МАКС БАРСКИХ:

С КАЖДЫМ ГО­ДОМ НАЙ­ТИ ВТО­РУЮ ПОЛОВИНКУ СТА­НО­ВИТ­СЯ СЛОЖ­НЕЕ

Telenedelya - - Звезда Номера -

ПИ­ШУ КАР­ТИ­НЫ ЗВУКАМИ И СЛО­ВА­МИ

– Макс, вы учи­лись в ли­цее ис­кусств на ху­дож­ни­ка. Ко­гда в по­след­ний раз ри­со­ва­ли?

– К боль­шо­му со­жа­ле­нию, сей­час не хва­та­ет на это вре­ме­ни. Но точ­но знаю, что в мо­ей жиз­ни обя­за­тель­но на­сту­пит мо­мент, ко­гда я уй­ду в со­зда­ние кар­тин. А по­ка пи­шу кар­ти­ны звуками и сло­ва­ми.

– Ху­до­же­ствен­ное на­прав­ле­ние вы вы­бра­ли, по­то­му что на му­зы­каль­ном от­де­ле­нии ска­за­ли, что у вас нет ни слу­ха, ни го­ло­са. По­че­му вас недо­оце­ни­ли – не смог­ли по­дать то­вар ли­цом?

– А как ма­лень­кий ре­бе­нок, ко­то­рый ни­ко­гда не пел, мог хо­ро­шо про­зву­чать? К то­му же, на­вер­ное, ска­за­лась еще и ха­лат­ность пре­по­да­ва­те­лей, ко­то­рые не су­ме­ли раз­гля­деть и рас­крыть в пер­во­класс­ни­ке скры­тые та­лан­ты. Но сей­час я да­же рад, что у ме­ня есть ху­до­же­ствен­ное об­ра­зо­ва­ние. Кста­ти, не­дав­но вы­яс­нил, что у Ка­нье Уэ­с­та бы­ла по­хо­жая ис­то­рия.

В жиз­ни нет ни­че­го невоз­мож­но­го. Глав­ное – же­ла­ние и ве­ра. То­гда мож­но свер­нуть лю­бые го­ры. Я са­мо­сто­я­тель­но на­учил­ся петь, пи­сать му­зы­ку и сти­хи, поз­же – со­зда­вать аран­жи­ров­ки. Имен­но бла­го­да­ря це­ле­устрем­лен­но­сти смог че­го-то до­бить­ся и стал Мак­сом Барских.

– Вас на­зы­ва­ют глав­ным хит­мей­ке­ром стра­ны, а ва­ши пес­ни зву­чат ото­всю­ду. Не уста­е­те от са­мо­го се­бя?

– Не ду­маю, что это на­до­еда­ет. Ко­гда ты остав­ля­ешь в му­зы­ке часть сво­ей ду­ши, мно­го вре­ме­ни и энер­гии, не мо­жет быть по-дру­го­му. Счаст­лив, что моя му­зы­ка на­хо­дит от­клик в та­ком боль­шом ко­ли­че­стве сер­дец (улы­ба­ет­ся).

– Ко­го лю­би­те слу­шать са­ми?

– В му­зы­ке я «все­я­ден». Но есть ар­ти­сты, аль­бо­мы ко­то­рых все­гда жду: The хх,

Radiohead, Фр­энк Оу­шен, Люк­ке Ли, Бей­он­се, Ла­на Дель Рей. Да мно­го та­ких кру­тых ис­пол­ни­те­лей и му­зы­кан­тов... Во­об­ще, в мо­ем плей­ли­сте ты­ся­чи пе­сен, ар­ти­стов, групп.

СЮРПРИЗ ОТ ШЕФА

– Что са­мое при­ят­ное в ва­шем ны­неш­нем звезд­ном ста­ту­се и са­мое непри­ят­ное?

– Не вос­при­ни­маю свою по­пу­ляр­ность как нечто осо­бен­ное, но лю­ди ча­сто ду­ма­ют ина­че. Ко­неч­но, бы­ва­ет при­ят­но, ко­гда ме­ня узна­ют в аэро­пор­ту и мо­гут про­ве­сти без оче­ре­ди. Или в ре­сто­ра­нах, на­при­мер, по­да­ют сюрприз от шеф-по­ва­ра. Это та­кие ме­ло­чи жиз­ни, ко­то­рые под­ни­ма­ют на­стро­е­ние. Од­на­ко ни­ко­гда не зло­упо­треб­ляю сво­им ста­ту­сом.

– По­пу­ляр­ность не­ред­ко раз­ру­ша­ет лич­ную жизнь ар­ти­ста. Есть успех, при­зна­ние, день­ги, но не мо­жешь по­быть са­мим со­бой, на­де­лать глу­по­стей, по­то­му что все вре­мя под при­це­лом СМИ и пуб­ли­ки. Зна­ко­мые ощу­ще­ния?

– Вне сце­ны я до­ста­точ­но спо­кой­ный и скром­ный че­ло­век. Мне хва­та­ет ад­ре­на­ли­на во вре­мя вы­ступ­ле­ний или съе­мок. Но да, не скрою, ино­гда люб­лю что-то эта­кое вы­тво­рить. При усло­вии, что ря­дом хо­ро­шо зна­ко­мые и лю­би­мые лю­ди.

Счи­таю, раз вы­брал та­кую про­фес­сию – будь го­тов к лю­бым слож­но­стям. Тем бо­лее со вре­ме­нем при­вы­ка­ешь ко все­му и ста­ра­ешь­ся ис­кать по­ло­жи­тель­ные сто­ро­ны. Ес­ли во всем ви­деть сплош­ной нега­тив, раз­ру­ша­ет­ся внут­рен­нее «я». Так что пи­шу пес­ни, пу­те­ше­ствую, зна­ком­люсь с та­лант­ли­вы­ми, ин­те­рес­ны­ми людь­ми и не за­да­юсь во­про­сом, за­чем мне это на­до.

То, чем я за­ни­ма­юсь, – мой об­раз жиз­ни. Не мо­гу про­сто взять и сме­нить род де­я­тель­но­сти. Вер­нее, мо­гу, но по­те­ряю гар­мо­нию. На сцене чув­ствую се­бя как до­ма – по­ни­маю, что, где, для че­го и, са­мое глав­ное, ко­му все это по­свя­ща­ет­ся.

– Хоть раз хо­те­лось все бро­сить и сбе­жать?

– Сде­лать пе­ре­рыв, от­дох­нуть – да. Скрыть­ся – ни­ко­гда. Ко­гда убе­га­ешь от про­блем, они не ре­ша­ют­ся, а толь­ко усу­губ­ля­ют­ся.

– Слу­ча­ют­ся ли у вас де­прес­сии?

– Я же твор­че­ский че­ло­век, бы­ва­ет – не мо­гу най­ти об­щий язык с са­мим со­бой. На­чи­на­ют нер­вы ша­лить, и по­рой до­хо­дит до де­прес­сии. Бо­роть­ся с этим по­мо­га­ют правильные кни­ги и хо­ро­шие лю­ди. Ред­ко ко­гда поз­во­ляю се­бе рас­кле­и­вать­ся, но ес­ли чув­ствую хо­тя бы на­мек на это со­сто­я­ние, у ме­ня есть ле­кар­ство – моя му­зы­ка.

ДОМИК ДЛЯ ДУ­ШИ

– В июне вы от­ме­ни­ли кон­церт в Гер­ма­нии, по­то­му что по­те­ря­ли со­зна­ние. При­хо­дит­ся ли вы­сту­пать че­рез не мо­гу?

– По­сто­ян­ные пе­ре­ез­ды и пе­ре­ле­ты, уто­ми­тель­ная до­ро­га, от­сут­ствие сна – все это за­би­ра­ет мно­го энер­гии, сил и здо­ро­вья. Ино­гда ор­га­низм уста­ет и не вы­дер­жи­ва­ет. За весь пе­ри­од кон­церт­ной де­я­тель­но­сти со мной та­кое слу­чи­лось впер­вые, и на­де­юсь – боль­ше не по­вто­рит­ся. А вы­хо­дить на сце­ну с тем­пе­ра­ту­рой – обыч­ное де­ло для каж­до­го ар­ти­ста.

– Ка­кое-то вре­мя вы жи­ли в США. Это по­вли­я­ло на ва­ши при­выч­ки, об­раз жиз­ни?

– Я пе­ре­ехал в Лос-Ан­дже­лес несколь­ко лет на­зад. Этот го­род все­гда ма­нил ме­ня: па­ля­щее солн­це, оке­ан, дух сво­бо­ды и твор­че­ства. В ка­кой-то мо­мент по­нял, что он стал вдох­нов­лять ме­ня боль­ше, чем Ки­ев. По­ки­нув стра­ну, дру­зей, род­ных, я вы­шел из зо­ны ком­фор­та и бла­го­да­ря это­му в первую оче­редь вы­рос ду­хов­но.

– Как-то вы го­во­ри­ли, что меч­та­е­те ку­пить жи­лье в Аме­ри­ке, а в Укра­ине – уют­ный домик в ле­су. По­че­му имен­но в ле­су? Про­сто за го­ро­дом – та­кой ва­ри­ант не под­хо­дит?

– Вы толь­ко пред­ставь­те, как класс­но проснуть­ся ра­но утром и слы­шать пе­ние птиц, вый­ти во двор и вдох­нуть чи­стый воз­дух! Домик в ле­су – это для ду­ши. Здесь мож­но спо­кой­но на­сла­ждать­ся при­ро­дой. Мне, на­при­мер, вре­ме­на­ми нуж­но по­быть на­едине с со­бой, со сво­и­ми мыс­ля­ми. Ду­маю, необ­хо­ди­мо­го эф­фек­та мож­но до­бить­ся толь­ко вда­ли от лю­дей, где-ни­будь в глу­ши.

– Где жи­ве­те сей­час?

– По­сколь­ку прак­ти­че­ски не бы­ваю в Ки­е­ве, дав­но из­ба­вил­ся от квар­ти­ры и ве­щей, ко­то­рые ее на­пол­ня­ли. Сей­час пе­ре­брал­ся к Ми­ше Романовой. Она, как и я, по­сто­ян­но в разъ­ез­дах, мы ред­ко ви­дим­ся, так что не успе­ва­ем на­до­есть друг дру­гу.

А в Лос-Ан­дже­ле­се у ме­ня есть недви­жи­мость. Не так дав­но я сме­нил рай­он North Hollywood на Hollywood. Сей­час со­здаю там про­стран­ство для ком­форт­ной жиз­ни и твор­че­ства. Вся­че­ски обу­стра­и­ваю квар­ти­ру – за­ку­паю но­вую ме­бель, пе­ре­кра­ши­ваю сте­ны, за­ни­ма­юсь дру­ги­ми бы­то­вы­ми во­про­са­ми.

– Ча­сто ме­ня­е­те ме­сто жи­тель­ства?

– Сей­час не за­дер­жи­ва­юсь на од­ном ме­сте – по­сто­ян­но га­стро­ли­рую. Прак­ти­че­ски каж­дый день ока­зы­ва­юсь в но­вом го­ро­де или стране. Сво­бод­ны­ми оста­ют­ся толь­ко втор­ни­ки.

– Как вы­гля­дит дом ва­шей меч­ты?

– Ма­лень­кий, уют­ный домик со всем, что необ­хо­ди­мо для твор­че­ства. Люб­лю ми­ни­ма­лизм. Так луч­ше и лег­че жи­вет­ся. Но каж­дая де­таль ин­те­рье­ра бу­дет вы­бра­на очень при­дир­чи­во.

ЛОВЕЦ ЭМО­ЦИЙ

– Пред­по­ло­жим, у вас есть па­ра сво­бод­ных дней – и ни­ка­ких ра­бо­чих пла­нов. Как их про­ве­де­те – при­гла­си­те дру­зей, устро­и­те ве­че­рин­ку, хо­ро­шень­ко вы­пье­те, что­бы рас­сла­бить­ся, пой­де­те в клуб? Или за­ка­же­те пиц­цу и бу­де­те смот­реть те­ле­ви­зор?

– Преж­де все­го я вы­сплюсь (улы­ба­ет­ся). Ино­гда мо­гу по­се­тить ре­лак­си­ру­ю­щие про­це­ду­ры или на­обо­рот – вы­брать ка­ко­е­ни­будь экс­тре­маль­ное за­ня­тие. Еще люб­лю чи­тать кни­ги. В об­щем, все за­ви­сит от на­стро­е­ния. Так что шум­ная ве­че­рин­ка с дру­зья­ми то­же не ис­клю­ча­ет­ся.

– Вы не упо­мя­ну­ли о хоб­би – оно есть?

– Я так ред­ко бе­ру в ру­ки кисть, что для ме­ня это ста­ло боль­ше хоб­би, чем про­фес­си­о­наль­ным за­ня­ти­ем, несмот­ря на то что, на­пом­ню, по об­ра­зо­ва­нию я ху­дож­ник.

– А как на­счет скры­тых та­лан­тов, о ко­то­рых ма­ло кто зна­ет?

– Та­ких, о ко­то­рых мож­но гром­ко за­явить, нет. Ес­ли бы­ли бы, то обя­за­тель­но раз­ви­вал бы их, да­же несмот­ря на по­сто­ян­ную нехват­ку вре­ме­ни. Был пе­ри­од, ко­гда мне нра­ви­лось за­ни­мать­ся фо­то­гра­фи­ей. Я люб­лю ло­вить жи­вые эмо­ции – обыч­но сни­маю не то, что ви­жу, а то, что чув­ствую.

– Вам важ­но, что­бы до­ма вас жда­ли, ко­гда воз­вра­ща­е­тесь?

– Бе­з­услов­но, ко­гда ты за­хо­дишь в дом, про­во­ра­чи­ва­ешь ключ, а те­бя за две­рью встре­ча­ют, хо­чет­ся сра­зу рас­пра­вить пле­чи и ши­ро­ко улыб­нуть­ся. Осо­зна­вать, что есть ме­сто, где те­бе все­гда ра­ды, – это уже сча­стье.

– Вы за­яви­ли, что со­сто­и­те в от­но­ше­ни­ях с Мишей Романовой. Это не пер­вая по­пыт­ка быть вме­сте. По­че­му в про­шлый раз раз­бе­жа­лись и что за­ста­ви­ло вас сой­тись сно­ва?

– Мы не рас­ста­ва­лись, и на­ши от­но­ше­ния, как мне ка­жет­ся, не закончатся ни­ко­гда. По­то­му что мы очень близ­кие лю­ди, мож­но ска­зать – се­мья. Вме­сте учи­лись в шко­ле, вме­сте пе­ре­еха­ли в Ки­ев. Сна­ча­ла она жи­ла у ме­ня, те­перь на­обо­рот. Ко­гда у нас насту­пил слож­ный мо­мент, мы ре­ши­ли разой­тись – и оста­лись луч­ши­ми дру­зья­ми. Сей­час по­ни­маю, на­сколь­ко пра­виль­но по­сту­пи­ли.

Глав­ный во­прос в том, ка­кой смысл в сло­во «от­но­ше­ния» вкла­ды­ва­ем мы с Мишей и ка­кой – окру­жа­ю­щие.

– Пред­став­ля­е­те се­бя се­мей­ным че­ло­ве­ком?

– Сей­час я по­свя­щаю се­бя му­зы­ке, мно­го ра­бо­таю и по­сто­ян­но в разъ­ез­дах. Ко­неч­но, хо­те­лось бы, что­бы лич­ная жизнь бы­ла бо­лее на­пол­нен­ной и яр­кой. С каждым го­дом по­ни­маю, что най­ти сво­е­го че­ло­ве­ка ста­но­вит­ся все слож­нее и слож­нее. Но ес­ли я встре­чу вто­рую половинку, уве­рен, смо­гу сов­ме­стить се­мью и ка­рье­ру.

Ино­гда я не мо­гу най­ти об­щий язык с са­мим со­бой – ша­лят нер­вы, до­хо­дит до де­прес­сии. Бо­роть­ся с этим по­мо­га­ют кни­ги и хо­ро­шие лю­ди

ОТ­НО­ШЕ­НИЯ С МИШЕЙ РОМАНОВОЙ НИ­КО­ГДА НЕ ЗАКОНЧАТСЯ! НО­ВЫЙ КЛИП – НО­ВЫЙ РЕ­КОРД ПО ПРОСМОТРАМ НА YOUTUBE. НО­ВЫЙ

ДЕНЬ – НО­ВЫЙ КОН­ЦЕРТ, НЕ­РЕД­КО –

В НО­ВОЙ СТРАНЕ. ДА, РА­БО­ТА­ЕТ ПЕ­ВЕЦ В СУМАСШЕДШЕМ РИТМЕ. А В КА­КОМ

РИТМЕ ЖИВЕТ?

ФАНЫ ГО­ТО­ВЫ НОСИТЬ

КУМИРА НА РУ­КАХ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.