РОКОВОЕ ЗОЛОТО

Же­ла­ю­щих по­ко­па­ться в ку­бан­ских кла­до­вых по-пре­жне­му хва­та­ет, не­смо­тря на издерж­ки про­фес­сии

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Секреты Истории - Таи­сия БЕЛОУСОВА Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Ка­ра­ча­е­во-чер­ке­сия и Кра­сно­дар­ский край, по тер­ри­то­рии ко­то­рых про­те­ка­ет Ку­бань, кла­да­ми бо­га­ты на за­висть. Зем­ли эти, за­се­лен­ные еще в III тыся­че­ле­тии до н.э., по­сто­ян­но по­двер­га­лись на­ше­стви­ям, а по­то­му лю­ди пред­по­чи­та­ли пря­тать свое до­бро в укром­ных ме­стах. В сре­дние ве­ка не­ма­ло со­кро­вищ было за­хо­ро­не­но в мо­гиль­ни­ках, устро­ен­ных под алан­ски­ми хра­ма­ми и в ра­йо­нах древ­них по­се­ле­ний. Пра­кти­че­ски в ка­ждой ка­за­чьей и гор­ской се­мье хра­нят пре­да­ния о цен­но­стях, спря­тан­ных пред­ка­ми по­сле октя­брьско­го пе­ре­во­ро­та, в гра­ж­дан­скую вой­ну или при ра­ску­ла­чи­ва­нии...

Ка­пи­тал под Ка­мышо­вой Крышей

Вот два при­ме­ра из исто­рии мо­е­го соб­ствен­но­го ро­да.

В пер­вых чи­слах но­я­бря 1932 го­да мо­е­му пра­де­ду, ку­бан­ско­му ка­за­ку Ива­ну Фе­до­ро­ви­чу, было ви­де­ние. Ан­гел, явив­ший­ся в но­чи, ска­зал, что дол­жен он ид­ти по ста­ни­цам и ху­то­рам и при­зывать на­род не всту­пать в кол­хо­зы, ибо ждет их стра­шный го­лод, хо­лод и мор. Пра­дед, ко­е­го за год до это­го при­ме­ча­тель­но­го со­бытия боль­ше­ви­ки за­гна­ли в кол­хоз, ан­ге­лу по­ве­рил. Пе­ред тем как отпра­ви­ться в свой кре­стный по­ход, Иван Фе­до­ро­вич по­звал лю­би­мо­го вну­ка Ми­шку и высыпал пе­ред тре­хле­тним па­ца­нен­ком из здо­ро­вен­но­го ко­жа­но­го ки­се­та го­ру зо­ло­тых мо­нет: «Играй, вну­чек...»

На сле­ду­ю­щий день пра­дед по­ки­нул ро­дную ста­ни­цу и как в во­ду ка­нул. О даль­ней­шей его су­дьбе ста­ло изве­стно толь­ко в 1958 го­ду, ко­гда из за­клю­че­ния вер­ну­лись лю­ди, си­дев­шие в 30-е го­ды вме­сте с де­дом в пя­ти­гор­ской тю­рьме.

Пра­дед вел свою «по­дрыв­ную» де­я­тель­ность це­лую не­де­лю, пре­жде чем его аре­сто­ва­ли. При­го­вор, по срав­не­нию с выно­сив­ши­ми­ся в ту по­ру, был мя­гок – за «ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию выслать в Сев. край сро­ком на 5 лет». Но на Се­вер Иван Фе­до­ро­вич так и не по­пал, по­то­му что гэпэу­шни­ки узна­ли о спря­тан­ном им зо­ло­те. От­да­вать его пра­дед не соби­рал­ся из прин­ци­па: «Не они на­жи­ва­ли – не им тра­тить». Оче­вид­цы рас­ска­зыва­ли, что би­ли его же­сто­ко и все боль­ше по го­ло­ве. Пра­дед со­шел с ума, а спу­стя ме­сяц скон­чал­ся от го­ло­да. В на­ча­ле 1960-х го­дов его ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли. Ну а золото по сей день ле­жит где-то в зем­ле.

Дру­гой клад, о ко­то­ром зна­ли в на­шей се­мье, на­шел­ся ле­том 1959 го­да, ко­гда в Чер­кес­ске сно­си­ли ста­рую ха­ту, при­на­дле­жав­шую мо­ей ба­бу­шке Пе­ла­гее Ива-нов­не. В углу ни­зень­ко­го чер­да­ка, под тол­стой ка­мышо­вой крышей мой отец обна­ру­жил огром­ный гли­ня­ный кув­шин. Гор­ло­ви­на была обвя­за­на па­ру­си­ной и за­ли­та смо­лой. Кув­шин был до­вер­ху на­бит ту­го свер­ну­тыми но­вень­ки­ми ку­пю­ра­ми (по 500 и 1000 ру­блей), а на дне его ле­жа­ли зо­ло­тые за­пон­ки и та­кая же бу­лав­ка для гал­сту­ка. Ро­ди­те­ли сме­ха ра­ди ста­ли под­счи­тывать при­ва­лив­ший «ка­пи­тал», до­шли до 50 тысяч и ма­хну­ли ру­кой. Хру­стя­щие ку­пю­ры высыпа­ли в ящик гар­де­ро­ба, а за­кол­ку и бу­лав­ку от­да­ли ба­бу­шке.

На сле­ду­ю­щий день отец ре­шил отне­сти день­ги в му­зей. Но ящик был пуст, толь­ко в углу за­ва­ля­лись две бу­маж­ки с порт­ре­том Ека­те­ри­ны II. Ока­за­лось, что день­ги со­жгла ба­бу­шка. «Это – мои сле­зы», – го­ре­стно ска­за­ла она и по­ве­да­ла сле­ду­ю­щую исто­рию.

Муж ба­бу­шки до фев­ра­ля 1917 го­да слу­жил в ли­чной охра­не рос­сий­ско­го са­мо­держ­ца, а она вме­сте со све­кро­вью жи­ла в ста­ни­це Ба­тал­па­шин­ской (ныне г. Чер­кесск). Все хло­по­ты по боль­шо­му хо­зяй­ству ле­гли на хру­пкие ба­бу­шки­ны пле­чи. Све­кро­вь ее была не толь­ко злой и свар­ли­вой, но и чре­звычай­но ску­пой. Эко­но­ми­ла на всем – до­ма­шние хо­ди­ли в обно­сках, ста­ру­ха дер­жа­ла их впро­го­лодь, и все для то­го, что­бы как мо­жно пло­тнее на­бить ку­бышку зо­ло­том.

В гра­ж­дан­скую вой­ну дед во­е­вал на сто­ро­не бе­лых. Одна­жды в Ба­тал­па­шинск при­е­ха­ла на ко­ро­ткое вре­мя же­на его ко­ман­ди­ра. «Как этой пол­ков­ни­це уда­лось уле­стить све­кро­вь, ума не при­ло­жу, – вспо­ми­на­ла ба­бу­шка, – но толь­ко по­ме­ня­ла она все на­ше золото, а было его ой как мно­го, на ас­си­гна­ции, ко­то­рые ста­ру­ха где-то при­пря­та­ла». В 1920 го­ду ни­че­го не ве­дав­ший дед по­мог пол­ков­ни­ку и его же­не сесть на ко­рабль, отплывав­ший из Но­во­рос­сий­ска во Фран­цию, а сам вер­нул­ся до­мой, к ра­зби­то­му ко­рыту. Всю остав­шу­ю­ся жизнь дед вспо­ми­нал об этом обме­не и ру­гал­ся. А ба­бу­шка, как истин­ная хри­сти­ан­ка, уте­ша­ла: «Быть мо­жет, золото по­мо­гло этим лю­дям выжить на чу­жби­не...»

на Ра­зва­ли­нах Ста­рой Кре­по­сти

В древ­но­сти на тер­ри­то­рии Ка­ра­ча­е­во­чер­ке­сии жи­ли ски­фы и сар­ма­ты, ки­пча­ки и ха­за­ры, бул­га­ры и ала­ны. Тут про­хо­дил зна­ме­ни­тый «шел­ко­вый путь», по ко­то­ро­му из Ин­дии, Ки­тая и Сре­дней Азии ве­зли то­ва­ры рим­ля­не, ви­зан­тий­цы и ге­ну­эз­цы. Ара­бы, гун­ны и мон­го­лы при­хо­ди­ли сю­да вой­ной, ра­зру­шая и гра­бя го­ро­да и се­ле­ния.

Древ­ние кла­ды в Ка­ра­ча­е­во-чер­ке­сии на­хо­ди­ли не­о­дно­кра­тно. При со­вет­ской вла­сти лю­ди о своих на­ход­ках пред­по­чи­та­ли ни­ко­му не со­об­щать. Во-пер­вых, были слу­чаи, ко­гда кла­ды при­сваи­ва­ло ста­ни­чное и глав­ное ауль­ское на­чаль­ство. Во-вто­рых, при бла­го­при­я­тном исхо­де че­ло­век по­лу­чал по­ло­жен­ные ему 25 про­цен­тов толь­ко спу­стя не­сколь­ко лет. При этом уни­каль­ные сре­дне­ве­ко­вые юве­лир­ные изде­лия и иные на­ход­ки из зо­ло­та оце­ни­ва­лись как за­уря­дный лом – по 11 ру­блей за грамм.

По сви­де­тель­ству исто­ри­ка и кра­е­ве­да Льва До­ли­че­ка, дол­гие го­ды про­ра­бо­тав­ше­го в обла­стном, а за­тем ре­спу­бли­кан­ском му­зее, цен­ные (в ма­те­ри­аль­ном пла­не) пре­дме­ты из на­шед­ших кла­дов при­но­си­ли толь­ко три ра­за.

Есть в Ка­ра­ча­е­во-чер­ке­сии Ху­ма­рин­ское го­ро­ди­ще, эта­кий ар­хе­о­ло­ги­че­ский Клон­дайк. В VIII ве­ке ха­за­ры во­зве­ли здесь огром­ную, под стать мо­сков­ско­му Крем­лю, бе­ло­ка­мен­ную кре­пость с мо­щными сте­на­ми и 12 ба­шня­ми. Не­при­сту­пная ци­та­дель дол­гое вре­мя кон­тро­ли­ро­ва­ла путь по ре­кам Ку­ба­ни и Те­бер­де к Клу­хор­ско­му пе­ре­ва­лу и Чер­но­му мо­рю. В XI ве­ке Ху­ма­ра ста­ла цен­тром За­па­дной Ала­нии, сю­да сво­зи­ли бо­га­тую дань для Ха­зар­ско­го ка­га­на­та. В 1396 го­ду кре­пость была прев­ра­ще­на в руи­ны вой­ска­ми эми­ра Ти­му­ра (Та­мер­ла­на). Ве­ро­я­тно, пе­ред штур­мом за­щи­тни­ки кре­по­сти спря­та­ли ка­кие-то цен­но­сти в под­зем­ных сей­фа­хтай­ни­ках. Один из них слу­чай­но обна­ру­жи­ли в кон­це 1950-х го­дов, ко­гда в ра­йо­не Ху­ма­рин­ско­го го­ро­ди­ща на­ча­ли строить ско­то­вод­че­скую фер­му.

Ра­бо­чие на­ткну­лись на за­га­до­чное под­зе­ме­лье, вход в ко­то­рое за­крыва­ла ги­гант­ская пли­та. Сдви­нуть ее уда­лось толь­ко с по­мо­щью тра­кто­ра. В под­зе­ме­лье на­шли огром­ные кру­ги ока­ме­не­ло­го во­ска. Ра­бо­тни­ки ме­стно­го сель­по кру­ги пе­ре­пла­ви­ли и пе­ре­выпол­ни­ли план по сда­че во­ска го­су­дар­ству. По люд­ской мол­ве, в под­зе­ме­лье на­шли и дра­го­цен­но­сти, но о них ра­бо­чие умол­ча­ли. Из исче­знув­ше­го кла­да в му­зей от сель­ско­го учи­те­ля Сте­па­но­ва по­сту­пи­ла ли­шь уни­каль­ная ви­зан­тий­ская гем­ма. Вы­про­сил ее учи­тель, фа­на­ти­чный лю­би­тель исто­рии, у ра­бо­чих или же они са­ми от­да­ли ему ка­мень – тай­на, по­крытая мра­ком.

Рас­ска­зыва­ет Лев До­ли­чек: «Это был огром­ный ра­ух-то­паз ко­ри­чне­ва­то-дым­ча­то­го цве­та. С одной его сто­ро­ны выре­за­но по­ясное изо­бра­же­ние Ии­су­са Хри­ста. Ра­бо­та тон­чай­шая, мо­жно рас­смо­треть во­ло­ски на бо­ро­де. Ве­ли­ко­ле­пная трех­гран­ная огран­ка кам­ня да­ва­ла по­тря­са­ю­щее объем­ное изо­бра­же­ние. Я так и не по­нял, как ма­сте­ру уда­лось до­би­ться та­ко­го эф­фе­кта. Су­дя по ско­лам на кам­не, гем­ма укра­ша­ла зо­ло­тую или се­ре­бря­ную па­на­гию, при­на­дле­жав­шую свя­щен­но­слу­жи­те­лю высо­ко­го са­на».

Оста­е­тся толь­ко до­га­дыва­ться, что еще было в ху­ма­рин­ском кла­де...

Вто­рой клад был най­ден у се­ла Дру­жба, ко­гда обва­лил­ся по­дмытый во­дой бе­рег Ку­ба­ни. Играв­шие не­по­да­ле­ку ре­бя­ти­шки на­шли в ру­хнув­шей зем­ле стран­ные «же­ле­зя­ки». Отне­сли их учи­те­лю, а тот с на­ход­кой отпра­вил­ся в му­зей. Ски­фско-сар­мат­ский клад со­сто­ял из не­сколь­ких мас­сив­ных зо­ло­тых укра­ше­ний – фи­бу­лы, грив­ны, бра­сле­ты.

По­том в цен­тре Ма­ло­ка­ра­ча­ев­ско­го ра­йо­на при рытье ко­тло­ва­на ра­ско­па­ли 12 мо­гиль­ни­ков пе­ри­о­да ран­не­го сре­дне­ве­ко­вья. Рай­ком пар­тии сра­зу со­об­щил о на­ход­ке ар­хе­о­ло­гам в Чер­кесск, но из-за ме­те­ли те смо­гли до­бра­ться до мо­гиль­ни­ков ли­шь к ве­че­ру. И по­па­ли к ша­по­чно­му ра­збо­ру. Ар­хе­о­ло­ги по­лу­чи­ли не­сколь­ко пре­дме­тов, ко­то­рые ра­бо­тни­ки рай­ко­ма су­ме­ли ото­брать у маль­чи­шек: ред­ко­стное ян­тар­ное оже­ре­лье – ка­ждая бу­си­на ра­зме­ром с не­боль­шое ку­ри­ное яй­цо; во­схи­ти­тель­ные жен­ские на­гру­дные укра­ше­ния с зо­ло­тыми об­клад­ка­ми и бу­сы из ве­ли­ко­ле­пно­го сер­до­ли­ка.

в пои­сках мо­ги­лы Ца­ри­цы та­мар

Ле­ген­дар­ная ца­ри­ца Та­мар, при ко­то­рой Гру­зия ста­ла са­мым мо­гу­ще­ствен­ным го­су­дар­ством Бли­жне­го Во­сто­ка, скон­ча­лась 18 ян­ва­ря 1212 го­да. Она за­ве­ща­ла похо­ро­нить ее тай­но. По­сле отпе­ва­ния ца­ри­цы в ка­фе­драль­ном хра­ме Мцхе­ты ра­бы, со­про­во­жда­е­мые вои­на­ми, по­не­сли в ра­зные сто­ро­ны де­сять гро­бов. В ка­ком из них на­хо­ди­лись остан­ки ве­ли­кой Та­мар и где они были пре­да­ны зем­ле – неи­зве­стно до сих пор.

По одной из вер­сий, похо­ро­ни­ли ца­ри­цу в За­па­дной Ала­нии, в ту по­ру на­хо­див­шей­ся в вас­саль­ной за­ви­си­мо­сти от Гру­зии, на ро­ди­не ее кор­ми­ли­цы-чер­ке­шен­ки. Прав­да, боль­шин­ство исто­ри­ков с этим не со­гла­сны.

алан­ский храм х ве­ка

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.