ДОСТАНЕТСЯ ЛИ ХОТЬ КОПЕЙКА его но­во­му сы­ну?

Ведь на­след­ство уби­то­го по­ли­ти­ка дав­но по­де­ле­но!

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - Прим. ред.)

Бу­дет те­перь еще один Бо­ря Нем­цов! – ра­ду­ет­ся 34-лет­няя Ека­те­ри­на Иф­то­ди. Суд на­ко­нец при­знал от­цом ее трех­го­до­ва­ло­го сы­на зна­ме­ни­то­го оп­по­зи­ци­о­не­ра. – Я до­ка­за­ла, что не афе­рист­ка, при­ма­зав­ша­я­ся к име­ни Бо­ри­са Нем­цо­ва! – вос­кли­ца­ет жен­щи­на. – У нас дей­стви­тель­но бы­ла лю­бовь и бы­ли до­го­во­рен­но­сти от­но­си­тель­но пло­да на­шей люб­ви! Те­перь Ека­те­ри­на пой­дет до кон­ца. – Офор­мить для Бо­реч­ки до­ку­мен­ты с име­нем Бо­ри­са Бо­ри­со­ви­ча Нем­цо­ва, как и хо­тел па­па, – пе­ре­чис­ля­ет Иф­то­ди. – И всту­пить в пра­ва на­след­ства. Но достанется ли хоть копейка но­во­му сы­ну уби­то­го по­ли­ти­ка?

Не­уже­ли «все­го» $5 000 000?

– Де­нег уже нет – это факт, – взды­ха­ет Ека­те­ри­на. На­след­ство Бо­ри­са Нем­цо­ва дав­но по­де­ле­но! – Суд и пер­вой, и вто­рой ин­стан­ции от­ка­зал мне в по­лу­че­нии био­ма­те­ри­а­ла для ДНК­те­ста, – объ­яс­ня­ет Иф­то­ди. – Мол, нет до­ка­за­тельств, что мы с Бо­рей бы­ли близ­ки. А сов­мест­ные фо­то­гра­фии и на­ша лю­бов­ная пе­ре­пис­ка – не в счет. По­то­му и обес­пе­чи­тель­ные ме­ры (арест. – на на­след­ство на­ло­же­ны не бы­ли. И оно бла­го­по­луч­но пе­ре­ко­че­ва­ло к пя­те­рым на­след­ни­кам: к 89-лет­ней ма­ме Дине Яко­влевне и чет­ве­рым при­знан­ным Нем­цо­вым де­тям – 33лет­ней Жанне от за­кон­ной су­пру­ги Ра­и­сы Ах­ме­тов­ны, с ко­то­рой оп­по­зи­ци­о­нер раз­вел­ся, 22-лет­не­му Ан­то­ну и 15-лет­ней Дине от те­ле­ве­ду­щей Ека­те­ри­ны Один­цо­вой и 13лет­ней Соне от сек­ре­тар­ши Ири­ны Ко­ро­ле­вой. Впро­чем, с са­мим на­след­ством не все до кон­ца яс­но. По офи­ци­аль­ным дан­ным, оно вро­де как со­став­ля­ет «все­го» 5 000 000 дол­ла­ров плюс три квар­ти­ры: две в Москве и од­на в Яро­слав­ле, а так­же ак­ции круп­ных энер­ге­ти­че­ских ком­па­ний, двух бан­ков – ВТБ и Сбе­ра и гор­но­ме­тал­лур­ги­че­ской ком­па­нии «Нор­ни­кель». Но все ли это? Ад­во­кат Алек­сандр Ка­ра­ба­нов убеж­ден: «добра» го­раз­до боль­ше. – Речь идет о по­чти мил­ли­ар­де дол­ла­ров! – го­во­рит юрист. – Это и вкла­ды в ино­стран­ных бан­ках, и ак­ции в ком­па­ни­ях, од­на из ко­то­рых за­ни­ма­ет­ся раз­ра­бот­кой ме­сто­рож­де­ний в Юж­ной Аме­ри­ке. – Пе­ред Ка­тей и ее ад­во­ка­та­ми сто­ит слож­ная за­да­ча разыс­кать все это и до­ка­зать, что вкла­ды, иму­ще­ство и ак­ти­вы при­над­ле­жа­ли Нем­цо­ву, – объ­яс­ня­ет из­вест­ный ад­во­кат Алек­сандр Тре­щев. – Чем боль­ше Ека­те­ри­на най­дет, тем боль­ше достанется ее сы­ну Бо­ре. Маль­чик име­ет та­кое же пра­во на иму­ще­ство и день­ги Бо­ри­са Ефи­мо­ви­ча, как и все дру­гие его де­ти. Да толь­ко есть ве­ро­ят­ность, что на­след­ни­кам при­дет­ся «де­лить­ся» с еще дву­мя пре­тен­ден­та­ми на «доб­ро» Нем­цо­ва.

Мо­жет, есть и дру­гие де­ти?

Вес­ной 2016 го­да вдруг объ­яви­лась еще од­на на­след­ни­ца, Зла­та, ко­то­рую по­ли­ти­ку яко­бы ро­ди­ла в 2007 го­ду мо­дель Кри­сти­на из Об­нин­ска. Да­же в сви­де­тель­стве о рож­де­нии де­воч­ки в гра­фе «отец» зна­чит­ся Бо­рис Нем­цов. Уди­ви­тель­но, но «вдо­вы» Зла­ту сра­зу при­зна­ли. Но про нее ни­че­го не слыш­но. Оста­лась де­воч­ка без де­нег? То­гда по­че­му бы ее ма­ме не за­явить о пра­вах доч­ки? Или Зла­та все же что­то по­лу­чи­ла? Еще один пре­тен­дент – 19-лет­ний Да­ни­ла, сын ни­же­го­род­ско­го ди­зай­не­ра Ан­ны Лес­ни­ко­вой, яко­бы рож­ден­ный от Бо­ри­са Ефи­мо­ви­ча то­же по боль­шой люб­ви. Но за­пи­са­ла ма­ма Да­ни­лу во из­бе­жа­ние экс­цес­сов на му­жа.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.