ЖИ­ВУ ПО ПРИНЦИПУ «МЕНЬ­ШЕ ЖДУ – БОЛЬ­ШЕ ДЕ­ЛАЮ»

Telenedelya - - Интервью - Текст: ЛЮД­МИ­ЛА КОЗАРЕНКО

ОТДАЙ ПАРИК, СНЕ­ГУ­РОЧ­КА!

– Алек­сей, все­го до­би­лись, что за­пла­ни­ро­ва­ли к это­му воз­рас­ту?

– Я мак­си­ма­лист – став­лю пе­ред со­бой се­рьез­ные це­ли. Лет в 20 ре­шил, что к 30–35 го­дам дол­жен стать са­мым мо­ло­дым пре­зи­ден­том стра­ны. Но, как ви­ди­те, не по­лу­чи­лось (па­у­за). Шу­чу, ко­неч­но! На са­мом де­ле я до­воль­но ра­но на­чал ра­бо­тать, по­это­му по­сто­ян­но за­нят, так что неко­гда стро­ить пла­ны. В ито­ге все слу­ча­ет­ся ко­гда слу­ча­ет­ся, и ме­ня это устра­и­ва­ет.

– Ра­но – это в ка­ком воз­расте?

– На пер­вом кур­се на но­во­год­них утрен­ни­ках был Де­дом Мо­ро­зом. Пом­ню, на за­ра­бо­тан­ные день­ги ку­пил се­бе сви­тер, ко­то­рый хра­ню до сих пор. Ему уже боль­ше 15 лет, он по­ви­дал жизнь, но не вы­бра­сы­ваю – до­рог как па­мять.

– С на­чи­на­ю­щим ак­те­ром и Де­дом Мо­ро­зом мно­го кон­фу­зов про­ис­хо­ди­ло?

– Да нет… На сцене со шко­лы, с 4-го клас­са, так что опыт­ный ар­тист (сме­ет­ся). Хо­тя… При­по­ми­наю од­ну но­во­год­нюю ис­то­рию. Я то­гда ра­бо­тал в Те­ат­ре на ле­вом бе­ре­гу Дне­пра, и мы устра­и­ва­ли для де­тей ел­ки. В пе­ре­ры­ве меж­ду вы­ступ­ле­ни­я­ми ре­ши­ли со Сне­гу­роч­кой в гри­мер­ке пе­ре­дох­нуть. В об­щем, снял я бо­ро­ду, усы, рас­сла­бил­ся… И тут слы­шу по транс­ля­ции: «Дед Мо­роз, Сне­гу­роч­ка, где вас но­сит? Сроч­но на сце­ну! Там де­ти уже со­бра­лись!». Сне­гу­роч­ка по­бе­жа­ла пер­вой, при­хва­тив мой ме­шок. А я по­ни­маю, что в нем оста­лось все: бо­ро­да, парик, пер­чат­ки… Что де­лать? Вы­хо­жу к де­тям и го­во­рю: «Сне­гу­роч­ка, а ну от­да­вай мой ме­шок!». Она ни­че­го не по­ни­ма­ет, упи­ра­ет­ся: «Не от­дам». – «Да­вай-да­вай, – го­во­рю. – Я сей­час вер­нусь, вот толь­ко оле­ней сво­их пой­ду при­вя­жу».

– В те­ат­ре смеш­ные ис­то­рии бы­ли?

– Ну а как же? Взять хо­тя бы спек­такль «Си­ра­но де Бер­же­рак». Шпа­ги, бот­фор­ты, шля­пы – в об­щем, клас­си­ка. В од­ной из сцен мой ге­рой де­рет­ся с Си­ра­но и в ре­зуль­та­те оста­ет­ся без одеж­ды – толь­ко в пан­та­ло­нах с рю­ша­ми. За­бав­но так по­лу­ча­ет­ся… Зри­те­ли ухо­ха­ты­ва­ют­ся, кол­ле­ги – то­же. Ду­маю: «Вот это я иг­раю! Ай да мо­ло­дец!». В фи­на­ле мо­е­го ге­роя за­ка­лы­ва­ют, я па­даю. Вы­бра­сы­ваю пе­ред со­бой ру­ку и за­ме­чаю на ней ча­сы кис­лот­но-зе­ле­но­го цве­та, яр­ко­го-яр­ко­го. За­был снять! Кол­ле­ги, ко­неч­но, не упу­сти­ли слу­чая на­до мной по­шу­тить. Мой друг Ди­ма Сур­жи­ков ти­хо так, за­го­вор­щиц­ки, про­шеп­тал: «Ле­ха, ко­то­рый час?».

ЛЮ­БОВЬ БЕЗ РАС­ЧЕ­ТА

– Как пла­ни­ру­е­те от­ме­чать день рож­де­ния?

– Ой, не знаю. Не люб­лю я его! Прав­да, не люб­лю до са­мо­го 11-го чис­ла. А ко­гда с утра все на­чи­на­ют зво­нить, по­здрав­лять, это впе­чат­ля­ет и вдох­нов­ля­ет. По­то­му что ве­сточ­ки при­хо­дят со все­го све­та – из Аме­ри­ки, Ев­ро­пы… Вот то­гда по­яв­ля­ет­ся на­стро­е­ние. По­след­ние несколь­ко лет так по­лу­ча­лось, что в свой день рож­де­ния сни­мал­ся. Сла­ва Бо­гу, на­зав­тра мне да­ва­ли вы­ход­ной, по­ни­мая: не факт, что при­ду (сме­ет­ся).

– Мо­же­те так по­гу­лять, что утром с кро­ва­ти под­нять­ся слож­но?

– Нет, го­ды уже не те. Бы­ло вре­мя, ко­гда от­ме­чал три дня под­ряд. А сей­час как: ве­чер­ком ти­хо­неч­ко по­си­де­ли, по чуть-чуть вы­пи­ли, а на­ут­ро все рав­но тя­же­ло про­сы­пать­ся.

– Ти­хо­неч­ко по­си­деть – с же­ной или ком­па­ни­ей?

– С же­ной?! У ме­ня нет же­ны. Так, по­нят­но: в ко­то­рый раз мне при­дет­ся сде­лать за­яв­ле­ние: я два­жды был же­нат и два­жды, к со­жа­ле­нию, раз­ве­ден. Про­сто свою лич­ную жизнь не афи­ши­рую, по­то­му немно­гие об этом зна­ют.

– Со вто­рой су­пру­гой, Зо­ря­ной Мар­чен­ко, у вас был слу­жеб­ный ро­ман (на съем­ках се­ри­а­ла «По­след­ний яны­чар»)?

– В обо­их слу­ча­ях бы­ли пре­крас­ней­шие слу­жеб­ные ро­ма­ны! С пер­вой су­пру­гой, Ана­ста­си­ей Кар­пен­ко, и сей­час ра­бо­та­ем в од­ном те­ат­ре.

– Вряд ли поз­во­ли­те се­бе сно­ва влю­бить­ся в парт­нер­шу… Или бог лю­бит тро­и­цу?

– Зна­е­те, я дав­но убе­дил­ся в прав­ди­во­сти ис­ти­ны «хо­чешь рас­сме­шить Бо­га – рас­ска­жи ему о сво­их пла­нах». И по­том, ис­кус­ство и лю­бовь не под­да­ют­ся ма­те­ма­ти­че­ско­му рас­че­ту.

– С по­клон­ни­ца­ми зна­ко­ми­тесь?

– Не знаю, ве­зе­ние ли это, но фа­нат­ской груп­пы име­ни ме­ня нет. Зри­те­ли «Ко­ли ми вдо­ма», как пра­ви­ло, не по­зна­ко­мить­ся стре­мят­ся, а по­бла­го­да­рить за се­ри­ал и за мою иг­ру. Это, бе­з­услов­но, при­ят­но.

– А ес­ли бы де­вуш­ка хо­те­ла встре­тить­ся с ва­ми, где мог­ла бы это сде­лать, кро­ме съе­моч­ной пло­щад­ки и те­ат­ра?

– В ком­па­нии дру­зей. Их у ме­ня мно­го, что очень ра­ду­ет. При­чем не толь­ко ак­те­ры. Я не сор­ти­рую лю­дей по ро­ду де­я­тель­но­сти – важ­нее, что­бы бы­ло род­ство душ. Для ме­ня друг не тот, кто в го­ря­щую из­бу вой­дет, а тот, кто под­ни­мет труб­ку, ес­ли по­зво­ню.

БУДИЛЬНИК – ВСЕ­МУ ГО­ЛО­ВА

– Роль Ан­дрея в скетч­ко­ме «Ко­ли ми вдо­ма» сра­зу при­шлась по ду­ше?

– Я про­чел пер­вый скетч, в ко­то­ром Ан­дрей при­хо­дит до­мой, сни­ма­ет фу­раж­ку, кар­тин­но от­бра­сы­ва­ет ее в сто­ро­ну, а че­рез мгно­ве­ние го­во­рит Ма­рине: «Бли-и-ин! Ты что, ок­но за­бы­ла за­крыть?». Мо­мен­таль­но пред­ста­вил, на­сколь­ко мой пер­со­наж бы­ва­ет непред­ска­зу­е­мым, а зна­чит, как ин­те­рес­но бу­дет иг­рать. И тут же от­ве­тил «да!».

– Про­дю­се­ры по­сле вас боль­ше ни­ко­го не про­бо­ва­ли?

–А у них вы­бо­ра не бы­ло (сме­ет­ся). Это тот ред­кий слу­чай – и со­зда­те­ли скетч­ко­ма под­твер­дят, – ко­гда роль под­хо­дит иде­аль­но. Ме­ня утвер­ди­ли од­ним из пер­вых, и при­шлось пе­ре­жить весь ад ка­стин­гов – с раз­ны­ми «же­на­ми» и парт­не­ра­ми.

– Не слож­но столь­ко вре­ме­ни иг­рать та­ко­го невме­ня­е­мо­го ти­па?

– Ан­дрей не невме­ня­е­мый. Мы с ре­жис­се­ром с са­мо­го на­ча­ла до­го­во­ри­лись, что это

со­би­ра­тель­ный об­раз всех муж­чин-раз­гиль­дя­ев. По­это­му он так нра­вит­ся пред­ста­ви­те­лям силь­но­го по­ла: они ви­дят в нем свою бес­тол­ко­вость, гру­бость, без­ала­бер­ность.

– Вы то­же без­ала­бер­ны?

– Ну, бла­го­да­ря это­му про­ек­ту – уже не на­столь­ко, как рань­ше (сме­ет­ся). На­чал по­ни­мать, что так нель­зя. Вот, на­при­мер, немы­той по­су­ды ста­ра­юсь не остав­лять. Про­ще сра­зу спо­лос­нуть и за­быть, чем по­том во­зить­ся с ней, ко­гда за­сох­нет.

– Как хо­ло­стяк справ­ля­ет­ся с осталь­ны­ми непро­сты­ми для муж­чин бы­то­вы­ми во­про­са­ми – убор­кой, го­тов­кой?

– Чу-дес-но! По од­ной про­стой при­чине: есть за­ме­ча­тель­ная жен­щи­на Ла­ри­са, ко­то­рая по­мо­га­ет мне сле­дить за до­мом. Ес­ли бы не она – не знаю, что бы де­лал. Ино­гда зво­ню ей: «Ла­ри­са, толь­ко вы зна­е­те, где я мог по­се­ять в квар­ти­ре кур­точ­ку». Она го­во­рит: «Вот там она». – «Да лад­но! Я же там смот­рел!». А кур­точ­ка и в са­мом де­ле там, где она ска­за­ла.

– Ку­шать вам то­же го­то­вит?

– В этом нет на­доб­но­сти. Обыч­но я с 7 утра и до 11 ве­че­ра на ра­бо­те. При­ез­жаю до­мой, что­бы снять обувь, пе­ре­одеть­ся в до­маш­нее и лечь спать. Ан-нет! Еще будильник став­лю. Не­дав­но за­был об этом и на съ­ем­ки опоз­дал. Мне зво­нит в 8 утра ас­си­стент по ак­те­рам: «Ты где?» – «До­ма. Что слу­чи­лось?» – «Да ты уже 10 ми­нут как в кад­ре дол­жен быть!». Я под­ры­ва­юсь, со­би­ра­юсь, а ехать на­до че­рез весь го­род. 40 ми­нут в проб­ках, со­жжен­ные тор­моз­ные ко­лод­ки, но все рав­но ма­те­ри­ал от­сня­ли.

БАНЯ, РАКИ И ФУТ­БОЛ

– Кру­то, ко­гда мож­но се­бе поз­во­лить на­нять по­мощ­ни­цу по хо­зяй­ству. А на что не хва­та­ет де­нег из то­го, что хо­те­лось бы иметь?

– Я уже за­ме­тил та­кую за­ко­но­мер­ность: сто­ит раз­меч­тать­ся, как ис­пол­не­ние мо­ей меч­ты тут же ото­дви­га­ет­ся по­даль­ше. Луч­ше уж как с де­бют­ной ре­жис­сер­ской ра­бо­той бы­ло. Снял ко­рот­ко­мет­раж­ку, пе­ре­жил этот этап, от­ло­жил все в сто­ро­ну. И вдруг спу­стя три ме­ся­ца ока­зы­ва­ет­ся, что кар­ти­на но­ми­ни­ро­ва­на в Мон­ре­а­ле в чис­ле еще несколь­ких про­ек­тов на «Луч­ший фильм». Так что мой де­виз: «Мень­ше жди – боль­ше де­лай».

– Что для вас озна­ча­ет сло­во «хоб­би»?

– Да­же не знаю, как рас­ска­зать (улы­ба­ет­ся). Мои дру­зья сме­ют­ся по это­му по­во­ду… В об­щем, я за­нял­ся ри­со­ва­ни­ем кар­тин по но­ме­рам. По­лу­чи­лось все спон­тан­но. За­шел в ма­га­зин канц­то­ва­ров за ка­ки­ми-то ме­ло­ча­ми, уви­дел ки­сти, крас­ку и спра­ши­ваю про­дав­щи­цу: «Вот ес­ли бы к вам явил­ся че­ло­век, ко­то­рый хо­чет ри­со­вать, но во­об­ще не уме­ет это­го де­лать, что бы по­со­ве­то­ва­ли?». Она от­ве­ча­ет: «Ку­пить кар­ти­ну по но­ме­рам». Ку­пил и, ска­жу чест­но, это та­кое удо­воль­ствие! Не на­до ни­че­го вы­ду­мы­вать: в ком­плек­те холст, крас­ки, раз­мет­ка. Взял ки­сточ­ку – раз, раз… И по­том, очень удоб­но. Ре­пе­ти­ру­ешь роль или о чем-ни­будь ду­ма­ешь (а ак­те­ру все­гда есть о чем по­ду­мать) и па­рал­лель­но по­лу­ча­ешь еще и эс­те­ти­че­ское удо­воль­ствие. Уже штук 20 кар­тин со­бра­лось, на­чал их по­ти­хонь­ку раз­да­ри­вать. Ре­шил: не вы­бра­сы­вать же! Па­роч­ку по­да­рил дру­гу. Он сра­зу так по­до­зри­тель­но спра­ши­ва­ет: «Твои?» – «Ну, идея и ко­ло­ри­сти­ка Ван-го­га, а вот кисть – моя». К со­жа­ле­нию, неча­сто сей­час по­лу­ча­ет­ся ри­со­вать.

А еще по пят­ни­цам, ес­ли нет съе­мок, иг­раю с дру­зья­ми в фут­бол. По­том бань­ка, раки – от­лич­но про­во­дим вре­мя!

С КОЛ­ЛЕ­ГА­МИ ПО СКЕТЧКОМУ – АЛЕНОЙ АЛЫМОВОЙ, ЕКА­ТЕ­РИ­НОЙ КОЛЕСНИК И ЕКА­ТЕ­РИ­НОЙ КИСТЕНЬ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.