об­хо­ди­мых зем­ля­ных ра­бот к Хру­ще­ву было на­прав­ле­но мно­же­ство «ра­бо­тных лю­дей» из Ту­лы, Ве­не­ва и Епи­фа­ни. Ши­ро­ко изве­стна в Са­ра­тов­ской гу­бер­нии Ку­де­я­ро­ва пе­ще­ра в Ку­де­я­ро­вой го­ре у се­ла Ло­ха. Дру­гая Ку­де­я­ро­ва пе­ще­ра у се­ла Не­ча­ев­ки, в 35 км от Са­ра­то­ва. В 70-х го­дах XIX в. она была до­сту­пна, в 90-х го­дах зем­ля ее за­сыпа­ла.

Гро­за XVII в. — Сте­пан Ра­зин. [...] Дол­го гу­лял де­ти­ну­шка по ре­ке Вол­ге­ма­ту­шке, зо­ло­том ку­пе­цким да кня­же­ским на­би­вал свои тай­ни­ки, пе­ще­ры и по­тай­ные хо­ды. Одно­го по­ме­щи­чье­го до­бра схо­ро­нил Ра­зин близ сво­е­го уте­са на 10 млн. ру­блей. В 1914 г. в Ца­ри­цыне близ цер­кви Трои­цы про­ва­ли­лась го­ра на 4 м в глу­би­ну. На дне про­ва­ла ока­за­лись гро­бы и ске­ле­ты. Обна­ру­жи­лось, что это про­вал над тай­ни­ком Сте­па­на Ра­зи­на, иду­щий от на­зван­ной цер­кви до са­мой при­ста­ни на Вол­ге, ку­да при­плыва­ли «ра­спи­сные Стень­ки Ра­зи­на чел­ны», гру­жен­ные дра­го­цен­ной до­бычей. До­бычу свою за­рывал он в том са­мом тай­ни­ке. О кла­де Ра­зи­на близ его зна­ме­ни­то­го уте­са ши­ро­ко ра­зне­слась мол­ва, но не по ви­не Сте­па­на, и на дыбе и под кле­ща­ми не при­знал­ся он, ку­да схо­ро­нил со­кро­ви­ща. Один офи­цер в от­став­ке Я-в в 1904 г. рыл­ся в ста­рин­ных бу­ма­гах сво­ей по­кой­ной ба­бу­шки. И на­шел в них за­ме­ча­тель­ный до­ку­мент — по­длин­ную кла­до­вую за­пись Сте­па­на Ра­зи­на на спря­тан­ные близ уте­са со­кро­ви­ща. Я-в прои­звел в ука­зан­ном ме­сте ра­ско­пки и дей­стви­тель­но открыл це­лую сеть под­зем­ных га­ле­рей с мо­щными ду­бо­выми ра­спор­ка­ми. Пред­сто­я­ли даль­ней­шие пои­ски и ра­ско­пки, но то­чку по­ста­ви­ла Рус­ско-япон­ская вой­на. Я-в был взят на вой­ну, отку­да не вер­нул­ся. В 1910 г. объя­вил­ся но­вый пре­тен­дент, на этот раз ста­рый ка­зак, 62 лет, еса­ул из обла­сти Вой­ска Дон­ско­го Ш-кой. По-ви­ди­мо­му, к не­му в ру­ки по­па­ла кла­до­вая за­пись уби­то­го в Маньч­жу­рии Я-ва. Ш-кой явил­ся в Пе­тер­бург и пред­ста­вил ку­да сле­ду­ет чре­звычай­ной убе­ди­тель­но­сти до­ку­мен­ты. В «сфе­рах» они прои­зве­ли це­лую сен­са­цию. Весть о кла­де мгно­вен­но обле­те-ла в 1910 г. де­вять га­зет.

Су­ще­ству­ет та­кже кур­ган Стень­ки Ра­зи­на, огром­ный, в 100 м высо­ты, в кур­га­не име­ю­тся под­зем­ные хо­ды. Изве­стна в Са­ра­тов­ской губ. Стень­ки­на пе­ще­ра в Стень­ки­ном ов­ра­ге на р. Уве­ков­ке. В 60-е го­ды ее осма­три­вал В. Кре­стов­ский, она выму­ро­ва­на та­тар­ским кир­пи­чом, най­де­ны мо­не­ты и ве­щи та­тар­ско­го оби­хо­да. В 1884 г. была еще ви­дна но­ра. [...]

Не­кто Яще­ров в 1893 г. ра­зыски­вал клад Сте­па­на Ра­зи­на в Лу­ко­я­нов­ском уе­зде Ни­же­го­род­ской губ. в 4-х из 12-ти его ста­но­вищ по р. Ала­тырь. В 1893 г. он до­был кла­до­вую за­пись, про­ве­рен­ную им на ме­сте, и в 1894 г. на­чал хло­по­ты в Пе­тер­бур­ге о ра­зре­ше­нии ему кла­дои­ска­тель­ства. Им­пе­ра­тор­ская ар­хе­о­ло­ги­че­ская ко­мис­сия ра­зре­ши­ла ему пои­ски спер­ва на два, а по­том на 10 дней. Но на­ста­ла зи­ма и пои­ски были отло­же­ны до ле­та. Тем вре­ме­нем че­рез по­ли­цию и сель­ских ста­рост сел Пе­чи и Ми­хай­лов­ки были со­бра­ны све­де­ния об об­шир­ном под­зе­ме­лье на глу­би­не 22 са­жен (са­жень — 2,1336 м) с ду­бо­выми две­ря­ми, за­пер­тыми же­ле­зными за­со­ва­ми и зам­ка­ми. Выход из не­го дол­жен быть в ов­раг, на­хо­дя­щий­ся за око­ли­цей се­ла Пе­чи. Под­зе­ме­лье, ви­ди­мо, име­ло вен­ти­ля­ци­он­ную тру­бу. В эту тру­бу во вре­мя па­шни про­ва­ли­лась ло­шадь за­дни­ми но­га­ми. Обра­зо­ва­лось отвер­стие ра­зме­ром в обыкно­вен­ное ко­ле­со. В отвер­стие спу­сти­лись два смель­ча­ка. Пер­вый, бу­ду­чи выта­щен, со стра­ху ли­шил­ся языка и умер в ту же но­чь. Дру­гой, ме­стный пса­лом­щик, на той же глу­би­не про­был не­сколь­ко ми­нут, по его сло­вам, ему так ста­ло жу­тко в неи­зве­стном и мра­чном под­зе­ме­лье, что он еле смог дать знать, что­бы его выта­щи­ли. Он-то и со­об­щил о ви­ден­ных им там две­рях.[...]

Пу­га­чев силь­но пу­гнул ека­те­ри­нин­ских «ор­лов», а еще пу­ще – са­му «ор­ли­цу». Пов­то­ри­лись вре­ме­на ра­зин­щи­ны: лег­ко на­жи­тое до­бро на­до было хо­ро­шень­ко пря­тать. И Пу­га­чев умел пря­тать не ху­же Ку­де­я­ра и Ра­зи­на, а кла­до­вые за­пи­си пи­сал да­же на пер­га­мен­тах. [...] За­хо­жий ураль­ский ка­зак в 60-е го­ды у зна­ко­мо­го кре­стья­ни­на в с. Зло­бов­ка Са­мар­ской губ. выта­щил слу­чай­но из-за ико­ны ру­ко­пись, пи­сан­ную по­чер­ком XVIII в. Ока­за­лась как раз пу­га­чев­ская кла­до­вая за­пись на клад в пе­ще­ре. Ка­зак — се­бе на уме, быстро стор­го­вал за­пись за 25 ру­блей. В за­пи­си по­дро­бно опи­сыва­лась ме­стность с пе­ще­рой, в ко­то­рой за­пря­та­ны ко­тлы с ме­дными, зо­ло­тыми и се­ре­бря­ными день­га­ми. До­га­дли­вый ка­зак за­а­рен­до­вал у по­ме­щи­ка Све­чи­на ну­жный ему уча­сток и изрыл его спло­шь в пои­сках пе­ще­ры. В ре­зуль­та­те на­шел же­ле­зную дверь и ключ от нее тут же. Отпер, во­шел. Дей­стви­тель­но, в пе­ще­ре сто­ял ко­тел, пол­ный де­нег, но толь­ко... ме­дя­ков: ни зо­ло­та, ни се­ре­бра не ока­за­лось. В са­мо­у­те­ше­ние кла­дои­ска­тель ре­шил, что отец вла­дель­ца за­пи­си уже рань­ше его за­брал и то и дру­гое. По­до­бных по­дло­жных за­пи­сей на отыска­ние со­кро­вищ в пе­ще­рах и дру­гих ме­стах в быв­шей Са­ра­тов­ской губ. хо­ди­ло и хо­дит мно­же­ство.

Но осо­бен­но ра­зи­тель­ный образ­чик ло­жной кла­до­вой за­пи­си пред­став­ля­ет за­пись, по ко­то­рой прои­зво­ди­лись пои­ски кла­да в г. Остре на Чер­ни­гов­щи­не в 1890 г. За­пись где-то ра­здо­был мо­нах. В ней уди­ви­тель­но то­чно были обо­зна­че­ны ме­сто и при­зна­ки кла­да. Де­лом очень заин­те­ре­со­вал­ся ку­пец из Ко­зель­ска Хи­жин. Он до­бил­ся ра­зре­ше­ния и на­нял ра­бо­чих. Ра­бо­ты, одна­ко, про­дви­га­лись ме­длен­но. То­гда Хи­жин выпи­сал из Ки­е­ва ги­дро­те­хни­ка С. Ф. Па­шков­ско­го — сде­лать бу­ро­вые сква­жи­ны. В кла­до­вой за­пи­си был упо­мя­нут гроб. Гроб на­шли, а в гро­бу... же­ле­зный рыцар­ский пан­цирь, и толь­ко. До­ро­го­сто­я­щие зем­ля­ные ра­бо­ты по­шли пра­хом для кла­дои­ска­те­ля, а еще бо­лее – для на­ции, так как ме­сто рас-

сте­пан ра­зин

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.