Мо­сква сле­зам не ве­рит

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Секреты Судьбы - Ири­на МАСТЫКИНА Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно» Ин­тер­вью 1999 го­да

Ири­ну Бра­згов­ку про­сто нель­зя было не за­ме­тить. Рыже­во­ло­сая, в ко­но­пу­шках… Она роб­ко сто­я­ла у До­ма ки­но, сте­сня­ясь стрель­нуть ли­шний би­ле­тик. та­кой про­вин­ци­аль­ной то­гда была. А ми­мо шли зна­ме­ни­то­сти… Высо­цкий, Лю­би­мов, Ба­та­лов, Ан­дрей Ми­хал­ков-кон­ча­лов­ский…

По­сле то­го ве­че­ра ей вдруг стал на­зва­ни­вать са­ша Пан­кра­тов-чер­ный, с ко­то­рым вме­сте учи­лась во ВГИКЕ. При­гла­шал боль­шой ком­па­ни­ей по­си­деть в ре­сто­ра­не, на­ме­кал на то, что бу­дет сам Кон­ча­лов­ский. Но Ира ре­ши­ла для се­бя: по­ка Ан­дрей не по­зво­нит сам, она ни­ку­да не пой­дет. И че­рез не­де­лю в труб­ке ра­здал­ся его ха­ра­ктер­ный го­лос…

– та­кие, как Кон­ча­лов­ский, нра­вя­тся сра­зу. И я влю­би­лась в не­го с пер­вых же ми­нут, – рас­ска­зыва­ет Ири­на. – Он при­гла­сил ме­ня в ре­сто­ран До­ма ки­но. Пом­ню, от не­лов­ко­сти я не зна­ла, ку­да де­ться. Не зна­ла, о чем го­во­рить, как ре­а­ги­ро­вать, ку­да смо­треть. Была на­столь­ко за­жа­та, что ни­ка­кие де­та­ли в го­ло­ве не отло­жи­лись. К то­му вре­ме­ни я сня­лась уже во мно­гих филь­мах: и на ро­ди­не, в Бе­ло­рус­сии, и в Мо­скве, но в жи­зни по-пре­жне­му чув­ство­ва­ла се­бя не­у­ве­рен­но. Осо­бен­но в ком­па­ни­ях зна­ме­ни­то­стей… Че­рез не­сколь­ко дней Ан­дрей при­гла­сил ме­ня в Дом ки­но опять. А на тре­тий раз по­вез зна­ко­ми­ться со сво­ей ма­мой. Я была очень взвол­но­ва­на…

Отно­ше­ния их так быстро ра­зви­ва­лись, что вско­ре пе­ре­ста­ли быть тай­ной для окру­жа­ю­щих. Мно­гие Иру жа­ле­ли: но­вая жер­тва изве­стно­го мо­сков­ско­го серд­це­е­да. Одна да­ма да­же открытым текс­том за­яви­ла дру­зьям Бра­згов­ки, у ко­то­рых она жи­ла: «Что ж вы смо­три­те? та­кая хо­ро­шая де­ву­шка – и пу­сти­лась во все тяж­кие!»

Дру­зья то­же пыта­лись вра­з­умить Иру, но… Ее уже за­тя­нул мир Кон­ча­лов­ско­го, и дверь от­ту­да за­хло­пну­лась. Ей было ин­те­ре­сно с Ан­дре­ем. Он во­дил ее по вы­став­кам, те­а­трам, мно­го рас­ска­зывал о сво­ей жи­зни, ра­бо­те, пла­нах. Умел успо­коить, как ни­кто дру­гой. Быва­ло, Ири­на по­зво­нит ему в рас­строй­стве, а он ей: «Пой­ди сна­ча­ла по­мой го­ло­ву, по­том по­го­во­рим». Ири­на мыла, на ду­ше ста­но­ви­лось лег­че. И Ан­дрей про­дол­жал те­ра­пию: «А те­перь ло­жись в по­стель, рас­сла­бься. По­ду­май о чем-ни­будь хо­ро­шем…» так под его уба­ю­ки­ва­ю­щий го­лос и за­сыпа­ла. Ка­кие тут сем­над­цать лет ра­зни­цы в во­зра­сте? Она чув­ство­ва­ла се­бя с ним на рав­ных. И по­ни­ма­ла: ему то­же лю­бо­пытно с ней.

– Я по на­ту­ре че­ло­век очень спо­кой­ный, – про­дол­жа­ет Ири­на. – И на­ши с Ан­дре­ем отно­ше­ния то­же были ли­ше­ны стра­стей. Но одна­жды я все-та­ки со­вер­ши­ла без­ум­ный по­сту­пок. Мы встре­ча­ли ста­рый Но­вый год в ЦДЛ. со­бра­лась боль­шая ком­па­ния, все ве­се­ли­лись. Игра­ли в бе­с­прои­грышную ло­те­рею. Я то­же выи­гра­ла – пе­ре­ки­дной ка­лен­дарь. И тут мне ста­ло вдруг ужа­сно гру­стно. По­ла­гаю, выпи­ла ли­шне­го. Мо­жет быть, это что-то про­вин­ци­аль­ное, но во­зни­кло чув­ство не­при­я­тия этой ки­но­шной ту­сов­ки. Зо­о­парк! «так хо­че­тся сде­лать что-ни­будь эта­кое, – ска­за­ла я Ан­дрею. – Кри­кнуть, на­при­мер, послать всех к чер­ту». «Ну встань на стул и по­шли», – спо­кой­но отве­тил он. Я и вста­ла. По­смо­тре­ла на всех свер­ху вниз да как швыр­ну ка­лен­дарь. Все ли­сто­чки ра­зле­те­лись по за­лу, и я по­че­му­то по­ду­ма­ла о том, что в сле­ду­ю­щем го­ду мы с Ан­дре­ем рас­ста­нем­ся…

Ан­дрей ни­ко­гда не обма­нывал Ири­ну. сра­зу дал ей по­нять: дли­тель­ных отно­ше­ний у них быть не мо­жет – он уже соби­рал­ся уе­зжать в Аме­ри­ку. Да Ири­на и са­ма по­ни­ма­ла: она не из тех жен­щин, что мо­гут удер­жать та­ко­го че­ло­ве­ка… По­рой на­ка­тыва­ло острое чув­ство по­те­ри. Чем его за­глу­шить? сли­шком се­рье­зными ста­ли их отно­ше­ния. Ан­дрей мно­го вкла­дывал в Иру. При­е­зжая из-за гра­ни­цы, при­во­зил ей ра­зные кра­си­вые ве­щи. Все без исклю­че­ния ока­зыва­лись кста­ти. Учил ее дер­жать осан­ку, кра­си­во хо­дить и, глав­ное, лю­бить се­бя и в се­бя ве­рить, че­го 25-ле­тней актри­се и пе­ви­це так не хва­та­ло. При­чем «уро­ки» да­ва­лись очень кор­ре­ктно и не­на­вяз­чи­во. Пытал­ся Ан­дрей ей по­мо­чь и про­фес­си­о­наль­но. По­сле ВГИКА Ира пе­ла в фоль­клор­ном ан­сам­бле Дми­трия По­кров­ско­го. Но Кон­ча­лов­ский хо­тел, что­бы она, как и рань­ше, сни­ма­лась. За­став­лял прой­ти фо­то­про­бы для ка­ко­го­то филь­ма. А Ира бо­я­лась пе­ре­су­дов. Вдруг кто-то по­ду­ма­ет – с Кон­ча­лов­ским она из ко­рыстных по­бу­жде­ний. И от проб отка­за­лась.

А одна­жды Ан­дрей ре­шил де­ву­шку кре­стить. Пря­мо у се­бя до­ма. Ему ка­за­лось, что этим по­мо­жет ей обре­сти но­вый смысл в жи­зни. «Было стра­шно­ва­то и сме­шно, – вспо­ми­на­ет Ири­на. – Я сто­я­ла в сто­рон­ке в ру­ба­шке Ан­дрея – свою за­была – и от за­жа­то­сти все вре­мя по­смеи­ва­лась. со­вер­шен­но не по­ни­ма­ла, что прои­схо­дит». А свя­щен­ник тем вре­ме­нем ста­вил на ку­хне та­зик, за­жи­гал све­чи. Обя­зан­но­сти кре­стной ма­те­ри выпол­ни­ла ас­си­стен­тка Кон­ча­лов­ско­го. А вот кре­стным отцом при­шлось стать са­мо­му ба­тю­шке. Ан­дрей на­о­трез отка­зал­ся уча­ство­вать в таин­стве, мо­ти­ви­руя это тем, что у не­го с Бра­згов­кой иные отно­ше­ния.

В Аме­ри­ку он уе­хал по-ан­глий­ски. Ира узна­ла об этом, вер­нув­шись с га­стро­лей. те­перь она ду­ма­ет, что та­ким ша­гом Ан­дрей хо­тел облег­чить тя­го­стные ми­ну­ты про­ща­ния. Или избе­жать его сов­сем. Ну а она то­гда стра­шно му­чи­лась… По­том за­ста­ви­ла се­бя вычер­кнуть Ан­дрея из сво­ей жи­зни. Буд­то бы его и не было ни­ко­гда. Но тут сва­ли­лась но­вая бе­да – бе­ре­мен­ность. И Ира сно­ва впа­ла в де­прес­сию. Ре­бе­нок был так нек­ста­ти… Ча­стые га­стро­ли, не­хва­тка де­нег, отсут­ствие квар­ти­ры, не го­во­ря уж о му­же. А ка­кой удар для ро­ди­те­лей, остав­ши­хся в Мин­ске! В об­щем, ре­ши­ла де­лать аборт. «Пом­ню, си­жу на­ка­ну­не с по­дру­гой на ку­хне и вдруг по­ни­маю: ни-ку-да я не пой­ду, по­то­му что уже лю­блю это­го ма­лыша».

тут по­явил­ся в ее жи­зни Александр. Быть мо­жет, как дар Бо­жий, а мо­жет, как но­вое испыта­ние… Он ока­зал­ся же­нат. Очень лю­бил же­ну, но лю­бил и Ири­ну. Она к не­му то­же при­вя­за­лась, со­гла­си­лась де­лить его с дру­гой жен­щи­ной…

– тем вре­ме­нем у са­ши во­зни­кли про­бле­мы с ми­ли­ци­ей… Встре­ти­лись мы с ним одна­жды: «Ир­ка, ме­ня по­са­дят». Я пре­дло­жи­ла: «Если те­бя вызо­вут сно­ва, ска­жи, что у те­бя есть не­ве­ста и она бе­ре­мен­ная. Во­змо­жно, те­бе это по­мо­жет». так он и узнал о бу­ду­щем ре­бен­ке. Хо­тя я не соби­ра­лась ни­че­го го­во­рить… Обра­до­вал­ся, стал за­бо­ти­ться обо мне, опе­кать… А я всю свою бе­ре­мен­ность пе­ла, пе­ла… Выхо­ди­ла с пу­зом на сце­ну. По­кров­ский то­гда го­во­рил в зал: «Вот у нас в ан­сам­бле эк­спе­ри­мент. Жен­щи­на на сно­сях». Мы же по­ем, опи­ра­ясь на ди­а­фра­гму. Боль­шая на­груз­ка на плод… В де­крет я ушла за не­де­лю до ро­дов. Близ­кие дру­зья сня­ли для ме­ня ком­на­ту и са­ми ста­ли ее опла­чи­вать…

РОЖДЕНИЕ ДЕ­ТЕЙ

Вра­чи все­гда го­во­ри­ли, что Ири­на но­сит маль­чи­ка. Одна­ко на свет по­яви­лась де­во­чка – Да­шка. Очень боль­ная. По­смо­трев на жел­тый цвет ее ко­жи, да­же мо­ло­дая ма­ма по­ня­ла: что-то с ма­лышкой не­ла­дно. Что имен­но – в род­до­ме не зна­ли, но тем не ме­нее при­го­вор выне­сли: бо­ро­ться за жизнь бе­спо­ле­зно – умрет все рав­но. Если толь­ко са­ма се­бя не выта­щит. «Я не мо­ли­лась Бо­гу, не упо­ва­ла на чу­до. Про­сто кор­ми­ла до­чь и ви­де­ла, как она бо­ре­тся за жизнь. Хо­ро­шо ку­ша­ет, на­би­ра­ет в ве­се… От это­го во мне по­яви­лась ка­кая-то стран­ная уве­рен­ность – Да­шка выжи­вет».

Пря­мо из род­до­ма Ири­ну с ре­бен­ком пе­ре­ве­зли в боль­ни­цу. там и по­ста­ви­ли ди­а­гноз – ци­то­ме­га­лия, ви­ру­сное по­ра­же­ние пе­че­ни. Александр про­шту­ди­ро­вал мас­су ме­ди­цин­ской ли­те­ра­ту­ры по по­во­ду этой за­га­до­чной бо­ле­зни и стал са­мо­сто­я­тель­но Да­шу ле­чить. До­был где-то му­мие. По­е­хал по па­се­кам соби­рать пер­гу – то, чем пче­лы склеи­ва­ют со­ты. При­чем пер­га тре­бо­ва­лась стро­го опре­де­лен­ная – с ща­ве­ле­вых по­лей… А вер­нув­шись, ка­ждое утро при­хо­дил в боль­ни­цу и пер­вым де­лом смо­трел в гла­за мед­се­страм, ста­ра­ясь по­нять, все ли в по­ряд­ке с до­че­рью. Вра­чи ведь ни­че­го не го­во­ри­ли о те­че­нии бо­ле­зни ре­бен­ка. «Не по­ло­же­но»… В кри­ти­че­ских си­ту­а­ци­ях ро­ди­те­лям при­хо­ди­лось выкра­дывать исто­рию бо­ле­зни Да­рьи Бра­згов­ки, не­сколь­ких ме­ся­цев от ро­ду. толь­ко так они по­лу­ча­ли во­змо­жность про­сле­дить ди­на­ми­ку ее бо­ле­зни.

– Это счастье, что са­ша ока­зал­ся ря­дом. Он очень мно­го сде­лал для нас с до­че­рью. Мы пя­тнад­цать лет про­су­ще­ство­ва­ли ря­дом. Если б не он, я бы не выдер­жа­ла. Да­ша ведь про­ле­жа­ла в боль­ни­це год. с ран­не­го утра я не­о­тлу­чно си­де­ла у ее кро­ва­тки. А к ве­че­ру ме­ня выго­ня­ли. И то­гда в боль­ни­цу при­хо­дил са­ша, за­ле­зал по кар­ни­зу на вто­рой этаж, сту­чал в окно па­ла­ты до­чки и бу­дил за­дре­мав­ших си­де­лок, за что не­о­дно­кра­тно по­па­дал в ми­ли­цию. Он бо­ял­ся, что ре­бе­нок оста­не­тся без при­смо­тра… Во­об­ще Да­шка у нас была спо­кой­ной. Быва­ло, я ее по­корм­лю, и она за­сыпа­ет. И то­гда я нян­чи­лась с дру­гим ма­лышом – он ле­жал в той же па­ла­те. Ро­ди­те­ли от не­го отка­за­лись, а я соби­ра­лась усыно­вить. Мне, ко­не­чно, не да­ли. По­сто­ян­но­го за­ра­бо­тка нет, му­жа – то­же… Я очень пе­ре­жи­ва­ла. са­ша, как все­гда, под­дер­жал.

Ока­зал­ся он на­де­жной опо­рой и в дру­гой сло­жной си­ту­а­ции. Да­ша еще ле­жа­ла в боль­ни­це, а Ира уже жда­ла вто­ро­го ре­бен­ка. Из-за бо­ле­зни до­че­ри, одна­ко, бо­я­лась ро­жать во вто­рой раз. Вра­чи то­же пре­ду­пре­жда­ли – не ри­скуй. Но са­ша – сво­бо­дный ху­до­жник не толь­ко по профессии, но и по ми­ро­воз­зре­нию – ска­зал: «Раз так по­лу­чи­лось – оста­вь». И Ира ре­ши­лась. Ро­ди­лась са­шень­ка. «сей­час бы я, на­вер­ное, на по­до­бное не по­шла. А то­гда была мо­ло­дой, ду­ма­ла: «Ну, как-ни­будь Бог по­мо­жет». Да по­том, я так лю­би­ла де­тей… Все­гда хо­те­ла иметь пя­те­рых. Не мень­ше. Ко все­му про­че­му в тот пе­ри­од ре­ши­лась и на­ша жи­ли­щная про­бле­ма – нам да­ли в Бе­ску­дни­ко­ве дву­хком­на­тную квар­ти­ру. Ко­опе­ра­тив­ную. с день­га­ми ро­ди­те­ли по­мо­гли. И Да­шку по­сле выпи­ски я при­ве­зла пря­мо ту­да».

Есте­ствен­но, о ра­бо­те в ан­сам­бле По­кров­ско­го Ири­не Бра­згов­ке при­шлось за­быть. Ка­кие уж тут га­стро­ли? Боль­ной ре­бе­нок, са­ма с жи­во­том. Хо­ро­шо, на по­мо­щь при­шла зна­ко­мая де­во­чка. Боль­ше пя­ти лет про­жи­ла у Бра­зго­вок. Выра­сти­ла

обеих Ири­ных до­чек – Да­шу и са­шу, обе ее про­сто обо­жа­ют…

– Ко­гда Да­ше было два го­ди­ка, а са­ше один, от все­го пе­ре­жи­то­го мне ста­ло вдруг так тя­же­ло! – рас­ска­зыва­ет Ири­на. – Да­шки­на бо­лезнь, пе­ре­езд с ме­ста на ме­сто. Ра­бо­ты нет… Пол­ная по­те­ря сил – и фи­зи­че­ских, и мо­раль­ных. Я во­об­ще-то не исте­ри­чка, но на­ча­ла срыва­ться на Але­ксан­дре, орать на де­тей… с со­бой на­до было что-то де­лать. Я по­ни­ма­ла: ну не имею я пра­ва быть устав­шей, исто­щен­ной. Все бро­ди­ла по Мо­скве, ду­ма­ла. Хо­ди­ла и к вра­чу, но про­бле­ма оста­лась. Ни­как не по­лу­ча­лось вы­ско­чить из это­го за­мкну­то­го кру­га. Еще за­дол­го до нерв­но­го срыва я уя­сни­ла для се­бя исти­ну: пло­хо те­бе – не пытай­ся боль пе­ре­си­лить, от­дай­ся ей до кон­ца. По­том обя­за­тель­но бу­дет лу­чше. По­сту­пи­ла так и в тот раз. Однов­ре­мен­но ре­ши­ла сыграть с со­бой в та­кую игру: как буд­то бы мы с до­чка­ми про­сто хо­ро­шие со­се­ди. Их ня­ня жи­ла с на­ми, и при­нять усло­вия было про­сто. По­сле это­го мне сра­зу же ста­ло лег­че. Я по­ня­ла, что выка­раб­ка­лась.

с ду­шев­ной про­бле­мой Ира дей­стви­тель­но спра­ви­лась. с ма­те­ри­аль­ными вот не смо­гла. Бра­згов­ки все­гда жи­ли тру­дно. Не го­ло­да­ли, но и сытой их жизнь на­звать было нель­зя. Да­ша силь­но бо­ле­ла – тре­бо­ва­лись до­ро­гие ле­кар­ства. Но ор­га­низм де­во­чки по-пре­жне­му бо­рол­ся. И к один­над­ца­ти-две­над­ца­ти го­дам по­бе­дил ци­то­ме­га­лию. Де­нег, впро­чем, от это­го не при­ба­ви­лось. Де­во­чки быстро ро­сли. «Как тра­ва», – под­чер­ки­ва­ет Ири­на. Если бы не дру­зья – они по­сто­ян­но де­ли­лись оде­ждой, – при­шлось бы сов­сем ту­го. По­мо­га­ли по ме­ре сил и ро­ди­те­ли. Па­па то­же не за­бывал. Прав­да, как у вся­ко­го сво­бо­дно­го ху­до­жни­ка, с ра­бо­той у не­го было то гу­сто, то пу­сто… На­ве­щал своих дев­чо­нок он ре­гу­ляр­нее – по­чти ка­ждый день. Да­же ко­гда в его офи­ци­аль­ной се­мье по­яви­лась до­чь, он не изме­нил своих при­вычек. «Нам очень по­ве­зло с па­пой, – счи­та­ет Ири­на. – Хо­тя де­тей я и во­спи­тыва­ла одна».

Одной ей при­шлось объя­снять дев­чон­кам и по­че­му в их се­мье все не так, как в осталь­ных. У всех па­пы во­зв­ра­ща­ю­тся с ра­бо­ты до­мой, а у них па­па но­чу­ет где-то в дру­гом ме­сте… Не­лег­ко по­дыскать ну­жные сло­ва к этим тыся­чам дет­ских «по­че­му». Но Ира ста­ра­лась. И ни­ко­гда ни­че­го не скрыва­ла от своих до­че­рей-со­се­док. ста­ла им лу­чшей по­друж­кой. Де­во­чки были в кур­се всех ма­ми­ных дел. По­мо­га­ли за­ра­ба­тывать ей день­ги. Ко­гда Ири­на на­ду­ма­ла ма­сте­рить ра­зные ко­ле­чки, се­реж­ки, Да­ша с са­шей езди­ли с ней про­да­вать их в Измай­ло­во и на Ар­бат. Не­сколь­ко раз отно­си­ли укра­ше­ния в ма­га­зин – там бра­ли все без оста­тка. Ко­гда Ира сни­ма­лась в ки­но – ре­жис­се­ры ее изред­ка вспо­ми­на­ли, – до­чки то­же все­гда были ря­дом.

толь­ко ко­гда они по­шли в шко­лу, Ира смо­гла устрои­ться в фар­ма­цев­ти­че­скую фир­му – про­да­вать ле­кар­ства. По­сле нее ра­бо­та­ла в га­зе­те «Ве­чер­няя Мо­сква». Ве­ла ру­бри­ку «Ки­но», со­став­ля­ла афи­ши, про­бо­ва­ла пи­сать. Но жизнь все рав­но не на­ла­жи­ва­лась. Бе­зде­не­жье и отсут­ствие пол­но­цен­ной се­мьи силь­но изма­тыва­ло. са­ша при­хо­дил и ухо­дил, а ря­дом так хо­те­лось иметь по­сто­ян­ную опо­ру.

– Ну сколь­ко мо­жно было жить на две се­мьи? сколь­ко мо­жно тер­петь? Я мно­го раз пыта­лась изме­нить си­ту­а­цию. Не по­лу­ча­лось… На­ко­нец по­ста­ви­ла его пе­ред выбо­ром… Мы очень му­чи­тель­но рас­ста­ва­лись… Я оста­лась сов­сем одна… Выго­ва­ри­ва­лась толь­ко по­дру­ге, у ко­то­рой жи­ла во вре­мя сво­ей пер­вой бе­ре­мен­но­сти. Она была в кур­се всех моих дел. Очень пе­ре­жи­ва­ла. Ви­дя, как мы жи­вем, не раз со­ве­то­ва­ла мне обра­ти­ться за по­мо­щью к Кон­ча­лов­ско­му – все-та­ки Да­шин отец. Но я не хо­те­ла во­ро­шить про­шлое. И да­же Да­ши­но сход­ство с Ан­дре­ем не вызыва­ло во мне ни­ка­ких осо­бых чувств.

По­сто­ян­но да­вил на Иру и дру­гой ее друг – ре­жис­сер. В его се­мье Бра­згов­ка жи­ла во вре­мя сво­е­го ро­ма­на с Ан­дре­ем. «Ну ко­гда ты ска­же­шь Кон­ча­лов­ско­му, что у не­го до­чь?» «За­чем?» – не по­ни­ма­ла Ири­на. «Ду­ра, что ли?» – удив­лял­ся друг. Нет, ни­ка­кой оби­ды на сво­е­го со­бла­зни­те­ля она не испытыва­ла, мстить не соби­ра­лась. Про­сто нав­се­гда за­крыла эту стра­ни­цу сво­ей би­о­гра­фии. Вспо­ми­на­ла, ко­не­чно. Осо­бен­но ко­гда по те­ле­ви­зо­ру шли ин­тер­вью с ним. Обя­за­тель­но зва­ла де­тей. «По­слу­шай­те ум­но­го дя­день­ку». Да­ша с са­шей смо­тре­ли всю «си­би­ри­а­ду». Фа­ми­лии ре­жис­се­ра, прав­да, так и не за­пом­ни­ли.

ВТОРЖЕНИЕ КОН­ЧА­ЛОВ­СКО­ГО

– Я мно­го лет про­ти­ви­лась втор­же­нию Ан­дрея в на­шу жизнь. Но друг-ре­жис­сер не утер­пел. В один из при­е­здов в Рос­сию Кон­ча­лов­ско­го со­об­щил ему по те­ле­фо­ну о Да­ше. Я до­га­да­лась, что это был имен­но он, и се­рье­зно с ним пос­со­ри­лась. По­ни­маю, ко­не­чно, он хо­тел толь­ко до­бра, но вме­сте с тем внес столь­ко пе­ре­жи­ва­ний в на­шу жизнь… Ко­гда Ира услыша­ла в труб­ке го­лос Ан­дрея, то испу­га­лась. Она не зна­ла, как бу­дет ра­зви­ва­ться си­ту­а­ция и, глав­ное, как отре­а­ги­ру­ют на нее до­че­ри. Но встре­ти­ться с отцом сво­е­го ре­бен­ка все же со­гла­си­лась. Он по­вел ее на кон­церт в кон­сер­ва­то­рию, а по­том в ре­сто­ран по­у­жи­нать. – Кон­ча­лов­ский ни­как не хо­тел ве­рить, что Да­ша его до­чь. Он да­же не вспом­нил на­ши с ним отно­ше­ния сем­над­ца­ти­ле­тней дав­но­сти. Но тем не ме­нее спро­сил: «Ка­кая она?» «За­ме­ча­тель­ная», – отве­ти­ла то­гда я. И под­чер­кну­ла, что не соби­ра­юсь ни­че­го ему до­ка­зывать и ни­че­го мне от не­го не ну­жно… «Да­вай оста­вим все как есть», – по­про­си­ла. Ан­дрей со­гла­сил­ся: «Как хо­че­шь, так и бу­дет». А по­том поин­те­ре­со­вал­ся, ну­жна ли нам ка­кая по­мо­щь. Да­шка то­гда окан­чи­ва­ла шко­лу, и Ан­дрей пре­дло­жил опла­тить кур­сы ан­глий­ско­го языка. Для обеих де­во­чек, чтоб ни­ко­го из них не выде­лять. Я была этим про­сто по­тря­се­на… По­сле той встре­чи Кон­ча­лов­ский – че­ло­век очень кон­стру­ктив­ный – стал Ире ча­сто зво­нить, ин­те­ре­со­ва­ться, ка­кие кур­сы она на­шла и что еще мо­жно сде­лать. Но при этом про­сил Да­ше ни­че­го о нем не го­во­рить. Ира и са­ма была заин­те­ре­со­ва­на. В ше­стнад­цать лет ло­мать жизнь ре­бен­ку? Прав­да, ре­бе­нок уже что-то по­до­зре­вал. Не­кто о нем стал вдруг за­бо­ти­ться, дал де­нег на изу­че­ние языка… Ка­кое-то вре­мя Ире уда­ва­лось уй­ти от пря­мо­го и очень бо­ле­знен­но­го ра­зго­во­ра с до­че­рью. Она объя­сня­ла Да­ше: это, мол, друг. «А ка­кой?» – не уни­ма­лась та. «ста­рый, мы вме­сте учи­лись во ВГИКЕ», – отма­хи­ва­лась Ири­на. Но по­том си­ту­а­ция обо­стри­лась. И ма­ма сда­лась.

– Ко­гда я на­зва­ла Да­ше фа­ми­лию ее ро­дно­го отца, то по­чув­ство­ва­ла, как ухо­дит из ме­ня жизнь, – вспо­ми­на­ет Ири­на. – та­кая пу­сто­та обра­зо­ва­лась… А Да­шка по­кра­сне­ла так, как не кра­сне­ла ни ра­зу в жи­зни. Прев­ра­ти­лась про­сто в пун­цо­вую. Еще бы, та­кое по­тря­се­ние!.. Выбе­жа­ла из ку­хни. ста­ла рас­сма­три­вать се­бя в зер­ка­ле. Ви­ди­мо, иска­ла чер­ты ли­ца Ан­дрея… сра­зу же рас­ска­за­ла обо всем са­ше. Ее но­вость то­же ввер­гла в смя­те­ние…

А даль­ше, по­сле при­зна­ния ма­мы, Да­ша ста­ла ждать пе­ре­мен и со­по­став­лять. Вспом­ни­ла фра­зы по­дру­жек о том, что они с са­шей очень не по­хо­жи, ви­ди­мо, от ра­зных отцов. (Да­ша была бе­лень­кой, са­ша – чер­нень­кой.) По­ня­ла, по­че­му па­па Александр все­гда выде­лял не ее, а се­стру. «Он дей­стви­тель­но ин­туи­тив­но от­да­вал пред­по­чте­ние са­ше, – го­во­рит Ири­на. – И по­дар­ки да­рил им ра­зные».

Де­во­чка слыша­ла, как ма­ма ве­дет с Кон­ча­лов­ским пе­ре­го­во­ры о ее даль­ней­шей уче­бе, и му­чи­лась от­то­го, что он не хо­чет с ней по­зна­ко­ми­ться. Ко­гда же Ан­дрей при­гла­сил Бра­зго­вок уча­ство­вать в сво­ем шоу на Кра­сной пло­ща­ди, по­свя­щен­ном 850-ле­тию Мо­сквы, Да­шка была на се­дьмом не­бе от сча­стья. На­ча­ла отсчи­тывать дни…

В пер­вый раз они уви­де­лись на ре­пе­ти­ции. Ира уже пре­ду­пре­ди­ла Ан­дрея о том, что Да­ша все зна­ет. И он, на­вер­ное, очень нерв­ни­чал, бо­ял­ся встре­чи. Раз про­шел ми­мо сце­ны, где они пе­ли, дру­гой… На тре­тий Ира са­ма по­две­ла к не­му до­чек. По­зна­ко­ми­ла: «Да­ша, са­ша…» Па­ра ни­че­го не зна­ча­щих фраз… «До сви­да­ния…» Все… На сле­ду­ю­щих ре­пе­ти­ци­ях, прав­да, Ан­дрей под­хо­дил к Бра­згов­кам уже сам. Обни­мал Да­шу, све­тя­щу­ю­ся от сча­стья, спра­ши­вал, как де­ла. Но даль­ше это­го де­ло не шло… с Да­шкой на­ча­лось что-то не­во­обра­зи­мое. «Кон­ча­лов­ский не хо­чет со мной об­ща­ться!!!» – ре­ве­ла она. ста­ла нерв­ной, ра­з­дра­жи­тель­ной. По­сто­ян­но пла­ка­ла, ссо­ри­лась с се­строй. И остро чув­ство­ва­ла се­бя оди­но­кой. са­ша то­же упа­ла ду­хом. За­мкну­лась в се­бе… та­кое тво­ри­лась в се­мье! Ира хва­та­лась за го­ло­ву и ра­зрыва­лась ме­жду дву­мя до­че­рьми.

спас по­ло­же­ние Ан­дрей. Он по­зво­нил Ире и пре­дло­жил отпра­вить Да­шу учить язык в Аме­ри­ку. На че­тыре ме­ся­ца. Да­шка то­гда за­ва­ли­ла эк­за­ме­ны на жур­фа­ке МГУ и была со­вер­шен­но сво­бо­дна.

– Жи­ла Да­ша в сан-фран­ци­ско, Ан­дрей – в Лос-ан­дже­ле­се, но ви­де­лись они ча­ще, чем в Мо­скве, – рас­ска­зыва­ет Ири­на. – А ко­гда у до­че­ри во­зни­кли ка­кие-то быто­вые про­бле­мы с се­мьей, у ко­то­рой она жи­ла, Ан­дрей силь­но под­дер­жал ее мо­раль­но. Это их очень сбли­зи­ло. Но по-на­сто­я­ще­му ро­дными лю­дьми они ста­ли по­сле во­зв­ра­ще­ния Да­ши из Аме­ри­ки. Кон­ча­лов­ский по­пал то­гда в ав­то­ка­та­стро­фу, сло­мал ру­ку… До­чь на­ве­ща­ла его ка­ждый день. Пе­ре­шла на «ты», сле­дом на­зва­ла па­пой…

А в сен­тя­бре 1998 го­да Да­ша сно­ва уе­ха­ла в Аме­ри­ку – учи­ться в кол­ле­дже. Но выдер­жа­ла там все­го пол­го­да – за­то­ско­ва­ла и вер­ну­лась до­мой. те­перь соби­ра­е­тся по­сту­пать в уни­вер­си­тет на юр­фак. Уси­лен­но за­ни­ма­е­тся с ре­пе­ти­то­ра­ми, ко­то­рых то­же опла­чи­ва­ет Кон­ча­лов­ский. «Пред­ста­вьте, у обеих дев­чо­нок ле­том эк­за­ме­ны! – ужа­са­е­тся Ири­на. – са­ша выбра­ла фа­куль­тет ком­пью­тер­но­го ди­зай­на в энер­ге­ти­че­ском ин­сти­ту­те. Я, на­вер­ное, по­ве­шусь!»

Впро­чем, к тру­дно­стям Ири­не Бра­згов­ке не при­выкать. Жизнь ее не очень-то ба­ло­ва­ла. Мо­жет быть, толь­ко сей­час, к со­ро­ка с ли­шним го­дам, вдруг ре­ши­ла во­зна­гра­дить за пе­ре­жи­тое… У нее выро­сли чу­де­сные до­чки. У стар­шей, Да­ши, – лег­кий и ве­се­лый нрав. У млад­шей, са­ши, – уди­ви­тель­ная си­ла ду­ха и му­дрость. Если бы не эти ка­че­ства до­че­ри, счи­та­ет ма­ма, их «ма­лень­кая дру­жная се­мей­ка да­ла бы боль­шую тре­щи­ну»… А год на­зад Ири­на вышла за­муж. За че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го зна­ла де­сять лет. Он, прав­да, жи­вет в Пи­те­ре. Но Ира про­яв­ля­ет уди­ви­тель­ную стой­кость, де­ля се­бя ме­жду дву­мя го­ро­да­ми. И ме­жду до­ро­ги­ми лю­дьми. «Я всех бе­ско­не­чно лю­блю, – при­зна­е­тся она. – Всем бла­го­дар­на. И ни о чем не жа­лею…» n

Фо­то из ар­хи­ва Ири­ны БРА­ЗГОВ­КИ

Се­мья Бра­зго­вок: Стар­шая да­ша (вне­бра­чная до­чь а.кон­ча­лов­ско­го), млад­шая Са­ша и их ма­ма ири­на

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.