По­след­ний муж БЫЛ ЕЕ СЧА­СТЬЕМ, дин­ствен­ный сын – РАЗОЧАРОВАНИЕМ

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - Ан­тон Ра­дин

и неиз­мен­но Марк го­то­вил пре­вос­ход­ный стол! Да, да, имен­но он хо­дил на ры­нок за про­дук­та­ми, по­дол­гу кол­до­вал на кухне, де­лая то фар­ши­ро­ван­ную ры­бу, то изу­ми­тель­ную ку­ри­цу, – рас­ска­зы­ва­ет жур­на­лист, друг се­мьи Иван Цы­бин. – Та­ма­ра все­гда бы­ла за Мар­ком как за ка­мен­ной сте­ной! Он обе­ре­гал ее от лю­бо­го нега­ти­ва и ста­рал­ся сде­лать все, что­бы лю­би­мая «Том­ся» ни в чем не нуж­да­лась. – Не знаю, как бы я жи­ла без Мар­ка. Ино­гда ка­жет­ся, что его мне по­сла­ла судь­ба во ис­куп­ле­ние всех мо­их несча­стий, – при­зна­ва­лась Ми­ан­са­ро­ва.

Мать по­ве­ри­ла и про­сти­ла сы­на

Она меч­та­ла, что­бы и с детьми от преж­них бра­ков бы­ли хо­ро­шие от­но­ше­ния, но... по­след­ний муж был ее сча­стьем, а сын – разочарованием. – По­ка я бы­ла на га­стро­лях, Ан­дрю­шу рас­ти­ла ба­буш­ка, ко­то­рая поз­во­ля­ла ему все, – при­зна­ва­лась Ми­ан­са­ро­ва. – Мне го­во­ри­ли: «Маль­чик с каж­дым днем ста­но­вит­ся все бо­лее рас­пу- щен­ным и злым». Ан­дрей окон­чил кон­сер­ва­то­рию, стал пи­а­ни­стом, аран­жи­ров­щи­ком. Од­но вре­мя да­же ра­бо­тал с ма­мой и Мар­ком. По­том за­пи­сал ма­те­ри два альбома. – Но сын де­лал аб­со­лют­но не­воз­мож­ные для ме­ня по­ступ­ки, – жа­ло­ва­лась зна­ме­ни­тость. – Ан­дрей всю жизнь об­ма­ны­вал Та­ма­ру Гри­го­рьев­ну! Взял ее дра­го­цен­но­сти, что­бы про­дать и ку­пить ма­ме ма­ши­ну. В ито­ге – ни ав­то­мо­би­ля, ни укра­ше­ний. По­том ска­зал, что их у него укра­ли, – де­лил­ся Марк Фельд­ман. Мать по­ве­ри­ла и про­сти­ла сы­на. А поз­же ре­ши­ла про­дать да­чу, что­бы ку­пить под­рос­шей млад­шей до­че­ри Ка­те от­дель­ную квар­ти­ру. Ко­гда Ан­дрей узнал об этом, то пред­ло­жил: – Мам, за­чем про­да­вать чу­жим лю­дям? Да­вай пе­ре­офор­мим да­чу на ме­ня, а я те­бе за­пла­чу. – Марк ме­ня пре­ду­пре­ждал: «Та­ма­ра, он те­бя опять об­ма­нет!» – рас­ска­зы­ва­ла Ми­ан­са­ро­ва. – Но я от­ве­ти­ла: «Не мо­жет же род­ной сын так по­сту­пить?» Од­на­ко, пе­ре­офор­мив да­чу на се­бя, Ан­дрей де­нег ма­те­ри так и не за­пла­тил. И что­бы ку­пить до­че­ри квар­ти­ру, пе­ви­це при­шлось ме­нять свою двух­ком­нат­ную на од­нуш­ку.

«За Ан­дрея мне стыд­но»

– Я столь­ко раз ле­жа­ла в боль­ни­це! – жа­лу­ет­ся Та­ма­ра Гри­го­рьев­на. – Кто ме­ня на­ве­щал? Де­ти? Нет! Ма­рик при­хо­дил каж­дый день! Дочь Ка­тя еще ка­кто бы­ла. А Ан­дрея я во­об­ще не ви­де­ла! От де­тей по­мо­щи не бы­ло. У доч­ки жизнь то­же сло­жи­лась тра­ги­че­ски. – Сна­ча­ла ее му­жа Же­ню уби­ли в пья­ной дра­ке, по­том Ка­тю сби­ла ма­ши­на, – рас­ска­зы­ва­ла Ми­ан­са­ро­ва. – Сде­ла­ли пять слож­ных опе­ра­ций, но доч­ка оста­лась ин­ва­ли­дом – од­на но­га ко­ро­че дру­гой. Мы са­ми ей по­мо­га­ем... Ду­ма­ла, серд­це Ан­дрея дрог­нет и он по­мо­жет сест­ре, нам, но, увы.... Сын, зная, что мать при­ко­ва­на к по­сте­ли по­сле пе­ре­ло­ма шей­ки бед­ра и по су­ти об­ре­че­на, так ни ра­зу ро­ди­тель­ни­цу и не на­ве­стил. – За Ан­дрея мне стыд­но, но на­де­юсь: при­дет вре­мя, он осо­зна­ет свои гре­хи и по­ка­ет­ся, – го­во­ри­ла Та­ма­ра Ми­ан­са­ро­ва неза­дол­го до смер­ти...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.