ЕКАТЕРИНА ВИЛКОВА:

ЛУЧ­ШЕ ВСЕ­ГО Я ЧУВСТВУЮ СЕ­БЯ В СВО­ЕЙ СКОРЛУПКЕ ДВОЕ ДЕ­ТЕЙ, МУЖ И ПО­ЧТИ 60 КАР­ТИН В ФИЛЬМОГРАФИИ – ЭТО НЕ ПО­ВОД ОТ­КА­ЗАТЬ­СЯ ОТ ДЕВИЧНИКА. А ЕЩЕ ЕКАТЕРИНА УМУДРЯЕТСЯ ОСТАВАТЬСЯ ВЕСЕЛОЙ, ИЗЯЩНОЙ И ОЧЕНЬ ПРИНЦИПИАЛЬНОЙ

Telenedelya - - ИНТЕРВЬЮ - Текст: МА­РИ­НА КУЗ­НЕ­ЦО­ВА

В ЛИ­ЦО УЛЫ­БА­ЮТ­СЯ, А ЗА СПИ­НОЙ ГО­ВО­РЯТ ГА­ДО­СТИ

– Екатерина, есть при­выч­ка чи­тать на фо­ру­мах, что пи­шут о вас зри­те­ли?

– Пе­ри­о­ди­че­ски про­смат­ри­ваю. Обыч­но об­ра­щаю вни­ма­ние, ко­гда об­суж­да­ют мой вы­ход на ка­кую-ли­бо пре­мье­ру, свет­ское ме­ро­при­я­тие. Тут зри­те­ли не ску­пят­ся на ком­мен­та­рии. Са­мые вни­ма­тель­ные со­ве­ту­ют мне за­нять­ся сво­и­ми во­ло­са­ми и схо­дить в па­рик­ма­хер­скую или сде­лать ма­ки­яж на­ко­нец. Неко­то­рые уве­ре­ны, что муж за­пре­ща­ет кра­сить­ся, бук­валь­но бьет ме­ня, ко­гда я тя­нусь за ту­шью для рес­ниц. При этом каж­дый раз, ко­гда вы­хо­жу из до­ма, пы­та­юсь при­ве­сти се­бя в по­ря­док. Ну да лад­но, пусть об­суж­да­ют.

– Что в та­ких слу­ча­ях го­во­рит муж?

– Ес­ли ко­рот­ко, что я пре­крас­на. А ку­да де­вать­ся? Ему же со мной жить! (Сме­ет­ся.)

– Прав­да, что на съем­ках вы очень при­дир­чи­во от­но­си­тесь к де­та­лям?

– Да, по­то­му что они долж­ны ра­бо­тать в ком­плек­се. Это то, что я так ча­сто ви­жу в за­пад­ных те­ле­филь­мах. Вот не­дав­но на съем­ках се­ри­а­ла «Отель «Эле­он» мы спо­ри­ли о таб­лет­ни­це мо­ей Со­фии. Ка­кой она долж­на быть в сцене, ко­гда ге­ро­и­ня до­ста­ет ле­кар­ство? Это мо­жет быть стиль­ный фу­тляр­чик. И вдруг рек­ви­зи­то­ры пред­ла­га­ют таб­лет­ни­цу в цве­то­чек… «Но она же де­воч­ка!» – объ­яс­ня­ют мне. Да, де­воч­ка, но не ба­буш­ка. То­гда у нее все долж­но быть со­от­вет­ству­ю­щим: до­ма по­кры­валь­це в сти­ле кан­три и т. д. То есть это бу­дет уже не моя София.

– Та­кой подход к ра­бо­те на съе­моч­ной пло­щад­ке нра­вит­ся, на­вер­ное, не всем.

– Ну, в ли­цо боль­шин­ство улы­ба­ют­ся, а за спи­ной, ве­ро­ят­но, го­во­рят га­до­сти.

(Cме­ет­ся.) На са­мом де­ле ду­маю, что лю­ди, ко­то­рых я еже­днев­но за­дер­жи­ваю сво­и­ми во­про­са­ми и пре­тен­зи­я­ми, все-та­ки не жаж­дут ме­ня убить. Ну, мо­жет, меч­та­ют толь­ко при­ду­шить немно­го по окон­ча­нии сме­ны, по­то­му что по­сле ко­ман­ды ре­жис­се­ра «Стоп!» всем хо­чет­ся про­сто упасть и уснуть. Но они ни­чем се­бя не вы­да­ют. И да­же при­но­сят мне крос­сов­ки в кон­це сце­ны, что­бы сра­зу мог­ла снять туфли на каб­лу­ке. При­ят­но! И по­ва­ра, ра­бо­та­ю­щие у нас в кар­тине, спра­ши­ва­ют ино­гда, че­го хо­те­лось бы по­есть. Здесь же обо­ру­до­ва­на от­лич­ная кух­ня, а они очень вкус­но го­то­вят.

ДЕ­ТЕЙ НЕ ДЕЛИМ

– А вы са­ми лю­би­те тво­рить на кухне?

– Это точ­но не про ме­ня. Я, ко­неч­но, го­то­вить умею, но не люб­лю. К сча­стью, мне до­стал­ся муж­чи­на, ко­то­рый без про­блем со­ору­дит се­бе ужин. Мне во­об­ще ка­жет­ся, что мо­гу жить толь­ко с этим че­ло­ве­ком: чувствую се­бя ком­форт­но лишь с ним. Ведь ар­ти­сты, как пра­ви­ло, – лю­ди ка­приз­ные, и пред­ста­ви­те­ли силь­но­го по­ла не ис­клю­че­ние. Мно­гие из них хотят быть цен­тром, во­круг ко­то­ро­го кру­тит­ся вся се­мей­ная жизнь. Илья не та­кой. У нас нет раз­де­ле­ния на жен­ские и муж­ские обя­зан­но­сти.

– Кто из вас боль­ше за­ни­ма­ет­ся детьми?

– Да все! Сла­ва Бо­гу, они вни­ма­ни­ем не об­де­ле­ны. Ко­гда ро­дил­ся сын, нам по­мо­га­ли две ня­ни. А сей­час Павла и Пе­тя мно­го вре­ме­ни про­во­дят с ба­буш­кой и де­душ­кой. У мо­ей ма­мы очень здо­ро­вое вос­при­я­тие жиз­ни, и де­тям пе­ре­да­ет­ся ее энер­ге­ти­ка. Она при­ду­мы­ва­ет для ма­лы­шей раз­ные за­ня­тия – ей са­мой это ин­те­рес­но. Пав­ле сей­час хо­чет­ся все­го: и в му­зы­каль­ную шко­лу, и ны­рять, как олим­пий­ские чем­пи­он­ки по син­хрон­но­му пла­ва­нию. А я объ­яс­няю, что все­му на­до учить­ся.

– За­ме­ча­ли за со­бой, что по­рой воз­ни­ка­ет же­ла­ние за­ста­вить де­тей за­ни­мать­ся тем, чем не смог­ли вы?

– Без­услов­но, есть ка­кие-то ве­щи, ко­то­рые хо­те­лось бы ре­а­ли­зо­вать за их счет. На­при­мер, меч­таю, что­бы оба хо­ди­ли в му­зы­каль­ную шко­лу. Мне ко­гда-то это­го не да­ли, а я ду­маю, что бы­ло бы нелиш­ним: воз­мож­но, то­гда мог­ла бы еще и петь, не раз­дра­жая при этом сво­им во­ем окру­жа­ю­щих. Но мне го­во­ри­ли, что пи­а­ни­но ста­вить неку­да, к то­му же слу­ха все рав­но нет, по­это­му, мол, иди на гим­на­сти­ку. Я и по­шла. Так что про гим­на­сти­ку кое-что знаю, спо­соб­на Пав­ле мно­гое объ­яс­нить и по­ка­зать. А по ча­сти му­зы­ки я ей не по­мощ­ник. За­то Илья Пет­ро­вич у нас окон­чил му­зы­каль­ную шко­лу, по­это­му мож­но его за­ста­вить иг­рать на фор­те­пи­а­но и быть при­ме­ром для де­тей. (Сме­ет­ся.)

БОЖЕ, МНЕ НЕЧЕ­ГО НОСИТЬ!

– Ка­кие от­но­ше­ния у Пав­лы и Пе­ти? Дочка не рев­ну­ет к бра­ти­ку?

– Не за­ме­ча­ли ни­че­го по­доб­но­го. Сей­час де­ти уже не мо­гут друг без дру­га, хо­тя, есте­ствен­но, ино­гда и де­рут­ся, и иг­руш­ки де­лят. Сын во­об­ще ча­ще вспо­ми­на­ет не ма­му с па­пой, а сест­ру. Не­дав­но по­сле дол­го­го пе­ре­ры­ва Павла по­шла в дет­сад, и Пе­те ста­ло скуч­но, ведь он при­вык с ней иг­рать.

– Ча­сто бе­ре­те их с со­бой на съе­моч­ную пло­щад­ку?

– Нет, это не мой слу­чай. Ес­ли на­хо­жусь с сы­ном или доч­кой, то в со­сто­я­нии за­ни­мать­ся толь­ко ими. Как-то они за­ез­жа­ли на съем­ки, и это был кош­мар. Де­ти вос­при­ня­ли пло­щад­ку как ат­трак­ци­он, и вся ра­бо­та вста­ла. Им ведь не так мно­го и нуж­но, глав­ное – по­ча­ще ме­нять кар­тин­ку и по­лу­чать но­вые впе­чат­ле­ния.

Я их вос­пи­ты­ваю нестро­го, не одер­ги­ваю по­сто­ян­но и нра­во­уче­ний не чи­таю.

Од­на­ко пы­та­юсь до­не­сти до них од­но: до­ма мож­но бе­гать, кри­чать и бе­сить­ся, но в об­ще­ствен­ных ме­стах сле­ду­ет ве­сти се­бя при­лич­но. И это не для то­го, что­бы лю­ди ска­за­ли: «Ка­кие вос­пи­тан­ные у Вил­ко­вой де­ти!». Это нуж­но преж­де все­го для их же без­опас­но­сти. А то вы­прыг­нут из ма­ши­ны – и бе­гут ку­да гла­за гля­дят. Как тут не нерв­ни­чать?

– Кста­ти, вы не из-за нер­вов так по­ху­де­ли по­сле рож­де­ния Пе­ти? Мно­гие жен­щи­ны, на­обо­рот, по­прав­ля­ют­ся по­сле ро­дов, а за­тем дол­го и му­чи­тель­но пы­та­ют­ся сбро­сить вес. Или при­шлось при­ло­жить уси­лия, что­бы при­ве­сти се­бя в фор­му?

– Да нет, ни­че­го та­ко­го: ела, спала и кор­ми­ла. Мо­жет, дей­стви­тель­но силь­нее пе­ре­жи­ва­ла – это нор­маль­но, ко­гда у те­бя ма­лень­кий ре­бе­нок. В лю­бом слу­чае при­ве­ла се­бя в по­ря­док бук­валь­но за па­ру ме­ся­цев.

Ин­те­рес­но, что сей­час я ве­шу на 10 кг боль­ше, чем, на­при­мер, во вре­ме­на съемок «Сти­ляг» (кар­ти­на сни­ма­лась в 2008 го­ду. –

Прим. ред.). А ка­жусь ху­дой. Мне нра­вит­ся, как вы­гля­жу, в этом есть ка­кой-то над­лом: ру­ки-пле­ти, ску­лы… (Улы­ба­ет­ся.) К то­му же нет ни­че­го пре­крас­нее, чем зай­ти в ма­га­зин, взять са­мый ма­лень­кий раз­мер и со вздо­хом про­из­не­сти: «Боже, мне нече­го носить, все ве­щи ста­ли боль­ши­ми!». (Сме­ет­ся.) Ду­маю, лю­бая жен­щи­на ме­ня пой­мет. Это чув­ство лег­ко­сти, ко­гда са­дишь­ся – и не хо­чет­ся при­крыть жи­вот по­душ­кой или коф­той! Прав­да, сей­час недо­ста­точ­но быть толь­ко ху­дой, нуж­но стать фи­то­няш­кой – с на­ка­чан­ной по­пой и иде­аль­ным прес­сом. Но это, ви­ди­мо, сле­ду­ю­щий этап! (Сме­ет­ся.)

КАК ИЗ­БА­ВИТЬ­СЯ ОТ ВНУТ­РЕН­НЕЙ ПУСТОТЫ

– И все же, в чем сек­рет? Как вам уда­ет­ся пи­тать­ся на съем­ках ки­но­кор­мом и дер­жать се­бя в фор­ме?

– Как че­ло­век, сняв­ший­ся бо­лее чем в 50 филь­мах, я имею пра­во за­ка­зать се­бе в гри­мер­ку та­рел­ку с фрук­та­ми. Луч­ше есть ба­на­ны, чем суш­ки на пло­щад­ке.

А ес­ли се­рьез­но, то с по­яв­ле­ни­ем се­мьи у ме­ня про­па­ло же­ла­ние все вре­мя за­едать что-ли­бо. Мне не нуж­но за­пол­нять внут­рен­нюю пу­сто­ту – ее нет. Так что не при­дер­жи­ва­юсь ни­ка­ких ди­ет. Я на­учи­лась рас­став­лять при­о­ри­те­ты. И ко­неч­но, на пер­вом ме­сте се­мья и близ­кие.

– А как же ста­тус? Уже до­стиг­ли же­ла­е­мо­го уров­ня в про­фес­сии?

– Ста­тус, ко­неч­но, ва­жен, но ко­ли­че­ство пред­ло­же­ний от это­го не за­ви­сит. Я чувствую кон­ку­рен­цию и ви­жу, что всем нуж­ны мо­ло­дые, но­вые ли­ца. А ки­но у нас ста­но­вит­ся все боль­ше про­дю­сер­ским, и ко­го при­гла­сить на роль, ре­ша­ет тот, кто пла­тит.

– По­это­му с про­дю­се­ра­ми все так хотят дру­жить…

– Не умею дру­жить. Я не слиш­ком ту­со­воч­ный че­ло­век. А друж­ба тре­бу­ет сил и вре­ме­ни. Все боль­ше по­ни­маю, что мне очень нра­вит­ся быть до­ма, в мо­ей скорлупке! С го­да­ми ста­нов­люсь со­ци­о­па­том, опа­са­юсь скоп­ле­ния лю­дей. Воз­мож­но, этот пе­ри­од прой­дет, и я, за­си­дев­шись, бу­ду стре­мить­ся на ве­че­рин­ки. Но по­ка все встре­чи с по­дру­га­ми устра­и­ва­ем у ко­го-то до­ма. Де­тей в этот мо­мент луч­ше оста­вить с ба­буш­ка­ми или ня­ня­ми, ина­че они не да­дут по­бол­тать. (Сме­ет­ся.)

– МНЕ КА­ЖЕТ­СЯ, ЧТО Я МО­ГУ ЖИТЬ ТОЛЬ­КО С ЭТИМ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КОМ:

ЧУВСТВУЮ СЕ­БЯ КОМ­ФОРТ­НО ЛИШЬ

С ИЛЬЕЙ

– Я ВОС­ПИ­ТЫ­ВАЮ ДЕ­ТЕЙ НЕСТРО­ГО, НЕ ОДЕР­ГИ­ВАЮ И НРА­ВО­УЧЕ­НИЙ

НЕ ЧИ­ТАЮ

С ЛЮ­БИ­МЫМ ПАРТ­НЕ­РОМ ПО СЕРИАЛУ «ОТЕЛЬ «ЭЛЕ­ОН»

ГРИГОРИЕМ СИЯТВИНДОЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.