За связ ЗА­ПЛА­ТИ

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят -

Ягре­шен, – взды­хал Илья Гла­зу­нов. – Ни­ко­гда не мог усто­ять пе­ред жен­ской кра­со­той. Что­бы тво­рить, мне нуж­но бы­ло вле­че­ние, муза. И та­ких «муз» ху­дож­ник сме­нил нема­ло. Но бы­ла од­на, о ко­то­рой он ста­рал­ся не вспо­ми­нать. Слиш­ком совесть му­чи­ла. Ведь за связь с ма­сте­ром лю­бов­ни­ца за­пла­ти­ла... бес­пло­ди­ем!

«Ки­ну­лась в ро­ман, как в слад­кий омут»

– Гос­по­ди, я лю­би­ла Илью до со­сто­я­ния бре­да! – вос­кли­ца­ет 79-лет­няя Ла­ри­са Ка­доч­ни­ко­ва. – Столь­ко вре­ме­ни про­шло, а я пом­ню все... То­гда мне и в го­ло­ву не при­хо­ди­ло, что свя­зы­вать­ся с же­на­тым муж­чи­ной нель­зя, что я по­сту­паю непо­ря- доч­но. Ду­ма­ла толь­ко о се­бе. И ки­ну­лась в ро­ман с Гла­зу­но­вым, как в слад­кий омут. Они по­зна­ко­ми­лись в фев­ра­ле 1957 го­да на пер­вой вы­став­ке Ильи. – Я при­шла ту­да с ма­мой, ак­три­сой Ни­ной Али­со­вой, – вспо­ми­на­ет Ка­доч­ни­ко­ва. – Ажи­о­таж был страш­ный! Мы смот­ре­ли кар­ти­ны, и вдруг к нам под­хо­дит кра­си­вая жен­щи­на с зе­ле­ны­ми гла­за­ми. «Здрав­ствуй­те, Ни­на Улья­нов­на, – го­во­рит. – Вы по­сле «Бес­при­дан­ни­цы» моя лю­би­мая ак­три­са! Я – Ни­на Ви­но­гра­до­ва-Бе­нуа, вот уже год, как же­на Ильи Сер­ге­е­ви­ча. Пой­дем­те, я вас му­жу пред­став­лю». По пу­ти Ви­но­гра­до­ва-Бе­нуа об­ра­ти­ла вни­ма­ние: – Ка­кие у вас, Ла­ри­са, уди­ви­тель­ные глаза! А ко­гда зна­ко­ми­ла, ска­за­ла су­пру­гу: – По­смот­ри, Илю­ша, ка­кие по­тря­са­ю­щие у де­вуш­ки глаза! Тре­вож­ные, глу­бо­кие, стра­да­ю­щие. А ка­кой овал ли­ца! Те­бе нуж­но ее обя­за­тель­но на­ри­со­вать. – И по­лу­чи­лось, что Ни­на вро­де как са­ма толк­ну­ла ме­ня в объятия му­жа, – взды­ха­ет ар­тист­ка. Гла­зу­нов по­зво­нил Ка­доч­ни­ко­вой че­рез день и при­гла­сил в свою ма­стер­скую. – Он ри­со­вал ме­ня и го­во­рил-го­во­рил... – де­лит­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми Ла­ри­са Ва­лен­ти­нов­на. – О ли­те­ра­ту­ре, жи­во­пи­си, ис­то­рии. По­зна­ния Гла­зу­но­ва в са­мых раз­ных об­ла­стях за­во­ро­жи­ли ме­ня. По­ра­зи­ли в са­мое серд­це. Я слу­ша­ла, от­крыв рот. И озо­зна­ва­ла – я влюб­ле­на. Нет, люб­лю!

«Ка­кой еще ре­бе­нок?! Я не ста­ну раз­во­дить­ся!»

Ро­ман раз­ви­вал­ся стре­ми­тель­но. И зна­ла о нем... вся творческая Москва. – Илья и не скры­вал­ся, – го­во­рит Ка­доч­ни­ко­ва. – По­сто­ян­но при­хо­дил ко мне во ВГИК, рас­па­хи­вал дверь в ауди­то­рию и гром­ко тре­бо­вал: «Ла­ри­са, иди ко мне!» Пре­по­да­ва­те­ли не про­ти­ви­лись – смот­ре­ли на ге­ния в бла­го­го­ве­нии. А уж как ра­до­ва­лась Ни­на Али­со­ва! – Ма­ме бы­ло лест­но, что ху­дож­ник, ко­то­рым вос­тор­га­ют­ся и у нас, и на За­па­де, вы­брал му­зой ме­ня. А ко­гда я го­во­ри­ла: «В ин­сти­ту­те мне со­ве­ту­ют уй­ти от Ильи, по­то­му что он ме­ня «вы­пил» как вам­пир», от­ве­ча­ла: «Это они из за­ви­сти!» Ма­ма не зна­ла, что жи-

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.