Алек­сандр У са­ти­ри­ка на кон­цер наст

13 июня 1996 го­да не ста­ло зна­ме­ни­то­го ве­ду­ще­го со­вет­ской про­грам­мы «Во­круг сме­ха». Его по­гу­бил ал­ко­голь

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят -

о трид­ца­ти лет моск­вич Алек­сандр Ива­нов до­воль­ство­вал­ся скром­ной ро­лью учи­те­ля чер­че­ния в од­ном из тех­ни­ку­мов. Вы­со­кий, то­щий и несклад­ный, с уны­лым, невы­ра­зи­тель­ным ли­цом, он был объ­ек­том по­сто­ян­ных на­сме­шек уче­ни­ков. Учи­тель по­пи­сы­вал в юно­сти ли­ри­че­ские стиш­ки. Но ими не про­сла­вил­ся. По­это­му стал ис­кать изъ­я­ны в твор­че­стве дру­гих по­этов. Па­ро­дии на из­вест­ных сти­хо­твор­цев, опуб­ли­ко­ван­ные в «Ли­те­ра­тур­ной га­зе­те», неожиданно при­нес­ли ему сла­ву. Да­же Пуш­кин, Рож­де­ствен­ский, Ев­ту­шен­ко ста­но­ви­лись объ­ек­та­ми его ядо­ви­той кри­ти­ки!

Уны­лое ли­цо? То, что на­до!

Од­на­ж­ды име­ни­тый Ни­ко­лай До­ри­зо жут­ко оби­дел­ся на Иванова за то, что тот же­сто­ко вы­сме­ял его про­грамм­ный стих «Не пи­сал сти­хов и не пи­шу, – Ими я, как воз­ду­хом, ды­шу»:

Не пи­сал сти­хов – и не пи­ши! Луч­ше по­гу­ляй и по­ды­ши. За пе­ро по­спеш­но не бе­рись, От сто­ла по­даль­ше убе­рись. Не спе­ши, не то­ро­пись, уй­мись, Чем-ни­будь, в кон­це кон­цов, зай­мись...

Несмот­ря на то что Ива­нов из­дал пер­вый сбор­ник сво­их па­ро­дий «Лю­бовь и гор­чи­ца», его друж­бы ни­кто не ис­кал. Ведь в бреж­нев­ские вре­ме­на в Со­вет­ском Со­ю­зе пра­во кри­ти­ко­вать при­над­ле­жа­ло толь­ко од­но­му са­ти­ри­ку – Ар­ка­дию Рай­ки­ну. Од­на­ко с на­ча­лом от­те­пе­ли ру­ко­вод­ство глав­но­го те­ле­ка­на­ла стра­ны ре­ши­ло до­ба­вить в жизнь на­ро­да немно­го ве­се­лья и при­ду­ма­ло пе­ре­да­чу «Во­круг сме­ха». Од­ним из ее пер­вых го­стей дол­жен был стать 42-лет­ний ав­тор «Ли­те­ра­тур­ной га­зе­ты» Алек­сандр Ива­нов. ...Воз­ник­шее на экране уны­лое ли­цо на­столь­ко кон­тра­сти­ро­ва­ло с ост­рым юмо­ром это­го че­ло­ве­ка, что на па­ро­ди­ста взгля­ну­ли с ин­те­ре­сом. – Это же то, что на­до! – ре­шил ре­жис­сер про­грам­мы. И по­пал в точ­ку.

«Ев­до­ки­мов ра­бо­тал ди­рек­то­ром сто­ло­вой»

То, что ве­ду­щий ни­ко­гда не улы­ба­ет­ся да­же во вре­мя са­мых смеш­ных но­ме­ров, при­да­ва­ло про­грам­ме осо­бый ко­ло­рит. О ее су­ма­сшед­шей по­пу­ляр­но­сти сви­де­тель­ство­вал хо­тя бы тот факт, что «Во­круг сме­ха» вы- хо­ди­ла в эфир 31 де­каб­ря пе­ред «Но­во­год­ним огонь­ком». За три­на­дцать лет сво­е­го су­ще­ство­ва­ния про­грам­ма от­кры­ла зри­те­лю де­сят­ки но­вых звезд: Жва­нец­ко­го, Го­ри­на, Ар­ка­но­ва, Кар­це­ва и Иль­чен­ко, и мно­гих дру­гих. По­след­ним ее ге­ро­ем стал Ми­ха­ил Ев­до­ки­мов, ко­то­рый ра­бо­тал ди­рек­то­ром сто­ло­вой в про­вин­ци­аль­ном си­бир­ском го­ро­диш­ке и вы­сту­пал на лю­би­тель­ской сцене. – По­чти все мои ге­рои бы­ли од­ной на­ци­о­наль­но­сти, – вспо­ми­нал Ива­нов. – По­это­му мно­гие счи­та­ли, что я про­дви­гаю на те­ле­ви­де­ние ев­ре­ев. И что я сам ев­рей, ко­то­рый спря­тал­ся под са­мой по­пу­ляр­ной рус­ской фа­ми­ли­ей. На твор­че­ских встре­чах не об­хо­ди­лось без во­про­са: «А ка­кая ва­ша на­сто­я­щая фа­ми­лия?»

«А лег­ла – так не вер­тись»

Сан Са­ныч на­столь­ко срос­ся со сво­ей про­грам­мой, что решение за­крыть ее в 1991 го­ду ста­ло для него на­сто­я­щим уда­ром. Ес­ли бы не же­на, быв­шая ба­ле­ри­на Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра Оль­га За­бот­ки­на, он спил­ся бы сра­зу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.