Мух­тар­бек Кан­те­ми­ров обо­жа­ли жен­щи­ны, БЫЛ ОДНОЛЮБОМ

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - Ан­тон Ра­дин

ко­гда де­вуш­ка от­ка­за­лась от рас­пре­де­ле­ния, ей ска­за­ли: – То­гда устра­и­вай­тесь са­ми. Лю­да ре­ши­ла най­ти что-то бли­же к до­му, что­бы уха­жи­вать за ба­буш­кой, и по­шла в цир­ко­вой кор­де­ба­лет.

«Дру­гие – хи-хи, ха-ха, а она – нет»

– Для нее это, ко­неч­но, бы­ло уни­же­ни­ем, – рас­ска­зы­вал Мух­тар­бек Кан­те­ми­ров. – По­сле опер­но­го те­ат­ра – кор­де­ба­лет! А тут еще я со сво­и­ми взгля­да­ми на но­ги. Она очень гор­дая бы­ла! Дру­гие ба­лет­ные де­воч­ки с ар­ти­ста­ми – хи-хи, ха-ха, а она – нет. Мух­тар­бек стал ка­ра­у­лить Лю­ду в бу­фе­те. Тщет­но. – То­гда я по­слал ей за­пис­ку че­рез зна­ко­мо­го, что хо­чу встре­тить­ся, – про­дол­жал Кан­те­ми­ров. – По­том еще и еще. И все-та­ки до­бил­ся сви­да­ния. Она при­ш­ла и го­во­рит: «А сам по­дой­ти и ска­зать не мог?» – «Ка­кто нелов­ко. Ты мне не от­ве­ча­ла. По­че­му?» – «Я ви­де­ла твой взгляд на мои но­ги! Тер­петь нена­ви­жу!» – «Ни­че­го по­доб­но­го! Спер­ва я уви­дел хо­ро­ший, кра­си­вый, гор­дый взгляд! Но­ги – уже по­том!» Они все-та­ки на­ча­ли встре­чать­ся и по­лю­би­ли друг дру­га. Же­на ро­ди­ла Мух­тар­бе­ку сы­на Ала­на и дочь Со­ню. Тя­же­ло бы­ло Лю­де не рев­но­вать му­жа. По­клон­ниц у него по­сле съе­мок в филь­ме «Не бой­ся, я с то­бой!» ста­ло еще боль­ше. – Ре­жис­сер Юлий Гу­сман сна­ча­ла пред­ла­гал дру­гой сю­жет, – рас­ска­зы­вал Кан­те­ми­ров. – Что спа­сен­ная для Тей­му­ра неве­ста Тел­ли влюб­ля­ет­ся в мо­е­го ге­роя Руста­ма. Но я ска­зал: «Нет. Не­кра­си­во – неве­сту увел. Не мо­гу я так. И ес­ли оста­вить, как есть, мы с ней долж­ны бы­ли бы це­ло­вать­ся. У ме­ня же­на тро­ну­лась бы, она ме­ня и так на съем­ки не от­пус­ка­ла!» Сю­жет в ито­ге пе­ре­де­ла­ли. Лю­да с Мух­тар­бе­ком меч­та­ли сде­лать сов­мест­ный но­мер в цир­ке. Она долж­на бы­ла тан­це­вать ис­пан­ский та­нец на пье­де­ста­ле, а муж ска­кать во­круг и ме­тать в его гра­не­ные стен­ки но­жи.

«Лю­да, бед­ная, так огор­ча­лась!»

– Каж­дый бро­сок – и вы­ска­ки­ва­ет ро­зоч­ка. Она ее хва­та­ет!.. Ше­стая грань – ше­стая ро­за! Я спры­ги­ваю, про­ез­жаю ми­мо нее. Она за­пры­ги­ва­ет на ло­шадь и уез­жа­ет, – де­лил­ся меч­тою цир­кач. – Но па­па ска­зал: «Ми­ша, неиз­вест­но, ка­кой но­мер ты сде­ла­ешь. А ес­ли уй­дешь, то твой род­ной но­мер ста­нет бед­нее». Гос­по- ди! Как мож­но бы­ло пе­ре­чить? Цир­ко­вое на­чаль­ство то­же за­пре­ти­ло но­мер – бо­я­лись, что Мух­тар­бек по­ка­ле­чит парт­нер­шу, или что нож от­ско­чит в зри­те­лей. – Лю­да, бед­ная, так огор­чи­лась! – рас­ска­зы­вал ар­тист. – Она не мог­ла вер­нуть­ся в ба­лет. И со мной вый­ти на ма­неж то­же не мог­ла. Пре­по­да­ва­ла в хо­рео­гра­фи­че­ском учи­ли­ще, по­том по­свя­ти­ла се­бя де­тям. По мо­ей сте­зе они, прав­да, не по­шли. Че­рез несколь­ко дней по­сле рож­де­ния Со­ни у Кан­те­ми­ро­ва умер­ла ма­ма. – Сол­ныш­ко мое, скон­ча­лась от ра­ка же­луд­ка, – рас­ска­зы­вал Мух­тар­бек. – Го­во­рят, вре­мя ле­чит. Ни­че­го по­доб­но­го! Как ви­жу ее фо­то­гра­фию – пла­чу. А дочь один в один – моя ма­ма. Буд­то она опять при­ш­ла...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.