По­че­му его не хо боль­ше ме­ся­ца?

Прах экс-со­ли­ста «Ива­ну­шек Ин­тер­нейш­нл» пре­да­ли зем­ле под его по­след­нюю пес­ню

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - Ксе­ния Николаева

Уму непостижимо! Олег Яковлев умер от двух­сто­рон­ней пнев­мо­нии лег­ких еще 29 июня, а его прах пре­да­ли зем­ле лишь... 7 ав­гу­ста! Че­рез 40 дней! По­че­му экс-со­ли­ста груп­пы «Ин­ва­нуш­ки Ин­тер­нейш­нл» не хо­ро­ни­ли... боль­ше ме­ся­ца?! Хо­тя долж­ны бы­ли, по пра­во­слав­но­му обы­чаю, на третий день.

«Ну­жен-то был все­го метр зем­ли!»

– Мы дол­го жда­ли от­ве­та от ад­ми­ни­стра­ции Ва­гань­ков­ско­го клад­би­ща, – объ­яс­ни­ла 37-лет­няя вдо­ва Алек­сандра КП». – Нам хо­те­лось, что­бы Олег по­ко­ил­ся в этом, всем из­вест­ном ме­сте. Что­бы по­клон­ни­ки мог­ли прий­ти на мо­гил­ку, воз­ло­жить цве­ты, по­мя­нуть лю­би­мо­го ар- ти­ста доб­рым сло­вом. Нам ну­жен-то был все­го один квад­рат­ный метр зем­ли! Что­бы по­ста­вить па­мят­ник да за­хо­ро­нить там ур­ну с пра­хом Оле­га, ведь его на третий день по­сле смер­ти кре­ми­ро­ва­ли. Од­на­ко че­сти по­ко­ить­ся на Ва­гань­ков­ском удо­ста­и­ва­ет­ся не каж­дый. Это – пре­стиж­ное клад­би­ще за­кры­то­го ти­па. И хо­ро­нят здесь лишь лю­дей, име­ю­щих осо­бые за­слу­ги пе­ред Оте­че­ством: на­род­ных ар­ти­стов, боль­ших уче­ных, спортс­ме­нов. Для про­стых смерт­ных мож­но при­об­ре­сти ячей­ку в ко­лум­ба­рии за $675-1200. Род­ные Яковлева по­ни­ма­ли, что шанс по­лу­чить ме­сто под могилу на пре­стиж­ном клад­би­ще мал, ведь у пев­ца нет зва­ний. Но на­деж­да уми­ра­ет по­след­ней. – Зна­ко­мые ска­за­ли, что нет ни­че­го невоз­мож­но­го, – ве­ри­ла Алек­сандра. – При же­ла­нии яко­бы смо­гут най­ти неболь­шой участо­чек. Мы сде­ла­ли за­прос в ад­ми­ни­стра­цию Ва­гань­ков­ско­го и ждем от­ве­та. Хо­чет­ся ве­рить, что все у нас по­лу­чит­ся. Как Олег на небе­сах за­хо­чет, так и бу­дет. Кста­ти, я на­шла и вы­ста­ви­ла в Ин­тер­не­те по­след­ний сни­мок лю­би­мо­го.

«Ско­ро 40 дней, а нет мо­ги­лы»

«17 мая. Гастро­ли в Санкт- Пе­тер­бур­ге. Мы при­е­ха­ли на ре­пе­ти­цию и вы­шли по­обе­дать. Сто­я­ла хо­ро­шая по­го­да, и я пред­ло­жи­ла сфо­то­гра­фи­ро­вать Оле­га на фоне Не­вы, а он на­сто­ял на фо­то вме­сте. Пом­ню, я упи­ра­лась: «Не хо­чу, не так оде­та, ве­тер, при­чес­ка...» Я не лю­би­ла лиш­ний раз афи­ши­ро­вать на­ше сча­стье, но лю­би­мый за­ста­вил ме­ня встать ря­дом. Так и по­явил­ся этот сни­мок», – под­пи­са­ла его Ку­це­вол. По­след­ний ме­сяц стал для нее кош­ма­ром. – Все слов­но про­ис­хо­дит не со мной, – при­зна­ва­лась Алек­сандра. – Сна­ча­ла – смерть лю­би­мо­го, те­перь вот тяж­ким гру­зом на ду­ше ви­сят по­хо­ро­ны. Ско­ро уже 40 дней бу­дет, как Олег ушел, а до сих пор нет его мо­ги­лы. Ее ожи­да­ния не оправ­да­лись. На Ва­гань­ков­ском ме­ста для Оле­га не на­шлось. И его по­хо­ро­ни­ли на Тро­е­ку­ров­ском клад­би­ще Моск­вы. Про­во­дить му­зы­кан­та в по­след­ний путь при­шли са­мые близ­кие.

Это – по­след­ний при­жиз­нен­ный сни­мок звез­ды. С же­ной Алек­сан­дрой Ку­це­вол

Ур­ну с пра­хом пев­ца... ...смог­ли за­хо­ро­нить лишь на Тро­е­ку­ров­ском клад­би­ще

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.